Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:

19 НОЯБРЯ 2017 ГОДА СЕРГЕЮ АНАТОЛЬЕВИЧУ КОЛОМНИНУ ИСПОЛНИЛОСЬ 60 ЛЕТ!

 Уважаемый Сергей Анатольевич!

 От имени Совета РОО «Союз ветеранов Анголы» и всех Ваших товарищей, выполнявших служебный и интернациональный долг в Анголе сердечно поздравляем Вас с 60-летним юбилеем! Желаем крепкого здоровья, счастья, благополучия и новых побед на творческом фронте!

Владимир Овсянников. Противодиверсионная оборона советских судов в портах Анголы.

Противодиверсионная оборона советских судов

Важную роль в достижении успехов ФАПЛА в вооруженной борьбе ангольского народа за независимость играли поставки из Советского Союза техники, вооружения и боеприпасов, осуществляемые судами Черноморского и Эстонского морских пароходств. Однако, после подрывов подводными диверсантами ЮАР в 1985-1986 годах в портах Анголы судов с военными и важными экономическими грузами, поставки из Советского Союза оказались под угрозой срыва.

Тем не менее, планируемые Штабом ФАПЛА военные операции требовали бесперебойного обеспечения частей и подразделений техникой и боеприпасами.

После окончания спасательной операции по подъему судов, подорванных в порту Намиб, в сентябре 1986 года главный военный советник поставил перед группой ВМФ задачу организовать противодиверсионную оборону (ПДО) и обеспечить безопасность советских судов во время стоянки в портах Анголы.

Проводилось профилактическое гранатометание с одновременным контролем близлежащей акватории. При появлении вблизи судна плавающих неопознанных или подозрительных предметов (ящиков, сосудов, мешков и т.п.) они расстреливать их из автомата.

Осенью 1986 года с целью обеспечения безопасности советских судов при разгрузке в портах Анголы и сохранения необходимого объема поставок, между Министерством обороны СССР и Министерством морского флота СССР было заключено Соглашение, в соответствии с которым Министерство обороны СССР обеспечивало охрану советских судов в портах Анголы.

Выполнение Соглашения со стороны МО СССР осуществлялось личным составом советских военных советников и специалистов группы ВМФ. К выполнению задач ПДО привлекались практически все специалисты группы. Со временем, к охране перестали привлекать «семейных».

В соответствии с Соглашением, суда останавливались на внешнем рейде порта Луанды и направляли в базу ВМФ катер или спасательный бот.

Катер забирал группу ПДО из трех человек, один из которых распоряжением старшего группы ВМФ назначался комендантом судна, а двое были гранатометчиками. Вахту несли 4 часа через 8 часов. Для обеспечения связи у дежурного группы ВМФ круглые сутки работала радиостанция Р-619. На дежурном 16 канале поддерживалась связь с военной миссией и кораблями 30 оперативной бригады Северного флота. На этом же канале поддерживала связь группа ПДО с судовой радиостанции.  В помощь группе ПДО в ночное время выделялись наблюдатели из состава команды судна. По внешнему борту судна вывешивались лампы подсветки поверхности моря с целью засечь пузыри от дыхательных аппаратов подводных диверсантов или иные аномалии. Обычно в качестве наблюдателей назначался радист и моряки из боцманской команды. тренинги по продажам

С целью иницировать взрыв возможно установленных мин с взрывателем, срабатывающим от набегающего потока воды (с усами), при стоянке в порту под разгрузкой на советских судах периодически (раз в сутки) запускали двигатель на задний ход. Носовые швартовые концы натягивались до предела, а поток воды от винтов, с бурунами, омывал весь корпус судна до носовой части. Операция продолжалась минут пять-десять.

Для прикрытия судна с моря в акваторию порта Луанды выходил ангольский торпедный катер и становился на якорь. С его тоже бросали гранаты. Прикрытие порта с моря прекратили после того как однажды налетел шквал и катер потащило на наше судно. Двигатель на катере быстро завести не смогли и произошел навал катера на носовую часть нашего судна. Серьезных повреждений не получил никто, но катера больше не применяли.

На судне группу ПДО ставили на довольствие. Комендант обычно питался в кают-компании с командным составом судна, а гранатометчики питались в столовой команды. Отличие между комендантом судна и гранатометчиками состояло в том, что комендант имел на вооружении пистолет, а гранатометчики автоматы. И вахта у коменданта была собачья с 4-00 до 8-00 и с 16-00 до 20-00. Но на вахте всегда имели автомат.

