Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 05. Нас там быть не могло

Перейти к разделу >>
Последнее сообщение в гостевой книге

Региональная общественная организация

«Союз ветеранов Анголы»

16 ноября 2022 г. в Москве в Арт-холле «Президент» на Арбате состоялось встреча ветеранов и празднование Дня ветерана Анголы. Основная тема праздника: «Мы помним наших героев!».

Смотреть фоторепортаж 

<< 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 >>
[18.11.2011 13:37:25] Жуклин Сергей
Максим Гладков

Это не та ли братия, которая пролоббировала новые образцы ламп накаливания (типа энергосбережающие), хотя отлично знали, что в этих лампах есть ртуть, которую утилизировать в данный момент в России нет возможности. Закон то приняли, а как утилизировать, пока не подумали.

[18.11.2011 13:23:10] Максим Гладков
Сергею Жуклину-

Если на английский, то попробуйте National Association of Self-regulatory Energy Survey Organizations

МГ
[18.11.2011 13:11:56] Жуклин Сергей
"Национальное объединение саморегулируемых организаций в области энергетического обследования" - по-русски, можно перевод ?
[18.11.2011 11:40:46] Вадим Сагачко
Еще раз с Нашим Праздником, дорогие друзья !
Я получил письмо от матроса-связиста Богданова Сергея Ивановича. Не перевелись у нас еще скромные люди, не претендующие на большие амбиции, хотя и достигшие в нашей сегодняшней жизни больших успехов и должностей и стесняющиеся выходить на "гостевую". Я думаю, что он меня простит, что я без его разрешения выставлю это письмо на на "гостевую". Потому, что это должны знать все. Это о том, как на землю Анголы прибыла первая партия связистов, матросов (солдат) срочников, обеспечивавшая нам связь из военных округов и бригад с Луандой. А ведь все мы ходили одними и теми же дорогами войны - и военные, и геологи, и топографы, и мостовики, и врачи, и солдаты срочники. Памяти Саши Никитенко и других погибших и умерших в Анголе ребят - срочников ПОСВЯЩАЕТСЯ:


КАК Я ПОПАЛ В АНГОЛУ

После окончания школы в г.Новый Оскол Белгородской области я поступал в Киевское военно-морское политическое училище.Недобрав 1 бал на вступительных экзаменах, я попросился служить на флот, понимая, что после учебки легче будет сдать экзамены. 98% тех кто пришел с флота стали курсантами. По набору меня направили в г.Пинск, в образцово-показательную учебку ВМФ СССР. Закончил ее с отличием по специальности ВУЗ-479, подготовил документы для повторного поступления в КВПУ и по распределению попал на Северный флот. Прибыло нас 1500 человек на распределительный пунк в Североморске,кто знает знаменитый «ЭКИПАЖ». 3 суток «покупатели»разбирали нас по кораблям и подлодкам. Пришел и мой черед, и на вопрос: «Как называется корабль?», старшина 2й статьи Козлов сказал: «Непотопляемый». Зная название всех кораблей СФ,название этого корабля мне ничего не говорило. Выйдя из ворот Экипажа ,через 500 метров мы вошли в другую часть- отдельный полк связи ВМФ. Сначала я, конечно, расстроился, что не попал на корабль, но потом, пообщавшись с моряками, кто уже служил в этом полку, понял, что мне повезло.

Лучшие специалисты полка отправлялись в Анголу, для обеспечения связью Главного военного советника. Во время распределения, при таком большом количестве прибывших моряков, к сожалению, мои документы для поступлении в училище потеряли.

Год службы в Североморске запомнился усиленными занятиями в учебных классах, постоянными выездами в сопки, где мы разворачивали передвижные радиостанции для связи с кораблями. Задачей нашего полка, на случай начала боевых действий, была организация мобильного пункта связи для координации действия флота.И тонны перелопаченного в ручную снега...
В течении этого года я прошел медкомиссию и проверку, как кандитат для отправки в Анголу.
Обычное время смены наших специалистов в Анголе был апрель и ноябрь. Поэтому ,когда в мае я был дежурным по штабу и получил телефонограмму о срочной отправке в Анголу 2-х старших радиотелеграфистов и 2 мичманов, был конечно удивлен, тем более в телеграмме сообщалось, о создании отдельной мобильной группы связи для обеспечения связью Главного военного советника и координации действий подразделений ФАПЛА. В течении одних суток, нас сняли с дежурств, переодели в гражданку и отправили в отдельную часть для подготовки и переобучения.

Мне было легче, потому что работать пришлось на том оборудовании, на котором, мы несли службу в части. Ребята, кто приехал со стационарных постов, какое-то время переучивались. Но все были специалистами высокого уровня и процесс адаптации прошел быстро и незаметно.

В это же время нас подробно проинструктировали, чем мы будем заниматься в Анголе. Первоначально предполагалось, что все машины связи, БРДМ, оружие, палатки, сухие пайки и т.д мы загрузим на корабль и вместе с техникой прибудем в г.Луанду.

Но в последний момент что-то «переиграли» и, забрав свое оружие и другие вещи, в начале июня 1982 года нас перебросили в часть под Вологдой для отправки в Анголу. В это время к нам присоединились водители машин связи и БРДМ.

Самолет, в котором мы полетели, был загружен оружием ,пайками. палатками и т.д - все .что мы забрали с собой. Первое яркое впечатление была остановка в Гвинее-Канакри. Вид пальм, плавящегося асфальта, местного населения заставил нас всех прильнуть к окнам. Как только самолет приземлился, нас сразу–же окружило несколько джипов, полных вооруженных людей. Кто-то из ребят пошутил: «Может быть пора доставать свое оружие?». Но все разрешилось: где-то через час приехали наши ребята в «гражданке» и уладили все вопросы, и нас повезли на миссию. Пока ехали, поговорили с мужиками - оказалось, что тоже военные, выполняют свою задачу в Гвинее.

