Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 08. Полетим в Луэну ( исполнитель Курлыгин Сергей Владимирович)

Перейти к разделу >>
1 2 3 4 5 6
[31.01.2011 22:25:24] Сергей Коломнин
Ниже публикую письмо Евгения Чернецова (с его разрешения), в котором рассказывается о гибели в Анголе Алексея Степаненко.

А. Степаненко уже внесен в нашу книгу Памяти. (см. 1981 г.). Спасибо Сергею Шкариненко и Евгению Чернецову. Думаю, что очевидцы тех событий или те советники, кто служил с Алексеем, откликнутся. Пока нам не известны его отчество и другие данные. Кто сможет, уточните.

В книгу Памяти (раздел «Умерли на Родине» ) внесен также и Лебедев Виталий Михайлович, генерал-лейтенант, главный военный консультант МО Анголы с января 1991 по май 1995. Он захоронен в г. Москве на Новокунцевском кладбище
С уважением, Сергей Коломнин.

«Здравствуйте уважаемый Сергей Анатольевич!
Пишет Вам Чернецов Евгений Петрович, бывший советник командира отдельного артиллерийского дивизиона 130-мм пушек 5-го ВО (г. Лубанго). По просьбе моего товарища, Сергея Шкариненко, высылаю Вам фото майора Алексея Степаненко, советника командира батальона в 2-й МПБр, Каама, погибшего в сентябре 1981 г. при доставке боевого донесения в штаб 5-го ВО в Лубанго. И хочу рассказать об обстоятельствах его гибели в Анголе.

Мой дивизион неоднократно перебрасывался для усиления обороны на позиции под г. Шангонго. Там мы и мы встречались с Алексеем. От батальона Степаненко, как правило, выделялась рота для охраны дивизиона. Алексей выезжал вместе со мной на позиции, но оставался в расположении артдивизиона только на время организации обороны, затем возвращался в бригаду. Всего с июня 1980 г. по май 1981 г. мой дивизион четыре раза перебрасывался на усиление обороны под Шангонго (последний раз в апреле-мае 1981 г.). Снова встретились мы с Алексеем, уже на позициях его бригады, в августе 1981 г., при отражении агрессии южноафриканцев (операция «Протеа»). Дивизион был переброшен туда по тревоге.

Опасных моментов, связанных с вторжением южноафриканских войск тогда было несколько. Это, безусловно, начало вторжения: бомбоштурмовые удары по Ондживе, Кааме и Шангонго с 23 по 31 августа 1981 г., потом такие «кризисы» возникали практически еженедельно в сентябре. Вот в один из таких критических моментов, кажется в середине, или конце сентября, бригада в Кааме лишилась связи со штабом округа: при налете разбиты радийные машины. И было принято решение о посылке специального курьера с донесением в штаб округа. Таким курьером назначили советника политкомиссара бригады, фамилию не помню, а звали его, кажется, Виктор Петрович, (должность советника политкомиссара тогда занимал полковник Гребешков Виктор Петрович - С.К.) он еще очень хорошо рисовал. Для его охраны выделили Алексея Степаненко и Виталия Ракова, советника командира дивизиона 76-мм пушек бригады.

Я просил старшего группы Вячеслава Гловяка, советника начштаба бригады, послать и меня, поскольку мы с Алексеем часто бывали вместе на боевых заданиях, «притерлись» друг к другу, но получил категорический отказ.

Ребята сели в машину ГАЗ-66 уже под вечер, когда стало темнеть – так меньше вероятность нарваться на юаровский «Мираж» или «Канберру». А уже под утро, через кубинцев (их рации работали) мы получили приказ из штаба округа всем прибыть в Лубанго в нашу миссию. Выехали практически сразу без сборов: все советники спали одетые и с оружием под рукой. Доехали до Чибембы (Шибембы). Там нас встретили кубинцы из состава усиленного батальона, занявшего оборону в Чибембе (Шибембе). Они и рассказали, о трагедии, которая случилась с Алексеем и его товарищами.

По словам кубинцев, они, а точнее один - старший, не послушался их предупреждений, что следовать дальше опасно: воздух над дорогой патрулировали юаровские самолеты-штурмовики. И принял решение ехать дальше. Донесение-то срочное. Двигались, судя по всему, на предельной скорости, без фар. В результате на узком мостике, у Рио-де-Аррея, произошло лобовое столкновение с ангольским автобусом «Автосан». Алексей погиб, перелом основания черепа, Виталий Раков оказался в кювете, ни одной царапины, только ушибы. Старший, Виктор Петрович, был весь исцарапан осколками стекла, а шофер-анголец размазан остатками кабины ГАЗ-66. От «Автосана» тоже осталась куча железа и раненые. Погибли и ангольские медики, которых ждали в бригаде.