При отправлении на судно обычно брали с собой 10-12 ящиков гранат. На третий день стоянки судна в порту Луанды с базы ВМФ привозили еще гранаты с учетом планируемого времени выгрузки. В зависимости от места стоянки в порту, характера груза и времени суток расход гранат колебался от 2 до 6-8 гранат в час. Бросали гранаты в рваном ритме. Использовали гранаты РГД-5, РГ-42, Ф-1.

При отправлении судна для выгрузки в Лобиту или Намиб гранаты брали с запасом.

При прибытии на судно ящики с гранатами размещали или в выделенной для проживания каюте или в помещении надстройки судна, от которой боцман выдавал ключ.

По советским правилам для  отчета о израсходованных гранатах было приказано сдавать кольца. При мне в сентябре 1986 года прибыв с охраны одного из первых судов старший группы охраны мичман Барвинок Б.И.  с ворчанием сбросил в углу комнаты советников штаба ВМФ охапку 400 с лишим соединенных колец от использованных гранат и пожелал успехов тому кто их посчитает.

Еще несколько раз в качестве отчета об использованных гранатах группы ПДО привозили кольца, но потом стали составлять акт за подписью старпома судна и коменданта о количестве израсходованных гранат при выполнении мероприятий ПДО судна при стоянке в портах Анголы и скрепляли судовой печатью. Если в открытом ящике оставалось менее половины гранат, то их расходовали в последний часы или тянули время расхода гранат из последнего ящика, чтобы не вскрывать новый. Если оставалось более половины ящика – отвозили на базу ВМФ вместе с неиспользованным боезапасом. Полные ящики укладывали в имеющийся штабель, а отдельные гранаты ссыпали в ящик в оружейном шкафу дежурного в базе ВМФ. Пополнение запаса гранат организовывал флагманский артиллерист, при мне это был Муравский Виталий.

А кольца от гранат команда судна использовала для экзотических украшений, например шторок на иллюминаторах.

В качестве одной из мер безопасности был организован осмотр водолазами подводной части корпуса судна и гребных винтов. Осмотр проводили кубинцы, которых привозили на судно за несколько часов до его убытия. Опускали внешний трап и двое кубинцев в аквалангах с мощными фонарями спускались под воду.

Для обеспечения безопасности водолазов о проведении подводных работ оповещали кубинское судно, если оно находилось в порту и с него тоже бросали гранаты. Ангольский катер обеспечения вызывали по радио и давали команду прекратить бросать гранаты.

При осмотре днища судна один из членов группы ПДО находился на нижней площадке трапа и помогал спуску и подъему водолазов. Однажды спустившиеся водолазы вернулись буквально через минуту и я быстро помог им подняться на трап. Один из водолазов возбужденно стал что-то пояснять, а второй сняв акваланг побежал к своим вещам на палубе. Вернулся быстро неся два пистолета для подводной стрельбы. Первый водолаз к этому времени пояснил, что под корпусом судна стоит крупная акула. Вооружившись, аквалангисты снова ушли под воду. Осмотр прошел без замечаний, акула не стала дожидаться. После этого эпизода водолазы погружались вооруженные не только ножами, но и пистолетами.

При выгрузке судов в Лобиту и Намибе кубинских водолазов брали с собой. Возвращаясь, суда в порт Луанды не заходили, а останавливались на внешнем рейде и доставляли группу ПДО и водолазов на базу ВМФ на катере.

В первые месяцы осуществления ПДО гранаты привозили в группу ВМФ к прибытию судна с учетом ожидаемого времени его выгрузки. Норма суточной выгрузки судна в порту была установлена 200 тонн в сутки. Поэтому время стоянки сухогруза было не менее недели. Суда типа РО-РО выгружались от нескольких часов до одного – двух дней.

В 1987-1988 году интенсивность прибытия судов возросла и перед окном дежурного обычно стоял штабель из 30-40 ящиков с гранатами. Частота прибытия советских судов соответствовала планируемым операциям ФАПЛА по установлению контроля над территорией страны. Только за 9 месяцев 1988 года я участвовал в охране советских судов на протяжении более 100 суток. Исходя из среднесуточного расхода гранат 30 штук на человека, за это период израсходовал порядка 3 тысяч гранат.

Гранаты были в основном советского производства. Но временами привозили гранаты производства стран соцлагеря. Отличия были и в типе ящика и упаковочный лист был на кириллице, но не понятен. Но основная особенность была в том, что такие гранаты имели нестабильное время задержки срабатывания взрывателя. Время задержки «гуляло». Гранаты советского производства имели исключительно стабильную задержку срабатывания взрывателя. Оценка нестабильности задержки в 0,5 секунды не является надуманной проблемой. Когда счет примененных гранат исчисляется в тысячах, такая нестабильность чувствуется сразу и настораживает. И если члены команды судна просили в качестве сувенира скобу взрывателя, то с советскими гранатами можно было отпустить скобу взрывателя в руке, чтобы она отлетела на палубу и потом спокойно бросить гранату в воду. С гранатами братьев по соцлагерю такое было непозволительно.