Сутки отдохнув, рано утром мы вылетели к месту нашей службы – Народную республику Ангола.
По прилету нас отвезли на ПМТО «МАЯК» на окраине Луанды, где находился стационарный узел связи. В течении месяца мы штудировали португальский язык, изучали радиостанции дальней разведки Р-143, испытывали, как они работают в условиях Африки.
К этому времени пришла на корабле наша техника Выгрузив с корабля, где-то 5-7 дней мы ее обслуживали и настраивали радиостанции, проверяли ходовые качества и т.д. - путь предстоял не близкий. Головная машина,вместе с одним БРДМ, осталась в ЛУАНДЕ, остальные - выдвинулись своим ходом в провинции Лубанго, Менонге.

В Луанде в нашу задачу входило развертывание пункта связи в военной мисии, бывшем доме отдыха португальских офицеров, установление круглосуточной связи со всеми округами, где находились наши советники. Все, что происходило в Анголе, для нас, 20-летних мальчишек, было, конечно, интересно: форма, Фапла, оружие, настоящая работа по обеспечению связью с грузом ответственности за качество нашей работы. Перед нами стояла непростая задаяа - установить станцию на территории миссии. Необходимо было поставить ее так, чтобы не было видно с дороги. Помучились мы, конечно, изрядно. Но станцию поставили «как тут и была». Рядом, в соседнем доме, жили кубинцы: взвод охраны мисии. Они вначале обрадовались, что приехали молодые ребята, их ровесники, до тех пор, пока мы не начали работать. Телевизоры вырубало в радиусе одного квартала, не один раз они нас просили не выходить в эфир во время каких-то интересных фильмов, на что мы им отвечали: «Извините, служба!».

Запомнился один случай (я в это время был дежурным по связи): прибегает помощник дежурного по миссии и спрашивает получил ли я телеграмму о ситуации в одной из провинций. Я отвечаю что да, он запыханно говорит: «Срочно на доклад, главному военному советнику ген.полковнику Курочкину (кто его помнит - это жесткий, волевой мужик). Взяв с собой телеграмму, бегом бежим на доклад, по пути он мне говорит, что там еще министр обороны Анголы. На ходу соображаю, кому докладывать: министру или главному военному советнику? Принял решение доложить Курочкину, понимая, что он наш самый главный командир в Анголе. На мой доклад по Уставу, он сказал: «Сынок, нет времени, читай текст телефонограммы». Один из городов захватывали Унитовцы, связи с Ангольскими подразделеними не было, необходимы были срочные решение по спасению ситуации. Как всегда выручили братья кубинцы...

Полтора года пролетели незаметно, улетали со слезами на глазах, понимали - что то теряем в этой жизни, уходило самое лучшее время нашей молодости. Впереди нас ждал Союз, другие заботы и проблемы. Но время проведенное в Анголе никогда не забудется, сколько бы нам лет не было... Хочется вспомнить полковника Куделько (умер в 2008 году), капитана–лейтенанта Опарина (умер в 2005 году, последствия перенесенной малярии), матроса Канарекина, трагически погибшего на Родине.

И, пользуясь случаем, хочу передать привет мичману Разумовскому Александру, матросу Черных Владу, старшему матросу Лазареву, Олегу, матросу Гришину Димке, матросу Андрееву Василию, матросу Бородулину Николаю и всей нашей дружной команде. А также, нашим«хохлам»: Гелимханову Рустаму, Скирде Юрке, Сашке Белогурову.

Богданов Сергей
[18.11.2011 10:49:27] Max Gladkov
Thank you, Johan!
[18.11.2011 10:42:05] Шкариненко С.В.
Спасибо,Татьяна,за рассказ.Довольно интересно читать,потому что вроде как и места те же,и время,а взгляд как бы со стороны,под другим углом, и открываются новые грани пережитого и увиденного тогда.
[18.11.2011 09:40:47] Татьяна А.Давыдова
Гладкову Максиму