Но на этом их беды не закончились: автобус загорелся, и огонь привлек южноафриканский штурмовик, который расстрелял столкнувшиеся машины из НУРСов, добивая пострадавших. Так нам рассказали кубинцы…

Нас они вперед не пустили, в воздухе постоянно барражировали юаровские самолеты. Пережидали, наверно, час, или около того. Торопиться уже было некуда.
Когда добрались до Лубанго, попали уже на прощание с Алексеем. Зина, его жена, увезла его на родину в гробу в то же утро. Где похоронен Алексей, я не знаю, но знаю, что в то время у них была квартира в Броворах, под Киевом. После командировки, в году 1984 или 1985, я случайно столкнулся с Зиной в Киеве, в магазине, но вот передать ей фотографию мужа не сумел... Был ее адрес в Броворах, но где он, уже не могу найти. Вот такая история.

До свидания. С уважением, Евгений Чернецов.

P.S. На фотографии Алексей изображен после разгрома авиацией буров тылового района 2й МПБр, тогда сожгли склад б/п и над нами летали снаряды от "Града". Фотографии, все, сделаны мной, и находятся в моем архиве.

Может быть, что-то к моему рассказу сможет уточнить Толя Познахирко? Было бы здорово найти и Виталия Ракова, непосредственного участника трагедии... Гибель есть гибель, не зависимо от чего и как она произошла в боевой обстановке. Будь то авианалет или засада, или поражение ракетой. Возможно, для семьи, более почетна смерть в бою. Но и доставка боевого донесения это тоже боевое задание. Конечно те, кто там был, знают, что все произошло от раздолбайства старшего, воспользовавшегося своим званием и не внявшего предостережениям кубинцев. Кстати, этот офицер так в бригаду и не вернулся…

Если Вы решите разместить заметку на сайте, то может быть кто-нибудь и откликнется? Тот же Елеференко Игорь, поможет вспомнить всех советников штаба округа на то время. Или кто другой. Меня, в частности, интересует судьба бывшего моего дивизиона. На одной из фотографий в фототеке есть снимок брошенной 130-ки, снимок сделан бурами. Не хотелось бы думать, что это орудие моего дивизиона. На то время воинская часть была сильной, слаженной и дисциплинированной. Один из моих подсоветных, Долизи, позднее, в 1987-1990 гг. закончил артиллерийскую академию в Ленинграде. Встретиться нам не удалось по причине нехватки времени, у меня".

[30.01.2011 21:00:57] Максим Гладков
Дорогие друзья!

Выполняю свое давнее обещание и предлагаю вашему вниманию перевод статьи военного журналиста Джима Хупера «Мы взяли русского!», в которой рассказывается об одном из самых драматичных и трагических для нас эпизодов Ангольской войны – гибели советских военных специалистов и советников и их жен во время проведения южноафриканскими войсками операции «Протея». В основе статьи лежит интервью, взятое Джимом Хупером у одного из командиров 32-го батальона – Батальона «Баффало» – Тинуса Ван Стадена, в те времена командира роты “C” («Чарли»), бойцы которой взяли в плен советского военного специалиста прапорщика Николая Пестрецова.

Обращаю внимание осведомленного читателя на то, что в своем интервью Тинус Ван Стаден допускает целый ряд очевидных ошибок. Нужно учитывать, что интервью давалось им через десять лет после описываемых событий, что-то он мог забыть, что-то – знать неточно, что-то – попросту напутать, как при упоминании не существовавшего сына Пестрецова. (Когда мы обсуждали это с Джимом, он предложил мне своей рукой устранить неточности, но я решил этого не делать, чтобы вы могли прочитать статью в том виде, в каком она была опубликована двадцать лет назад.)

Джим Хупер родился и окончил университет в США. Довольно рано он понял, что его призвание – военная журналистика и фотожурналистика. В качестве военного журналиста он освещал многие конфликты в разных уголках мира – увы, для нас, «с той стороны». Одной из первых горячих точек для него как раз и стала Ангола. Вот, что об этом рассказывает сам Джим:

«Я начал освещать Приграничную войну в 1986 году в качестве журналиста, прикомандированного к контртеррористическому подразделению полиции Юго-Западной Африки, печально известному Куфуту. Хотя это подразделение было предназначено для проведения операций главным образом на севере Намибии, часто, преследуя отряды СВАПО, его группы пересекали границу и вторгались на территорию Анголы. Я провел в рядах Куфута почти пять месяцев и за это время был дважды ранен: первый раз пулей советского производства, а второй – осколком минометного выстрела советского производства.

