Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:

Фотовыставка:

«ВОЕННЫЕ ПЕРЕВОДЧИКИ НА СЛУЖБЕ ОТЕЧЕСТВУ»

 

ВПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ НАШЕГО ГОСУДАРСТВА

Фотоцентр Гоголевский бульвар 8

17-11 июня

Красная Звезда
 

23 мая 2006 года. Центральный орган Министерства обороны Российской Федерации газета "КРАСНАЯ ЗВЕЗДА" №87(24607) статья "...И кровью российской Анголы земля не алела?" (стр.4). Электронный адрес:www.redstar.ru

22 апреля 2008 года 

Сергей КОЛОМНИН, член совета Союза ветеранов Анголы 

Этот город в далекой саванне  

 

Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи Республике Ангола (РОО «Союз ветеранов Анголы») провела в Институте Африки Академии наук России конференцию на тему «Битва за Куито-Куанавале и ее значение в истории Анголы и Юга Африки». В ней приняли участие российские воины-интернационалисты и гражданские специалисты различного профиля, работавшие в Анголе, представители Государственной Думы и Мосгордумы, послы и военные атташе ряда африканских стран, в том числе Анголы, Кубы, Намибии, ЮАР, а также военные историки, занимающиеся африканской тематикой.
     В докладе председателя Союза ветеранов Анголы В. Сагачко, в выступлениях участников конференции отмечалось, что битва за Куито-Куанавале в 1987-1988 годах при решающем вкладе кубинских военнослужащих и при активном участии советских воинов-интернационалистов явилась поворотным пунктом в истории Анголы и всего Юга Африки. Героическая оборона города, растущие потери южноафриканцев и стремительный выход кубинских частей к границам Намибии заставили руководство режима апартеида ЮАР пойти на переговоры. Их результатом стало подписание 22 декабря 1988 года в Нью-Йорке соглашения по полному выводу южноафриканских войск из Анголы и предоставлению независимости Намибии. Соглашение также предусматривало, что и кубинские войска покинут Анголу.
     Победа объединенных анголо-кубинских войск под Куито-Куанавале также существенно ускорила демонтаж системы апартеида в ЮАР и приход там к власти правительства Африканского национального конгресса. Первый чернокожий президент ЮАР Нельсон Мандела, высоко оценивая значение этого события, признал: «Куито-Куанавале был поворотным пунктом в борьбе за свободу моего народа от апартеида».


     Участники конференции особо подчеркивали, что при защите города ангольские, кубинские и советские военнослужащие проявляли высокую самоотверженность и героизм и, к сожалению, несли потери. Судьба распорядилась так, что одним из первых пострадавших стал советский военный переводчик младший лейтенант Олег Снитко. Он был смертельно ранен 26 сентября 1987 года в бою с южноафриканскими подразделениями. 27 ноября 1987 года осколок от снаряда, выпущенного из дальнобойной южноафриканской гаубицы по осажденному Куито-Куанавале, оборвал жизнь советника по оргмобработе при командующем военным округом полковника Андрея Горба.


     Всего же, по данным 10-го Главного управления Генштаба ВС СССР, в Анголе в период 1975 -1991 годов погибли и умерли 54 человека, в том числе 45 офицеров. Советские военные советники и специалисты наравне со своими ангольскими и кубинскими друзьями сражались не только под Куито-Куанавале, но и под Ондживой, Кувелаем, Каамой, Шангонго и Шибембой. Находясь за пультами управления зенитно-ракетных комплексов «Печора», «Волга», «Квадрат», они защищали от налетов южноафриканской авиации столицы южных ангольских провинций: города Намиб, Лубанго и Менонге. Им и всем воинам-интернационалистам, до конца выполнившим свой воинский долг, Александр Поливин посвятил песню «Вас там быть не могло», где есть такие слова:


     Этот город в далекой саванне -
     мираж:


     Показался и снова
     в горячем тумане растаял;


     Этот город в далекой саванне -
     не наш,


     Но прикажут - мы будем его
     защищать, во что бы то ни стало.

 

 

 …И кровью российской Анголы земля не алела?

