Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:

С Днем защитника Отечества!

«Исповедь русского моряка»

 Смотрите на Первом канале 24 февраля в 16:00 

  

 

А. Токарев. Савимби: "черный петух" Анголы

Андрей Токарев


“ЧЕРНЫЙ ПЕТУХ” АНГОЛЫ

В пятницу 22 февраля 2002 года, в то время, когда одни внимательно следили за драматическими событиями на Белой Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, а другие готовились к очередному уикенду, в Анголе, попав в засаду, был убит Жонас Савимби, лидер Национального союза за полную независимость Анголы (УНИТА) - организации, которая на протяжении более четверти века - с ноября 1975 года - находилась в оппозиции законному правительству Анголы и вела - почти без перерыва - вооруженную борьбу за власть в стране.

Гражданская война в Анголе - один из старейших вооруженных конфликтов на Африканском континенте. Теперь с ней навсегда будет ассоциироваться имя доктора Ж.Савимби. После его гибели появилась надежда на развязывание “ангольского узла”.
Эмблема УНИТА - черный петух на фоне восходящего солнца - должна символизировать возрождение Африки, а с ней и Анголы. С черным петухом, “галу негру”, возвещающим восход новой жизни в Анголе, Жонаса Малейру Савимби нередко сравнивали его сторонники.

ПОТОМСТВЕННЫЙ БУНТАРЬ

Ж. Савимби - бессменный лидер УНИТА с момента его создания 15 марта 1966 года до 22 февраля 2002 года.Ж.Савимби родился 3 августа 1934 года в Муанго (провинция Бие, в Центральной Анголе) в семье служащего Бенгельской железной дороги. Его дед, Сакайта Савимби, был вождем одного из местных племен, принадлежавших к самой многочисленной этнической группе в Анголе - овимбунду. Был он влиятелен и богат. Но португальцы лишили вождя власти и земель за участие в восстании в 1902 году (1). Спустя несколько десятилетий его внук возглавит одну из национально-освободительных организаций Анголы - УНИТА, опирающуюся на овимбунду. Это не случайность: в Африке национально-освободительные движения нередко возглавляли сами вожди племен или их близкие родственники.
От своего отца, Лота, Жонас Савимби унаследовал целеустремленность, настойчивость и самодисциплину. Возможно, именно это помогло ему оказаться в составе группы, которую ангольская церквь “Iglesia Unida de Cristo” в 1958 году направила в Португалию для получения медицинского образования.
Его приезд в метрополию совпал с непродолжительным периодом политической “оттепели”. В стране проходили вторые послевоенные альтернативные президентские выборы. Среди студенческой молодежи - носителя демократических идей, подобно Савимби, были выходцы не только из Анголы, но также из других португальских заморских владений. Все большее распространение получали требования предоставления их родине автономии и даже государственной независимости. Свою деятельность начали разворачивать (в основном за пределами Анголы) Союз народов Анголы (УПА) (2) и Народное движение за освобождение Анголы (МПЛА) (3), выступавшие под лозунгами национального самоопределения.
Ж.Савимби познакомился со многими выходцами из португалоязычных стран, выступавшими против португальской колониальной империи, среди которых были Агуштинью Нето, Граса Тавареш, Амилкар Кабрал и другие будущие лидеры национально-освободительных организаций в своих странах. Это способствовало приобщению Ж.Савимби к антиколониальной деятельности, за которую португальская полиция (ПИДЕ) (4) трижды арестовывала его. В 1960 году по совету друзей он нелегально покинул метрополию и перебрался в Швейцарию. Там, увлеченный идеями национально-освободительной борьбы, Ж.Савимби приступил к изучению политических наук в Лозаннском университете. Любопытна тема его научной работы: “Последствия Ялты (5) для “третьего мира” (6).
В Швейцарии Ж.Савимби сотрудничал с близкой к МПЛА ангольской студенческой организацией - Всеобщим студенческим союзом чернокожих африканцев (Uniao Geral dos Estu-dantes Afriсanos Negros - UGEAN). Но мечтая о более активном участии в национально-освободительном движении, он написал в Бюро МПЛА (7) письмо, в котором, изложив свою биографию и указав на профессиональную подготовку, заявил, что “не часто можно найти человека подобного масштаба” и предложил себя на одну из ответственных должностей в организации (8).
Однако руководство МПЛА отказало Ж.Савимби, сославшись на то, что он еще недостаточно проявил себя в национально-освободительной борьбе. Вместе с тем, амбициозному юноше пообещали удовлетворить просьбу, когда его вклад в борьбу станет более ощутимым. Тем не менее, членскую карточку движения он получил (9) и сохранял ее в течение нескольких месяцев.
Впрочем, марксистом - а принадлежность к МПЛА многими его противниками именно так и расценивалось (10), - Ж.Савимби быть не хотел: “Я никогда не был убежденным марксистом”, - признавался он. Не относил себя Ж.Савимби и к правым. Он был, по его выражению, “ангольским националистом”.
Размолвка с руководством МПЛА подтолкнула Ж.Савимби к сближению с УПА и его лидером Х.Роберто. Но цели борьбы Х.Роберто казались ему весьма туманными, настораживало и отсутствие у Союза народов Анголы собственной политической программы. К тому же, до Ж.Савимби не могли не дойти обвинения Х.Роберто в сотрудничестве с ЦРУ, стремившегося нейтрализовать народное движение. Включиться в борьбу против “прокоммунистического МПЛА”, по словам Ж.Савимби, его уговаривал и сам Х.Роберто (11). При этом, по мнению одного из биографов Ж.Савимби, Ф.Бридглэнда, сыграл роль и “расовый” подход самого Ж.Савимби при оценке людей и организаций, которым воспользовался Х.Роберто, “обративший внимание” на то, что во главе МПЛА находились в основном “метисы” (12). На решение Ж.Савимби, вероятно, оказали влияние и его друзья - Дж.Кениата, Т.Мбойя и другие известные политические деятели Африки, связывавшие его вступление в УПА с надеждой обретения Союзом народов Анголы статуса общенационального ангольского движения (13).
Сильное влияние на формирование мировоззрения Ж.Савимби оказал Л.Сенгор, один из авторов популярной, особенно в те годы концепции “негритюд”, грешившей абсолютизацией “африканских ценностей”.
Эта концепция впоследствии нашла отражение в идеологии, программных документах будущего его детища - УНИТА, девизом которого длительное время был: “Социализм - Негритюд - Демократия - Неприсоединение”.
Накануне вооруженного антиколониального выступления в Луанде 4 февраля 1961 года Ж.Савимби все же примкнул к УПА.
Вооруженные выступления против португальских властей 4 февраля в Луанде, организованные МПЛА, и против белых колонистов и “ассимилированных” 15 марта 1961 года на севере Анголы, организованные УПА, стали началом нового этапа антиколониальной борьбы - этапа организованного вооруженного сопротивления.