В 1987 году я совершил свой первый рейд в составе УНИТА: вначале мы дошли до Муньянго, а потом двинулись дальше на восток, до самой Кангонги, что на Бенгельской железной дороге. Мой второй рейд состоялся шесть месяцев спустя – тогда я стал свидетелем нападения на Кашингеш, населенный пункт, мимо которого ведет гудронированная дорога, соединяющая между собой Бие и Менонге. Моим последним рейдом стал поход на реку Кунзумбия, после того, как унитовцы (вероятно, с помощью военных советников из ЦРУ) в марте 1988 года разрушили планы фапловцев и сорвали их ежегодное наступление, традиционно приходившееся на сухой сезон; после этого мы двинулись на Кассингу, что примерно в 30 км от Муньянго. Фотографии, сделанные мной во время тех рейдов, размещены на моем сайте: http://www.jimhooper.co.uk/gallery1.html

Некоторое время назад Йохан Шуман, создатель южноафриканского сайта “War in Angola”, обратился ко мне с просьбой разрешить ему опубликовать некоторые из моих работ. Я просмотрел свои старые фотографии, которые не просматривал внимательно почти 20 лет, и нашел среди них кое какие интересные материалы, не представленные на моем сайте.

С ними можно познакомиться здесь:

http://www.warinangola.com/default.aspx?tabid=686 ».

Статья Джима Хупера, в переводе и оригинале, опубликована нами в разделе «Взгляд с той стороны». Перейти к ней можно по этой ссылке:

http://veteranangola.ru/main/other_side/hooper

В настоящее время мы готовим к публикации ряд других материалов того же автора.

С уважением!

МГ




[29.01.2011 17:37:15] Н Сагайдак
Здравствуй Борис думаю скоро появишся в сети,Я выслал тебе несколько фото,где в день корабля у нас была Эдита Пьеха, второй ком. корабля Огородников,как выглядел корабль с кормовой ракетной установкой.Жду.
[27.01.2011 10:50:10] Duvies
Thank you Max
[26.01.2011 22:11:14] Сергей Коломнин
Лебедевой Т.Л.(к великому сожалению не знаю Ваших имени и отчества, простите).

Спасибо, что вышли на наш сайт. Мы знаем, что Ваш супруг Виталий Михайлович был в Анголе в качестве главного военного консультанта МО с января 1991 по май 1995. До этого работал заместителем командующего ВДВ.
У нас очень мало данных о нем. Может, Ваш муж оставил какие-то воспоминания о работе в Анголе? Вел дневники? Наверняка остались фото...

Мы работаем над будущей экспозицией музея ветеранов Анголы, готовим к выпуску фотоальбом. И, если Вы решите нам что-то передать в память о нем, для использования в музейной экспозиции, будем Вам чрезвычайно признательны.
Обязательно внесем имя Виталия Михайловича в нашу Книгу Памяти.
Возможно кто-то из его сослуживцев по Анголе в ближайшее время выйдет на нашу Гостевую.

Cвязаться со мной можно по эл. почте interangola@mail.ru

С уваженением, заместитель председателя Совета Союза ветеранов Анголы Коломнин Сергей Анатольевич
[26.01.2011 19:52:47] Назаров В
С Коломнину .Да может я и видел Шруба, приходили гости к лётчикам мигов.Я был знаком с одним из лётчиков звали его Геннадий(к сожалению фамилию забыл ,я даже написал ему письмо в Анголу) .Письмо моё пришло обратно с пометкой что такой там незначится.Геннадий ,когда я приходил к ниму в гости ,иногда наливал мне банановый ликёр.Один раз зайдя к нему застал его за столом с незнакомым мне мущиной.Геннадий усадил меня за стол и говорит:\"Извини ликёра нет\".И наливет водки,как я думал.Я залпом выпил ,а оказалось спирт.Геннадий и гость даже перепугались что я задохнусь,но всё обошлось.Посидев немного Геннадий говорит:\"Запомни ты сидел за столом с полковником.\" Может это и был Шруб?
[26.01.2011 19:15:15] Лебедева Т.Л.
Мой муж генерал-лейтенант ЛЕБЕДЕВ Виталий Михайлович умер 13 апреля 1998 года (последствия участия в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС). Захоронен в г. Москве на Новокунцевском кладбище.
[26.01.2011 17:00:22] Варич Александру Пет
от Кржеминского Виктора
послал тебе ответ на е/адрес yvarich@yandex.ru , но ответа до сих пор нет.
Саша, мой Е/адрес crgemin@zntu.edu.ua, постарайся не заденрживаться с ответом, ведь так много воды утекло... обнимаю, привет семье
[26.01.2011 14:33:22] Шкариненко С.В.
Коломнину -попробуйте на shinguar@mail.ru
[26.01.2011 14:23:17] Шкариненко С.В.
Коломнину С.Я по электронке ничего не получал.
[26.01.2011 13:50:18] Сергей Коломнин
Сергею Курлыгину
Вы абсолютно правы: тот офицер, о котором Вы рассказали, имел прямое отношение к спецпропаганде. «…сам лично готовил на марш звуковую установку (примерно август-сентябрь 1986 г.), на базе БРДМ». Действительно советские технические специалисты по этому профилю в Анголе активно работали, поскольку СССР (я об этом писал в том сообщении) поставлял для ФАПЛА технику спецпропаганды: полевые типографии, звуковые станции (именно на базе БРДМ-2), агитснаряды, агитационные авиабомбы («агитаб-250, агитаб-500») и др. Прекрасно помню одного такого специалиста - капитана Толю Алексеюка. Командировался из Улан-Уде и находился в Анголе в 1987-1990 гг. Его должность называлась «специалист по ремонту и применению звуковых станций и другой техники и оборудования спецпропаганды». Естественно был и другие ребята подобного профиля. Снарядить листовками агитснаряд или агитбомбу – не такое простое дело как кажется на первый взгляд.