 

Малоизвестные подробности участия   советских и российских военнослужащих в ангольской войне можно узнать, посетив выставку под названием «…И кровью российской Анголы земля не алела?». Она пройдет с 23 по 28 мая с. г. в Москве в Государственном центральном музее современной истории России (бывший Музей Революции, Тверская, 21). Экспозицию организовал и проводит Союз ветеранов Анголы, некоммерческая  региональная общественная организация (РОО), объединяющая участников оказания интернациональной помощи Республике Ангола.  Несмотря на закрытые архивы,   устроителям выставки удалось впервые в истории СССР и России  собрать и выставить на всеобщее обозрение уникальные фотографии и документы, боевые карты и донесения, записки, дневники и приказы советских военных советников, образцы военной формы, оружия, награды и личные вещи участников войны в Анголе. 23 мая вход по приглашениям, в остальные дни (с 10.00 до 18.00) вход бесплатный.

 

 

Название выставки выбрано не случайно. Это строки из стихотворения  военного переводчика Александра Поливина  «Вас там быть не могло».  Позже, эти слова положат  на музыку, и песня станет своеобразным гимном советских военных советников и переводчиков в Анголе. Эти стихи были написаны  в сердце Африки, в районе  ожесточенных боев вокруг «ангольского Сталинграда» - города Куиту-Куанавале. Его окрестности  в 1987 - 1988 годах превратились в настоящее поле битвы между анголо-кубинскими  и южноафриканскими войсками с участием сотен танков и БТР, десятков боевых самолетов и вертолетов. О том, что в боях под  Куиту-Куанвале сражались и гибли наши военнослужащие,  в советских газетах никогда не писали. Более того, в  1989 году советский МИД, отбиваясь от  усиливающихся обвинений западного сообщества в участии советских военных в боевых действиях  в Африке, Азии  и Латинской Америке официально заявил, что «советские военные советники в боевых действиях за рубежом не участвуют». А в это время из отрытых в красной ангольской земле окопов и блиндажей раздавалась бренчание гитары и песня на чисто русском языке:

Куда нас, дружище, с тобой занесло,

                             Наверно, большое и нужное дело?

      А нам говорят: «Вас там быть не могло,

                              И кровью российской Анголы земля не алела…»

 

 

Тогда нашим военным, сидящим в ангольских окопах  дали ясно понять, что политическая обстановка изменилась. Пришла перестройка и «новое мышление», которые предполагали другие подходы к разрешению региональных конфликтов. Но боевиков из антиправительственной группировки УНИТА об этом почему-то «забыли» предупредить и те продолжали долбить по нашим.

В  80-е годы XX века Ангола стала объектом многоуровневого противостояния. На национальном уровне война велась между пришедшим к власти национально-освободительным движением МПЛА и вооруженными оппозиционерами из УНИТА и ФНЛА. На региональном - между Анголой и режимом апартеида ЮАР, и, наконец, в глобальном плане соперничали две сверхдержавы - СССР и США. Тогда, в эпоху «холодной войны», вопрос ставился так: кто из них сможет оказывать решающее влияние на Анголу, тот получит «ключ» ко всей  Южной Африке. Тогда экономическая помощь Советского Союза позволила независимой Анголе встать на ноги. А поставленное оружие и тысячи советских военных советников, приехавших в страну, помогли отразить внешнюю агрессию и создать национальные вооруженные силы.

Военное противостояние в Анголе, длившееся почти тридцать лет  завершилась. Но, не смотря на прошедшие годы, тема войны в этой далекой африканской стране  и участия  в ней наших военнослужащих продолжает оставаться в центре внимания.   Председатель Союза ветеранов Анголы,  региональной общественной организации (РОО), объединяющей участников оказания интернациональной помощи Республике Ангола, полковник Вадим Сагачко свидетельствует: «Масштабы нашего вовлечения в ангольский конфликт как советского, так и российского периода до сих пор тайна за семью печатями. Как и  точные данные о   погибших в этой войне».