 
События в Анголе, происшедшие 15 марта 1961 года, потрясли Португалию (снимок из португальской газеты “Секулу”).


ПО ПУТИ РАСКОЛА

Ж.Савимби стал генеральным секретарем УПА, обеспечив себе помимо этого церемониального поста лидерство в “южном крыле” организации (14). Он наладил собственные дипломатические контакты, попытался реорганизовать секретариат УПА, расширить его этнический состав за счет своих сторонников. Возглавляемое Ж.Савимби “южное крыло” опиралось на народность овимбунду. Вместе с тем, через своих членов “южное руководство” имело также связи среди амбунду (второй по численности этнической группы Анголы, многими выходцами из которой были члены МПЛА), а также с частью населения богатого нефтью ангольского анклава Кабинда. Вероятно, таким образом Ж.Савимби пытался расширить этническую базу Союза народов Анголы, с самого начала опиравшегося преимущественно на баконго, третью по численности этническую группу в Анголе, к которой принадлежал и Х.Роберто. Не исключено, что уже тогда он впервые задумался о выходе из УПА и создании на базе “южного руководства” самостоятельной организации.
На этих карикатурах Ж. Савимби - “черного петуха” изобразили марионеткой в руках португальской охранки ПИДЕ...  ...а позднее и ЮАР.

 

В начале апреля 1962 года Союз народов Анголы был реорганизован в Национальный фронт освобождения Анголы (ФНЛА), а спустя несколько дней в Леопольдвиле, под руководством Х.Роберто было создано так называемое Революционное правительство Анголы в изгнании (ГРАЕ) (15) во главе с Х.Роберто. Ж.Савимби получил портфель министра иностранных дел. Однако, несмотря на антиколониальные лозунги, вооруженную борьбу ФНЛА вел довольно вяло, объектом нападений его боевых групп нередко становились не гарнизоны португальских войск, а отряды МПЛА, действовавшие на севере Анголы.
Гораздо успешнее осуществлялась внешнеполитическая деятельность “правительства в изгнании”. В ноябре 1962 года в качестве “министра иностранных дел” Ж.Савимби обратился в ООН с петицией, в которой отстаивал право Анголы на самоопределение. Не без его стараний летом 1963 года Организация Африканского Единства (ОАЕ) признала ГРАЕ единственным законным представителем борющихся за свою независимость народов Анголы, “правительство в изгнании” получило возможность почти монопольно распоряжаться материальной помощью от ОАЕ и других международных организаций. К участию в ГРАЕ движение МПЛА, возглавляемое А.Нето, не было приглашено.
В 1964 году Ж.Савимби и его сторонники вышли из ФНЛА и покинули “правительство в изгнании”. В письме, распространенном на 2-й Конференции глав государств и правительств стран ОАЕ в Каире (1964 год), он объяснил, что “ГРАЕ далек от наращивания военных действий и мобилизации населения и ограничивается просто ничего не значащими заявлениями...” (16).
После выхода из ФНЛА и ГРАЕ (17) Ж.Савимби и его сторонники прибыли в Браззавиль, где в то время размещалась штаб-квартира МПЛА, видимо, пытаясь сблизить свои позиции с этой организацией. Однако никакого соглашения с А.Нето достигнуто не было (18).

