Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
С. Кононов "Из ангольского дневника" Тетрадь №2 (Продолжение 2,3 и Окончание)
 

 

С. Кононов  

"Из ангольского дневника" 


Тетрадь №2


07.12.84 г.Намибе.Пятница.
Проводили Володю Прилипко. Все, два с половиной года оттрубил.
Торрес предупредил, что по информации их разведки, на территории Намибии группа для атаки на Бентьябу готов. Атак с океана. В лагере много крупных функционеров УНИТы. Цель освобождения весьма заманчивая. А в случае атаки поддержка ФАПЛА возможна только со стороны Намибе или Лубанго, но все равно только одной дорогой, по которой мы ездили туда недавно. И кубинский батальон пойдет той же дорогой. А там несколько дефиле, где задержать колонну проблем не составит. Пока прорываются, лагерь захватят, освободят кого надо, и уйдут обратно.
Договариваемся, что когда мы поедем, они поедут с нами под видом нашей охраны. Так просто им ездить не с руки. Ангольские власти будут недовольны. Короче, работать они будут под нашим прикрытием. Без проблем, у меня на это санкция есть.
В госпиталь в Намибе привезли из Бентьябы больного –«камангист», ему 64 года. В госпитале без охраны.
Обедали дома, на вилле. Вдруг приезжает Аморинь, без нашего главного инженера. Весьма любезен, но впечатление такое, что наши отношения стали прохладнее. Кто знает? Обговорили план работы по подготовке строительства Бентьябы.
А вот дальше, когда я попросил прислать электродов для обмена с местными строителями на необходимые нам части для рольганга (на арматурный станок), и сказал, чтобы не просить, а просто обменять, Аморинь с пафосом произнес: «Импреза насионал де понтиш никогда и ничего не должна просить». Я усек, а потом поймал его на слове и добился от него, чтобы был единственным представителем Национального мостостроительного предприятия в Намибе.
(ПРИМЕЧАНИЕ. Так вот я все время и работал. Говорят, это был уникальный случай. У меня вообще до конца контракта не было подсоветного. Сержью Кононов – инженер ENP, иногда все-таки добавлял «инженейру-советику». Видимо Аморинь сообщил и в местные органы власти мой статус, так как в Намибе меня принимали теперь везде как официального представителя ангольского предприятия/.

09.12.84 г. Лубанго.Воскресенье.
Прибыл новый шеф, руководитель контракта. Валерий Михайлович Науменков. Из Риги.
Распоряжение от военной миссии – не пускать в дом Антонио. Я несколько раз разговаривал с ним, когда приезжал на выходные в Лубанго. Он очень хорошо говорит по-русски. Живет рядом во дворе. Общается с нашими уже лет пять. Паренек замечательный. Но вот жены военный специалистов вдруг стали замечать, что Антонио частенько спрашивает, а куда поехали дядя такой- то и дядя такой-то? А когда вернуться, а что они там делают?
Когда это превратилось в систему, Антонио и отлучили от дома.

11.12.84 г.Намибе.Вторник.
Поехали втроем в Намибе. Теперь нас мало.
После обеда был у начальника порта. Спрашивал, что нужно для того, чтобы выходить в бухту на моторной лодке. Как оформлять разрешение, чтобы не подстрелили пограничники. Они довольно круто носятся на надувном катере с мощнейшими моторами.
Записал максимальный прилив (mares) – 1.55 метра в 18-16 и в 5-44, а минимальный в 12-00 – 0,6 метра.
В порту наш рыбак, заехали на минутку. А там передали, что радировали с «Энгельса», который идет из Лубиту, чтобы передали мне, что на «Энгельсе» для меня посылка.

12.12.84 г.Намибе.Среда.
Утром вижу: «Энгельс» у стенки. Сажусь в машину, сразу к трапу. Иду к штурману, и он мне подает чудо –щенок от Веги с «Ленина». Еще в августе мы просили щенка и вот они прислали. День рождения 21.10. То есть ему уже месяц. Мостик, сразу я его назвал, а он лизнул меня в щеку.
Кастро получил подполковника! Отпраздновали, но толком не поговорили.

13.12.84 г. Намибе.Четверг.
Мостик всю ночь плакал в будке. Так мне его было жалко. Утром взял к себе в комнату.
Залетел Ан-12. Борт № 902. Командир Николай Костур из Джанкоя, он же комэск. Идут в Луанду с Лубанго. Привезли ребят на обед. На борту два пассажира. Один с женой. Когда стали фотографироваться. Они оба после съемки попросили не печатать фотографию в Анголе, потерпеть, по крайнее мере до Союза. Шепнули, что они советники в АНК.
У Костура в эскадрильи ЧП: 12, вчера в Уамбо сбит Ан-12 - 924-й борт. Взлетали с интервалом 4 самолета: 2 – ТАГ, один ФАПЛА и потом 924-й. Стреляли только по нашему. Скорее всего «Стрела-2». Их как-то унита захватила на юге. Попал не в двигатель, а в закрылок. Ребятам повезло. Выигрыш по трамвайному билету. Есть военное счастье. Сразу развернулись и обратным курсом сели.
Их сегодня отправляют в Союз отдохнуть и прийти в себя, самолет будут ремонтировать.

15.12.84 г. Намибе.Суббота.
В Намибе есть рыбацкий кооператив. Там один советко - Янис из Юрмалы. Отремонтировали на субсидии министерства (6 миллионов кванз). Холодильные камеры, приемка, разгрузка, мойка, отгрузка снова на машины. Вот пока и весь, постепенно приучающий к кооперативному труду процесс производства.
Совместное питание –тоже фактор, приучающий к кооперативному труду. Это фактор вызывает у меня сомнение. Едят в коллективе всегда хорошо, а приучит ли это коллективно работать? Не факт.
В дальнейшем кооператив будет поставлять рыбу на рынок по кооперативным ценам. Члены кооператива в дальнейшем будут получать по госценам топливо и снасти.
Флот старый. Частник не хочет вкладывать деньги в ремонт. Делегация провинциальная тратит деньги на холодильники. Заинтересованности в первичной переработке рыбы, а, следовательно, получения прибыли, нет.
Флот не учтен. Часть брошенного португальцами флота передана в частные руки, но юридически это собственность португальцев. Поэтому владельцы нынешние считают себя владельцами временными. Тут уж не до вложения средств в ремонты.
Янис наладил коптильню. Рыба - пальчики оближешь. У Яниса в Юрмале, а том он заместитель председателя крупного рыболовецкого колхоза, свой дом, специально построенный для приема иностранных гостей. Живет он в своем колхозе широко, и как я понял, богато. Специалист классный. Он потомственный рыбак.
А в ФАПЛа на утренних поверках зачитывают не только списки больных, но и дезертиров. А секретность совершенно отсутствует. Потому вечером решили с кубинцами никого из ФАПЛА пока к решению вопросов строительства и охраны в Бентьябе. не привлекать.

17.12.84 г. Намибе.Понедельник.
С утра у комиссара провинции Мутеки во дворце. Обстановка фешенебельная. Нахально напросился на прием у него дома. Проинформировал его о будущей работе. Он сказал, что мост в Бентьябе рассматривает как важный стратегический объект, так как дорога вдоль океана – это важнейшая рокада в случае проблем с каботажными перевозками. Согласился с ним, что сквозной проезд до Бенгелы и Лубито значительно бы облегчил грузовые и военные перевозки. Мутека сказал, что перевозка личного состава ФАПЛАа океаном достаточно рискованна. Юаровские военно-морские силы часто «пасутся» у территориальных вод. А отправку из Намибе не скроешь. Агентура противника в городе есть.
Комиссар решил вопрос с домом, когда наша группа увеличится. Дом на днях освободят. А ENP сама отремонтирует его. Я подтвердил теперь уже как полномочный представитель предприятия.
Вручил подарок – посольскую водку и виски.
У кубинцев опять учения. Опять Т-34. Представили генералу - командующему. Кофе, ром.

20.12.84 г. Намибе.Четверг.
Впереди Рождественские каникулы. По условиям контракта мы не работаем все советские праздники и все ангольские. Не хочется ехать в Лубанго. Но придется.
После обеда на дороге к аэропорту подвел меня ЗИЛок – бензонасос. Только к вечеру справился, а потом Витя Плахотя окончательно все сделал уже к 22-м.
Заехал Пупо. Сообщил, что они анализировали обстановку: до 7 января в Бентьябу ехать не стоит. Интересно, считается, что диверсионная работа в эти дни может увеличиться. Но Рождество в ЮАР, кажется, дело святое –воевать не хотят.

24.12.84 г.Лубанго.Понедельник.
Днем шарил по эфиру: радио Протугалии, ЮАР и Заира передало, что Савимби исчез. Ранен или погиб!
Часа в 4 захожу к Славику Паскалю, а он собирает вещи.
- Куда?
- Наверно, завтра в Союз.
- Почему.
- Говорят, что мне нельзя здесь оставаться.
Соображаю, что что-то здесь не так. Утром он уезжал на аэродром.
- Это ты Савимби уделал?
- Не знаю, я только видел, как они разбегаются в красных рубахах с митинга.
Больше на эту тему Славик не распространялся, как я не пытался что-нибудь вытянуть.
А радио Анголы передает, что в 120 км. от Луанды бомбят батальон спецназ УНИТА.
Возможно, что «гибель» Савимби – дезинформация. А если погиб, то фигура на какое-то время может остаться. Лидер нужен, а то начнется разброд, борьба за власть.

