Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:

Фотовыставка:

«ВОЕННЫЕ ПЕРЕВОДЧИКИ НА СЛУЖБЕ ОТЕЧЕСТВУ»

 

ВПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ НАШЕГО ГОСУДАРСТВА

Фотоцентр Гоголевский бульвар 8

17-11 июня

Сергей Корыгин. "Ангола. Частичка жизни"

Сергей Корыгин

 

Ангола. Частичка жизни.

 

          Хочу поделиться своими воспоминаниями о работе в Анголе в период с ноября 1987 по ноябрь 1988 в НВМФ и рассказать о частице своей жизни, связанной с этой страной. За прошедшие годы, конечно, многое стерлось в памяти, некоторые фамилии сослуживцев уже забылись, но  многое хорошо помню. Отчетливо запечатлелись в памяти  и курьезные эпизоды, так память человеческая  устроена, что неприятные и страшные моменты стараешься  забыть, а веселое, забавное остается с тобой навсегда.

          На сайте СВА уже опубликованы воспоминания Юрия Ласькова «Помогая в становлении Народного Военно-морского флота Анголы». Думаю, что мои воспоминания органично дополнят их, тем более, что это воспоминания матроса срочной службы, который работал «на ангольцев». А нас таких было не так много.

 

 

Первая встреча с ангольцами

 

            Я проходил срочную службу в ВМФ СССР с 1986 по 1989 гг. Служил на Черноморском флоте пгт Новоозерный  оз. Донузлав.  Как тогда шутили моряки: «Две дыры на флоте, Донузлав и Поти». Служил  на «Корундах» (рейдовые тральщики пр. 1258), в звене было три корабля, практически совсем новые. Корабли были построены на заводе в Ленинграде и предназначались для Тихоокеанского флота: их и получали экипажи с ТОФа. Но, при переходе зашли в Черном море, да так и остались там.

            Первая встреча с ангольцами произошла задолго до нашей отправки в эту страну. Однажды наш командир получил приказ – навести полный блеск на корабле, срок неделя, мол,   корабль будет выставляться на конкурс «Лучший корабль флота». Уж чего-чего, а секретность в то время была на высоте. Через неделю весь корабль просто сиял. Выходим в Севастополь. В Севастополе простояли несколько дней продолжая драить и чистить. Спустя несколько дней, последовала  вводная:  выйти в море в определенный район и поставить имитатор мины. Вышли, поставили. Только тогда нам объявили, что ожидается приезд  какой-то высокой комиссии, которой нужно продемонстрировать все, на что способен наш корабль. На следующий день  с утра привезли на камбуз кучу всякой гражданской снеди, а затем прибыла она – комиссия. Представляете наше удивление, когда мы увидели, что половина прибывших людей – негры!  

            Как оказалось, СССР оказывал помощь в вооружении ангольской армии, передавал несколько военных кораблей, а именно «Корундов» Анголе, и это были представители их стороны, прибывшие для ознакомления с «товаром».

            Вместе с комиссией вышли в заданный район, поставили глубококонтактный трал, начали траление. Помню, командир очень волновался, что мог ошибиться, и мы поставленную ранее мину не найдем. Но все прошло удачно, где-то с третьего захода мы ее зацепили. Макет мины (пустой железный ярко раскрашенный шар) эффектно выскочил из воды метра на три. Все ангольцы заулюлюкали и захлопали в ладоши. Затем последовал переход в другой район для проведения стрельб из пушки. Отстрелялись успешно. В программе была запланирована демонстрация еще одного трала, но начальство решило больше не мучить наших гостей. Взяли курс на базу. К этому времени практически вся комиссия (кроме двух человек, которые были моряками) лежала лежкой в кубрике с «зелеными» лицами. Морская болезнь дала себя знать: еще бы, тральщик длиной всего 26 метров, и его здорово качает, даже на небольшой волне.

            Месяца через четыре начались «задушевные» беседы с начальником особого отдела. Вызывали почти всех «срочников», которые служили на РТшках. В конечном итоге нам троим: мне, Сергею Корыгину,  Эдику Бежану и Володе Романову особист объявил, что мы отобраны для прохождения дальнейшей  службы в Народной Республике Ангола «в качестве военных советников». Конечно, позже мы разобрались с нашим статусом -  технический специалист плавсостава, но ангольцы звали  нас всех «асессорами».