Но когда я говорил, что «советских советников по спецпропаганде в Анголе в период с 1975 по 1991 гг. не было», то имел в виду именно советников. И их участие в выработке идеологии спецпропаганды. А между советником и техническим специалистом, согласитесь, есть разница. Не буду повторяться, чтобы занимать много места на гостевой. Можете посмотреть мою статью на сайте http://www.veteranangola.ru/main/publikacii/soldieroffortune/interdolg или соответствующую главу в моей книге http://www.veteranangola.ru/main/knigi/angola_neizvestnaya_voina .
стр. 98-109. Там есть критерии отличия советника от специалиста, хотя, например, в Анголе различия между советником и специалистом в бригадном звене часто стирались.

Именно поэтому, практически все спецпрпагандистское творчество: памфлеты, листовки с «откровениями» перешедших на сторону ФАПЛА унитовцев, пропуска для «сдачи в плен», тексты радиопередач, а также сочинение анекдотов и слухов (одни из самых эффективных приемов спецпропаганды) – это дело кубинцев и самих ангольцев. Кубинцев, естественно, в свое время по этому профилю готовили мы.

Наши делегации, в состав которых входили спецпропагандисты ГлавПУ (Н. Сабиров, Ф. Козанчук. П. Тарутта) несколько раз летали в Анголу, делились опытом. Бывал там и я «под крышей» переводчика Торгово-промышленной палаты. Ангольские делегации приезжали и в Союз, им устраивали показные занятия «по спецухе», согласовывали списки поставляемой спецтехники. Но на этом дело и ограничилось. Должностей советников по спецпропаганде при Национальном Политуправлении ФАПЛА и в воюющих округах 10 ГУ так и не ввело.

А вот для Мозамбика спецуправление ГлавПУ смогло пробить должность, которая называлась «офицер аппарата по информационно-пропагандистской работе» и предусматривала консультирование местной стороны по вопросам спецпропагады. Ее занимали в разное время капитаны 1 ранга Ю. Занин (сотрудник спецуправления ГлавПУ) и Воронов, (имя запамятовал, до того работал начальником отдела спецпропаганды Черноморского флота). И в Мозамбик мы поставляли технику спецпропаганды: (агитснаряды, агитбомбы, мобильные типографии, звуковые установки).

Шкариненко С.В.
Ждем от Вас информации по погибшему советнику комбата Алексею Степаненко, чтобы включить его в книгу Памяти. К сожалению, Вы почему-то абсолютно не реагируете на послания по электронке, может не доходят?

Анатолю
Да, Вы правы – Виктор Семенович Шруб был в Анголе личностью очень заметной. Кстати, очень любил посидеть за бутылочкой трехзвездочного армянского с нами в переводческой «портере» - квартире на первом этаже «дома Кохозника», где жил основной советнический аппарат ВВС ПВО. Посиделки заканчивались часто далеко за полночь. А рано утром нас будил грохот носящегося над Луандой его истребителя МиГ-21 – это Шруб называл утренней зарядкой. Не вижу ничего удивительно в том, что он предлагал такие вещи генералу В. Шахновичу (разрешить ему слетать на свободную охоту на юг Анголы). Вполне был на это способен.

А вот «жаль, что только сейчас об этом вспомнили..», вы не правы. К нашей гостевой Вы присоединились не так давно. И деятельность Шруба, мы обсуждали несколько раз. В 2005 году (наша организация возникла в 2004 г.) вышла моя книга «Русский спецназ в Африке», она есть на сайте, там много материалов, посвященных Виктору Семеновичу, в том числе и эпизоды со спасением части советского экипажа ангольского Ан-26, сбитого в ноябре 1980 г. под Менонге.

Тогда В. Шруб проявил себя с самой лучшей стороны, благодаря его энергии, деятельности и «нажиму» на ангольцев та спасательная операция и увенчалась успехом. Есть там и эпизод со спасение заболевшего малярией (правда в то время у меня не имелось точной информации и он выглядит несколько по другому. То, что опубликовано на сайте в отношении спасения подполковника Петра Перова – это сведения от Николя Рыбчука, переводчика, который работал на юге Анголы в то период и участвовал в эвакуации больного в Лубанго. Возможно, Вы его помните.

Валерию Назарову.
Фото В. С. Шруба осталось мало – одно есть на сайте, его адрес уже указал Михаил. Вы вполне могли встречаться – в доме АН-12 В. Шруб был частым гостем, а жил, как я уже упомянул, в «доме Кохозника» на втором этаже в трехкомнатной квартире.