25.12.84 г.Лубанго.Вторник.
Рождественская ночь – сплошная стрельба. Утром у дома бойцы сегурансы и ФАПЛА пьяные - распьяные.
Мигари тоже с утра в воздухе.

29.12.84 г. Лубанго.
ВВС передало, что Савимби ранен и лечится в Швейцарии – за его жизнь борются 12 лучших врачей.

31.12. 84 – 01.01.85 г. Лубанго.
Первый Новый год не дома и вдали от Родины. Вернее второй, в 6 классе встречали Новый год в Москве. Как там, дома?
А здесь тепло, африканская сосна пахнет смолой.
Фейерверки здесь - это трассы автоматных очередей. Стреляют вокруг и все. И вдоль улицы почему-то стреляют, так что рикошеты по асфальту частенько «чивкают». Под праздничный стол поставил кейс с УЗИ. Хорошо умещается, плюс два магазина, плюс гаранта. Внизу у входной двери двое наших мостовиков дежурят с АК, по очереди подходя к столу.
Наплясались, напелись, наелись, напились до одури все два дня.

02.01.85 – 03.01.85 г. Намибе.
02.01. Дорога, дорога. Наконец дохнуло океаном. Намибе. Радость –«Энгельс» еще не ушел. Догуляли здесь, попарились в сауне.
03.01. Встал еще не было пяти и перед восходом солнца в океан. Вытряс остатки праздничной дури, и к кубинцам. Нужно решать, когда ехать в Бентьябу. Пока Намерение строить мост там для меня загадка, хотя комиссар Мутека и говорил о рокаде, но сквозной проезд от Луанды вопрос проблематичный: через национальный парк Кисама дороги вдоль океана нет. Значит все-таки планируется укрепление береговой линии Бенгела - Намибе.
Пупо приказал разведчикам обеспечить меня информацией. Пришли и военные те, что под гражданской миссией. Обеспечили. Читал и в полку и всю ночь дома. Интересно, наши знают?

05.01.85 г.Намибе.
Завтра едем в Бентьябу для детальной рекогносцировки. Никому не говорим. Утром рано заеду в военную миссию и передам маршрут, контрольное время возвращения.
У кубинцев в разведсводке сообщено: 25 декабря 84 года под Кувелаем окружен штаб 69 округа УНИТА. Запросили помощи. Выдвинулась рота «Буффало» - 270 человек. Из 101 человека 35-й бригады ФАПЛА вышло только 40. «Буффало» под Кувелаем и сейчас.
В 47 округе, назначен новый командующий, тот, который застрелил старого. Новый командир ведет жесткую политику. Уже расстрелял 40 человек.
Ложимся раньше спать. Завтра снова в Бентьябу.



 (продолжение 2)

06.01.85 г. Намибе - Бентьяба - Намибе
Снова в Бентьябу. На этот раз посмотреть подетальнее, как и что охраняют. Кубинцы дело заноют туго, учли предыдущий опыт, дорожные условия.
Идем так: впереди Газ-66 с 12 мм пулеметом, парой «Стрел-2», мы посередине на ПАЗике, с нами кубинские психологи из гражданской миссии, сзади машина связи. Сопровождение, как для VIP персон.
В дороге газели не перестают удивлять меня своей грациозностью. Но пейзаж вижу второй раз, и не так он уже впечатляет. Зелени стало больше и тускло-серая трава.
Коменданта сегодня нет. Принимают нас в Бентьябе замполит и начальник охраны лагеря. Замполит уроженец Кванзы Сул чуть понимает по-русски.
Кубинцы ведут свою роль, я свою.
Всего в лагере на сегодняшний день 2030 заключенных. Кстати, лагерь называется «Кампу дa рээдукасао» (Campo da reeducacao) – Лагерь переобучения.
Контингент: в основном унитовцы, камангисты, ФНЛА и крупные саботажники. Офицеров УНИТА – 41.
Поселение свободное, но ограничена свобода перемещения. Часть живет рядом совсем с жилым поселком, и не отделена от офицерских зданий. А три известных (destacados), уважаемых офицера УНИТА живут в офицерских домах охраны. Сроки здесь от 2-х – до 24-х лет.
Основная проблема – это перевоспитание. И первый шаг на этом пути ликвидация неграмотности. Для этого работает 8-летняя школа, ведется пропагандистская и разъяснительная работа.
Проблема есть еще одна: здесь 46 заключенных бывших фапловцев и здесь они живут бок о бок со своим противником.
Многим заключенным разрешают жить с семьями, без которых длительный срок трудно выдержать.
Побегов 2-3 в квартал. Но в силу географических условий осуществлять их трудно. Пустыня. Так в последнем побеге один умер (шел к Намибе), второй ушел в сторону Бенгелы. При побегах обходят стороной селения мукубал, так как те не терпят чужих и просто их убивают. Иногда сдают, конечно.
Ни замполит ни начальник охраны особой ненависти не испытывают к своему бывшему противнику, понимают, что только переобучением можно достигнуть эффекта.
В лагере 22 футбольных команды и для офицеров занятия каратэ.
На сельхозработах работаю с катанами и мотыгами, но ведется их строгий учет и сдача на склад.
Опасность атаки на лагерь есть, так как в лагере крупные начальники УНИТА. В ноябре 1984 года эта опасность была реальной.
Окрестности лагеря раз в 15 дней обходятся разведотделением (5 человек)
Не хватает патронов при большом количестве автоматов. Держится только небольшой резерв. Есть резерв продуктов питания. Что касается опасности десанта с моря, это серьезно, но в лагере только две пушки.

После разговора в штабе съездили на салейра (добыча соли, методом выпаривания под солнцем из морской воды). Saleira – тоже лагпункт. Португальцы и ангольцы. Отдельные квартиры для женатых, и казармы для холостяков.
Снова замполит:
Проблема с фильмами – нечего показывать и нечем.
Соль добывается для Эдипешка (Edipesca). Для засолки рыбы. Эдипешка платит за рабочую силу, а когда лагерю нужна соль, мы лагерь покупает ее.
Об истории замполит знает немного, больше может рассказать комендант Тейшейра Куарента. Он сидел здесь в Сау Николау при португальцах 7 лет. Он строил лагерь и дорогу, по которой мы ехали.
ПВО здесь – 6 зенитных пулеметов 14,5 мм. «Стрел» нет.
Работа с 6-00 до 14-30. Потом культурно-просветительские занятия.
До Лусиры дорога хорошая.
Да, по нашим меркам режим мягковат. Что-то мне не приходилось слышать, чтобы кто-нибудь из советских специалистов за границей работал в центре иностранного лагеря для заключенных.
Еще рассказал замполит.
Лагерь не имеет плана сдачи государству, а ведет обмен своих апельсинов, бананов, капусты, соевого масла, сладкого картофеля, мандиоки на другие продуты, необходимые лагерю. Хлеб выпекается, но проблема с мукой. Заверяю замполита, что если будем работать, то муку ля офицеров охраны найдем.
Кстати, в лагере три иностранца. Сейчас есть заключенные по «процессу 105». Здесь и Фрагата. Смертный приговор отложен, отбывает срок 6 лет, по другим статьям.
Замполит показал мне Фрагату. Обычный анголец, ну какой он агент ЦРУ?
Госпиталь здесь самый большой в провинции. Но совершенно нет персонала. Медикаменты только для оказания первой помощи.
Посетители на свидания приезжают в основном с Луанды. Из других мест труднее добраться. Машины перед въездом в лагерь обыскиваются.
Вот так мы все посмотрели, искупались, и в путь обратно. К купанию присоединились и психологи, которые опрашивали зэков и заполняли какие-то анкеты. Отъехав от Бентьябы, остановились, перекусили, выпили пива и рома чуть-чуть. Потом тем же порядком тронулись.
В 17-10 были уже дома в Намибе.

07.01.85. Намибе.Понедельник.
Кубинцы составили объемный рапорт в Луанду о поездке. Просмотрел, уточнили детали и схемы, подписал от имени предприятия и советского специалиста.

18.01.85 г.Намибе.Пятница.
Снова начали работать. Оборудуем строительный полигон, ставим ограждение из бетонных столбиков и колючки.
С Луанды по линии сегурансы передали в Намибе, что в 20 км от Бентьябы была обнаружена группа – 20 белых, один черный, видимо проводник. Люди вооружены. Кубинцы всполошились, сегуранса тоже.

20.01.85. Намибе.Воскресенье.
Проанализировали в полку ситуацию, поняли. Ха-ха. Группа у Бентьябы – это мы! А черный проводник - это Гуали, кубинский зампотех!
Посмеялись вволю, потом еще отсмеялись с Килуанже. А Гуали стали звать проводником и гидом.
Посмотрел результаты опроса психологов в лагере.
На 70% вопросов ответов нет.
А вот некоторые:
- цвет национального флага Анголы - не знаю 5-%;
- цель УНИТА – большинство «не знаю»;
- цель МПЛА – тоже большинство «не знаю»;
- какие страны помогают Анголе? - некоторые отвечают: КУБА и СССР;
- Имя руководителя УНИТА -100% - САВИМБИ.
В середине января началась национальная конференция МПЛА.
Душ Сантуш выступил с докладом. Провозглашена «революционно-демократическая диктатура». Читал, не понял, что же это такое. Что-то кажется мне, что демократия и диктатура не совмещаются.