На эмблеме УНИТА долгое время было начертано: “Социализм - Негритюд - Демократия - Неприсоединение”.
“КИТАЙСКИЙ ВЫБОР”

В 1950-1960-е годы идеи социализма получили распространение на Африканском континенте. Важную роль в этом сыграли и расчеты лидеров, в частности руководителей Алжира, Гвинеи, Объединенной Арабской Республики, на то, что сотрудничество с Советским Союзом и Китаем поможет противостоять давлению со стороны бывших колонизаторов и США.
По совету президента ОАР Г.А.Насера Ж.Савимби в поисках материальной и моральной поддержки национально-освободительного движения Анголы совершил серию поездок в страны Восточной Европы и Китай. Из Восточной Европы, по его словам, он вернулся “с пустыми руками”. Советские представители рекомендовали ему присоединиться к МПЛА; однако, по утверждению самого Ж.Савимби, они не разделяли его точку зрения о необходимости незамедлительного переноса штаб-квартиры МПЛА на территорию Анголы.
В середине 1960-х годов, в условиях нараставшего соперничества СССР и Китая за влияние в “третьем мире”, Жонасу Савимби представилась возможность сыграть на противоречиях двух соперников.
Во время визита в Пекин в 1965 году Ж.Савимби его стремление развернуть в Анголе “народную войну” нашло понимание и получило поддержку Мао Цзэдуна, Чжоу Эньлая и других китайских руководителей.
Ж.Савимби заручился материальной и финансовой поддержкой китайского руководства, а также помощью в подготовке бойцов. В китайских учебных центрах прибывшие ангольцы вместе со своим руководителем прошли курс ведения партизанской войны. Приобретенные навыки, по его словам, позднее он “применял против кубинцев, и они срабатывали”.
Впоследствии свой “китайский выбор” Ж.Савимби объяснял стремлением “получить военную подготовку, с тем чтобы иметь возможность участвовать в борьбе за освобождение” Анголы, при этом он отмечал, что речь не шла об “усвоении какой- либо идеологии”.
Тем не менее, Ж.Савимби не скрывал, что воспринял доктрину Мао Цзэдуна о партизанской войне и о необходимости сочетания вооруженной борьбы с четкими политическими целями (19). Краеугольным камнем этой доктрины была опора на крестьянство - основу “народной армии”.
Побывав в Китае, Ж.Савимби заговорил и о необходимости руководствоваться “исключительно революционным “классовым анализом” происходящего”, бороться “против любого империализма и всех его прислужников”, включая и “современный ревизионизм”, то есть Советский Союз и поддерживавшие его компартии (20). Не исключено, что к ним Ж.Савимби отнес и руководство МПЛА.
По возвращении в Анголу Ж.Савимби занялся подготовкой создания собственной национально-освободительной организации. 15 марта 1966 года в деревне Муангай (провинция Мошику) на собрании 67 вождей и других делегатов было официально провозглашено создание Национального союза за полную независимость Анголы (УНИТА), который он и возглавил (21). Впоследствии необходимость создания новой организации ее руководство мотивировало, в частности, “отсутствием взаимопонимания между МПЛА и ФНЛА по координации совместной борьбы против общего врага (португальских колонизаторов. - А.Т.)”, их “братоубийственной войной”, “вялостью ведения национально-освободительной борьбы” и др. (22) УНИТА ставил своей целью завоевание независимости страны путем вооруженной борьбы, а также создание “единого фронта всех ангольских националистических сил” (23).
Национальный союз опирался в первую очередь на представителей вождей и зажиточную родо-племенную верхушку овимбунду (24). Социальная база организации определялась советскими африканистами как “мелкобуржуазная”, включавшая в себя “городскую торговую мелкую буржуазию и зажиточное крестьянство овимбунду” (25). Длительное время влияние организации и боевые действия ее партизанских отрядов, возглавляемых прошедшими в Китае подготовку командирами, распространялись в основном на ареал проживания овимбунду.

ОН ВСЕГДА БЫЛ “ЗАПИСНЫМ ТАНЦОРОМ”