Только за период  официального военного сотрудничества с СССР с Анголой  с 1975 по 1991 год в этой африканской стране с целью оказания помощи в строительстве национальной армии побывало около 11 тысяч советских военнослужащих, из них 107 генералов и адмиралов, 7211 офицеров, более 3,5 тысяч прапорщиков, мичманов, рядовых, а также рабочих и служащих СА и ВМФ, не считая членов семей советских военнослужащих. Кроме того, в этот период  у берегов Анголы несли боевую службу тысячи советских военных моряков, в том числе и морских пехотинцев, которые находились на борту заходивших порты Анголы боевых кораблей.  А были еще летчики, врачи, рыбаки, специалисты по сельскому хозяйству. Всего, по подсчетам Союза ветеранов Анголы через эту африканскую страну прошло не менее 50 тыс. советских граждан.

Официально опубликованные цифры советских потерь в Анголе  меньше афганских или корейских. В Афгане  армия, КГБ и МВД СССР потеряли  14 433 человека и 287 военнослужащих считались пропавшими без вести, а война в Корее, по официальным данным, унесла жизни 142 офицеров и 133 человек рядового и сержантского состава. В Эфиопии, например, по официальным данным погибло, 79 советских военнослужащих, а во Вьетнаме – 16 человек.

Считается, что в Анголе в период с 1975 по 1991 год в ходе боевых действий погибли и умерли 54 советских гражданина, в том числе 45 офицеров, 5 прапорщиков, 2 солдата срочной службы и двое служащих. За этот период были ранены 10 человек.  Однако приведенные цифры  - это официальные данные.  Они не учитывают интенсивность боевых действий и степень вовлеченности в них советских советников и специалистов,  а также потери гражданских специалистов. Они  также гибли и попадали в плен наряду с военными – ангольская война не щадила никого». Тем более, что  многие раненные и погибшие в той войне оформлялись как «умершие от естественных причин», либо «заболевшие от тропических болезней». Поэтому Вадим Сагачко уверенно заявляет: «Есть основания считать, что погибших советских граждан в тот период в Анголе было гораздо больше». Сколько? Это еще предстоит выяснить, так как архивы по военно-политическому сотрудничеству с Анголой до сих пор засекречены. Это, кстати, является одной из приоритетных задач Союза ветеранов Анголы

Война в Анголе была  другой, нежели в Афганистане. В эту страну никогда не посылались регулярные  советские войска, кроме личного состава периодически заходивших в порты Анголы боевых кораблей, в том числе и с морскими пехотинцами на борту. В Афгане наши войска и советники имели дело с «моджахедами», вооруженными в основном легким стрелковым оружием, минометами и гранатометами. В Анголе же наши военнослужащие столкнулись с регулярными войсками самой сильной армии Африки – ЮАР, вооруженной дальнобойной артиллерией, новейшими по тем временам истребителями-бомбардировщиками «Мираж». Армия ЮАР применяла в Анголе и  «умные» бомбы, зачастую начиненные запрещенными конвенцией ООН «шариками»,  и даже боевые отравляющие вещества.

Вот что записал в своем дневнике участник боев под  Куиту-Куанавале военный переводчик лейтенант Игорь Ждаркин:

«29 октября 1987 г. В 14.00 по радио получили страшное известие. В 13.10 противник обстрелял  59 бригаду снарядами, начиненными химическими отравляющими веществами. Много ангольских солдат отравилось, некоторые потеряли сознание, командир бригады кашляет кровью. Зацепило и наших советников. Ветер как раз дул в их сторону,   многие жалуются на сильнейшие головные боли  и тошноту.

Это известие нас не на шутку  встревожило, ведь у нас нет даже самых завалящих противогазов, не говоря уже об ОЗК».

А вот следующая запись. «1 ноября 1987 г. Ночь  прошла спокойно. В 12 часов был налет авиации на стоящую рядом  59-ю бригаду, сбросили на ее позиции больше десятка 500-килограммовых бомб. О потерях пока не знаем.

Наши артиллеристы получили данные разведки и решили подавить батарею 155-мм гаубиц противника. Ангольцы дали залп из БМ-21. В ответ обозленные юаровцы открыли огонь из всех своих гаубиц. Били очень точно, с небольшими перерывами. Один из снарядов разорвался совсем рядом. Как оказалось потом, мы «второй раз родились». После обстрела в радиусе 30 м от землянки комбрига все кустарники и маленькие деревца начисто срезаны осколками. Плохо слышу на правое ухо. У старшего немного «шумит» в голове».  Советские советники, ранее служившие  «за речкой» и оказавшиеся потом  в самом центре Африки под ураганным обстрелом  мощных 155-мм южноафриканских гаубиц G-5 вспоминали: «Такого ада мы не видели даже в Афгане…».