С уважением, Сергей Коломнин

[25.01.2011 22:01:10] Михаил
Нашел в фотогалеее: Фото 164. Командование ФАПЛА начала 80-х годов ХХ века. В середине (четветрый слева) министр обороны НРА полковник Педру М. Т. "Педале". Рядом с ним (слева) бывший министр обороны НРА Энрике Телеш Каррейра "Ику". Справа от "Педале" - начальник Генштаба ФАПЛА Шиету. В крайнем правом углу случайно попал в кадр официального фотографа (правда, в урезанном виде) советский советник командующего ВВС и ПВО полковник Виктор Шруб
http://www.veteranangola.ru/main/gal?id=539
[25.01.2011 20:10:51] Назаров В
Я хочу узнать есть у ковонибудь фото Шруба?И желательно 80 года.Может я с ним жил в доме АН-12 .И нераз может встречался с ним.Ведь дом АН-12 был в те года как терем-теремок.Кто только нежил в нём в 1980 году.С одной стороны кубинцы ,а в нашей половине лётчики АН-12,техники,переводчики и лётчики мигов.
[25.01.2011 14:42:49] Шкариненко С.В.
Вспомнил пару курьезов.В кааме проводили боевые стрельбы из Б-10, а непосредственно перед стрельбой тренировали по засечке целей корректировщиков,наводчиков и т.п.Ангольцы этим не занимались,нашим советникам и без того дел хватало на позиции,поэтому кого еще послать изображать "огневые точки противника" - конечно же переводягу..Дали пару ящиков гранат(причем,не только РГД,но и Ф-1 !!!),бойцов местных человек 10,фонарики и вперед,на противоположную сторону лощины.Там человек 5 рассадил по деревьям с фонариками,а остальных отвел подальше,построил,показал как кидать гранаты и,по сигналу с КП,бросил одну,которая улетела на приличное расстояние(в свое время я метал Ф-1 на 54 метра).Местным сказал,чтобы кидали так же далеко,головой покивали -вроде все понятно.Сигнал с КП на "изображение противника",с деревьев мигают фонариками,мои 5 человек вместе со мной метаем гранаты,а дальше... разрывы(причем далеко не там по дальности ,куда я им показывал!),свист и пощелкивание осколков по кронам деревьев и шлепки падающих тел(примерно,как в мультике про мишку,который полез за медом на дуб на воздушном шарике),обалдевшие физиономии горе- пулеметчиков с фонариками и горе- гранатометчиков .Можете представить,какого рода и чистоты португальская речь из меня изливалась...Второй вариант - подготовка тыловой колонны к маршу,перед началом движения решили еще раз все проверить,а заодно потренировать минометчиков по развертыванию батареи,пулеметчиков и тд.Вдруг слышим -бабах рядом!Из БРДМ вылетает негр с синим (!) лицом,которое на наших глазах начинает заплывать,а глазки становятся узкими как у китайца.Оказывается -решил пошерудить в стволе крупнокалиберного пулемета шомполом,чтобы вытащить загнанный патрон,гильзой ему дало прамо в лоб,а далее вы и сами можете представить......
[25.01.2011 13:11:51] Анатолий
Сергею Коломину. Виктор Семенович Шруб в июне 1980. видимо не просто проскочил до границы на МиГе. Я слышал, что он уговаривал генерала Шахнович разрешить ему слетать на свободную охоту на юг Анголы. У его ведь был боевой опыт. А вообще молодец мужик. Жаль, что только сейчас об этом вспомнили.
[24.01.2011 18:34:12] Сергей Курлыгин
Сергею Кононову и Сергею Коломнину. на тему\"советников-спецпропагандистов(17 01 2011).. Они (или он) были...Почему пишу так??? Потому,что сам лично готовил на марш звуковую установку(примерно август-сентябрь 1986г.),на базе БРДМ.И,когда выдвигался со штаба фронта(Лукуссе) на переправу р.Лунге-Бунге,наблюдал(слышал )их работу ; при чём,советником(специалистом) там был русский...По моему он был откомандирован из десятки на 6 месяцев...Почему в памяти не отложилось-КТО???,да потому,что он прибыл из Союза,и практически тут же, с колонной ушёл на операцию...Аппаратную помню хорошо,первый раз в жизни видел мощный громкоговоритель.поднимающийся на телескопической мачте...Аппаратная была \"свежая\",не от кубинцев,а из Союза,т.к. на магитофонных бобинах(там были установлены магнитофоны МАЯК-205 и кассетник ЛЕГЕНДА-404) былитолько русские записи, и даже хиты тех времён...На переправе(она длилась неимоверно долго)я был всего один раз,но тем не менее встречал того советника, и на вопрос КАК там всё???получил ответ :\" Всё бы ничего,да только закапываться приходиться глубоко...Как только начинаем работу.тутже миномётный обстрел.\"..А кто он был??,но был же...
[24.01.2011 13:01:00] Шкариненко С.В.
Ждаркину - опять по опусу
1) http://macua.blogs.com/files/we-did-not-see-it-even-in-afghanistanangola.pdf(стр 62)
2)http://macua.blogs.com/files/we-did-not-see-it-even-in-afghanistanangola.pdf
3)http://www.sawv.org.za/documents/other/Russian_Angola.pdf
4)sa-politics.com/wp-content/uploads/2011/01/Jdarkin1-400-NEW.pdf
Жду ответа по принятым мерам.
[23.01.2011 23:48:49] Сергей Коломнин
Как обещал, публикую рассказ о спасении нашего подполковника в Анголе,заболевшего церебральной малярией. Этот случай хорошо знают советники и специалисты, работавшие в Анголе в 80-81 гг. ХХ века. Вот только имя его (по крайней мере мне) не было известно. Но, похоже, благодаря воспомининям Анатолия Познахирко, оно выяснилось. Интересно, а сам этот подполковник знает кому он обязан жизнью?