С созданием УНИТА национально-освободительное движение Анголы оказалось еще более разобщенным. Политические заявления лидеров ФНЛА, УНИТА, а порой и МПЛА о необходимости объединения усилий в антиколониальной войне носили декларативный характер. В то же время, происходившие все чаще вооруженные стычки их боевых отрядов друг с другом (в основном отрядов ФНЛА с МПЛА) создавали угрозу превращения национально-освободительной борьбы в гражданскую войну. Стороны обвиняли друг друга в несговорчивости, пособничестве колонизаторам и предательстве интересов национально-освободительной войны.
В этом противостоянии были заинтересованы португальские власти.
В 1974 году ряд зарубежных изданий опубликовал документы, из которых следовало, что Ж.Савимби был завербован португальским командованием, которое, загнав отряды УНИТА в “мешок”, поставило под угрозу само существование этой организации (26). В обмен на обещание португальцев не направлять свои войска в районы местонахождения УНИТА, руководство Национального союза обязалось не распространять свои действия за пределы установленной зоны, вести в ней борьбу против партизан МПЛА и ФНЛА, а также информировать португальское командование о базах и передвижениях их отрядов (27).
И хотя сам Ж.Савимби объявил документы фальшивкой, скандал нанес большой ущерб репутации УНИТА. Ведь всего за год до этого, в августе 1973-го, III съезд этой организации провозгласил движение политической партией, находящейся в авангарде антиколониальной борьбы в Анголе (28) и выступил в поддержку социалистического пути развития страны (29).
Руководство УНИТА оказалось перед тяжелым выбором: с одной стороны, конфиденциальная договоренность с португальским военным командованием принуждала УНИТА выполнять ее условия, в противном случае, организации грозило физическое уничтожение. Но с другой стороны, оставаясь официально национально-освободительным движением, организация должна была вести активную антиколониальную борьбу, включая и вооруженную. Ж.Савимби вел сложную игру, и ему удалось избежать участи марионетки в руках португальских властей. К 1974 году численность бойцов его вооруженных отрядов составила, по некоторым оценкам, около 4 тысяч человек. На контролируемой движением территории Анголы создавались местные органы власти, налаживался быт населения, открывались бесплатные школы, больницы. Штаб-квартира УНИТА находилась на территории Анголы, а Ж.Савимби обычно появлялся в камуфляжной форме и при оружии.
Характеризуя политические кульбиты Ж.Савимби, лондонская “Санди Таймс” утверждала: “Он всегда был записным танцором... Он танцует открыто, часто меняя партнеров с большой легкостью. Он вальсировал с Мао Цзэдуном и Мобуту, Картером, Рейганом, Ботой, с идеями христианства и Че Гевары, и при этом голова кружилась у всех его партнеров, но только не у него”.

НЕДОЛГИЙ ТРИУМФ

После падения диктаторского режима в Португалии в 1974 году Ж.Савимби первым из лидеров освободительных движений Анголы откликнулся на призыв нового португальского руководства приостановить боевые действия и подписал соглашение о прекращении огня. Это вызвало бурю негодования МПЛА и ФНЛА, обвинивших его в предательстве интересов освободительных сил не только Анголы, но и других борющихся за свободу народов “заморских владений” Португалии. Однако вскоре руководители этих организаций последовали примеру лидера УНИТА.
Ж.Савимби стал добиваться создания единого фронта соперничающих движений и проведения выборов в стране. Во главе этих процессов он, скорее всего, видел себя. Это можно было бы воспринять как политическую утопию, но ведь именно он, Жонас Савимби, представлял национально-освободительные движения Анголы на переговорах с Португалией по процессу деколонизации: именно его кандидатура больше других устраивала португальскую сторону.
Однако судьба Анголы продолжала оставаться неопределенной, пока три национально-освободительных движения оставались в состоянии взаимной вражды.
В начале января 1975 года в Момбасе (Кения) лидеры МПЛА, ФНЛА и УНИТА договорились о создании коалиционного переходного правительства, будущих институтов власти и вооруженных сил Анголы (30).
Алвор (Португалия), январь 1975 года. Лидеры трех ангольских национально-освободительных движений А.Нето (МПЛА), Х.Роберто (ФНЛА) и Ж.Савимби (УНИТА) обсуждают состав будущего переходного правительства страны.10-11 января в Алворе (Португалия) главы движений и представители руководства Португалии подписали документ, поставивший последнюю точку в истории колониальной Анголы. Алворское соглашение содержало совместно разработанный участниками план поэтапного создания ангольского государства. Тогда же была определена и дата провозглашения независимости Анголы - 11 ноября 1975 года. Незадолго до этого лидеры МПЛА, ФНЛА и УНИТА, уверенные в скором разрешении “ангольской проблемы”, перевели свои штаб-квартиры в Луанду.
Это была пора триумфа Ж.Савимби.
9 января ОАЕ признала УНИТА в качестве полноправного участника национально-освободительного движения Анголы. А спустя несколько дней, лидер УНИТА стал членом Президентского совета, органа, созданного для координации деятельности формируемого переходного правительства.
Однако в Алворе вряд ли кто-либо мог предвидеть, что на торжествах провозглашения независимости Анголы 11 ноября 1975 года в Луанде среди участников не окажется ни одного руководителя УНИТА и ФНЛА или других официальных представителей этих организаций, что страна на десятилетия окажется ввергнутой в гражданскую войну, а Ж.Савимби со временем превратится в символ ангольской антиправительственной оппозиции и возглавит против правительства Народной Республики Ангола вооруженную борьбу, которая растянется на десятилетия.