22.01.84 г.Намибе.Понедельник.
Семь месяцев в Анголе. Иногда подкатывает тоска. Держусь. Выручает, видимо, что круг общения большой, язык знаю и в скорлупе не замыкаюсь.
Передали, что в Луэне атакован аэропорт.
Познакомился со скорпионами. Поднимаем краном плиту, а они тут как тут. Придется быть осторожнее. Африка напоминает о себе.
А у Каракуло гуляют львы! Николай Петров, врач, сказал, что к ним в госпиталь привезли мальчика с раздробленной кистью, а брат его лев съел.
Матушки, живем в Африке, а львов не видели! Ребят загорелись поохотиться. Да нельзя. У дороги львы не сидят, а поедешь подальше, сам дичью для двуногих можешь стать. Вертолеты-то летают из Намибии.

24.01.85 г.Намибе.Четверг.
Приехали гости. Науменков Валерий Михайлович - мой шеф, и советник командующего 5 округом Гаркавка Александр Алексеевич, с ним переводчик Саша Чистяков. В Лубанго-то мы встречались, а здесь Гаркавка у меня впервые. Что-то полковник у своих побыл мало, и повез я их в порт, где стоит шхуна «Криштабель». Там нас ждал Янис. Мы вчера договорились, что покатает он нас по бухте. Взял АК, десяток гранат.
Отвалили, пока шли к южному мыску ничего. Выпили, как водится, снасти для рыбалки приготовили. А как вышли за мысок… То началась качка, качка небольшая, но и килевая и бортовая.
Первым сдался Саша, лег животом на борт и остался. Потом я понял, что не моряк, хотя детство и юность жил практически во дворе архангельской мореходки. Хоть рвоту и укротил, но голова, как чугунная.
Тут Янис скомандовал травить якорь, потом вытаскивать, и я ожил. Нужно двигаться, работать. Встал за штурвал. Полегчало. А Гаркавка с шефом ничего, на поплавки смотрят, по стопке пропускают. Закалка. Рыбы нет.
Кинул парочку гранат от диверсантов (как никак полковник-советник здесь). Ни рыбы, ни диверсантов не всплыло. Гаркавка попросил у меня РГДэшку, стал выдергивать кольцо, не разогнув усики чеки. Взрыватель пакистанский, стали расходится перья верхней части. Привязали вторую, и уже аккуратно извлекли чеку, и бросили в океан от греха. А рыбы не всплыло. Глубина была метров 50.
Пришли к стенке где-то в 16 часов. Швартовался Янис, классно швартовался. Я метров за 200 передал ему штурвал. Янис поправил не 200 метров, а примерно пол кабельтовых. И как только передал штурвал, опять замутило. Чего это я в детстве бредил о морях? Декламировал с упоением: «Или бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвет пистолет. Так что сыплется золото с кружев, розоватых, брабантских манжет».
Океан, похоже, не для меня: если блевать всю дорогу, то какая романтика? На берегу качало меня еще час.
Скоро будет карнавал. В Намибе его не было 8 лет. Дома на набережной красятся, прихорашиваются. Шеф предложил покрасить нашу виллу.

28.01.85 г. Лубанго – Намибе.Понедельник.
Первый раз пошел на серпантин за рулем. Вообще-то обкатываются снизу вверх, но мне пришлось сходу сверху вниз. Да еще туман. Особого волнения не испытываю, но внизу в манговой роще спина мокрая не от жары, а от нервов. Я же скотина равнинная, в горах еду за баранкой первый раз, хотя на ЗИЛке гоняю с начала августа, но в горы всегда за рулем водили опытные шоферы.
Но первый блин вышел не комом. Интересно, что когда едешь рядом с шофером, спуск впечатляет больше. Наверно за счет того, что за рулем более сосредоточен.
В манговой роще остановились перекусить, и соответственно, отметить такое событие. Здесь водка и прочие крепкие напитки действуют совсем по-другому. Сто грамм, и за руль. Даже действует благотворно. Появляется четкость в движениях, не расслабляет жара. Главное не перепить.
Нас все время удивляет, откуда вдруг в пустыне появляются мукубалы. Выныривают, как чертики из табакерки. Вот сценку видели сегодня, когда остановились где-то перед Каракуло отлить. Встречаются два мукубала. Понятие встречаются - условное. Замечают друг друга метров за триста. И начинают кричать «разговор»:
- Куиининга-а!!!
- Тю-ю!
- Вакети!!!!
И расходятся каждый в свою сторону. Поговорили.
/ПРИМЕЧАНИЕ. Это нужно слышать, потому что такого чистого «и» я никогда и нигде не слышал. А перевод этого разговора, примерно таков, как мне объяснили мои рабочие: «Привет, как дела? Нормально. И у меня тоже». За точность перевода не ручаюсь. Передаю только смысл/
В Каламболоке (Calamboloca) муниципалитета Иколо и Бенго убито 32 человека, их них 22 женщины. Сообщено, что УНИТА.
Сходил в строительную делегацию, насчет покраски дома. Сказал, что покрасим сами, только нам нужна краска и расколеровка фасада по генплану. Там так обрадовались. Оказывается, цветовая гамма по всем фасадам есть. Здорово. Архитекторы работают. Вот тебе и война, и Африка. Выдали бесплатно и краску и кисти.

29.01.85г. Намибе.Вторник.
Значительно потеплело. Снова пришел «Ленин». Можно попариться в сауне.
Информация от кубинцев, подтвержденная нашими летчиками с АН-12 (им сообщили данные воздушной разведки, наверно, наши Ту-95, которые мы иногда видим, как они проходят на Луанду) - в Тигровой бухте (Baia dos Tigres) ракетные катера ЮАР. Вот еще одна задача: от Тигровой бухты до Порту Алешандри (Томбоа) сто километров, и даже меньше. А мост нам строить там. Значит нужно скоро ехать на рекогносцировку.


03.02.85 г.Намибе.Воскресенье.
В воскресенье поехали отдохнуть на Баия даш Пипаш (Baia das Pipas) – чудный пляж к северу от Намибе километров 15. Это прекрасное место. Маленькая бухта. Гроты, песчаное дно… Курорт. С нами поехали Женя и Оля Беляк. Женя – ПВОшник из Лубанго, а Оля, соответственно, его жена. Женя в Намибе наведывается для какой-то работы. Мы их подвозим по пути. Еще попросились трое из полка, да Жора-болгарин с нами в автобусе.
Бухта встретила нас ласковым и чистым небом, бирюзой воды и…
И прекрасными белами молодыми женщинами «топлесс», в купальниках без верха. Оказалось, что Баия даш Пипаш (бухта пьяниц) - многие десятилетия место сбора португалоязычной богемы с многих стран (звучит - богема лузофонная!) Стихи, песни, фады, променад и т.д., как наш Коктебель в свое время.
Конечно, к черным обнаженным грудям (или сиськам, как здесь в массе принято говорить у мужской части российской колонии) мы уже привыкли, и никаких эротических волнений они не вызывают, да и запах, мягко говоря, отбивает естественное сексуальное влечение. Но тут… На такую картину реакция организма была совершенно естественной. Плавки чуть не порвались. Стыдливо мы завернулись в простыни, и загорали первый час только так. Потом прохлада океана поостудила наш пыл, да и к картинке привыкли, и свободно стали болтать с «голосистыми». Ну не то чтобы свободно, так как взгляд все равно концентрировался отнюдь не на лицах, наших богемных визави.
Плавали, ныряли. Здесь такие огромные мидии. Я набрал целую наволочку. Жора их жарил на каком-то листе железа. Я же ел их сырыми. Вкус отменный. Закуска под водку и вино, лучше не надо.
Ели все, кроме Оли Беляк. Она морщила нос и воротила его от блюда с мидиями. Фу-фу-фу, какая гадость.
Жора сообщил, что мидии благотворно влияют на мужскую силу. Мы посмеялись, что это нам совершенно не надо. На хрен сила, если женщин нет.
Стали подремывать в тени натянутых плащ палаток. Тишина. И в этой тишине вдруг услышали голос Оли, обращающейся к Жене:
- Женя, ты ешь мидии, ешь.
Не знаю, слышала ли Бухта Пьяниц когда-нибудь такой хохот?

04.02.85 г. Намибе.Понедельник.
Праздник. Начало вооруженной борьбы за национальную независимость.
Выпуск школы ФАПЛА. Парад на набережной. Заштормило. Накат сильный, заливает набережную ночью.

05.02. 85 г. Намибе.Вторник
«Ленин» уходит в Бенгелу и Лубито. На борту 500 новоиспеченных фапловцев этого выпуска. Да, груз опасный. Нашим ребятам риск приличный. Комиссар провинции не даром беспокоится за каботажные перевозки личного состава.
«Ленин» ушел, пришел «Энгельс».