Зтот случай произошел в Анголе в июне 1980-го. В результате был спасен советский подполковник (возможно это тот самый Перов Петр Филиппович, советник командира батальона, который служил в Кааме (или Шангонго), и о котором упоминает Анатолий Познахирко).

Его спас советник командующего ВВС ПВО (ФАПА ДАА) Анголы полковник Шруб Виктор Семенович (служил в Анголе с 31 мая 1979 г. по 8 сентября 1981 г.)

Мне известно, что этот советник, служивший на Юге Анголы «подхватил» церебральную малярию. Очень мерзкое заболевание. Эта болезнь сопровождается нарушениями функции мозга, симптомы; сильная головная боль и резкое повышение температуры тела до 40, бред и сонливость. По статистике, при заболевании, в одном из пяти случаев наступает летальный исход.

Советского советника из Шангонго (или из Каамы) эвакуировали в Лубанго, это 650 км к югу от столицы. Но перевезти его в госпиталь в Луанде не смогли: из-за опасности нападения южноафриканских Миражей полеты транспортной авиации в этом районе были в тот период временно прекращены.

Время шло, а состояние «малярийного» подполковника ухудшалось. Кончались лекарства, а главное закончился физраствор, который через капельницу вводился в кровь, поддерживая функции организма тяжелобольного. Узнав об этом Шруб вызвался «сгонять» в Лубанго на реактивном истребителе МиГ-21. Эдакая воздушная неотложка или, если хотите, «реактивная скорая помощь». Тогда в условиях Анголы это был единственный способ спасти человека, попавшего в беду. На свободное сиденье второго летчика «спарки» МиГ-21УБ были загружены бутыли с физраствором, лекарства, шприцы – всё, что медики нашли в медпункте нашей военной миссии и кубинском госпитале. Всё тщательно упаковали и закрепили.
Полёт был очень опасным. Хотя Виктор Шруб был летающим советником командующего ВВС ПВО, но реально маршрута до Лубанго не знал, поскольку никогда в том направлении не летал. Да и Лубанго – город прифронтовой. Встретиться в его окрестностях с южноафриканским Миражом, что называется «как два пальца об асфальт».

Но существовали и другие опасности. Вокруг города был создан пояс ПВО, основу которого составляли несколько ЗРК «Печора» С-125. Из-за недостатка у ангольцев подготовленных кадров, зенитно-ракетные комплексы комплектовались смешанными анголо-кубинскими расчетами. Но взаимодействие между всеми службами находилось на самом низком уровне. Буквально за несколько месяцев до описываемых событий при подлете к аэродрому Лубанго «по ошибке» был сбит своей же ракетой рейсовый ангольский Як 40 а аваикомпании ТААГ. Погибли три советских летчика: командир экипажа В. Ангуров, второй пилот В. Крылов и борттехник экипажа Як-40 В. Голубев.

Поэтому предприятие Шруба могло закончиться самым печальным образом. Из-за опасности утечки информации ангольскую гражданскую диспетчерскую службу в Лубанго о вылете не предупреждали. Кубинцы, конечно, находились в курсе и операторы РЛС и ЗРК «бдели» в ожидании самолета советского полковника. Но толку от этого было мало: радиообмен в воздушном пространстве Анголы вёлся трех языках: португальском, английском, либо испанском: а Шруб не владел ни одним из них. А русский категорически нельзя было использовать

Словом, полет наобум. Но человека-то нужно спасть! Шруб решился на этот полет "в никуда".

Чтобы ввести в заблуждение южноафриканцев Шруб выполнял полет на предельной высоте и максимально возможной скорости. И в результате потерял сигнал приводной радиостанции аэродрома Лубанго. В отсутствии радиоконтакта с КДП (у него был категорический запрет выхода в эфир на русском языке), МиГ 21 УБ советского полковника проскочил и город, и аэродром в Лубанго, и… попер дальше, на юг! А впереди уже не было ни кубинских комплексов ПВО, ни ангольских ЗРК – только южноафриканцы.