С 1975 года на протяжении 27 лет на территории Анголы шла гражданская война между центральными властями и боевиками группировки УНИТА, которая унесла жизни более полумиллиона человек и превратила в беженцев треть 12-тимиллионного на-селения страны.
С гибелью главного виновника братоубийственной войны Ж.Савимби в Анголе начался процесс гражданского примирения.
Госсекретарь США Дж. Шульц и Ж. Савимби обмениваются рукопожатиями и улыбками. Администрация Р. Рейгана покровительствовала “черному петуху”.
Прошло совсем немного времени после подписания Алворского соглашения, а между движениями вновь разгорелись распри, подогреваемые и изнутри, и извне.
25 июля 1975 года Х.Роберто, а спустя почти две недели, 5 августа Ж.Савимби открыто объявили войну Народному движению за освобождение Анголы (МПЛА), фактически образовав коалицию против последнего. В возникшем противостоянии руководство МПЛА опиралось на политическую, а позднее и на военно-техническую помощь Кубы, СССР и некоторых других стран; Национальный фронт освобождения Анголы (ФНЛА) - на поддержку Заира, Китая, иностранных корпораций; за ними Франция, США и ряд других стран втягивались в оказание помощи ФНЛА. Лидер Национального союза за полную независимость Анголы (УНИТА), не располагая необходимыми собственными силами и не имея достаточной поддержки со стороны какой-либо из главных держав, пошел на беспрецедентный в национально-освободительном движении Африки шаг: обратился за помощью к ЮАР. Претория в то время находилась в политической, экономической, дипломатической изоляции со стороны большинства стран мира, и “прорубавший” - среди немногих африканских лидеров - в нее “окно” Ж.Савимби рисковал поплатиться не только своей репутацией, но и сам стать объектом бойкота. Почему этого не произошло, а, напротив, Ж.Савимби со временем стал символом и лидером многолетней борьбы антиправительственных сил Анголы? Очевидно, в интересах “большой политики” ему “простили” (или сделали вид, что простили) его “грехи”.
Несмотря на военную помощь ЮАР Жонасу Савимби, а Заира и других государств Холдену Роберто, 11 ноября 1975 года власть в Луанде контролировало движение МПЛА. Независимость Анголы от имени ангольского народа провозгласил лидер МПЛА А.Нето.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

Лидеры УНИТА и ФНЛА провозгласили в тот же день в ангольском городе Нова Лижбоа (ныне - Уамбо) “народную демократическую республику” (которая просуществовала непродолжительное время и в основном на бумаге). Однако, не сумев захватить власть в Луанде, Ж.Савимби в январе 1976 года заявил о переходе к партизанской войне, которая затянулась почти на два с половиной десятилетия. Таким образом, война антиколониальная, длившаяся 14 лет, почти без передышки переросла в затяжную гражданскую войну. Становилось очевидно, что за противоборством движений стоят интересы многих держав и сил.
За прошедшие с тех пор годы мир сильно изменился. Закончилась “холодная война”, влиявшая и на ситуацию в Анголе. Уход с международной сцены бывшего главного союзника МПЛА из числа великих держав - СССР - заставил внести серьезные коррективы во внутри- и внешнеполитический курс Луанды. Радикальные изменения произошли в регионе. В ЮАР был демонтирован режим апартеида, ее новые руководители отказались от поддержки мятежного ангольского лидера. Провозгласила независимость Намибия, территорию которой нередко использовало руководство УНИТА для своих целей. Нет в живых прежнего президента Заира Мобуту, благосклонностью которого в последние годы пользовался Ж.Савимби, а страна эта вновь переименована в Конго и превратилась в опасный очаг напряженности у границ Анголы.
Кардинальные изменения произошли и в самой Анголе. Давно удалился от дел Х.Роберто, а его организация ФНЛА превратилась в легальную оппозицию. Руководство МПЛА сменило политическую ориентацию, отказалось от марксизма как своей идеологической основы; ввело в стране многопартийность и признало законность УНИТА. Были выведены из Анголы кубинские войска - по мнению Ж.Савимби, один из главных камней преткновения на пути урегулирования конфликта в стране. Наконец, после многочисленных раундов в 1991 году при посредничестве Португалии, СССР и США было подписано соглашение между правительством Анголы и руководством УНИТА о прекращении огня. Прогресс в ангольском урегулировании дошел до согласия между руководителями обеих сторон о создании единой армии и проведении первых в истории страны президентских и парламентских выборов на основе многопартийности и под наблюдением ООН. Казалось, до установления мира в Анголе осталось сделать последний шаг.