10.02.85 г. Лубанго.Воскресенье.
В обед подошел Роман Шнейдер переговорить с глазу на глаз. Ситуация. В пятницу ангольские рабочие получали продукты по карточкам. Рис, масло, мыло и еще что-то.
В субботу слесарь, который работает с Романом, попросил его на машине отвезти с продуктами домой. За Умпату. Умпата - зона, в которую разрешается ездить, считается безопасной. Роман поехал, но один. Руководство не поставил в известность. Предупредил только кого-то в группе.
Доехали до знакомой деревни, а дальше куда. Анголец показал направление, проехали еще пару километров. Куда? Еще недалеко (перту, перту). И так километров восемь. Ту Роман сказал, что дальше не поедет. Посыпались обвинения в расизме! Роман заколебался, но потом твердо сказал, что ему запрещено ехать дальше. Высадил коллегу, помог выгрузить Под его ругань Роман уехал.
Пришел ко мне, потому что я утром узнал в миссии и получил подтверждение у кубинцев, что под Умпатой вчера было нападение на машину двух работников провинциального молодежного комитета (то же самое, что наш комсомол). Они попали в засаду! Это оказалось на расстоянии километров в 5 от того места, где он высадил вчера ангольского слесаря. И когда я в группе рассказал о засаде, роман справедливо рассудил, что в засаду должен был попасть он.
Это резонно. У Савимби никого из кооперантов нет, советских, тем более. Вероятность захватов существует.
Если Роману докладывать о случившемся, то гнев нашего руководства неизбежен, и как они начнут махать саблями, бог его знает. Могут и в Союз отправить, так как нарушение действительно серьезное. Решил взять грех на душу. Понятно, что Роман теперь уже так не ошибется.
Вспомнил, что нас в субботу, когда мы приехали в баню, то же кто-то просил отвести продукты (viveres). У них, что группа здесь?
Позвонил в сегурансу Вале (вот и пригодился телефон). Он пришел в гости, когда многие спали после обеда. Позвал Романа. Описали ситуацию, назвали имя, приметы.
Вале сказал, что, вряд ли он вернется. Скроется, задание не выполнил, и раскрылся перед нами. Попросил Романа назвать, кто более всего был близок с этим слесарем на работе, чтобы присмотреться. Если что, Вале (Vale) обратится ко мне, руководство не будет беспокоить, все равно я буду переводить.
/ПРИМЕЧАНИЕ. Это слесарь так на работе и не появился. Вале потом сказал, что ушел он в леса (na mata)/.
Под Луэной идут бои.

12.02.85 г. Намибе.Вторник.
Начали покраску дома. Шеф отлично сориентировался. Это имеет и политическое значение. А вид сразу изменился.
Сегодня праздник моря. С 14-30 до 15-00 – пять залпов из 122 миллиметровых гаубиц, да еще боевыми. Эффектный салют воюющего государства. Разрывы в океане.
Город готовится к карнавалу. Оборудуется пляж, кафе, делается рядом с нашим домом детская железная дорога, где паровоз и вагончики бегают по кругу. Народу на набережной толпы. Ничего не оставляем в садике белье сушим в комнате.

13.02.85 г.Намибе.
Новая вводная о катерах в Тигровой бухте, срочно потребовала поездки туда. Разговор в полку не прост. Кубинцам запрещено ездить к 16 параллели уже давно. Но без охраны ехать рисково. В Томбоа и дальше никто из наших не был. Прияли решение: они едут под нашей крышей. Это, конечно, шито белыми нитками, но на нашем автобусе и нашем ЗИЛке.
Вечером проверили систему связи и эвакуации. Позвонил в полк сказал в трубку: «Тибурон». 25 минут, и БТР с кубинцами у виллы.


(продолжение 3)

14.02.85 г. Намибе – Томбоа – Намибе.Четверг.
Поехали на юг. При отъезде из полка Пупо отдал приказ двум бойцам быть моей личной охраной. Что это значит, утром я не понял. Едем с охраной, причем один боец со «Стрелой-2», один с РПК. У нас у каждого, как обычно по АК, четыре магазина и открытая цинка с патронами. Фраерское соединение магазинов изолентой пришлось отменить еще в июле, как приехал. Если стрелять лежа, то второй магазин весь в песке, и вставить его будет проблемно. Красиво, конечно, но тут не красота нужна. Да и после чистки автоматов, смазываем мы их соляркой. Надежнее. Здесь у океана ржавчина ложится стразу.
За аэропортом дорога более спокойная и бежит по царству Вельвичии мирабилис. Интересно, вот уже полгода вижу их, а цвет и состояние, вернее вид листьев, не меняется. Они кажутся все время засохшими.
Вдоль дороги - брошенные дорожные участки или, как у нас говорят ДРП (дорожно-ремонтные пункты). И колодец на 52 километре когда-то работал.
Горки небольшие, а при спуск ев долину реки Курока пейзаж прямо-таки лунный. Не жарко, и едется легко. Покруче спуски к оазисам Куроки и Томбоа.
Бухта вытянутая и спокойнее по внешнему виду, чем в Масамедише. Накат нет. На рейде испанские рыбаки.
Городок с первого взгляда очаровывает. Виллы выкрашены и в хорошем состоянии. По кромке пляжа зеленая дуга деревьев – казуарины (casuarina). Мы их по привычке называем соснами. Везде чистота и порядок.
Город состоит из трех частей. Baixo, Alto, Peixria (Байшу,Алту, Пейшария). Как и в большинстве городов побережья, Байшу – аристократический район у океана, Алто – здесь жилье сезонных рабочих, здесь же и дома, построенные при нынешней власти.. И пейшария – рыбный порт и рыбные заводы.
Назария Аугусто Тито (Nazaria Augusto Tuto) муниципальный комиссар. В прошлом главный рыбный начальник в Намибе (Delegado da peixaria), 36 лет. К нам и к кубинцам настроен сверхлояльно. Прокатил по городу, в порт на рыбозавод. Это не город, а настоящий оазис.
Место для отдыха прекрасное. Поэтому Тито считает своей главной задачей все это сохранить. Похоже, что с задачей справляется. Всего в городе 200 домов. Много пустует.
Население 10 тысяч человек. Португальцы все покинули город. Сейчас половина населения города сезонные рабочие. Приезжают на 1-2 года и Уилы, Кунене, Уамбо. Занятость 100%. Маржинализации нет.
Полиция, пограничников –200 человек. Отделение сегурансы. Рыбозавода, но на консервном заводе нет банок.
Городок мне понравился. Жить можно. Сельхозпродукция из Намибе. Испанцы – рыбаки, специалисты по холодильникам – итальянцы.
Рыба подается по пульпопроводам. Порт не оборудован. Кранов нет. Телефон и радиосвязь с Намибе. Госпиталь хороший, но без персонала. Как и везде проблема paludismo (малярия) и туберкулез.
Пляж отличный. Это не Намибе. Все сохранено. Комиссар мужик думающий.
Мост нужен для развития порта. Ведем обследование. Водопропуск и дамба общей длиной 669 метров). Дамба разрушена паводками. Мост такой длины –это сооружение. Правда, чистый частокол с множеством опор, но объем работ огромный. Пойма очень широкая. Возможно. Нужно будет искать новый створ.
По словам Тито, в Томбоа из Луанды никто не хочет ехать: думают, что здесь война и бои.
На мой взгляд, это более безопасное место, чем Бентьяба. Одна проблема – ракетные катера противника в Тигровой бухте.
Попрощались с комиссаром, выехали из города, и - на юг. До бухты не доехали. В общем, убедились раньше, что катера есть.
На обратном пути в небольшой роще казуарин сели перекусить. Это недалеко от города. Обменялись мнениями. Кубинцы присмотрели место для размещения противодесантной батареи. Бухта как на ладони. Но ставить должны ФАПЛА. Возможно, установить противопехотные минные поля, если учесть, что высадка может быть южнее города и десант проскочит пустыней. Погранцы растянуты цепочкой, и сопротивления удару в одной точке оказать не смогут. Из Намибе реальная помощь: время подачи тревоги полюс три часа, да оценка обстановки, да развертывание. Часа четыре. За это время десант захватит и уйдет.
Мои телохранители меня поразили. Приказ Пупо – охранять меня выполняют буквально. Один все время рядом чуть справа за спиной. Если кто-то приближается ко мне, когда осматриваем мост (а зевак сбежалось много), то второй становится между мной и приближающейся фигурой.
А когда сели перекусывать у казуарин, то оба встали так, чтобы контролировать пространство вокруг меня и закрывают своей фигурой, буквально грудью.
Сказал, чтобы вели, поели. Ни в какую. Приказ комполка. Потом они поели по очереди.
Вернулись в Намибе к 17-ти. Договорились, что отчет совместный с кубинцами обговорим позже.
А вечером на «Энгельс». День рождения у третьего механика Толи. Отметили. А второй механик на «Энгельсе» Паша из Таллина. /ПРИМЕЧАНИЕ. С Пашей мы дружим и сейчас. Паша часто заезжает. Но поскольку они в Эстонии, то фамилии не буду писать/.