Потеряв ориентировку, Шруб начал искать хоть какую-то пригодную для посадки полосу: топливо в баках его МиГ-21 было на исходе. Восстановить «ориентацию в пространстве» советскому летчику помогла лишь замеченная им внизу река, которая текла с востока на запад. Это могла быть только река Кунене, по которой проходила граница между Анголой и оккупированной ЮАР Намибией. Полковник понял: еще несколько секунд и он – в воздушном пространстве противника! Заложил вираж вправо, полетел вдоль реки в направлении океана: где-то там должен находиться Намиб, большой ангольский город-порт, раскинувшийся на окраине намибийской пустыни. От него до Лубанго рукой подать. Шруб знал, что в этом районе имеется отличный ориентир – змеистая горная дорога между Лубанго и Намибом, широко известный в Анголе как «Серпантин». Уж его то сверху должно быть хорошо видно! Выйти на знакомую по открыткам и фото в книгах извилистую шоссейную ленту – своеобразный символ Анголы, и задача решена!
Вскоре под крылом МиГа забрезжила хорошо различимая полоса океанского прибоя. Самолет пошел вдоль нее. А вот показались городские постройки и порт. Сомнения нет, это - Намиб! От него вправо на восток. Ага - вот и «Серпантин», широким «тещиным языком» спускающийся с горного плато в пустыню. Такой пейзаж ни с чем не спутаешь. Все отлично.

Вот только красные лампочки указателя остатка топлива уже давно мигают.
Да и заходит его истребитель на Лубанго не с севера, откуда должен, а с запада, со стороны Намибии, как это делают штурмовики противника! Отличная мишень для кубинской ПВО: на запросы не отвечает, на связь не выходит – как такую цель не принять за южноафриканский «Мираж»!
Но при подлете к Лубанго на его неожиданно радиочастоту вышли кубинцы. Советский летчик уловил из льющейся из наушников каши кубинской речи только два слова: «советико» и «кубано». Нажал на кнопку ларингофона, ответил, несмотря на запрет: «Компаньеро, авион советико летит! Встречайте!». Неизвестно, поняли ли его кубинцы. Но была надежда, его ждут. И сбивать не собираются. Но хватит ли топлива?

Советский летчик все-таки дотянул до аэродрома, хотя, как признавался впоследствии: если бы встал двигатель, был готов рвануть ручку катапультного кресла и покинуть машину. Буквально на последних каплях керосина Шруб посадил свой МиГ-21 в Лубанго. Страдающий от тяжелой формы малярии советский советник получил физраствор для капельницы и лекарства и был спасен. А вскоре его эвакуировали в Луанду, а оттуда в Москву. Вот только фамилию его Шруб так и не запомнил…

За этот полет и спасение жизни советского советника ГВС в Анголе генерал Василий Шахнович вручил полковнику Виктору Шрубу… почетную грамоту. И тут же влепил выговор. Вычитав из рапорта, что Шруб «промахнулся» и вышел к границе с Намибией (знал бы Шахнович, что позже Виктор Семенович, прикинув свою скорость и радиус разворота МиГ-21 подсчитал, что его истребитель очень прилично «зацепил» воздушное пространство Намибии – оккупированной ЮАР, поэтому сопредельной супостатской державы, но известно это было только в «узких кругах»), ГВС пообещал «при повторении подобных инцидентов в 24 часа отправить его в Союз». В ответ, не боявшийся никого и ничего полковник, и к тому же человек с чувством юмора, ответил: «А вы меня, товарищ генерал, Родиной не пугайте!». Нужно было знать генерал-лейтенанта Василия Шахновича, достаточно властного человека, не терпевшего возражений от подчиненных, чтобы спрогнозировать финал стычки. Но все обошлось.