ПОРАЖЕНИЕ НА ВЫБОРАХ

Плакат, выпущенный к выборам в Анголе в 1992 году.Однако надежды на мирное завершение затянувшегося крупнейшего в этой части Африки вооруженного конфликта рухнули. В сентябре 1992 года УНИТА и его лидер проиграли парламентские и президентские выборы, что никак не совпадало с заявлениями Ж.Савимби о безоговорочном преимуществе его организации над МПЛА.
Вероятно, причины победы МПЛА на выборах объяснимы популярностью проводимых его руководством в конце 1980-х - начале 1990-х годов преобразований в стране, стремлением его лидеров к миру. Немаловажной оказалась на этом этапе и поддержка Луанды католической частью населения (в этот период по приглашению ангольского правительства в стране побывал папа Римский), а также вождями многих племен. К тому же президент Ж.Э.душ Сантуш давно зарекомендовал себя умелым, прогнозируемым политиком, готовым идти на разумные компромиссы. Он был известен большинству ангольцев.
Ж.Савимби тоже проявил себя умелым политическим деятелем, прекрасным оратором. Он хорошо знал культуру, обычаи, язык не только овимбунду, но и других ангольских племен. “Черный петух” пользовался поддержкой части соотечественников, в особенности среди овимбунду. Были у него влиятельные союзники и за пределами страны. Лидер УНИТА умел расположить к себе собеседника. Министр иностранных дел СССР Э.Шеварднадзе после встречи с Ж.Савимби на переговорах по урегулированию ситуации в Анголе отозвался о нем как об “образованном, оригинально мыслящем человеке, интересном собеседнике” (31). Многие всерьез считали, что, войдя в коалиционное правительство, он имел неплохие шансы оттеснить представителей МПЛА.
Однако большинство ангольцев знало об УНИТА и его лидере только понаслышке, гражданская война положила густую тень на их и без того “небезукоризненную” репутацию. В самой организации складывалась оппозиция, не согласная с деспотическим стилем руководства своего бессменного лидера, уставшая от многолетней войны, искавшая примирения с МПЛА. Не только противники, но и многие сторонники и союзники видели в Ж.Савимби преграду на пути урегулирования положения в Анголе.
О Ж.Савимби писали, что он создал и умеет поддерживать собственный культ личности. Лидер УНИТА сам формировал собственный образ национального героя, “отца всех ангольцев”, разделяющего со своим народом все тяготы партизанской жизни в условиях “освободительной войны”. Постепенно Ж.Савимби превращался в диктатора. Еще в 1978 году по его приказу была создана сеть осведомителей для контроля за настроениями в УНИТА.
Несогласных с ним он не терпел, решительно расправлялся с неугодными, даже если это были его друзья и соратники. Исчезли один из лидеров УНИТА Ж.Сангумба и начальник военной разведки Чиндонда, был подвергнут пыткам бригадный генерал Х.Чивале. Незавидная участь постигла такую заметную фигуру в УНИТА, как Вакулукуте: при попытке порвать с Национальным союзом он был похищен (при участии южноафриканских спецслужб), доставлен в штаб-квартиру УНИТА, подвергнут пыткам и расстрелян. Расправы над своими политическими противниками Ж.Савимби учинял и позднее.
В западных СМИ Ж.Савимби уже не называли “борцом за права человека”. Например, в 1989 году лондонская “Санди телеграф” написала, что он “считался героем, ведущим борьбу против правительства Анголы. Сейчас Савимби может оказаться в положении поверженного идола” (32). Ей вторила французская “Монд”: “Окружая себя только своими родственниками, которых он считает единственно надежными людьми, опасаясь руководителей, не принадлежащих к его народности овимбунду, лидер УНИТА просто одержим собственной безопасностью и властью. Он практически не терпит критики, воспринимая ее как угрозу, не терпит тех, кто не согласен с ним, в частности, представителей “молодой гвардии”, уставших от войн и подчинения Южной Африке” (33).
Красноречиво признание Ф.Бридгланда - автора уже упоминавшейся и в целом позитивной книги о Ж.Савимби, сделанное им через несколько лет после ее выхода в свет, о том, что “Савимби правит УНИТА железным кулаком”: “Если мой “герой” действительно причастен к смерти Т.Чингунджи и У.душ Сантуша (членов руководства УНИТА. - А.Т.), - негодовал журналист, - то он - подлинное чудовище... Многие давно нарекли Савимби именно так, но это всегда вызывало мои возражения. Теперь же я готов поставить Савимби в один ряд с Иди Амином. Глава УНИТА даже хуже бывшего угандийского диктатора, поскольку тот был всего лишь психически больным неграмотным сержантом, а Савимби - образованный человек, претендующий на роль лидера Анголы. Настало время, чтобы США и Запад отказали в почестях председателю УНИТА” (34).
После выборов 1992 года стало ясно, какое место занимает УНИТА и ее лидер в общественно-политической жизни страны. Проявились черты характера, манера поведения Ж.Савимби, неожиданные даже для многих его сторонников. “Народ сделает выбор”, - сказал он еще в 1988 году. А в 1992 году, узнав, какой выбор был сделан ангольским народом, уязвленный доктор Ж.Савимби заявил о фальсификации выборов и потребовал аннулировать итоги, пригрозив в противном случае сорвать процесс мирного урегулирования (35). Однако международные наблюдатели, следившие за ходом выборов, отклонили обвинения, назвав их “в целом свободными и справедливыми”.

“АФРИКАНСКАЯ БОСНИЯ”