Одной из интересных командировок по Анголе была из Лубангу, на Север от города в район Калукембе с заездом в Келенгеш .Обязательно все действия согласовывали с нашими военными накануне отъезда. Ангольская сторона согласовывала все формальности с ФАПЛА. Ехали большой колонной с присоединившимся сопровождением из ФАПЛА на двух больших военных машинах. Был оговорен строгий порядок следования- первая машина –фапловская, затем две наших и в заключении –опять фапловский грузовик. Солдат насчитала около двадцати человек, могу сейчас немного ошибиться. Район работ был сложным. Всю дорогу шли со скоростью не более шестидесяти километров в час, поэтому на место дислокации намеченной базы приехали около пяти вечера. Разместили всех нас в придорожном бывшем отеле-мотеле. Достаточно чистеньком, но с выбитыми окнами и дверьми без запоров. Электричества в этом районе не было, разрушенные электрические сети маячили железобетонными останками по всему району. Выдали несколько свечей. Хотя и по времени было еще не поздно, на улице стояла плотная темнота, по-русски -«не зги не видно», свет огромных звезд не смягчал ночную занавесь. Только с проводником мы смогли пробраться до дома комиссара, чтобы отблагодарить за отличные условия и четко отработанный план оповещения. Пригласили поужинать. Отужинали с удовольствием прекрасной говяжьей вырезкой с жареным картофелем, и ,естественно ,несчетным количеством выпитого пива.
Прошлись по нашим задачам, уточнили районы безопасные и небезопасные для наземной отработки, получили устные инструкции по общению с местным населением , а также наставления по передвижению, «если фапловские машины под любым предлогом отказываются следовать дальше по маршруту- сразу же необходимо возвращаться, чтобы не искушать судьбу». Приехали в отель далеко за полночь.
Ночевка удалась на славу. В моей комнате не было удобств, не было запоров, не было электричества, небольшое окошко –разбито, поэтому оставила зажженной свечку и, приставив к двери стул с авиационным термосом с водой ,вместо задвижки, не раздеваясь(опасалась последствий пивных возлияний) улеглась спать. Спала как раз до подъема –уезжали в поле очень рано, до рассвета. Проснулась от какого-то смутного ощущения присутствия живого существа. Свеча хорошо освещала угол комнаты- увидела огромную, сантиметров двадцать в длину жирную многоножку, сидевшую на стене в изголовье кровати. Кроссовкой из всех сил ударила и сбросила пришельца на пол, там с остервенением добивала, пока не перестали дергаться ножки.
Кровать отодвинула на метр от всех стен.
Потом показала убитого незваного гостя ангольцам, те признали в нем ядовитую сколопендру. Успокоили, заверив, что ядовита, но от укуса не умирают, только тяжело болеют.
С нами работал веселый и вечно неунывающий Тулаш, симпатичный, начитанный и грамотный военный. Внутренне я чувствовала, что наш Тулаш хорошо общается и без переводчика по –русски, хотя и виду не показывал. Уже потом, на следующий день, после того как с пяти утра до четырнадцати мы без отдыха и очень маневренно , в густой красной пыли проконтролировали маршрут и выполнили практически всю намеченную дневную норму, я услышала жалобное на смешанном русско-португальском языке «Вамуш фазер перекурчик!» и поняла, проинтуичала верно, что наш офицер, конечно же знает и русский язык , любит Россию. Продолжала, как ни в чем, ни бывало подыгрывать.
В этих районах, хорошо одаренных природой и непересыхающими реками ,и благодатными почвами, уж точно могло прорости все, включая и палку, случайно воткнутую в землю.
Мы проезжали и огромные кофейные плантации, безграничные сезалиевые поля, мангровые заросли, апельсиновые и мандариновые ,уже дичающие, сады, поля с маниокой и кукурузой. Красивейшие места с неповторяющимися по архитектуре сказочными дворцами-фазендами. В тех районах ранее хозяйничали очень богатые и рачительные люди, которые, скорее всего, надеясь на возвращение в будущем ,оставляли свои имения на произвол судьбы ,не разгромленными, со всем скарбом и стадами в пользу своих бывших рабов. Такое тоже было.
Обедали в тени огромного мангового дерева. Наши ангольские коллеги вначале прошлись по близлежащим зарослям с огромной дубиной- прогоняли пресмыкающих, местных крокодилов. Они в этих местах водились в изобилии, как и разноцветные змеи. Оказывается, эти внешне неповоротливые крокодилы очень быстро бегают, зигзагообразно, только шум камышей выдает их отступление.
Мой пищевой рацион во время командировок был однообразен - консервы « карп в томатном соусе», ангольский хлеб. Набирала я «карпа» по две-три банки в день, потому как и нашим стажерам пришелся по вкусу цивилизованный заморский карп. Стол всегда был общим - мы выкладывали наши совиспанские консервы, а ангольская сторона успевала приобрести по дороге различные овощи и фрукты. Воду возили в большом количестве с собой в бидонах.
Ангольская сторона к таким обедам привыкала долго.- С появлением советских специалистов в стране, появились и новые отношения, человеческие и дружественные. Поэтому те нормы поведения для африканцев, которые практиковались в Португальской митрополии , и которые зачастую унижали человеческое достоинство, которые имели целью унижение и порабощение, веками вбивались в спины непокорных, еще иногда давали знать. Ангольцы стеснялись и скудности своих пайковых вложений и общего стола, где с ними из одной импровизированной миски ели люди с белым цветом кожи.
Зато потом в лице этих африканских специалистов мы видели самых преданных и верных друзей, которые могли пожертвовать последним куском для своего нового друга.
Наши советские специалисты показывали всегда себя как блестяще подготовленные, с огромной практикой, прекрасно ориентирующиеся во всех сложнейших ситуациях . Не было ни одного случая экстраординарного ( а их было на каждом шагу полным-полно), который не решался мгновенно. Мне в ту пору казалось, что эти мужчины умеют все, к тому же в силу своей мужественной профессии они, в основном, были люди дела.
Население в этих районах было менее дружелюбно и немногословно. Хотя ,практически ничем не отличались от городских жителей и одеждой и говорили почти все на португальском языке. От сопровождающих нас военнослужащих выяснила, что местные латифундисты были прогрессивны в своих мировоззрениях. В каждом населенном пункте ,образовавшимся в силу стечения обстоятельств вокруг фазенды, строились на средства хозяина и школы и наиболее способных из рабов отправляли в города учиться на механизаторов. Кроме этого хозяин предоставлял более-менее приемлемое жилье своим подчиненным. Теперь население этих районов на девяносто процентов сочувствовало оппозиции.
Оружие- советские автоматы Калашникова – всегда были при нас. В бытность студенткой могла уложиться в норму, быстро собирая и разбирая оружие, теперь же это было уже боевое оружие, которым можно было пользоваться, в крайнем случае, и в общем огне с сопровождением.
Могла еще отличить пистолет Макарова от Береты, о которой всегда жалела , потому как вернула ангольской стороне от «греха подальше», а была она хорошим психологическим подспорьем на полевых работах даже ,иногда, и без патронов. Остальное оружие, кроме киношных пулеметов, которые тоже иногда попадались на вооружении ФАПЛА, было для меня дремучей грамотой, недоученной и непознанной, да и от природы интереса к нему особого ,и в условиях войны, не испытывала.
Напоследок случился со мной неприятный казус. Возвращались всегда в темноте, усталые. Сон от меня ушел. Появился страх. Спала пока горела очередная свеча, потом просыпалась , бодрствовала до отъезда на работу. Так прошли шесть дней. На седьмой день было назначено возвращение в Лубангу. Ночью опять донимала бессонница. Уснула незаметно для себя. Проснулась от жуткого крика, и от того, что вся наша команда с автоматами столпилась у меня в номере, тормоша меня и пытаясь разбудить. Оказалось, что переполошила всех в округе своим воплем. Ребята ворвались ко мне в комнату и увидели картину- сплю мертвецким сном и кричу. Будили, но организм истощенный недосыпом вырывал минуты сна .
В этот день мы вернулись в Лубанго. По дороге домой отработали крупный населенный пункт Келенгеш. Потом устроили праздник чистого тела -река в тот период была полноводной, в горах шли дожди. И в месте, где африканки принимали природные ванны я с преогромным удовольствием вошла в мутноватую воду, чтобы смыть с себя семидневную красную глину, которой за время командировки мы все пропитались , и из белокожих стали похожи на наших краснокожих американских братьев. Тем более, наши мужчины уверили, шистомотоза и прочих достоинств африканских стоячих водоемов в африканских реках с глиняной начинкой- нет. И сама знала, что глину, а также другие компоненты органического происхождения ангольцы применяют в гигиенических целях.
Кстати ,незадолго до революционных событий на Африканском континенте и в предчувствие грядущих перемен(1972), а также для поддержания престижа своих колоний на конкурсе «МИСС Португалия» победила уроженка ангольских заморских территорий Португальской митрополии Рикита( Мария Селмира Баулес -Maria Celmira Bauleth -Riquita)из города Мосамедеша- теперь -Намибе, белоликая красавица с небольшой толикой африканской крови. Она же представляла Португалию на конкурсе «МИСС Мира», с которого ее благополучно сняли за слишком достоверный и детально переданный национальный костюм-образ. Она вышла в приближенном к действительности, но из современных материалов тропическом практически «неглиже» и с прической женщин Макубал ,сооруженной из глины и свежего коровьего навоза.
Конкурсная комиссия не поняла задумку ,Рикиту мгновенно отстранили от дальнейшего участия.
А дома нам предстояла еще и баня мостовиков- через год работы приехали долгожданнее жены к специалистам группы. Наше руководство смогло договориться о банном дне и для нашего коллектива. Поэтому раз в неделю мы проводили в банном дворце на банном празднике, ублажая свою плоть мылом, паром, эвкалиптовым веником и прочими банными благами.
И продолжалась работа, темп которой задавался самой жизнью в Анголе.