Основная масса  побывавших в Анголе советских военнослужащих – это  офицеры и прапорщики, специалисты-практики по боевому применению и обслуживанию вооружения и боевой техники, летчики, штабные работники, командиры с опытом командования ротами, батальонами, полками и даже крупными соединениями, а также военные переводчики. Первая группа из 40 человек, состоявшая из специалистов по боевому применению и военных переводчиков прибыла в Анголу сразу после провозглашения независимости страны 11 ноября 1975 года. Она  имела «карт бланш» на участие в боевых действиях: в пути из Москвы была получена секретная шифротелеграмма, которая  «разрешала советским  военным специалистам принимать участие в боевых действиях на стороне сил МПЛА и кубинских войск». Одним из первых главных военных советников в Анголе стал опытный генерал И. Пономаренко, командовавший в СССР гвардейской армией, развернутой по штатам военного времени.  До сих пор в Анголе с теплотой вспоминают  генерал-полковника К. Курочкина, который получил среди ангольцев и кубинцев известность как «генерал Константин». Он приехал в Африку с должности заместителя командующего воздушно-десантными войсками и имел опыт Великой Отечественной войны и боевых действий в Афганистане. В Воздушно-десантных войсках служил и генерал-полковник В. Беляев, бывший в 1988 - 1991 годах заместителем, а затем и главным военным советником в Анголе.

Нашим военнослужащим, носившим чужую форму и не имевшим при себе никаких документов, удостоверяющих личность, нередко приходилось жить в палатках и землянках, постоянно испытывая серьезные бытовые неудобства и лишения: отсутствие воды, электричества, полноценного питания и медицинского обеспечения. А часто, выходя на совместные с ангольцами боевые операции, им приходилось брать в руки автоматы и пулеметы, садиться за штурвалы боевых машин пехоты и рычаги танков, пульты управления огнем ракетных и зенитных установок. Это были настоящие военные профессионалы, много сделавшие для создания вооруженных сил Анголы. В том, что ангольская армия, начиная с середины 80-х годов XX века, стала практически на равных «вести разговор» с самой боеспособной в то время армией африканского континента - армией ЮАР огромная заслуга тысяч советских офицеров и генералов, в разное время работавших в Анголе.

Сергей Коломнин, член Совета

Союза ветеранов Анголы,

воин-интернационалист,

выполнявший интернациональный долг в Анголе

в 1977-1978 и 1980-1983 гг.

 

«Мерседес» для генерала Константина

Беседу вел полковник Андрей ПОЧТАРЕВ,
«Красная звезда».


    Имя этого боевого генерала до сих пор помнят и чтут в Анголе. «Генерал Константин» - так уважительно и с почтением называли его нынешний президент республики Жозе Эдуарду душ Сантуш, министр обороны Педале, начальник генерального штаба Ндалу, его заместитель Нгонго (ныне посол в Москве). Так называли его и на Кубе Фидель и Рауль Кастро. Заслуженным авторитетом Константин Яковлевич Курочкин по праву пользуется и у наших ветеранов.
    Не случайно, когда в июне 1985 года он покидал Луанду, возвращаясь в Москву, министр обороны НРА Педро Мария Тонья (Педале) в своем прощальном слове подчеркнул: «Не хватает слов, чтобы рассказать о всех тех качествах, которыми обладает наш друг и товарищ по работе, товарищ генерал-полковник Константин. Скажу только, что его помощь была для нас неоценима, и я выражаю ему нашу горячую благодарность за все, что он сделал на благо строительства на родине Агостиньо Нето. Спасибо, генерал Константин!»