17.01.85 г. Намибе.Воскресенье.
Кубинские контрики пришли с новостью: в отеле «Мосамедиш» найдена мина с часом механизмом. Но не в боевом состоянии. Механизм не запущен. Страна происхождения пока не определена. Может под видом «Красного креста» привозят?
На этой неделе провели эксперимент. Дело в том, что не только нас интересует, к примеру, такая вещь. В Лубанго появляется все больше и больше легковых машин, не советской поставки. Но самолетами их не доставляют, с Бенгелы, Луанды до Лубанго сухопутная дорога настолько опасна, что в сквозную не пройти. А в нашем порту – все на виду.
Но в Намибе масса судов с гуманитарным грузом. Красный крест. Контейнеры. Может там что?
Контейнеры при формировании состава стоят у нас под окнами, а в Лубанго, куда идет поезд, платформы приходят по окна нашего офиса на ж.д. станции. Переписал я номера контейнеров, а механик переписал пришедшие контейнеры в Лубанго. Двух не было. Кубинцы подключили Килуанже, проверили. Выгрузить можно только в Бибала, но там не выгружали, значит, где-то есть площадка между Каркуло и Бибалой. Простая эстакада. Может быть и сварная передвижная. Поднял домкратами, на каточках столкнул на эстакаду. Разгрузил, а на обратной дороге затолкнул. А может, и кран есть.
Так вот. Пусть местные проверяют.
В Намибе детская площадка развлекает нас день и ночь. Детский поезд задолбал. Смеемся, может подорвать? Взрывчатки лежит под кроватями килограмм тридцать, хватит разнести не только детский паровоз.

03.03.85 г. Лубанго.Воскресенье.
Неожиданный разговор с шефом. После отпуска предлагает прейти на 4 позицию контракта – старшим инженером группы и работать в Луанде, старшим подгруппы с прямыми контактами в аппарате экономсоветника и гендиректором Аморинем.
Предложение не удивило, в Москве я числился в резерве главных инженеров контракта. Сдал экзамены и в «Зарубежтехнотрансе» и в «Главмостострое».
Заманчиво, масштабы больше, хотя чувствую, что здесь мое место. Нравится мне, и работа живая. Но от повышения не отказываются. Дал согласие. Но попросил пока не распространять информацию на всю группу.

05.03.85 г. Намибе.Вторник.
Приехал Рейш и один из его замов Макайя (Macaia). Они получили команду съездить в Бентьябу, так как по линии мин. госбезопасности начальнику лагеря накачали, чтобы разработал мероприятия по обеспечению безопасности работ по строительству моста, и особо безопасности работы советских специалистов. Рапорт кубинцев сработал.
Но ехать Рейш попросил без них, таково распоряжение Амориня.
Мои боевые ребята заскучали. Вот-вот приедут у них жены. Плюнул, решил ехать один на ЗИЛке. Рейш поедет со мной в кабине, а Макайя в Лендровере со своим шофером.
С Рейшем пошли в Сегурансу к Килуанже. Доложились, что едем. Мне-то это не надо, а Рейша могут там и задержать.
Позвал Кастро вечером, объяснил ему ситуацию. Договорились, что в случае чего ребята к нему подъедут, если я в контрольное время плюс один час не уложусь.

06.03.85 г. Намибе – Бентьяба – Лусира – Намибе.Среда.
Снова в Бентьябу на рассвете. На этот раз за рулем. Вечером Витя его осмотрел, подготовил. Справа Рейш. Взял два автомата.
Удивительно меняется пустыня. Почти сплошной зеленый ковер и сиреневые породы эффектно смотрятся в этом наряде.
Газель выскочила и застыла метрах в 300. С одного выстрела укладываю. Рейш радуется. Вечером пожарим. Бросаем в кузов. Макайя закрывает тушку какой-то травой.
В Бентьябе капитан, комендант лагеря (Тейшейра Куарента), откровенно дуется на нас. Оказывается, приезжал вице-министр госбезопасности. Занятно. Делаю невинный вид.
Рейш. «Товарищ капитан, мы приехали сюда, чтобы выяснить вопрос безопасности и обстановку.
Капитан. «Обстановка у на совершенно безопасная. Меня очень удивило, что в министерстве госбезопасности был поставлен вопрос о безопасности пребывания советских специалистов в Бентьябе. у нас якобы слабо обучены войска, мало охраны, нехватка боеприпасов и .д.
Кроме того, и визит вице-министра позавчера был вызван этой информацией, неизвестно откуда поступившей.
Обстановка не вызывает никаких опасений. Что касается катан и мотыг, то катана - национальное оружие и орудие производства ангольцев, и все ими пользуются.
В административном центре находятся только те, кому это разрешено. Перемещения заключенных не можем запретить – они вызваны необходимостью работ».
Рейш. «Дело в том, что прошлое руководство контракта знало здесь обстановку. Новое руководство не знает, поэтом и поставили вопрос».
Глотаю такую новость. Ловко выкрутился Рейш. Он же знает, что задачу мне ставил еще Лубенников и Аморинь.
Капитан. «Никаких вражеских проявлений здесь не наблюдается, и вы можете быть спокойны».
Я. «Если я правильно понял, товарищ капитан, то никакой угрозы бунта, беспорядков внутри лагеря нет?»
Капитан. Как бы вам сказать? Ангольцы по своей натуре не авантюристы и дисциплину соблюдают хорошо.
Я. «А что касается, допустим, внешней атаки?»
Капитан. «Со стороны пустыне это совершенно невозможно. До Серра Леба мукубалы. А это наша внешняя охрана.
С моря, конечно, никто не может гарантировать невозможность атаки. Но нам надо продержаться 2 часа. А потом придет помощь из Лубанго с воздуха.
УНИТА появлялась на границе с провинцией в прошлом ноябре. Так это от нас далеко.
А сейчас нам увеличат снабжение боеприпасами, может, добавят людей. Решат и по усилению ПВО».
Вот и проговорился. Значит, охрану усилят, с кубинцами разработают совместные мероприятия. Что нам и нужно было. Это мы по дороге к отведенным нам квартирам обменялись мнениями с Рейшем.
Капитан показывает нам приготовленные квартиры. Там уборщики – зэки. Спрашивают: «Новенькие?». Отвечаю «Oxala, nao seja» (Ошала, нау сежа. - Слава богу, нет).
А потом добавляю: «Pena final. Sou mercenario internacional. Vou incendiar as casas e matar a gente» (Пена финал. Соу мерсенарью инернасионал. Воу инсендиар аш сазаш и матар а женти. – У меня смертная казнь. Я - международный наемник.. Буду поджигать дома, и убивать людей).
Сначала пауза, потом хохот. «О! Советико!».
/ПРИМЕЧАНИЕ. Про наемников – это домашняя заготовка. Иногда пользовался. Но идея не моя. Так нас учил Сергей Чистяков в ЛГУ на курсах португальского языка. А он уж проболтался с топографами в Анголе прилично/.
Все тянут руки. Жму. Квартиры не бог весть, какие. С Рейшем составляем список потребной мебели.
Дальше в Лусиру. Там рыбаки. Нужно договориться о поставках рыбы, когда будем работать.
К Лусире истинно поэтические места. Слева от дороги чистая ровная зеленая степь. Кажется, вот-вот появятся экзотические животные. Как хочется увидеть жирафа, но их здесь нет. «Вдали он подобен цветным парусам корабля, и бег его плавен, как радостный птичий полет…». Гумилев одним своим «Жирафом» в юности заразил меня Африкой. Но, увы, это пустыня.
Небольшие горы с ущельями справа с зеленым цветом травы и кустов и ярко выраженными синклиналями из разных пород. Впервые вижу красно-фиолетовую застывшую лаву. Зарисовываю и фотографирую./ПРИМЕЧАНИЕ. Слайд не получился. Пленка была советская негативная и от хранения в жаре испортилась/.
Дожди серьезно разрушают дорогу. У Лусиры объезд.
В Лусире владелец рыбного комплекса Кабрал. Живет с женой. Показывает открытые сушилки для рыбы. Рассказал о методе разделки рыб, чтобы мухи не откладывали яйца. Жена еле ходит, но ведет все хозяйство. Даже в технике разбирается. Дом просел. Даю совет, как укрепить подушку. А если скоро начнем работать, то обещал за поставки рыбы сделать.
Приглашены отобедать. Сидим под навесом, и тысячи мух не дают раскрыть рта, забиваются в рот и ложку. Тогда Кабрал зовет двух пацанов, и они перьевыми пушистыми опахалами опахивают нас. Чувствую себя настоящим белым человеком.
Уезжаю один, а Рейшу нужно остаться. Но я не рассчитывал на дальше, и ехать не желательно. Это за пределами моих полномочий.
В 17-15 за 63 километра до Намибе, вылетает масло. Стоп полный. Сорвало компрессор. Сунулся, а Витя канистру с маслом не положил. Бля. Все нужно проверять самому.
Рейш поедет часа через три. Меня схватятся в 19-30.
Достал еду, термос, оружие. Плащ-палатку. Вначале лег под машину. Подумал, что, ежели вертолет ЮАРовский, то долбанет по машине, и маленький пушной зверек мне – писец.
Отошел и лег в камни, справа. Видно далеко в сторону Бентьябы. Увижу машину Рейша и включу свои фары. Тоскливо. Закат. Резко падает ночь. И началось. Шорохи, скрипы, крики шакалов, где-то кто-то рыкнул. Ну их на х… Съедят еще или кобра укусит. Пошел и лег под машину. Если долбанут сверху, то хоть сразу. Комаров, жуть. И откуда в пустыне?
Рейш, сука, filho da puta, дорогой мой, приезжай скорее, filho da cadela, пивом напою, антилопу зажарим.
Фары увидел далеко. Они? Не Они? Выбрался из-под ЗИЛка, включил свет. Они. Это около 20 часов. Меньше, чем через час на вилле.
Мои ребята расстроены, но к кубинцам еще не обращались. Не правильно, но мне на руку. Искренне обрадовались, что живой. Повар Амутенья прибежал, чуть не обнимает. Накормил, ребята быстро налили джина с тоником. На автобусе поехали к Кастро, а часовой на перманенте сказал, что они все в гостевом доме, там приехал командующий.
Это рукой подать. Подошел к дому, на меня выскочил шофер Кастро с автоматом. Хорошо, что мой в автобусе, а УЗИ под курткой.
Отдал УЗИ шоферу, зашел в дом, представился. Генерал посадил за стол. Почетно, конечно, но я как на иголках. Шепчу Пупо, мол, нужно ехать. Он объяснил, что БТР придет сначала сюда.
БТР подошел, генерал сам поставил задачу капитану, а Гуали вызвался ехать с нами.
В 1-25 приволокли ЗИЛ домой.