[18.11.2011 03:53:22] Johan Schoeman
I hope all of the Veterans of Angola had a good Veteran's day...
All the best

[17.11.2011 14:35:59] Евгений,Тула
Вручена медаль инвалиду-ветерану Анголы из Тульской области. Спасибо Вам Союз ветеранов Анголы!!!! http://www.gruzdev.ru/presscenter/press-release/2011/11/16/press-release_807.html
[17.11.2011 11:23:12] Максим Гладков
Что ж, результат общения с Гуглом предсказуем. Вот он:

"Здравствуйте!

Мы получили Вашу жалобу в соответствии с Законом США "Об авторском праве в цифровую эпоху" (DMCA) от 13.11.2011. На данный момент решено, что Google не будет предпринимать никаких действий в соответствии с нашей политикой удаления материалов. Как обычно, мы призываем Вас решать все споры непосредственно с авторами упомянутых блогов.

С уважением,
Коллектив Google"

Попробуем зайти с другой стороны.

МГ
[16.11.2011 23:08:23] Serg27158
Дорогие братья !!! С нашим праздником Вас!!! Будем жить!!!!!!!!!!
[16.11.2011 21:52:21] Чернов Олег
Всех ветеранов и участников с праздником от чистого сердца!
[16.11.2011 20:24:56] Ципилёв Валерий
Всех ангольцев с праздником. Всех благ и счастья. Морпехов с профессиональным праздником также
[16.11.2011 20:22:42] Сергей Кононов
«Вспомнить все»
Сергей Кононов
Кубинцы
(это просто заметки без широких обобщений)
С первым кубинцем в Анголе я познакомился 4 июля 1984 года через две недели после прилета в Луанду. Тогда 4 июля меня включили в группу рекогносцировки по маршруту Менонеге-Лубанго. Летали мы 2 дня. Это подробно описано в моем ангольском дневнике, но все-таки иногда я его буду цитировать.
Из дневника. 04.07.84 г. Луанда – Менонге. Среда.
8-40. АН-12. Взлет.
В группе: М.Н. Лубенников, Сергей Долганов – инженер-проектировщик группы, Миша Крамаренко – переводчик, Роман Карлович – здесь как фотограф (а так автослесарь), Рейш, кубинский подполковник Мидаэль (полагаю, из разведки). Аморинь прилетит на вертолете в Менонге позже.
Из дневника. 05.07.84 г. Менонге. Четверг.
Вообще, и Эузебью, и Мидаэль рассказали, что агентуру в лагерях УНИТА очень трудно иметь. Лагеря расположены на таком расстоянии от ближайшего населенного пункта, чтобы время между поверками личного состава не давало добежать до населенного пункта и вернуться. Поэтому используются тайники. Но беда в том, что неграмотных много. Приходится и личные встречи устраивать, на промежуточных точках. Иногда двое суток сидеть приходится агентам, чтоб принять информацию от агентуры в лагерях УНИТА.
********
Вот так первое знакомство с кубинцами и произошло.
Зная, что кубинцы народ общительный, удивился, что за 4 дня тесного общения Мидаэль показал себя сдержанным не слишком эмоциональным человеком. Может, сказывалась профессия. Мидаэль Тамайо действительно из кубинской разведки. Потом мы встречались уже в Луанде. Одни раз ездил к нему пострелять в кубинскую миссию. Сейчас не могу вспомнить где-то на окраине Луанды.