                                                                                                «Вы как людей подбираете?!!» 

 

              Почему выбор пал именно на нас, не могу сказать. Может быть потому, что мы были призваны из институтов (меня призвали после второго курса,  в то время «забирали» в армию из институтов). Никакой специальной подготовки с нами не проводили. Видимо, наши профессиональные знания и навыки вполне устраивали командование. Только звания присвоили - старшина второй статьи (до этого мы были просто матросами). Затем сделали прививки против желтой лихорадки (в военном билете есть соответствующие отметки), переодели в «гражданку» и отправили в Севастополь, где формировалась вся  группа на поставляемые в Анголу тральщики. (В 1987 г. из СССР для НВМФ Анголы было поставлено два рейдовых тральщика проекта 1258Б, - примечание СВА). Командиром группы был капитан-лейтенант Кукленко Анатолий Иванович. В составе группы три мичмана: специалист БЧ-3, специалист БЧ-4 и службы «Р» (радиометристы), специалист БЧ-5 (к сожалению, не могу сейчас вспомнить их имена и фамилии). В группе было и трое  «срочников» - старшин второй статьи: Эдуард Бежан, специалист  БЧ-2, Володя Романов, специалист БЧ-5 и я, специалист БЧ-1.

            Затем выехали в Москву, там проводился последний инструктаж сначала в «шестерке» (Главный штаб ВМФ),  затем в «десятке» (ГШ ВС СССР). Столько адмиралов и генералов я в жизни больше никогда не видел. Кстати, в ГШ ВМФ произошел забавный эпизод, едва не стоивший отмены командировки в Анголу для Володи Романова. Забавный - это я сейчас так пишу, а тогда он вызвал  большой переполох у кадровиков  и в нашей группе.

             Сидим мы в кабинете перед капитаном 1-го ранга в ГШ ВМФ. Куратор нашей группы, капитан 2-го ранга, представляет ему бумаги и документы на каждого. Встаешь, четкий доклад: имя, фамилия, специальность. Затем просмотр документов, несколько вопросов, следующий.  Помню, как капитан 1-го ранга  недовольно морщился и пыхтел, когда выяснилось, что один из командируемых мичманов оказался не членом КПСС. И вот дошла очередь до Володи Романова. Просмотр документов, комсомольский билет… Я не знаю, как это не заметили раньше, ведь проверяли  документы не единожды, и у нас в штабе, и в Севастополе. Вероятнее всего отнеслись формально - взносы уплачены, штампики на месте.  Так вот, этот «каперанг» взял, да и перевернул следующий листочек в комсомольском билете Романова. А там, напротив мая следующего года четко красуется надпись ручкой – ДМБ! Тот, кто помнит времена СССР, может себе представить, что тут началось! … Больше всего было жалко этого нашего куратора. Как «каперанг» на него орал… «Вы как людей подбираете?!!  Вы кого за границу посылаете?!! Немедленно заменить этого …».  Куратор трясущимся голосом, начал говорить, что это невозможно, они завтра вылетают. Схватил ластик и начал стирать надпись. Спустя немного времени «каперанг»  успокоился.  В «десятке» прошло все гладко.

            На следующий день, вылетели в Анголу. Летели на ИЛ-62 с дозаправкой в Киеве и дальше без посадок до Луанды. Действительно,  первое что удивило, это земля красного цвета. Поехали в военную миссию, затем на базу ВМФ НРА. Она располагалась на косе с внутренней ее стороны. Разместили нас на территории базы в двухэтажном доме. Мы жили на втором этаже в двух помещениях, в одной мичманы, в другой мы с командиром. Все советские военные советники и специалисты ВМФ жили в доме в городе, некоторые «На Куке» (это такой высотный дом в центре Луанды на нем сверху надпись «Cuca» - реклама местного пива). 

       С нами провели инструктаж: что можно, что нельзя. Получили форму с ярлыками FAPLA.  Повседневно-выходная: две кремовых рубашки, зеленые брюки, черные туфли, камуфляж (до сих пор дома храню), высокие ботинки. И еще один комплект, такой же, как камуфляж, только зеленый – рабочая форма.  Так началась служба на новом месте.