07.03.85. – 11.03.84 г.Намибе.
Движок стукнул. Аморинь, говорят, рассердился. А мое руководство требует разобраться с шоферами, как готовили машину. Отбились.
Витя с Борей поменяли вкладыши, и делов-то.

 

ОКОНЧАНИЕ.

09.03.
Заваливается вся группа. Праздновать 8-е марта. Половина уже на бровях. В порт приходит наше торговой судно, и на нем из Лубито генеральный консул Самсонов Борис Григорьевич и секретарь-атташе Славик Уваров.
У генконсула прекрасные стререослайды Сешил. Много рассасывает.
/ПРИМЕЧАНИЕ. Самый его интересный рассказ о попытке вооруженного захвата власти на Сейшилах юаровской группой во главе с Диким Майклом. Самсонов, можно сказать, свидетель тех событий. Но это сосем другая история./
Пока все пьют, нужно готовится к официальному визиту к комиссару. Идет генконсул, секретарь-атташе, мой шеф – Науменков, и я.
Надел парадную рубашку и понял, что гладильщик из меня никакой. Мучался, мучался, пока мои мучения не увидела Лили, жена Романа. Забрала у меня утюг и прогнала подальше. Через десять минут я был в полной форме.
Официальный прием в резиденции у комиссара провинции Мутеки.
Самсонов извиняется, что прибыл на корабле без предупреждения. Мутека понимающе кивает. Далее официальные речи, которые не запоминаются. В памяти только осталось, что генконсул говорит, что советсике коммунисты в Анголе (то есть мы с Науменковым что ли?) обязаны изучать решения партийной конференции МПЛА-ПТ.
Я так и не понял, был ли прием протокольный, или без протокола. Но шеф протокола был в футболке с номером 40 на спине и на груди.
Случился и у меня прокол. На тарелке исключительно вкусное мяса. Я запереводился (хоть основной перевод был у Уварова, но комиссар воспринимает меня как работник мостостроительной импрезы), не успел доесть, машинально положил ножик и вилку в крест на тарелку. И сразу черная рука официанта ее убрала. Поделом. Не забывай. А так было вкусно
На виллу пришли пешком поздно.
Лег спать. Ночью вставал несколько раз проверять охрану. Знобило, думал, простыл.

10.03. Не рано повезли генконсула на Вельвичии, потом на пляж Амелия южнее Намибе. Покупались. Борис, наш шофер, обнаружил, что за все время автобусом идет белый джип, какой-то католической миссии. В нем три дамы в монашеских белых одеяниях. Мы купались, а они стояли метрах в пятистах. На джипе антенна, но явно не радиоприемника, а хороший радиопередатчик. Борис мне, я Самсонову. Тот: «Так это меня пасут». Кто? «Французы, наверное». Больше комментировать не стал.
/ПРИМЕЧАНИЕ. С этого дня нас часто пасли. Особенно, когда к нам кто-нибудь приезжал, и даже когда приезжали военные с нашей миссии. Джип, этот или другой, все время дефилировал туда-сюда по набережной перед домом. Француженки были не шик. Нас интересовал вопрос: куда они оружие прячут, если одеяние обтягивающее, под ним только трусики, а бюстгальтеров не высвечивалось. Варианты у нас были самые фантастические и эротические. И только в Луанде я однажды увидел, как такие дамы приспосабливаются к ношению оружия. Это будет в отдельном сюжете. /
Когда все сели пообедать перед отъездом, у меня хватило сил скаазть один тост, и я ушел в свою комнату, лег, и почти не помнил, как со мной заходили прощаться.
Вечером меня так затрясло, и начался легкий понос. Собрав силы, позвонил Николаю Петрову, врачу. Тот выслушал, спрсил про тряску, температуру. Уточнил: «Срачка есть?». Подтвердил, что данный факт имеет месту быть. Коля поставил диагноз: «Малярия! Завтра утром в госпиталь на анализ «гота гросса», а пока по весу моему курс 16 таблеток делагила по схеме.
Ночью хотелось застрелиться, когда трясло, но потом такой упадок сил, а потом опять тряска.
Гота гросса показала плазмодии. Paludismo (плудижму) – малярия.
Умер К.У. Черненко. Оформили траурный уголок у себя на вилле. Поляки пришли к нам выразить соболезнование. Были они и в военной миссии. А больше никто не приходил. Ну и кубинцы тоже были.

23.03.85. Намибе.Суббота.
Имел интересную беседу с ответственным работником сегурансы. Ика Карейра, бывший министр обороны, камангист. Но не арестовывается. А вчера в коопренстком магазине подошел анголец. Разговорились, он вдруг сказал, что бывает в Лунда норте. Может привести недорого за продукты алмазов. Поблагодарил, сказал, что алмазы не люблю. Опросил ребят, тоже был подкат на пару недель там же, но анголец чуть говорил по-русски отругал своих, что не сообщили. Ответили, что я трясся в малярке, они меня пожалели, а потом забыли.
Приехали ребята из АПН и черные полковники.

24.03.85.г.Воскресенье
Что-то заскучал, а тут военные пригласили поехать с ними за Умпату на водопад. Спросил шефа, мол, хочу оторваться. А то в Намибе с подчиненными, та хоть в Лубанго отдохнуть. В Союзе ведь не привык с рабочими водку пить. У ИТР своя команда. Науменков хмыкнул: «Резонно, иди налаживай контакты».
Собственно контакты налажены давно. И с советником Гаркавкой, и с нач. разведки. А переводчик у Гаркавки Саша Чистяков. Умница. Язык очень грамотный. У Гаркавки в полном доверии. Субординацию блюдет, но не лебезит. Историей интересуется, массу материалов собирает, а не только водку пьет, как многие. С ним интересно. Жена Ирина. Милая интеллигентная дама.
Водопад за Умпатой великолепен. После жары, забираешься в грот за стеной воды. Кайф. По дороге останавливались в эвкалиптовой роще. Старик подошел жаловался, что обезьяны ничему не дают вырасти. Набеги совершают. Недалеко от водопада на дереве улей. Наверно так и на Руси были медовые колоды. Очень похоже.
В Лубанго карнавальные колонны. Барабаны (батуке), юбки из газет, все танцуют.
Ночь разведполеты ЮАР.

27.03.85 г. Намибе.Среда.
Разразился карнавал. Пробираемся наверх клуба «Наутико» (это рядом с нашим домом).
Итак. Группуш карнавалескуш (Gropos carnavalescos) – карнавальные-. группы. Всего десять с перерывами.
1-я - школьники 8-9 лет. Масок нет. Костюмы яркие и дикие. Разноцветные штанины. Шляпы.
Девочки пляшут непрерывно. Ритм отбивают барабаны, жестяные банки и другие жестянки. Зажигательно, весело.
Макет «МИГа» на тележке. За ним БТР и деревянная четырех ствольная зенитка. За зениткой артист, «стреляет», двигая стволом, утирает пот. Все это непрерывно. Это уже группа постарше.
Следующая группа еще старше. Сформировавшиеся девочки, покрашенные лица и тела в красный цвет. Только юбочки и бусы. Острые груди в такт ритму взлетают вверх и падают вниз. Кажется, что все вошли в транс. Глаза затуманенные. Выносливость поразительная.
На ходу разыгрывается сценка. Захват унитовцев. Чтоб было понятно, у них на спине (на куртке) надпись «унита». Охран бьет захваченных. Кто-то постарше, символизируя командира, увещевает, что пленных бить нельзя.
Плакат с картой Африки, отмечены страны, откуда изгнали португальцев.
Толстушка с ребенком за спиной так отплясывает, что кажется, у ребенка вот-вот отвалится голова.
Еще группа. На носилках четверо несут местную знать (в колониальные времена). Надсмотрщик бьет рабов дубинкой. Носилки устанавливают на землю. Один из рабов ложится перед ними. Из носилок (они полностью закрыты тканым шатром от солнца) появляются ноги белого человека в ботинках и ставятся на спину раба. К ногам хозяина немедленно бросается другой раб и под ударами надсмотрщика начинает чистить черные ботинки.
Потом хозяин появляется весь и вытирает ноги о спину распростершегося ниц раба.
Жюри подводит итоги. Впечатление сильное от действа. Смотрится все с интересом. Шествие закончено.
У нас во двор паломничество. Просят воду, Выносим, а для «пописать» отводим уголок у столба, но приготовили хлорку сразу. Мочатся здесь просто. Везде. Как приспичит. Если мужики как-то отворачивают струю от народа, то женщины спокойно задирают юбку и присаживаются. Особый «шик» – женщина не поднимает юбку и не садится. А встает прямо на улице, широк расставляет ноги, пальцем через ткань юбки отводит трусы в сторону и писает прямо себе под ноги. Потом ладонями обтирает ноги у ниже колена, и спокойно следует дальше.
Табор ест, пьет, закусывает.
К вечеру табор рассасывается. Мы снимаем постоянное дежурство на веранде.