Из дневника. 07.07.84 г. Менонге - Куванго – Жамба – Лубанго. Суббота.
В Лубанго. Баня! Эвкалиптовые веники. Не очень жарко, всего 100 градусов, но какой кайф смыть дорожную пыль. И блаженствовать после парилки в бассейне.
В бане подполковник Мидаэль первый раз. Сначала стесняется раздеваться. А потом радуется: «Все вши умрут». «А сколько веса теряют в бане?». Отвечаем, что до четырех килограммов. Он прикидывает, за сколько бань испарится совсем.
Потом произносит тост: «Товарищ Фидель учит: наши старшие братья – советские. Пример русской революции – это самый главный пример для нас. Мы ценим и помним помощь советского народа и горды, что сами теперь можем помогать другим народам».
********
Для меня показалось необычным, что даже в неформальной обстановке Мидаэль произносит официальные тосты.
Общую установку по общению с кубинцами получил краткую и исчерпывающую от руководителя контракта Михаила Лубенникова на следующий день перед моим отъездом в Намиб как старший тамошней группы: «Кубинцам помогать во всем. Ангольской стороне знать об этом не обязательно».
В Намибе 17 июля с кубинскими военными меня представил полковник Владимир Николаевич, он прилетел в Лубанго и с нашим переводчиком Николаем Кайтуковым приехал в Намибе. Владимир Николаевич повез меня в кубинский полк, знакомиться с кубинцами.
То, что произошло там, поразило меня. Поразило, как кубинцы относятся к нам – советским.
Нас посадили в президиум. Оказалось, что идет награждение кубинских солдат и офицеров медалями. В.Н. и мне поручили вручать эти медали! Не думал, не гадал еще месяц назад, что буду вручать(!) медали от имени команаданте ень хефи - Фиделя Кастро.
Шепнул В.Н., что хочу отказаться от такой чести, так как не заслуживаю. Он объяснил, что для кубинцев особая честь получать награду из рук советских офицеров. «Но я же в запасе». «Ну и что, присягу принимал, вот и гордись».
Торжественная часть короткая. Аплодисменты, видимо, уставные, – три хлопка.
С этого дня началась дружба с кубинскими военными и гражданскими, но больше общался с военными.
Потом еще раз вручал награды, но уже не так трепетно воспринимал.
Первое время часто заезжали (потом много офицеров приезжало) к нам на виллу из полка Ортис - разведка, Капоте, замполит Орнальдо с женой Еленой. Мы всегда с радость накрывали на стол, но кубинцы с подозрением относятся к ангольской пище. Убеждал, что наши повара Амутенья (из племени куаньяма) и Мануэль (мумуил) уже несколько лет у нас и классные повара. Кубинцы не едят хлеб ангольского производства. Запрещено: были случаи отравлений.
Замполита Орнальдо зовем – «политико». По-русски говорит немного. Много читал советских и русских писателей. О Шолохове («Поднятая целина» и «Тихий Дон») сказал так: «Он ранил меня, крестьянина, в самое сердце». А о фильме «Зори здесь тихие» многие мне говорили, что все мужчины, не стесняясь плачут во время фильма.
А настоящая дружба началась у меня с одним кубинцем Ангелом Перес Кастро, а потом и с его женой Исабель.
Познакомился по странному поводу: Украли у нас листовой металл на мосту через Жираул. Подозвал охрану моста. Спросил. Ответили, что приезжали кубинцы и забрали. Они всегда так делают, ангольцев не слушают, а сразу автомат направляют.
Поехал в полк. Зашел в штаб. Там комполка Пупо. Изложил суть вопроса, причем прямо сказал, что знаю, что украли кубинцы. Это удивительно, потому что у меня приказ руководства помогать кубинцам всем и всегда.
Это была картина! Передо мной предстал виновник – коренастый, лет сорока кубинец, красный от стыда командир танкового батальона Ангел Перес Кастро (Angel Perez Castro). Он извинился, что украл у советских!
Вот тут уже покраснел я. Да, бог с ним. Для чего нужен был лист? Оказалось, прогорел лист плиты на батальонной кухне. А готовить пищу нужно.
Сказал, что сделаем. Попытался вырезать отверстия сам бензорезом. Не получилось. Привез сварщика Жуао Тейшейру (Joao Teixeira). Все сделали. А потом в Лубанго Лубенников (начальник контракта) приказал нарезать несколько плит по размерам и мне перекинули в Намибе, а я отвез в полк.
Из дневника. 16.08.84 г. Четверг. Намибе
Вечером приехал Кастро с шофером. По одному они не ездят. Запрещено.
Воюет в Анголе с декабря 1975 года. Прибыл первый раз командиром танковой роты. Его водителя танка убили тогда же в бою под Луандой. В 78-м послали в Эфиопию. У Сомали были Т-55, а в Эфиопии кубинцы. Кастро воевал на Т-34, какие и сейчас здесь в полку. «А мы их били!» – гордо Кастро говорил не один раз.
Здесь он второй раз. В январских боях участвовал в провинции Куандо-Кубанго. УНИТА и ЮАР шли тремя колоннами, охватывали Менонге.
1–я колонна – Кувелай – Куши (Cuvelai - Cuсhi).
2-я колонна – Кайундо – Менонге (Caiundo - Menonge).
3-я колонна – Куито-Кванавале – Лонга (Cuito-Cuanavale – Longa).
*******
С Кастро мы разговаривали обо всем.
А когда к нему приехала жена Исабель, то первый советский, с кем он ее познакомил, был я.
Так получилось, что и провожал я их уже в Луанде, когда они улетали на Кубу в 1986 году. Даже приехал на аэродром и помахал на прощание.
Своих ребят из группы возил иногда в батальон. На праздники и разные мероприятия. Всегда было весело и скрашивало нашу жизнь.
Кубинцы постоянно были у нас на вилле. Играли в настольный теннис. Что интересно, выигрывали у меня часто и стеснялись выигрывать у советского друга. Пока я четко не определил им, что спорт есть спорт.
Нас приглашали на учения, на пуски ракет. Однажды на учениях я сказал, что гранатометчики не очень хорошо стреляют. Реакция командира полка Пупо: «Советские товарищи делают нам замечание, нужно улучшить боевую подготовку!» После этого я стал осторожнее в высказываниях…
И все кубинцы подчеркивали, что мы – советские – старшие братья. Это было странно для нас гражданских, ведь большинство из нас кроме стройки ничего в жизни не видели, а перед нами были бойцы, прошедшие не одну войну, а некоторые в юности участвовали в освободительной борьбе на Кубе.