Надежность советских гранат позволила однажды отработать взрыв гранаты в воздухе. Задерживал бросок гранаты с отпущенной скобой взрывателя в руке. Получилось с третьей попытки. При очередном броске заставляя себя все медленнее делать отсчет после отлета скобы взрывателя до броска. Конечно, это была РГД-5. На громкий взрыв приехала на джипе сигуранция. Спросили, что случилось. Дежуривший у носовой аппарели гранатометчик, которого я предупредил о своих манипуляциях, сообщил, что в воздухе взорвалась граната. Те приняли к сведению и уехали.

Кубинцы также осуществляли гранатометание с целью борьбы с подводными диверсантами. И если в порту наши суда стояли недалеко, то мы прикрывали фланги друг друга. Следует отметить что гранаты, применяемые кубинцами, были не очень качественными. Было слышно, особенно ночью, что сработал капсюль взрывателя гранаты при броске, а взрыва нет. Несколько раз ко мне приходили кубинцы - старший группы охраны и просил дать хороших гранат в НЗ. Всегда давал по ящику. Потом кубинцы перешли на толовые шашки. Приходил к ним на судно – посмотрел на процесс. Детонаторы, бикфордов шнур, спички, шашки. Обрезка шнура, зачистка, снаряжение, поджиг – бросок. Конвейер, некогда перекурить.

В Намибе на период стоянки своих судов кубинцы устанавливали над портом на оконечности мыса минометную батарею и вели обстрел морской акватории на подходах к порту. Рядом находилась РЛС, которую я приезжал ремонтировать и мне приходилось разговаривать с минометным расчетом.

После моего убытия в СССР в сентябре 1988 года толовые шашки появились и в нашей группы. Не могу сказать на постоянной основе или это был эпизод, но кончился он плачевно. Как раз мой сменщик, мы, к сожалению никогда не встретились, был дежурным по группе и решил с помощью толовой шашки глушить рыбу. Прослужил в Анголе 2 месяца. Опыта взрывника нет. Как он передержал шашку с подожженным бикфордовым шнуром неизвестно. Взрывом оторвало кисть руки. Ребята с ним встречались позже в Союзе. Говорят, что болит кисть, которой нет. Фантомные боли. Жаль. А морская рыба не имеет воздушного пузыря и от взрывов просто тонет.

Однако кубинцы приспособились применять гранаты для охоты на водоплавающую дичь. При сезонном перелете, в акватории порта Луанды, садились для отдыха и кормежки крупные стаи уток. Кубинцы сначала пытались стрелять по ним из автоматов. Но попасть в утку из автомата за 150 метров непросто. Только рикошет от воды с непредсказуемой траекторией.  После неудачных стрельб, кубинцы стали бросать одну за другой две гранаты. После первого взрыва стая дружно ныряла, и второй взрыв шел на поражение стаи гидравлическим ударом. На поверхности застывали 3-5 уток. А далее шлюпку на воду – и команда с хорошим обедом.

Казусы при охране судов имелись и у меня. Однажды, при охране судна, я поспал немного после обеда и пошел на вахту с 16-00. Вышел на верхнюю палубу. Солнце слепит глаза. Уткнувшись взглядом в ноги и на ходу доставая из кармана гранату, направился к борту. Вытащил кольцо и замахнулся для броска. В последний момент в глаза бросился козловой кран, работающий на причале. Обалдев от неожиданности стал соображать, что пока я спал судно перешвартовали другим бортом к причалу. Чертыхаясь, пошел к другому борту и бросил гранату куда следует.