[23.01.2011 22:23:03] сергей
ищу солуживцы зраб 12 уч центр нарока 1989-1991 дмб весна
[23.01.2011 20:34:57] Планов Валерий
В нашей группе, убывающей в Анголу в конце марта 1985 г., был человек среднего роста, крепкого телосложения, советник или специалист по подготовке бойцов СВАПО.
И еще. Наши советники и специалисты, находящиеся в Менонге и Куито-Куанавале, должны помнить, как перед проведением второй операции ФАПЛа в конце 1986 г. в наш округ прибыли наши специалисты сроком на 6 месяцев. Были руководители полетов, офицер боевого управления, специалист по РСБН. Наше командование поставило перед нами задачу - обеспечить взлет и посадку самолетов в ночное время. Примерно в течении месяца мы на аэродроме Менонге разворачивали светотехническое оборудование АС-59 (аналог Луч-2 только в сокращенном количестве). Питание светооборудования производилось от дизеля АД-30, который стоял рядом с СКП-11 на аэродроме.
На ближнем приводе БПРМ (он же был и дальним) развернули КНС - кодонеоновый светомаяк. При включении его днем на проверку эффекта от увиденного было мало. Но когда включили ночью все светооборудование аэродрома - это было что-то, красота неописуемая.
Все средства были облетаны нашим экипажем из Луанды.
Через некоторое время аэродром был обстрелян реактивными снарядами. Кубинские офицеры говорили, что это реактивная установка ЮАР "Валкирия". Мне почему=то запомнилось это название.
На аэродроме в местах падения этих снарядов мы собирали металлические шарики - начинка, даже нашли американскую батарейку. Кубинские специалисты говорили, что эти реактивные снаряды срабатывали на высоте до 10 м., чтобы начинкой - шариками- посечь личный состав и технику. Воронки были небольшими и обстрел производился ночью.
Средства связи не пострадали.
После этого случая руководство запретило включать светооборудование аэродрома и полеты на бомбометание проводились только днем. Да и был ли допуск у летчиков для полетов в ночное время.
На аэродроме в тоже время была развернута РСБН (радиолокационная система ближней навигации). Благодаря этой системе кубинские летчики проводили бомбометание по координатам, полученными из бригад. Вес бомб достигал до 250 кг. Такие бомбометания, по отзывам наших советников из бригад, имели малый эффект - малую поражающую способность. Да и точность бомбометания была не на высшем уровне.
[23.01.2011 17:19:35] Максим Гладков
Сергею Коломнину-

Сам первым заговорил о Рябченко и забыл такую важную вещь: Кажется, в мемуарах генерала КГБ Вадими Кирпиченко я читал, что генерал Рябченко умер. Думаю, следует уточнить это обстоятельство и, если это действительно так, сделать запись в Книге памяти.

МГ
[23.01.2011 16:23:52] Сергей Коломнин
Анатолию
Для того, чтобы внести человека в книгу Памяти нам нужно больше данных. Можно узнать отчество Алексея Степаненко? Где родился, где служил в Союзе, с какой должности командировался? Есть ли родственники? Поймите нас правильно, мы должны быть уверены, что человек погиб. Помогите нам, пожалуйста.

Сергею В.
Майор (приехал капитаном) Попов Андрей Львович находился в Анголе с февраля 1987 г. по февраль 1990 г. в должности старшего переводчика английского и португальского языков. Действительно служил до этого в ПУ ОДВО в отделе спецпропаганды. В этом ничего странного нет: многие курсанты и выпускники спецфакультета ВКИМО в те времена командировались за рубеж в качестве переводчиков. Многие англичане, например, работали в Эфиопии, и даже летали на бортпереводе.

Михаилу.
Посмотрел Вашу ссылку: шут какой-то… И орден Ленина, и Красной звезды - б ред сивой кобылы. Вырезал в интенете фото наград и сделал себе иконостас.

С уважением, Сергей Коломнин


[23.01.2011 15:01:44] Шкариненко С.В.
Пардон.Готовили ДШБр не в Куито Канавале,а в Менонге - описка вышла
[23.01.2011 15:00:12] Шкариненко С.В.
Виктору.Ребята правильно ответили -вопрос не в том,чтобы меряться героизмом или масштабами,а в том что против нас действовала(кроме УНИТА) еще и регулярка ЮАР- спецназ,авиация,артиллерия,танки и тд,а это тоже не шутки,адреналина подливает ведрами,да и серьзность последствий применения такой техники заставляла относиться к этому соответственно.А ребят после Афгана было у нас много -в Куито Канавале здесантники готовили ангольскую ДШБр,одного из них помню- майора Сашу Иванова,по родословной -болгарин, спецназ ГРУ,если не ошибаюсь,прибыл из Тирасполя с какой-то должности.Володя Филипенко,ГРУ,который прошел Афган и,по сути,спас нас,когда из опыта Афгана закрывал топливный бак и дыру в потолке от горящего масла и плавленного металла,когда нас сшибли на вертушке "Стингером" под Шингуаром.Андрей Бабаян должен помнить многих десантников,которые готовили ДШБр,а уж Рябченко -то тем более многие знали.И кто с ним работал,тот знает - он сам поесть забывал,когда готовили операции,а нам так вообще времени на это не давал - ели только поздно вечером раз в сутки.Одержим он был своей работой.
[23.01.2011 14:43:53] Шкариненко С.В.
Коломнину С.Погиб 1 человек.советник комбата Алексей Степаненко.Я уже попросил Женю Чернецова(он этот эпизод хорошо помнит)дать подробности.Я как-то поднимал вопрос на сайте - включить его в книгу памяти.
1 2 3 4 5 6

СОБЫТИЯ

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

Книгу Сергея Коломнина "Мы свой долг выполнили. Ангола 1975-1992" можно приобрести: В Книжной лавке РИСИ: г. Москва, ул. Флотская, д. 15Б. Для посещения магазина нужно заранее созвониться: Телефоны: 8 (915) 055-59-88 8 (499) 747-91-38 8 (499) 747-93-35. 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)