Всегда поражала их верность идеалам революции и почитание Фиделя Кастро и Че Гевары.
Кубинский характер легкий. Очень удивляло первоначально некоторая необязательность: «маньяна» - завтра, а завтра не выполнялось. Но через месяц общения с офицерами полка, такого больше не наблюдалось. Мы строго выдерживали свои обещания, и они также стали выполнять свои и не давать опрометчивые обещания «маньяна», если не могли что-нибудь сделать.
Часовые были бдительные. Всегда патрон в стволе и автомат снят с предохранителя. Первое время нас это нервировало. Ты подъехал, говоришь, что командиру полка или в батальон, а тебе в живот смотрит АК или АКМ…
Были и некоторые моменты. О них лучше сказать словами из дневника.
Из дневника: 30.10.84 г. Намибе. Вторник.
Пупо пригласил в гости в свою городскую резиденцию. Там новый зампотех – Гуали (Guali). «Черний», как он сам себя зовет. Действительно из всех кубинцев-негров, действительно черный, как гуталин. Новый начальник штаба Рауль (Raul Mendez), Кастро, комбат - мотострелок и анголец Антонио (он какой-то шеф по вооружению, не понял чего). Еще несколько кубинцев и какой-то кубинец, прилично говорящий по-португальски, а не на портуньоле.
С Раулем у меня не сложилось еще вчера. Когда я вчера после Лубанго заскочил в полк, то увидел, что дорожки отсыпаны песочком. Камешки покрашены. Любо дорого. И это в маскировочной емкости, в посадках. Спросил у Пупо, что за ерунда. Тот ответил, что новый начальник штаба закончил академию в СССР, прибыл для прохождения службы. Я что-то сказал нелестное. А тут Пупо и познакомил нас. Ну, я по простоте душевной Раулю съязвил, что вот чему учат в академии. А пальмы он в зеленый цвет не хочет покрасить? У нас в Советской Армии такое бывает.
Сегодня он очень холодно здоровается. Кастро мне шепнул, что Пупо приказал камни перевернуть, а песок размести. И еще с сожалением сказал, что ему учиться не дают. Третья война, а в академию не пускают. А те, кто был дома на Кубе, и учатся, и должности получают.
12.11.84. - 13.11.84 г. Намибе.
Во вторник вечером устроил полуофициальный прием по случаю 7 ноября. От кубинцев Пупо, Рауль, Кастро, Изабель, Гуали, Торрес, Перес. Наши военные - Сережа (ПВО) с женой Лилей, Женя Миняковский.
Сказал речь про революцию. Пупо выступил с ответной. Патриа о муэрте! Венсеремос! Попели и наших, и кубинских песен.
Рауль потихоньку извинился передо мной за свое вчерашнее поведение. Я махнул: да полно. Мы же мужчины, пропел: «Soy yo hombre sincero…» и грянули мы все «Гаунтанамеру!»
********
Ну и еще один только случай конфликта с кубинцами. Вернее кубинцем. В Луанде у Группы «Мосты» на Масакреш была резервная двухкомнатная квартира, для прилетающих из Лубанго перед отлетом в отпуск или домой и приезжающих с отпусков и в первый раз в Анголу. Какой-то период там никто не жил. Я поехал проверить квартиру, а она оказалась занята кубинским офицером. Чина немалого – подполковника или полковника. Разговор был тяжелый. Он так и не выселился. А был он из контрразведки. Очень меня удивил злой манерой разговора.
Эти два момента совершенно не характерны для основной массы моих знакомых кубинцев.
Кубинцы были надежными и верными товарищами.
План нашей защиты и эвакуации в случае нападения противника (так они называли всех от Унита до америкосов) был разработан до мельчайших деталей. По условному паролю «Тибурон» через 10-15 минут БТР с охраной был у нашей виллы. Мы отработали это на тренировочных вызовах.
Кубинцы готовы были грудью ценой свое жизни защищать советских товарищей.
Когда мы с их военной разведкой поехали на рекогносцировку в Порту Алешандри (Томбоа), а заодно убедиться, что далее в Тигровой бухте ракетные катера ЮАР. Наличие этих катеров сильно волновало мой организм, так как при планируемом строительстве моста через реку Курока у Томбоа очень нам не хотелось быть захваченными ЮАРовцами, что совершенно в те годы не исключалось. Кубинцы для этой поездки обеспечились и «Стрелами», и гранатометами и прочим. А ехали под нашей «крышей». Тогда кубинцам нельзя было находиться южнее 16 параллели. Перед поездкой командир полка Пупо приказал двум бойцам быть моими телохранителями. Я сначала не понял, но когда они своим телом закрывали меня от любого ангольца, появляющегося вблизи во время остановок и перекуров, тогда до меня дошло, что они действительно закроют меня своим телом, если начнется стрельба.
При поездках в Бентьябу кубинцы также обеспечивали нашу безопасность. После совместных поездок они добились у министерства госбезопасности усиления вооружения охраны лагеря заключенных Бентьба, кое-где настояли на постановке минных полей.
Помогали во всем нам, Я уже упоминал и оружием (у меня второй Вальтер П-38 был от кубинцев), гранатами для противодиверсионных мероприятий при разгрузке судов.
Следует сказать, что в мои годы в Намибе и Лубанго отношения между нашими военными советниками и специалистами и кубинскими были не на лучшем уровне. В Намибе – так точно. Высокомерие со стороны наших военных наблюдалось, и контакты с кубинцами у них были не лучшими. По-моему, наши в то время не понимали, что за кубинцами реальная сила в стране. Спорил я с ребятами на эту тему. И вот как-то наш спец. ПВО просит у меня достать у кубинцев стартер танковый стартер. Я пообещал при случае, да случая дня три-четыре не выпало. И вот в доме у этого капитана сидим в выходной, беседуем не без вина, конечно. И тут выясняется, что без стартера южный дивизион Печера не боеспособен, так как стартер нужен для электростанции! Тут же поздно вечером поехал в полк к Кастро, описал ситуацию, тот вскрыл склад и выдал мне два стартера. Их я сразу доставил нашему капитану, чтоб тот немедленно ехал в дивизион. Через минут сорок с балкона военной миссии увидели, что свет в дивизионе зажегся. Реально ситуация была более драматичной, но ее я опишу в Форуме. Есть на то причины.