30.03.85. Лубанго. Суббота.
Рейш приехал из Мекосе. Там ангольцы по нашему проекту восстанавливают мост. Но советские туда не ездят. Опасно. Унита кругом. Там обстреляли нашу бригаду. Написал «нашу» и понял, что сросся с Анголой. Наше предприятие. Наша бригада. А там только одни ангольцы.
Педро при начале обстрела успел выскочить из бытовки, а пуля попала в бутылку, стоящую на столе. Я спросил: «С вином?».«Успел выпить до этого».

02.04.85 г. Намибе.Вторник.
Вчера пошла вода в Беру и в Жирауле. Вода в бухте мутная.

04.04.85. Намибе.Четверг.
День рождения Оли. Отпраздновал с ребятами и кубинцами. Позвонить домой не смог. Кораблей нет

05.05.85. Намибе.Пятница.
Работа идет, делаем сваи. Арматурный станок оборудовали рольгангом. Валера Песегов специалист–арматурщик и гений снабжения. Начал болтать уже на банту, что касается продуктов купить на фазендах.
Построили бытовку еще в феврале в виде кимбо. Типичная хижина, но каркас железный, обшит досками, а крышу ребята-ангольцы сделали из тростника (капинь – capim). Прохладно. У кимбы посадили бананы.
Вокруг забора посадили 63 дерева – казуарины и типа нашего каштана. Сделали душ. Ребята все довольны. У них в домах воды нет. А тут в пустыне – вода.
/ПРИМЕЧАНИЕ. В декабре 2006 года, шаря по космическим снимкам на Gooogl, в Интернете смотрел детально Намибе – Мосамедиш. Нашел то место! Оазис. Деревья, какие-то сельхоз посадки. Маленькая фазенда. Вот так вот. Чуть слеза не пробила./
Сегодня собрание профсоюза. В Импрезе насионал де понтиш образуют профсоюз. Я, Витя, Валера приглашены как члены профсоюза СССР, я кроме того как работник импрезы.
У Вити и Валеры челюсти отвисли. Такого даже не представляли, что может быть.
Для отчета своей группы составил протокол. Черновые записи до сих пор у меня.
Выступил с ответным словом. Примерно так.
Поблагодарил за доверие участвовать в в организационном собрании. И понеслось:
«Мы советские специалисты, представители СССР с богатым опытом и традициями профсоюзной работы будем оказывать любую помощь в работе профсоюзной комиссии. О передаче опыта просил нас и комиссар провинции Намибе. Член ЦКА МПЛА-ПТ товарищ Мутека.
Как руководитель производства вопросы охраны труда держу постоянно в центре своего внимания, так как мы не можем позволить, чтобы наши рабочие теряли даже кусочек пальца во время мирной работы». (que percam um pedaco dum dedo durate trabalho pacifico).

06.04.85.- 07.04.85 г. Намибе.Суббота. Воскресенье.
Павлуша именинник. Домой не позвонить. Отдыхали с кубинцами на Баия даш Пипаш.
Вечером фестиваль у кубинцев. Анголо-кубинский. Детский ангольский ансамбль. Полковой кубинский ансамбль. Лихо.
В воскресенье продолжение фестиваля. Решил сделать фестиваль анголо-русско-кубинским. Прочитал Алду Лару «Minha mesa», а потом свое стихотворение, которое как-то изваял под настроение на португальском «A mulher passa pelo caminho do Sol», посвятив его героическим ангольским женщинам. Вручили под бурю аплодисментов диплом.
Ангольцы показали танец племени киконго или конго (исполняли уроженцы Зайре, с самой границы с Заиром).
Двое мужчин. Песня, потом румба, потом национальный танец. Такого я еще не видел. Ритм, движение, причем женщина постоянно двигается в центре, приближается в ритме поочередно к мужчинам и лобком касается его. Имитация полового акта. Мужчины тоже совершают движения лобком навстречу женщине. Кубинцы просто сошли с ума. Восторг и свист. А мужчины - исполнители явно в сильнейшем половом возбуждении – короткие легкие брюки стоят колом, ширинка чуть не разрывается

16.04.85 г. Лубанго.Вторник.
У Рейша болеет дочка. Ей 16 лет. Я уже переводил обследование. Правда, при гинекологическом осмотре стояли с Рейшем за ширмочкой. До осмотра почитал словарь.
Рейш член МПЛА с 1975 года. Билет № 0305154. С первого приезда А. Нето в Мушико. Ячейки МПЛА в делегации нет. Сейчас идет процесс образования по производственно-хозяйственному признаку.
При португальцах была система фискализации. Государственный технический и экономический контроль строительства. Фискал имел право останавливать работы.
А как-то говорил с директором участка железной дороги. Одни и те же проблемы: отсутствие кадров, нежелание работать, уравниловка.

17.04.85 г. Намибе.
Увидел бушменов . Их два. Мужчина и женщина. По местному они называются Камусекель (Camucequel). Язык щелканье и тональность – выше ниже..
Их часто используют как проводников и ФАПЛА и ЮАР. Оплата – армейское одеяло. Проводники отличные. Рейш говорил, что за по трассе полета пчелы, они могут за ней прийти к дикому улью за 10 километров. Верхним нюхам чуют очень далеко, могут издалека вывести на костры.
По данным воздушной разведки, два предыдущих дня отмечено передвижение юаровских войск на территории Анголы к границе с Намибией.
Может передислокация, а может, очистка площадей под бомбежки.
ПВО на повышенной готовности.

18.04.85 г.Четверг.
Очердная поездка в Бентьябу. Проверка готовности жилья и проконтролировать, что сделано по усилению охраны. Визит короткий. У коменданта высокий чин министерства госбезопасности. Следователь. Допрашивает Фрагату. Договариваемся, что можем комфортно отвести его в Намибе.
Съездили в Лусиру. Навестили Кабрала. Купил у него двух огромных лангуст. Получил рецепт, как отваривать в сладкой воде.
Увидели способ гребли – жингар (gingar). Гребец на корме с одним веслом. Вращает его движениями, описывая лопастью в воде что-то типа восьмерки. Это как гребной винт. Чудно, но лодка быстро плывет.
По дороге следователь дал мне почитать справку по Фрагате и приговор. О чем допрашивал сейчас. Ответил, что по связям с ЦРУ.
К Намибе на ПАЗике ехали уже в темноте. На дороге стоял Урал пограничников без света. Прямо на полосе. Валера чуть не влетел в него. Про пограничников мы поняли потом, а так вылетели с автоматами, и они тоже, потому что зеркалом все-таки зацепили. Я крикнул «Somos soveticos!».
Следователь выскочил со своим пистолетом и рявкнул так, что пограничники вытянулись по стойке смирно. Он у них проверил документы. Записал данные.

20.04.85 г. Намибе.Суббота.
У Жуао Тейшеры заболела дочка. Лечит знахарь. У Жуао дома. Жуао мне переводит потихоньку.
Знахарь говорит, что когда жена была беременная, другая женщина ей позавидовала и сглазила, навела порчу.
Знахарь (curador) спросил у плохого духа (mau espirito): «Что ему надо?»
Дух объяснил, что хочет сделать зло жене и дочке. Знахарь разговаривает с духами, наклонившись к струе воды, текущей из крана. Уговаривает духа покинуть женщину и ее дочь.
Дух говорит, что для того, чтобы он ушел нужно взять масло, уголь и еще несколько веществ, намазать ими лоб у всех членов семью и после этого он уйдет.
Намаза лбы он всем. И мне тоже.
Жуао дал курадору бутылку вина, которую я принес.
А я Тейшейре оставил аспирин, димедрол, и что-то от кашля. И делагила, конечно.
Потом я этого знахаря видел пьяным несколько раз.
Питер Бота принял парад войск, выведенных с Анголы. По крайней мере, так передал Голос Америки.

06.05.85 г.Понедельник.
В Уамбо в военной миссии ЧП. Шифровальщик застрелил 5 человек, и сам застрелился. Алексея Мурашко срочно самолетом из Намибе перебросили. Один офицер еще был жив. Пуля разворотила челюсти. А Мурашко был челюстно-лицевым в Краснодаре. Все бандиты клиенты.
Причины неясны. Скоре всего психика. Хотя климат там хороший, это не «лампочка» в пустыне палящая.
/ПРИМЕЧАНИЕ. Это было в группе полковника Павлова Д.В. Буду писать об этом отдельно./
Вечером с шефом везем в баню Гаркавку (советника) и его подсоветного командующего 5 военным округом подполковника Кианду. С нами и переводчик Гаркавки – Саша Чистяков.
У Кианды хороший юмор, уверенный в себе. Парилка, водка, парилка.
Кианда пропускает парилку, не привык. Гаркавка с моим шефом в парилке. Саша, обязан там быть, а мне как хозяину развлекать Кианду. (кстати охрана в его на улице, человек пять, а шофера Гаркавки мы уговорили отпустить, потому что отвезу я.)
Не знаю, что случилось, но Кианда стал мне рассказывать, что разогнал батальон обеспечения, что разведкой не доволен потому что…
Поздно ночью никакие подъехали к миссии, а потом я еле припарковал Уазик к тротуару.