При ночной вахте наблюдатели из состава команды судна просили дать пострелять. Давал с условием, что чистить автомат будут они, и не разрешал стрелять очередями и далеко от борта, чтобы не было рикошета. Однажды ночью взялся пострелять молодой радист. После некоторого количества выстрелов по брошенной за борт дощечке радист появился с автоматом и с виноваты видом сообщил, что магазин отпал и утонул. Есть определение: «Надежный как трехлинейка». Свой АКМС я обоснованно воспринимал также. Поэтому изумленный таким известием, я только переспросил «Как это «отпал»?!». Но увидев лицо радиста понял, что тот ожидает обвинения в утрате боеприпасов и боевого оружия со всеми вытекающими последствиями. Быстро его успокоил, сказав, что это ерунда, но будет ему стоить две пачки сигарет. На причале как раз расположился ангольский патруль с которым я и собрался решить возникшую проблему. Спустившись к себе в каюту и взяв две пачки сигарет и запасной магазин к автомату вернулся на палубу и приказав радисту спустить трап направился к патрулю. Обменявшись приветствиями и угостив солдат сигаретами, пояснил, что мне нужен магазин, показав его для убедительности. В качестве презента показал 2 пачки сигарет. Быстро посовещавшись патрульные сказали, что нет проблем, но магазин будет без патронов. Несколько пачек патронов у меня лежали в каюте и это упрощало переговоры. Не успели мы перекурить, как вернулся гонец с магазином, и удовлетворенные мы расстались. Дав радисту зарядить пустой магазин, предложил ему продолжить стрельбу. Но он отказался. А у меня так и осталось недоумение, как мог «отпасть» магазин в процессе стрельбы.

Через несколько дней мое недоумение рассеялось. Наблюдая за стрельбой очередного помощника, обратил внимание, что леерное ограждение палубы имеет такую высоту, что для стрельбы по брошенным недалеко за борт дощечкам стрелок выносит автомат, включая магазин за трубу верхнего леера. Стало понятно, что при отдаче автомата, магазинная защелка упирается в трубу и отжимается. Магазин отсоединяется и падает в воду. Кто бы мог подумать!

Были тревожные ночи. Как то при несении выхты был окликнут тревожным возгласом наблюдателя с носовой оконечности судна. Подбежав, тоже увидел в глубине, в свете плафона внешней подсветки, медленно перемещающийся смутный силуэт. Достав из кармана, быстро бросил в воду две гранаты и приготовил автомат. Поднимающиеся потоки взбаламученной взрывами воды вынесли на поверхность пятнистую военную куртку с развевающимися рукавами. До утра бросали гранаты более интенсивно, а днем организовали дополнительный осмотр подводной части судна. Все было нормально.

Днем тоже бывали тревоги. Темный, округлой формы, отблескивающий на солнце предмет то подвсплывая, то скрываясь в воде, медленно дрейфовал к судну. С расстояния около 100 метров открыл огонь одиночными. 5-7 выстрелов никакого результата не дали. Предмет не взрывался, не тонул, а продолжал свое движение. На 10 десятом выстреле к всеобщему облегчению плывущий арбуз развалился на куски.

Но предположение, что охрана и их помощники на судах «отбывали номер» не соответствуют реалиям жизни.  Капитаны судов, при приближении к территориальным водам Анголы официально объявляли команде, что, несмотря на требования руководящих документов о регулярном проведении тренировок по различным видам тревог, никаких учебных тревог в период работы в портах Анголы не будет. Команда понимала, что если что, то нужно будет выкладываться по максимуму. Тем более, что уж команда знала точно, что за груз находится в трюме, а детонация 2-3 тысяч тонн боеприпасов решала судьбу не только судна, но и значительной части порта.

По воспоминаниям старшего группы ВМФ в 1988-1990 годы капитана 1 ранга Кулинича И.В. за вторую половину 1989 года для целей ПДО советских судов личным составом группы ВМФ было затрачено около 300 человеко-суток.

 



СОБЫТИЯ

16 ноября 2017 г. в нашей центральной резиденции на Смоленской площади состоялось празднование Дня ветерана Анголы. Совет Союза подготовил к нашему празднику фотовыставку "Военные переводчики в Анголе и Мозамбике".

 

Вышла в свет новая работа, подготовленная в Союзе ветеранов Анголы «Ангола: процесс примирения и вооруженные силы».

На вопросы Корпоративного Журнала ПАО «Газпром» отвечает военный переводчик, заместитель председателя Союза ветеранов Анголы, автор книг и публикаций на «ангольскую» тему Сергей Коломнин. 

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992».

*

Книгу Сергея Коломнина "Мы свой долг выполнили. Ангола 1975-1992" можно приобрести: В Книжной лавке РИСИ: г. Москва, ул. Флотская, д. 15Б. Для посещения магазина нужно заранее созвониться: Телефоны: 8 (915) 055-59-88 8 (499) 747-91-38 8 (499) 747-93-35.   

Наш Гимн

Видеотчет о праздновании Дня ветерана Анголы. 16 ноября 2017 года

Белый пепел Анголы

Слова Валерия Михайлова и Владимира Журавлёва
Музыка, аранжировка Владимира Журавлёва
Исполняет Владимир Журавлёв 

Поиск по сайту
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 09. Нет света в Уамбо...

Перейти к разделу >>
© Союз ветеранов Анголы 2004-2017 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)