    Визитная карточка
    Генерал-полковник Константин Яковлевич Курочкин родился 15 ноября 1923 г. в г. Щигры Курской области. В 1939 г. окончил 1-ю Московскую специальную артшколу, в мае 1941 г. - Пензенское артиллерийское училище. Великую Отечественную войну встретил командиром минометного взвода на мурманском направлении в составе 14-й армии. Воевал на Карельском, 3-м и 4-м Украинских фронтах. Освобождал Венгрию, брал Вену и Прагу. Войну закончил майором в должности начальника разведки 275-го гвардейского минометного полка. С 1947 г. - в ВДВ, где занимал должности от начальника артдивизиона полка до первого заместителя командующего войсками. В 1960 г. окончил с золотой медалью Военную академию им. М. В. Фрунзе, в 1966 г. - с золотой медалью Военную академию Генштаба. С 1982 по 1985 гг. - главный военный советник при министре обороны НРА. С 1985 по 1991 гг. - первый заместитель начальника управления кадров МО СССР. С июля 1991 г. в отставке. Кавалер ордена Ленина, двух орденов Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени, пяти орденов Красной Звезды, «За службу Родине» II и III степени, кубинского ордена Че Гевары.


    - Константин Яковлевич, свои университеты вы прошли на фронте, в воздушно-десантных войсках, в Афганистане. Помог ли этот опыт вам в Анголе?
    - Несомненно. Великую Отечественную «пропахал», как говорят, от «звонка до звонка» на передовой, в артиллерии. Был ранен. В ВДВ командовал полком в Каунасе, учебной дивизией в Острове, Тульской дивизией, был заместителем начальника штаба, потом 10 лет первым заместителем у «десантника номер один», Героя Советского Союза генерала армии Василия Филипповича Маргелова. Около десяти раз бывал в своих десантных войсках в Афганистане. Так что школу прошел хорошую. Все это очень пригодилось в Африке.
    - Какова была обстановка к вашему прибытию туда?
    - Как вы знаете, войска ЮАР были выбиты с территории Анголы к апрелю 1976 года. Но в стране не сложили оружия оппозиционные отряды УНИТА во главе с Ж. Савимби. Через соседнюю Намибию юаровцы стали их поддерживать, одновременно нанося удары по партизанским лагерям СВАПО, находившимся на ангольской территории. С 1979 года авиация ЮАР стала совершать свои налеты с северных намибийских аэродромов.
    В 1980 году в провинции Квандо-Кубанго и в августе 1981 года в провинции Кунене были совершены акты агрессии регулярных частей ЮАР в интересах унитовцев. Это были их ответы на операции правительственных войск - ФАПЛА: «10 декабря» (в декабре 1979 г.), «Красный май» (февраль-март 1980 г.) и «7-я годовщина ФАПЛА» (август 1981 г.). Уже на четвертый день после моего приезда в Анголу юаровская авиация нанесла бомбово-штурмовые удары по населенному пункту Жамба.
    Отдельные группировки УНИТА (около 10 тысяч человек) действовали в центральных и восточных районах республики. На севере, в Кабинде партизанскую войну вели сепаратисты - ФЛЭК. Сплошного фронта нигде не было. И в этом состояла основная трудность. Вторая - в том, что армия Анголы находилась в стадии становления.
    - В этом ей помогали советские военные советники и специалисты и кубинские добровольцы. Много их было в то время?
    - Наших было около 2 тысяч, а кубинская военная миссия насчитывала около 40 тысяч человек. Кубинские войска с 1975 года прикрывали наиболее угрожаемые направления со стороны ЮАР на юге и на востоке - со стороны Заира.
    - В Луанде я сменил Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Георгия Семеновича Петровского. До него нашу миссию возглавляли полковник Трофименко, генерал-лейтенант Пономаренко, а затем до 1980 года генерал-лейтенант Шахнович. После меня аппарат советников возглавляли генералы Кузьменко, Гусев, Беляев, Лебедев.
    - Что представляла собой ангольская армия - ФАПЛА?
    - В составе ФАПЛА тогда насчитывалось около 45 бригад. Главные трудности состояли в том, что им не хватало оружия и техники, подготовленного младшего офицерского состава. Процент укомплектованности личным составом в целом по 10 военным округам составлял около 50-60 процентов. На устранение этих проблем и был нацелен наш советнический аппарат. К лету 1985 года совместными усилиями удалось довести процент укомплектованности до 80 процентов, что позволило обучить бойцов и командиров и активизировать боевые действия внутри страны против повстанцев УНИТА, одновременно оказывая противодействие вторгшимся войскам ЮАР (численностью до 6 тысяч человек) на юге страны. Оружие и боевую технику в Анголу поставлял Советский Союз.