Мирный процесс был сорван. В Анголе вновь вспыхнула война, превращая страну, как писали тогда некоторые газеты, в “африканскую Боснию” (36). После неудачи на выборах лидер УНИТА вернулся в штаб-квартиру в Уамбо и оттуда продолжал угрожать новой гражданской войной в случае сохранения результатов выборов неизменными. Теперь подразделениям УНИТА оказалось кстати и то оружие, которое они, в нарушение соглашения, в свое время отказывались сдать, по примеру правительственных войск. Ж.Савимби, возможно, надеялся - по традиции - и на поддержку Вашингтона. Однако приход к власти в начале 1993 года президента-демократа Б.Клинтона позволил, в частности, транскейскому лидеру Б.Холомисе, заметить: “Победа Клинтона над Бушем будет иметь серьезные последствия для многих правых лидеров в Южной Африке. Медовый месяц между администрацией Буша и реакционными партиями типа УНИТА ...закончился”.
И, действительно, уже в мае 1993 года новая администрация США установила с правительством Анголы дипломатические отношения, сделав выбор в пользу Ж.Э.душ Сантуша. Вашингтон не мог не признать законно избранного президента Анголы.
Решение Совета Безопасности ООН о введении эмбарго на экономическую и военную помощь УНИТА вынудило Ж.Савимби вернуться к переговорам и пойти на существенные уступки в деле урегулирования ангольской проблемы. 20 ноября 1994 года в Лусаке представителями ангольского правительства и руководства УНИТА был подписан протокол, предусматривавший целый ряд мер по нормализации жизни в Анголе. Документ был подписан генеральным секретарем УНИТА Э.Манувалокой и министром иностранных дел Республики Ангола В. де Моурой в присутствии специального представителя генерального секретаря ООН Б.Бея и представителей “тройки” международных наблюдателей. На этой церемонии присутствовали Ж.Э.душ Сантуш, несколько глав государств, министров иностранных дел и других почетных гостей. Сославшись на проблемы личной безопасности, Ж.Савимби в Лусаку не приехал. А 22 ноября в 12 часов по Гринвичу вступило в силу соглашение о прекращении огня на всей территории Анголы.
Однако и на этот раз мир в стране долго не продержался, “черный петух” вновь пошел на срыв мирного урегулирования. Теперь Ж.Савимби перенес центр тяжести возобновившихся боевых действий в северные и северо-восточные районы Анголы с целью завладеть алмазными приисками и нефтяными богатствами - главными источниками валютных поступлений страны. Это позволяло Ж.Савимби не только решать проблему приобретения оружия и продовольствия, но и давало возможность навязывать свои правила игры Луанде.
Готовясь к решающему “походу на Луанду”, Ж.Савимби закупал за рубежом на “алмазодоллары” современную боевую технику, причем речь шла уже не только о стрелковом оружии; к 1998 году на вооружении боевых подразделений УНИТА оказались легкая и тяжелая артиллерия, бронетехника, системы залпового огня и даже несколько самолетов и вертолетов. Приобретенные за рубежом оружие и боеприпасы, горючее и продовольствие поступали на подконтрольную УНИТА территорию воздушным и наземным путем. Все свидетельствовало о том, что Ж.Савимби отказался от идеи мирного урегулирования и для окончательного решения конфликта в свою пользу вновь решил прибегнуть к силе.
Между тем, вспыхнувшая война в Заире, бегство и смерть союзника Жонаса Савимби, Мобуту, и приход к власти в обоих Конго (37) враждебных УНИТА сил, решимость правительства Анголы не допустить установления контроля со стороны УНИТА над главными богатствами ангольской экономики, наконец, непримиримость сторон в достижении своих целей и участие в конфликте многочисленных “третьих сил”, - все это давало основание говорить о том, что урегулирование ангольского конфликта вновь отодвигается на неопределенное время. Ключевую роль в сохранении конфликта играл Ж.Савимби.
В Анголе вновь развернулись крупномасштабные боевые действия (38), которые продолжились вплоть до начала 2002 года. И если в первой половине 1999 года перевес сил был на стороне УНИТА, начиная с сентября 1999 года правительственные войска постепенно захватывали инициативу в свои руки, пока к началу 2002 года основные силы УНИТА не были разгромлены; сам Ж.Савимби оказался вынужденным вместе с несколькими приближенными отступать к границе с Замбией.

ПРИМИРЕНИЕ

Согласно официальному изложению событий, 22 февраля 2002 года отряд Ж.Савимби в районе Лукуссе (провинция Мошику) попал в устроенную правительственными войсками засаду. При попытке вырваться из нее, погибли Ж.Савимби и еще около двадцати его сторонников, в том числе несколько крупных военных чинов УНИТА.
Ж. Савимби был главным виновником многолетней гражданской войны в Анголе. Гибель харизматического лидера УНИТА вызвала шок у членов этой организации. Однако уже на следующий день ее представительства за рубежом заявили, что идеалы движения не “умерли вместе с его лидером”; они выступили с призывом ко всем ангольцам - его сторонникам “твердо держаться в своем окопе”.
Напротив, руководство Обновленного УНИТА (УНИТА-Реновада), которое отказалось от вооруженного противостояния с правительством и, выйдя в 1998 году из организации Ж.Савимби, предпочло следовать политике примирения в стране, заявило о том, что с его смертью открывается “новая эра” для этой организации, которая будет заниматься ликвидацией тех “бед, которые принесла война”.
В официальном сообщении правительства Республики Ангола, опубликованном 22 февраля, на Ж.Савимби была возложена ответственность за “уничтожение инфраструктур и гибель безвинных гражданских лиц на территории всей страны”. Правительство вновь призвало граждан к примирению и участию в “укреплении процесса демократизации” в стране.
С гибелью Ж.Савимби события действительно стали стремительно развиваться в направлении урегулирования внутриполитической обстановки. Уже 15 марта 2002 года возобновились переговоры между представителями военных командований обеих сторон. Их ближайшей целью было достигнуть прекращения огня, но главной задачей - вернуться к Лусакскому протоколу 1994 года.
4 апреля было подписано историческое соглашение о прекращении огня на территории Анголы, которое было воспринято как фактическое примирение правительства Анголы и УНИТА и окончание войны. Но подписать его от имени УНИТА суждено было уже не Ж.Савимби.
Мирное соглашение было подписано в присутствии послов Португалии, России и США - стран-наблюдателей за ангольским урегулированием, а также спецпредставителя Генерального секретаря ООН. После подписания соглашения генеральный секретарь УНИТА П.Лукамба (“Гату”) заявил, что УНИТА с этого дня перейдет в легальную оппозицию и будет отстаивать свои требования политическими средствами.
“Таким образом, - говорится в заявлении официального представителя МИД России, - завершена военная фаза конфликта и открыт путь к установлению мира и национального согласия в многострадальной стране, к выполнению в полном объеме Лусакского протокола 1994 года” (39).
По политическим и просто человеческим меркам Ж.Савимби для Африки был долгожителем: близился восьмой десяток. Тем не менее, трудно было поверить, что этот пожилой африканец, доктор Жонас Малейру Савимби, большая часть жизни которого прошла в партизанах, в джунглях, захотел бы по собственной воле сойти с “тропы войны”. С его гибелью эта тропа начала зарастать.