07.04.85 г. Лубанго.Вторник.
Утром пошел к Гаркавке. Подняли бокалы за дружбу между гаржанскими и военными. Изложил ночной разговор. Он вызвал и начал давать своим разгон, что ничего не знают. Тактично я ушел. Не ожидал, что при гражданском он так будет выговоры давать подчиненным.
Удалось сегодня посмотреть конфиденциальные бумаги СВАПО. Официальные, Включил все свои силы в английском.
Интересные два момента:
1. СВАПО не пойдет на выборы, пока не будет уверенно в поддержке основного племени, а значит и в лидерстве Сэма Нуйомы.
2. СВАПО считает, что процесс западной ориентация Анголы необратим.
Под бумагами подпись Нуйомы.

19.05.85 –23. 05. 85 г. - Намибе
Здорово отпраздновали день рождения Миши Стежко. Съездили с ним на ГАЗ-66 в долину Жираула. Купили поросенка. 19-го с утра, еще не рассвело поехали в устье Жираула, откуда юаровские диверсанты шли на подрыв мостов в 1983 году. Выкопали яму, заложили дров. И к 9 часам утра водрузили на вертело целого поросенка. Поспел он только к 14–ти.
Гостей и все военные и кубинцы.
Приехали домой, решили отдохнуть, и заказали Амутенье чай на 15 персон. И чтоб никакого вина.
Только сели пить чай. Две машины из полка. Пупо приглашает всех, кто есть в доме прибыть в гостевой дом по случаю получения ордена Че Гевары.
До утра. Танцы и песни.
Через день заехал Гена Шпилевский с Саше – врачом хирургом из Лубанго, Саша с женой, она тоже врач. А Саша онколог с Каширки. Повез их на Баия даш Пипаш. Очарованы.
Небольшое отступление. Прожег я джинсы кислотой от аккумулятора. Прямо на ляжке три дырки. Сделал заплатки. Не красиво. Взял и обметал красными нитками. Поучилось оригинально три одна под другой, цепочкой. Хожу только по дому.
А тут забылся и поехал на машине. Они приехали на УАЗике. На пляже из стеснения что ли отвернулся от жены Саши снимать джинсы. Вдруг чувствую, чью-то пальцы легко ощупывают ногу сзади. Оборачиваюсь, вижу Саша странно как-то смотрит на мою ногу. И вдруг до меня доходит. Он ищет выходные отверстия. Прожженные дырки на джинсах он принял за пулевые.
Похохотали. У Саши сработал военно-хирургический инстинкт.
Недавно в Сумбе опять два трупа. Преподаватели протфтехобра. Один грузин, другой армянин, вроде. Один застреливает другого, потом неудачно стреляется сам и окончательный удар наносит себе штык-ножом.
Два ЧП за один месяц – одно у военных и одно у гражданских.

24.05.85 –27.05. 85г. Намибе.
Проводы. Прощаюсь со всеми. Уже говорю, что постоянно сюда не вернусь. Полный дом народу. Военные, врачи, кубинцы, местные строители, энергетик, Жора болгарин.
27.05. Прощание в полку у кубинцев. Построен танковый батальон. Речь Кастро и Пупо. Подарок от полка - мраморная катана с надписью на испанском «Сергею от кубинских интернационалистов в Намибе». И батальон торжественный марш. Не знаю, за что мне такая честь. Слезы невольно навернулись.

28.01.05 – 31.08.05 г.Лубанго.
Проводы и прощания с группой. Самолет АН-12 в Луанду. Луанда стал чище.
В Кабинде три диверсанта. 2 убито. Один ранен. Взят в плен. Он руководитель диверсионной группы. Взрывал Жираул. Наш «крестник».

04.06. 85 г. – 07.06.85 г.
С первого раза не улетели. Уже погрузили багаж, потом отменили рейс. Вернулись.
6-го с нервотрепкой улетаем. У меня грабанули чемодан. Увидел это на тележке, которую катили к самолету, а мы уже шли на посадку. Зашел к пилоту, попросил связь, вызвал службу безопасности аэропорта. Никто не пришел, плюнул, а тут и команда выруливать полетели
В Париже ждать чуть ли не сутки. Борт неисправен. Позвал работника аэропорта, попросил, того, кто знает испанский. Намекнул, что все едем с войны, очень нервные. Через два часа, после прогулок по магазинам, нам дали борт Боинг 737. На борту только мы. Человек сорок советских и несколько немцев ГДР, да поляк.
Я оказался один с языком. И все безоговорочно приняли мое лидерство.
Сервис шик. Выпили все, что можно. Я сидел в первом салоне, как важная персона. И когда народ запросил вина и пива еще, я обратился к старшей стюардессе. Она объяснила, что все запасы исчерпаны. Но мен принесла несколько бутылочек (штук пять), сказав, что это мне лично. Отдал ребятам, так как вино уже не лезло.
Москва. Шереметьево. Не был целый год. Наши встречают не очень ласково. Пришел рейс из штатов, и иностранцев толкают вперед нас. Народ зашумел, мол, тыловые крысы. Подошел таможенник, спросил меня, откуда народ. Сказал, что с Анголы. Тот понятливо кивнул. И сразу появился еще один проход, пришла таможня. Все быстро.
Непривычно светло. Сел в такси на заднее сиденье. Едем. Кругом березки. Лепота. Шофер пошел на обгон какого-то «Москвича». Я машинально трогаю его за плечо и говорю: «Не обгоняй, иди след в след». Шофер смотрит на меня как на идиота.
И тогда я понимаю. Я дома! Мин нет, и не будет.


ВСЕ - конец ангольского дневника.
(Обработан и переведен в печатный ариант 20-12.2006 г. – 19.01. 2007 года.)

ЭПИЛОГ

Я никогда не думал, что мой дневник когда-нибудь будет интересен кому-то. Стояли у меня на полке две потрепанных тетради уже двадцать лет. Лет 10 назад понял, что стали теряться имена, фамилии, события. Сделал пометки в дневнике. По-настоящему рассказать о тех событиях было некому. В письмах домой писал только экзотику, да личное.
Потом несколько раз рассказывал друзьям, знакомым. Детям тоже рассказывал сюжеты. А потом все. Заглохло. Новые впечатления перестройка. Выживание, чтоб не упасть на дно. Небольшой бизнес потом.
Был безработным. Начал писать. Стал журналистом из профессионального строителя. Начало получаться. Сейчас хорошо получается. Пишу много, публикуюсь и здесь и за границей.
Но, африканская тема отошла, казалось, никого не интересует. Написал две «африканские» байки, да лет шесть назад рассказ про Жорку–шпиона, где все - правда, про алмазную мафию серьезный материал опубликовали даже в «Азии и Африке сегодня». Ну и все. Язык постоянно тренировал, чтоб португальский не забыть. Читал все, что ни попадется. Не забыл. И все.
И вдруг сайт Союза Ветеранов Анголы. Приехал на конференцию, и как проснулся.
Ребята, нам есть что рассказать. И решил писать, пока кого-то это интересует.
Виктор Мизиков тоже отметил, что не спал. Так и было, как заново пережил эти два года.
Здорово. Уже за 55 лет, а снова вернулся в свои тридцать три.
Спасибо Союзу ветеранов Анголы! Будем жить!
За нас с вами и хрен с ними!
Спасибо всем за добрые слова о моих мемориях.
Теперь несколько слов о них.
Расшифровка дневника меня просто увлекла. Это было прекрасно. Ведь тогда дневники вел, чтобы трудно было понять постороннему. Иногда в одном предложении из пяти слов, использовал три языка.
Так о Славике Паскале запись в трех местах по датам: «Эжлавию, 23, 21 дырка, «они разбегались в красных рубахах» и 22 малярии, на вертикали я их сделаю». Хорошо, что 10 лет назад, дописал немного и про 100 тыс. долларов, и про бои под Луэной». А устно друзьям рассказывал. Когда сел писать, как в кино в мозгу прояснилось: как разговаривали, как вещи собирали. Или про ПДСС в порту. Не один десяток раз рассазывал про защиту от диверсантов, а в дневник только «РК, Леонидаш, Саша и Ф-1», причем все латинским алфавитом.
Но зато очень подробно все поездки, пейзаж, быт, разговоры, потому что все беседы официальные сохранил в официальных записках шефу группы. Сумел привезти много выписок из документов. Вот откуда такая детализация. Я честно, ничего не привирал, нужды нет. И так богатя событиями жизнь. Эх, сейчас бы снова помоложе, да в тоже время!
Может показаться, что мы не работали. Нет, работали, будь здоров. Какие были классные проектировщики: проекты восстановления не хуже, чем в Великую Отечественную, а рабочие: почти все высокого класса (были и блатные, но в основе, добрые мостовики), но писать о строительстве мостов, так это тема для узких специалистов. Поэтому в публикации оставил, то, что вообще о жизни, о быте и о приключениях в Анголе. А остальное – обычная работа, как в Союзе.
Дневник заканчиваю.
Будут еще сюжеты, но это позже.
Всем спасибо.




Поиск по сайту
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 10. Нас там быть не могло (авторский вариант)

Перейти к разделу >>
© Союз ветеранов Анголы 2004-2017 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)