 

Первые впечатления: другая страна, другой мир

 

           По прибытии в Анголу сначала очень удивлял факт четкого «светового» разграничения суток, 12 часов день - 12 часов ночь, почти не зависящего от времени года. С шести до 18.00 день, остальное - ночь. Практически нет сумерек и рассветов – солнце село, все, темно. Не наше небо – звезды другие. Думали, что Африка -  значит жарко. Но оказалось, что это не так. В зимние (летние по-нашему) месяцы температура иногда днем не превышала +15, и в рубашках с коротким рукавом было не очень комфортно. Поражало и обилие всяких ползающих и летающих тварей. У нас за шкафом жил паук величиной с кулак, тараканы такой величины, что когда бежит по полу слышно как топает, склапендры. Цикада если сядет на окно, все - конец сну. Жутко воющие по-ночам коты. Их там было очень много, днем невидно, а ночью выползают и начинают орать. Комары – без сетки не поспишь даже полчаса. Много к чему надо было привыкать.

            Очень впечатлила крепость Сан-Мигель на высоком скалистом холме. Мы ездили туда на экскурсию, в то время там располагался музей трофейной боевой техники. Моряки, наверное, знают, что там есть еще одна крепость - форт Сан-Педро, который защищал вход в бухту.  Он расположен на выходе из бухты на материковой стороне, этакое сооружение, вырубленное в массиве скалы в виде прямоугольника с бойницами. В нем побывать не пришлось.

            Поражало обилие мусора на улицах, нищета, трущобы, подобие хижин сделанные из нескольких кусков шифера и картонных коробок. Отсутствие правил дорожного движения, первый едет тот, кто первый посигналил, или у кого машина больше. Да вообще поражало ВСЕ! Это была другая страна, другой мир, другие люди.

 

Служба 

 

         По территории базы передвигались свободно. За пределами разрешалось ездить только на автомобиле, не менее трех человек, все с оружием.       В то время на базе находились ангольские СДК «польского» проекта, несколько ракетных катеров и два новеньких наших рейдовых тральщика. Кроме того, на базе  базировались корабли ВМФ СССР в составе БДК, БПК и плавбазы. В глубине бухты виднелись несколько полузатопленных судов, причем довольно далеко от берега, они там остались со времен португальцев. 

       «Корунды»  уже стояли у стенки базы, когда прибыла наша группа. Как их доставили из СССР не знаю, но как нам сказал кто-то из наших офицеров-советников,  они «прибыли сюда на сухогрузе». Что это означало, сказать не могу, но точно не своим ходом. Скорее всего, на буксире. Первое время пришлось самим осваивать корабли, т.к. многие механизмы и устройства отличались от тех, с какими мы имели дело, они были более поздних разработок.

        Каждому из нас поручили курировать и обучать несколько ангольцев из числа матросов экипажей. У меня их оказалось четверо: два рулевых-сигнальщика и два штурманских электрика,  т.к. я представлял БЧ-1 (штурманская боевая часть), поэтому и занимался с данными специальностями. У нас на РТшках почти все владели двумя специальностями, так положено, для подмены друг друга в море.

      Обучение началось с изучения португальского языка. Да-да, именно с изучения языка. Мы португальский, естественно  не знали. А наши ангольские протеже не знали русского. Командиры кораблей и офицеры, те, кто учился в СССР (в Баку) говорили по-русски.  Но у них были другие задачи.  Переводчика нашей группе выделили только через пять месяцев, когда мы уже сами могли сносно объясняться. Его звали Андрей Чугаринов. Когда довольно долго находишься в другой стране, отовсюду слышишь другую речь, очень быстро усваиваешь язык.

        Вот так, сами учились и учили ангольцев. Ребята были  смышленые и понятливые. Еще сближало то, что мы были в одном статусе – срочники, это их как-то раскрепощало. Часто разговаривали по душам, им все было интересно про нашу жизнь в СССР. Некоторые  - наши одногодки, некоторые постарше, уже семейные. Один, помню, спрашивает меня: «Ты сколько служишь?». Я говорю: «Два года». Он: «И я два года, а сколько осталось?».  «Еще год, а тебе?», «Не знаю….».  Ведь в Анголе шла война… Кстати, ангольцы, те, кто жил в Луанде, уходили после службы вечером по  домам. Кто был из других провинций, жили на базе, сначала в казармах, а потом на кораблях – там стояли мощные кондиционеры. Кормили ангольцев не слишком хорошо: чашка риса и банка сардин. Помню, во время выходов в море, несколько раз подходили к нашим рыболовным судам, которые  занимались промыслом. Так вот, ангольцы всегда просили у них рыбу. К чести наших рыбаков, они всегда давали 2 -3 упаковки мороженой рыбы или кальмаров, чему ангольцы были очень рады.