Подводя итоги, могу сказать, что вернее и надежнее товарищей, чем кубинцы у нас в Анголе не было. И когда мы практически кинули Кубу в 90-х годах, я это воспринял как измену. Если они нашей стране не простят этой измены, то будут правы.
Не знаю, чем я заслужил, но провожало меня все командование полка, а танковый батальон прошел торжественным маршем. Было это 27 мая 1985 года.

А песню второй танковой роты помню наизусть:

Somos la secunda compania
Puno acero del tanke batalion
Con soldados internacionalistas
En Angola combate el invasion

Con ideas Marxistas-Lenenistas
Pelearemos aqui con decision
Y seguros que el triumfo obtenaremos
Con las armas de la revolusion

Venseremos y a Cuba volveremos
Y al Partido diremos a una voz
En Angola todo hemos complido
Y esperamos qualquer otro mission.



[16.11.2011 19:47:22] Верановский Валентин
Братишки! Всех с праздником!
[16.11.2011 18:40:52] Орест Коргут,
Дорогие ветераны, Поздравляю Вас с праздником, Хорошего Вам настроения и удачи в делах,
[16.11.2011 17:24:47] Кулеш Сергей
С праздником!!!!!!!!!!!!!!!!
[16.11.2011 15:10:08] Ex-wife
Дорогие ветераны, коллеги, сослуживцы, сочувствующие и понимающие, о чем идет речь на этом сайте! С праздником всех вас!
Побольше здоровья и радости, поменьше физической и моральной боли и неудач. Присутствующим - светлого будущего, ушедшим - светлая память.
[16.11.2011 14:24:42] Виктор Шальнев
Я всем тем,кто там был
Кто там с нами горбушку по-братски делил
Кто прошёл округа, батальоны, военные школы
Я кричу вам \"Виват и Ура! Ветераны Анголы\"
[16.11.2011 14:19:03] Александр Задонский
Поздравляю всех с праздником. Удачи, здоровья, всего-всего - и много!
[16.11.2011 13:54:44] Жуклин Сергей
По поводу оружия, вспомнилось.

При вылете из Уамбо, во время запуска двигателей произошла внештатная ситуация, четвертый двигатель отказывался запускаться.

Для запуска двигателей используется турбогенераторная установка ТГ-16. Шумная, скажу я вам, вещь. Воет как заправский реактивный движок. Схема запуска вообще-то аналогична запуску трактора Беларусь, у которого сначала идет запуск простого встроенного мотоциклетного движка, который, в свою очередь, проворачивает коленвал основного двигателя. Ну, примерно, вот так и запускаются двигатели АН-12. Только, здесь, ТГ не проворачивает ось винта, а дает ток на стартер-генератор каждого запускаемого в данный момент двигателя с напряжением от 24 вольт и выше.