    - Каковы были результаты боев?
    - Действуя совместно с кубинскими войсками, части ФАПЛА при нашем участии провели ряд успешных операций против группировок 1-го и 2-го стратегических эшелонов УНИТА, в рядах которой были «белые» наемники из ЮАР, США. Стратегическая инициатива полностью перешла в руки правительственных войск.
    Главным итогом боев стало то, что ФАПЛА набиралась опыта, все больше завоевывая авторитет у своего народа. Однажды после нашего удачного воздушного налета была даже получена информация, что погиб Ж. Савимби. Но оказалось, что он был тяжело ранен и «отлежался» в Англии.
    Важным итогом было и инициирование переговоров между ЮАР и НРА при посредничестве США.
    Были и потери с нашей стороны. За время моей командировки погибли 8 советских военнослужащих. Разбился гражданский экипаж Ан-26 Николая Куца, прапорщик Пестерцов и 2 летчика с Ан-26 попали в плен. Потери понесли и кубинцы около 800 человек на февраль 1984 года.
    - Что еще удалось сделать нашим советникам в Анголе?
    - Благодаря нашему участию началась реформа в ФАПЛА, был принят закон о всеобщей воинской обязанности, разработаны положения о главнокомандующем страны, о введении военного положения и военно-революционных комитетах, были созданы первые две десантно-штурмовые бригады...
    После моей группы в Анголе до 1991 года побывали еще несколько тысяч советских советников и специалистов.
    Печально лишь, что наши ветераны, принимавшие участие в боевых действиях на ангольской земле с 1979 года, под Закон «О ветеранах» не подпадают. Их просто из него вычеркнули.
    - А как складывались отношения с представителями кубинской военной миссии?
    - Прекрасно. Мы находили полное взаимопонимание во всех вопросах. Кстати, накопленный опыт совместной трехсторонней работы в ходе операций ФАПЛА считаю бесценным. Самые добрые впечатления я сохранил, конечно же, о руководителях: Фиделе и Рауле Кастро - в ходе визита из Анголы по приглашению кубинской стороны, о командующих войсками в НРА генералах Томассевиче, Поло, секретаре ЦК КП Кубы Хорхе Рискете...
    - Часто ли вам приходилось встречаться с военно-политическим руководством Анголы?
    - По нескольку раз в день. С теплом вспоминаю рабочие встречи с президентом Жозе Эдуарду душ Сантушем и его советником по вопросам обороны и безопасности, начальником военной контрразведки майором Жозе Мариа, с министром обороны полковником Педале... После 1985 года я еще дважды прилетал в Луанду в командировки в составе групп генералов и офицеров в трудные для этой страны периоды. И всегда мы находили общий язык по всем проблемам.
    - Константин Яковлевич, говорят, что президент НРА подарил вам по итогам командировки «Мерседес»?
    - Истинная правда. Автомобиль даже прислали в СССР. Но министр обороны тогда настоятельно «порекомендовал» мне от него отказаться. В стране началась «перестройка». Так что покататься на подарке мне не удалось.

    

 

 



СОБЫТИЯ

 

16 мая 2017 года в Москве в московском фотоцентре Союза журналистов (Гоголевский бульвар, дом 8) состоялось открытие фотовыставки "Военные переводчики на службе Отечеству".   

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992».

*

Книгу Сергея Коломнина "Мы свой долг выполнили. Ангола 1975-1992" можно приобрести: В Книжной лавке РИСИ: г. Москва, ул. Флотская, д. 15Б. Для посещения магазина нужно заранее созвониться: Телефоны: 8 (915) 055-59-88 8 (499) 747-91-38 8 (499) 747-93-35.

 

ВИДЕО

 

Открытие фотовыставки "Военные переводчики на службе Отечеству"

 

Нас там быть не могло 

Белый пепел Анголы 

Они хотели меня взорвать

Поиск по сайту
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 10. Нас там быть не могло (авторский вариант)

Перейти к разделу >>
© Союз ветеранов Анголы 2004-2017 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)