        Запомнились два эпизода. Первый -  переход на юг в сторону Намиба. Долго «утюжили» довольно большой квадрат телеискателем: искали упавший в океан вертолет. Телеискатель, попросту говоря, большая видеокамера с мощной подсветкой и сигнальными буями. Он предназначен для поиска и обозначения донных мин. Его буксируют за кораблем, а на посту управления тралами в мониторе просматривается дно. Искали вертолет долго, но так и не нашли. То ли он в другом квадрате упал, то ли вообще на землю, но повторных поисков не было.         

            Второй эпизод. Однажды поступило сообщение от рыбаков, что в таком-то квадрате они видели свободно плавающую мину. Уверяли, что видели большой черный шар с «рогами» - типичную контактную морскую мину. Ну, как говорится, вам – экипажам тральщиков и карты в руки. Вышли в указанный район. Начали поиск. Через некоторое время обнаружили плавающий предмет, действительно черный шар с «рогами». Мина! Решили подойти поближе и расстрелять ее из пушки. Подошли… но «миной» оказалась мертвая большая морская черепаха! Она раздулась от жары и приняла шарообразную форму, а наросты на спине очень были похожи на контакты мины. Но мы ее все равно расстреляли, заодно и ангольцы поупражнялись в стрельбе из пушки.

            В своих воспоминаниях, опубликованных на сайте СВА,  Юрий Ласьков пишет: «Следует отметить, еще одну сторону нашей деятельности по обеспечению противодиверсионной охраны торговых судов Советского Союза…».   Наша группа также привлекалась к выполнению таких задач.   На группу военных советников и специалистов ВМФ (в том числе и нас) возлагалась задача по осуществлению охраны пляжа. На косе было место, именуемое «Советский пляж», куда в выходные выезжали работники посольства, военной миссии и члены их семей, вот этот пляж мы поочередно и охраняли.

  

Немного о быте 

 

             Так как мы были «срочники», то все полагающиеся нам продукты получали на складе. Склад находился на территории базы. Продукты нам выдавал один из наших офицеров – советников ВМФ. Конечно, все бесплатно, мы же были срочной службы. Кроме, пожалуй, сигарет, за них, по-моему, удерживали. Даже сигареты - «Памир» («Нищий в горах») 16 пачек в месяц. Эдик не курил, так что нам с Вовкой хватало. Командир и мичманы «покупали» продукты в магазине миссии за свои «деньги». Никаких денег на руки мы не получали. На каждого был заведен счет во Внешэконом банке СССР в американских долларах. С этого счета командир и мичманы могли покупать чего-либо в магазине миссии по безналу. Поэтому и написал в кавычках. Как получал я в Союзе 13 рублей в месяц, так же и там, только в пересчете на доллары по курсу, по-моему, 63 копейки за доллар.

            Покупали в основном импортные продукты (очень было удивительно, как может быть у молока срок хранения 6 месяцев?) и хлеб, который пекли в миссии. Стол был общим, готовили сами на всех. Кок был свой – Эдик. Вообще на РТшках так заведено, что БЧ-2 «пушкарь» он же по совместительству и кок, т.к. в море у него всех меньше работы. Воду брали неподалеку, из земли торчала труба с краном, из которой текла тоненькая струйка воды. Нас сразу же предупредили, что помои надо выносить, когда темно, только спустя некоторое время поняли почему – голодные дети.

            Иногда ездили в миссию в клуб смотреть кино. Но потом перестали. У гражданских спецов с завода (их было несколько, они обеспечивали гарантийный ремонт кораблей, жили там же где и мы, только на первом этаже) был свой кинопроектор, оборудовали кинозал на открытом воздухе. Приходило много ангольцев, понимали ли они что-то из наших фильмов, не знаю, но сидели и смотрели. Кроме этого часто посещали на наши военные корабли, там также демонстрировали фильмы. Брали книги в библиотеке военной миссии. Из подручных материалов, вместе с гражданскими оборудовали «качалку» около дома. Среди советских советников разных родов войск проводились спортивные турниры и соревнования. Иногда кому-нибудь с гордостью заявляю: «Я в Анголе играл за сборную по волейболу Военно-Морского флота СССР!».    