Решение командира:
- Будем запускать (двигатель) во время разбега при взлете.
(генераторы уже работающих двигателей при взлетном режиме могут дать требуемое напряжение и силу тока).

Предупреждаю Вышку, что проведем пробный разбег по полосе для запуска двигателя. При неудаче, взлет прекращаем и выруливаем обратно на стоянку. Помех мы никому не создавали. Сегодня других наших бортов на Уамбо нет. В эфире тихо.

Добро Вышки получено. Вырулили на полосу, разбегаемся.
После запуска двигателей, обороты их постоянны. Изменяется только угол установки винтов. Но, четвертый двигатель так и не запустился. Прекращаем взлет. Возвращаемся на стоянку. Радио на базу в Луанду о сложившейся обстановке. База обещает прислать резервный стартер-генератор на следующий день. Все. Остаемся ночевать в Уамбо.

Пока мы зачехляли брезентом кабину пилотов, подъехали представители военной миссии.
Сейчас уже не припомню их машину. Ну, раз уж мы все восемь человек экипажа в нее поместились, это был не Уазик, а, скорее всего, или “таблетка” или ГАЗ-66. Была быстро организована охрана самолета на стоянке. Появился часовой. Мы с самолета забрали оружие: мне командир вручил автомат. Не потеряй! Надо, же, как в воду глядел!

Миссия располагалась совсем недалеко от аэродрома. Доехали довольно быстро. Нас радушно встретили и, показав, где мы будем ночевать, повели на ужин.

Для ужина были столы для офицеров и столы для не офицеров: прапорщики, и, возможно, срочники. Я, будучи курсантом третьего курса ВКИМО (1986 год) не был ни тем, ни другим (хотя в Анголе, как узнал позже от финансиста миссии в Луанде, бортпереводчики были на капитанских должностях). Одним словом, питание было раздельное, по своим нормативам котлового питания. Я вошел в столовую позже остальных и остановился: куда мне идти. За стол офицерский или за стол унтер-офицеров. Видя мою нерешительность, братия унтер-офицеров радушно пригласила к себе (тем более, что офицерские столы хранили молчание и активно закусывали).

Кстати, вся разница в питании между столами было то, что у офицеров на гарнир был вареный картофель, у прапорщиков – гречка. У офицеров был компот, у прапорщиков – кисель. А основным мясным блюдом для тех и других была тушенка. Как-то запомнилась эта сегрегация.

После ужина, полюбовавшись на шикарное по звездности ангольское небо, разошлись по ночевочным местам. В здании, где мне было отведено место ночлега, было примерно пять или шесть двухъярусных железных кроватей с матрасами и подушками. Постельного белья не было в принципе. Не раздевался. В чем был, так и лег. Автомат поставил у изголовья кровати. Была мысль втиснуть его между стеной и кроватью, но, да кто ж его возьмет? С этой мыслью и заснул.

Ночью было движение. Кто-то приходил, кто-то уходил. Пружины кроватей скрипели. Кто-то ложился, кто-то вставал.

Проснулся утром – автомата нет.

Ранним бортом в Уамбо привезли резервный стартер-генератор для нашего борта. Весь экипаж уже на аэродроме и устанавливает новый стартер-генератор, кроме моего командира, которому я сообщил, что, типа я тоже готов выехать на аэродром, только вверенный мне Калаш, удивительным образом исчез.

Командир при мне переговорил со старшим Миссии. Старшой ответил, что бывает, ребята ночью выходили на задание, могли и калаш этот прихватить. Нужно ждать возвращения ребят из рейда. В замен предлагал три калаша на выбор или прямо сейчас в замен даст пулемет. На что командир кисло, заметил, что за их бортом записан именно этот калаш с его номером (потом в Луанде хлопот не оберешься с написанием всех бумаг).

Часа через три, группа вернулась с задания. Бортовой калаш был возвращен экипажу. Мы вернулись на базовый аэродром Луанда.

[16.11.2011 13:41:00] Валерий Черемухин
Всех ветеранов Анголы с праздником!!!!!!
Здоровья , счастья , благополучия ВАМ и вашим семьям.
[16.11.2011 12:47:52] А. Макаренко
Генриху
П/п-к Полевой Леонид Иванович, советник 1ВО, а не 4 ВО, я с ним служил 1,5 года в Уиже (1ВО).
[16.11.2011 12:40:08] Ольховой Игорь
С ДНЕМ ВЕТЕРАНА АНГОЛЫ!Крепкого здоровья, успехов! Где бы мы не были - Ангола нас сближает! С праздником! От имени первичной организации воинов-интернационалистов (ветеранов Анголы) Голосеевского района г. Киева: Величко А.М., Полежаев С.Д.,Иващенко Г.И.,Ольховой.И.А.,Лелека В.В.,Карпов .Е.А., Гдадкий В.А.
[16.11.2011 12:03:35] кржеминский виктор
Уважаемые, Ветераны Анголы!
Поздравляю С Днем ветерана Анголы ! Всего наилучшего Вам , Вашим родным и близким, здоровья, благополучия, исполнения всех желаний.
Боевые побратимы из 2 мпбр (Кахама), 3 пбр (шианже), 5 ВО (Лубанго).
Не так уж много нас осталось, тех, кто на себе испытал жар Африканского солнца и прелести боевого быта (кимбы, рефужи, обстрелы, бои). Так что давайте общаться, что бы знали и помнили те, кто там не был. Мой Email: crgemin@zntu.edu.ua, а также в однокласниках, скайпе и т.д.
<< 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 >>

© Союз ветеранов Анголы 2004-2022 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)