Сноcки:

1. Bridgland F. Jonas Savimbi: A Key to Africa, New York, 1986, р. 26.
2. Союз народов Анголы (УПА) был создан 9 ноября 1958 г.; его предшественником был Союз народов Севера Анголы (УПНА), основанный в июле 1954 г. УПНА/УПА опирались на этническую группу баконго.
3. Народное движение за освобождение Анголы (МПЛА) было основано 10 декабря 1956 г. как общенациональная национально-освободительная организация.
4. ПИДЕ – тайная политическая полиция Португалии периода правления А.Салазара (PIDE – Policia Internacional da Defesa do Estado).
5. Имелась в виду Ялтинская (1945 г.) Конференция глав государств антигитлеровской коалиции.
6. “Россия”, 1994, № 40, с. 5.
7. В этот период штаб-квартира МПЛА располагалась в Конакри – столице независимой Гвинеи.
8. UNITA – instrumento do imperialismo em Africa. Edicao da seccao politica da MMCA “Odio ao inimigo”, 1983, Julho, № 2, p. 3.
9. Значительно позже, в 1974 году, Ж.Савимби заметил по этому поводу, что в качестве условия вступления в МПЛА он попросил прибыть из Конакри в Швейцарию (где тогда находился) представителя этой организации для переговоров. Однако вместо этого получил билет до Конакри (без обратного билета) и, не будучи уверенным в благоприятном для себя исходе встречи с лидерами МПЛА, был вынужден отказаться от поездки и встречи (“Noticias”, 1974, № 768, p. 90).
10. Из-за контактов руководства Португальской компартии (ПКП) и МПЛА оппозиционные ему силы считали организацию промарксистской.
11. Bridgland F. Jonas Savimbi: A Key to Africa, р. 45.
12. Ibid.
13. “Noticias”, 1974, № 768, р. 90.
14. Хазанов А.М. Крушение последней колониальной империи, М., 1986, с. 113.
15. В советских источниках некоторое время название ГРАЕ переводилось как Временное правительство Анголы в эмиграции (См.: Всемирная история, М., 1983, т.13, c. 496) и даже “революционное правительство Анголы” (См.: Ежегодник БСЭ, 1964, c. 202).
16. UNITA – instrumento do imperialismo em Africa, р. 4.
17. В 1972 году, после достижения соглашения (как впоследствии оказалось, недолговечного) между руководством МПЛА и ФНЛА о совместных боевых действиях против португальских войск, ГРАЕ было распущено.
18. Santos F. Angola na hora dramatica da descolonizacao, Lisboa, 1975, р. 66. По другой версии, Ж.Савимби все же примкнул на непродолжительное время к МПЛА. Среди причин называют в том числе якобы полученное им задание ЦРУ и ПИДЕ подорвать МПЛА изнутри. Так или иначе, но в истории МПЛА Ж.Савимби своего следа не оставил.
19. Bridgland F. Jonas Savimbi: A Key to Africa, р. 77.
20. Santos F. Angola na hora dramatica da descolonizacao, р. 67.
21. Bridgland F. Jonas Savimbi: A Key to Africa, р. 68.
22. Cartilha do guerrilheiro das Forcas Armadas da Libertacao de Angola. Terra Livre, Angola, 1977, р. 7.
23 Bridgland F. Jonas Savimbi: A Key to Africa, р.69.
24. См.: Хазанов А.М., Притворов А.В. Ангола. М.,1979, c. 41.
25. См.: Фитуни Л.Л. Ангола. Справочник. М., 1985, c. 43.
26. Correia P. Descolonizacao de Angola. Luanda, 1991, р. 37.
27. Ibid., p. 38.
28. UNITA: Ideario e estrutura (б/года).
29. “Noticias“, 1974, № 768, р. 76.
30. Angola Rumo а Independencia. O Governo de Transicao, documentos e personalidades. Luanda,1975, р. 25.
31. Известия, 1990 г., 14 декабря.
32. Известия, 1989 г., 27 марта.
33. Там же.



Поиск по сайту
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 09. Нелегкая задача

Перейти к разделу >>
Последнее сообщение в гостевой книге
© Союз ветеранов Анголы 2004-2017 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)