            Но самой любимой и приятной отдушиной была баня-сауна!  Огромное спасибо тем нашим специалистам, кто ее соорудил своими руками. Она находилась  на территории базы ВМФ в здании, где сидел оперативный дежурный. Там была отделанная деревом парилка, где температура поднималась до 130 градусов, душ и маленький металлический «бассейн». Вместо березовых веников использовали ветки местных растений похожих на тую и эвкалипт.

Сами мы… из Африки 

 

            Вот так и прошел этот год с ноября 1987 по ноябрь 1988, проведенный в Анголе. Прощаться с нашими ангольцами было немного тоскливо, но в то же время очень хотелось домой.  Обратно летели на Боинге-737 местной авиакомпании с дозаправкой в Риме. Т.к. у нас - срочников практически не было вещей, а в самолете можно было провести каждому по 20  килограмм багажа, мы по просьбе наших коллег, оставшихся в Анголе, везли в Союз их вещи, приобретенные там. Я вез два ковра и какие-то огромные сумки. Все это передали встречающим нас в аэропорту их родственникам. Помню, как они нас обступили и все спрашивали: «Ну как там? Ну что там? Много стреляют?». «Да все нормально, - отвечали,  там как на курорте».  Всех больше переживала мама нашего переводчика Андрея Чугаринова, даже уронила на пол и разбила от волнения  бутылку шампанского, которую привезла нам.

             По приезде несколько дней жили в Москве, оформляли документы, сдавали кровь на анализ. Затем нас отправили  на Черноморский флот к себе в часть. По дороге был еще один интересный эпизод.

       Доехали на поезде до Симферополя, далее нам надо было в Евпаторию, затем в Новоозерный, где стояли наши корабли, а командиру и мичманам в Севастополь. Командир говорит: «Я в вас уверен, сами доберетесь?». «Ну конечно». Доехали нормально, на рейсовых автобусах. Подходим к части. «Куда пойдем, прямо на корабль или сначала в штаб?». Пошли на корабль. Подходим к стенке … опа, все МПК стоят (наше звено рейдовых тральщиков входило в состав дивизиона малых противолодочных кораблей), а наших РТшек нет!   Как потом выяснилось, месяца через два после нашего отъезда два корабля перевели в Севастополь, а третий в Мирный.

         Пошли в штаб. Заходим к командиру дивизиона, там  сидит незнакомый капитан 3 ранга. Оказывается за год, комдивизиона сменился. Докладываем, так-то и так прибыли из Народной Республики Ангола для прохождения дальнейшей службы. Далее следует немая сцена! Ну, сами посудите, к командиру части приходят два парня в «гражданке» и несут какую-то ересь, про то, что они, матросы срочной службы, только что прибыли из Африки и служат в этой части на рейдовых тральщиках, которых в составе дивизиона нет!  Он, так ничего не понимая, вызвал замполита. Входит замполит, тоже капитан 3 ранга … и тоже незнакомый!

             После того, как мы еще несколько раз им повторили, кто мы и откуда прибыли, комдив вызывает начальника особого отдела. «Ну, все, - говорю я Эдику, - если особист тоже сменился, то нас сейчас арестуют, так сказать, до выяснения». К счастью, особист был тот же, что нас оформлял в командировку в Анголу. После того как все выяснилось, нас отправили в Севастополь, для прохождения дальнейшей службы.

 

 

       



СОБЫТИЯ

 

16 мая 2017 года в Москве в московском фотоцентре Союза журналистов (Гоголевский бульвар, дом 8) состоялось открытие фотовыставки "Военные переводчики на службе Отечеству".   

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992».

*

Книгу Сергея Коломнина "Мы свой долг выполнили. Ангола 1975-1992" можно приобрести: В Книжной лавке РИСИ: г. Москва, ул. Флотская, д. 15Б. Для посещения магазина нужно заранее созвониться: Телефоны: 8 (915) 055-59-88 8 (499) 747-91-38 8 (499) 747-93-35.

 

ВИДЕО

 

Открытие фотовыставки "Военные переводчики на службе Отечеству"

 

Нас там быть не могло 

Белый пепел Анголы 

Они хотели меня взорвать

Поиск по сайту
Случайная фотография
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 02. Хорошо в Африке!

Перейти к разделу >>
© Союз ветеранов Анголы 2004-2017 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)