Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 06. В Африке унылой (Мозамбик)

Перейти к разделу >>
Владимир Овсянников

Как я собирался в Анголу

В конце лета 1986 года, несмотря на отсутствие официальных указаний, моя командировка в Анголу стала ожидаемым событием. Каких-либо учебных мероприятий или инструктажей не проводилось. Шла обычная служба со своими проблемами.

Конечно, формировалось и собственное внутреннее отношение к командировке. Страха не было. Было желание достойно представить страну – и в профессиональном плане, и в плане личной морально-психологической устойчивости в боевых условиях. Ведь мой дед воевал в дивизии Чапаева, отец был призван на военную службу 23 июня 1941 года, на следующий день после школьного выпускного вечера, и прошел всю войну. Был на памяти и инцидент на острове Даманском, и американская агрессия во Вьетнаме, и вьетнамско-китайский конфликт, и Афганистан. Так что, выражение «профессия – Родину защищать» не было для меня пустым звуком.

Оценка возможных боевых действий в Анголе строилась на основе публиковавшейся тогда информации по Афганистану. Я предполагал возможность активного воздействия со стороны противника и моделировал свое активное противодействие. Не хотелось попасть в плен, поэтому допускал все, вплоть до крайних решений.

Однажды, ближе к осени 1986 года, находясь в Лиинахамари, встретился со своим товарищем, командиром соседней части. Встреча проходила у меня в кабинете, в казарме, где я жил. Без горячительного, конечно, не обошлось. Ближе к утру, устав выслушивать рекомендации товарища о мерах безопасности и его теоретизирования о способах применения оружия в случае серьезных проблем, достал из сейфа сигнальную ракету и запустил ее в боковую стену. Ракета отрикошетила, алюминиевый стакан воткнулся в торцевую стену кабинета и выбросил в нашу сторону 3 термитные шашки красного огня. При пуске ракеты мой собеседник вместе со стулом упал на бок и лежал, пытаясь полой куртки прикрыться от горящей рядом термитной шашки. Оттащив его за воротник в сторону, и выгнав заглянувшего ошалевшего дневального, налил еще по 50 грамм. На возмущенные вопли коллеги я сообщил, что языком болтать – это одно, а так – тренировку провели.

С потолка стал опускаться дым. Оставив помещение проветриваться, мы пошли в гидрографическую службу договариваться о катере, чтобы убраться из базы на свои объекты в случае разборок. Но все обошлось без скандала.

В сентябре 1986 года, находясь на одном из приграничных постов БСН, я был озадачен телефонным звонком с базы: раздраженным голосом кадровик бригады спросил меня, какого черта я там делаю и сообщил о том, что пришел приказ – через неделю мне нужно быть в Москве.

 Сообщение с базой осуществлялось морем. Причалов не было. При «накате» высадка/прием людей или груза со шлюпки были невозможны.

После серии оговоренных сигнальных ракет пограничная застава вышла на радиосвязь, и в пятницу с помощью пограничников, через три заставы, я добрался до Лиинахамари.

В субботу поехал в Мурманск в госпиталь, который имел право делать нужные прививки и оформлять санитарный паспорт. От холеры прививку мне сделали, а от желтой лихорадки вакцины не оказалось. Упросил врача, тот созвонился с госпиталем в Североморске и договорился, что я приеду и заберу ампулы с вакциной. Съездил, успел вернуться до окончания рабочего дня в госпитале в Мурманске и, уколовшись, ночью вернулся в бригаду. В воскресенье готовил документы, в понедельник сдал дела своему заместителю, во вторник провели приказ по бригаде и я улетел Москву, в Главный штаб ВМФ, откуда был направлен в 10-е Главное управление Генерального штаба МО СССР.

Жаль, что мне не удалось должным образом попрощаться со своими подчиненными. «Отвальную» сделал, конечно, несмотря на горбачевскую инициативу, но ощущение было, что все прошло как-то скомкано.

В 10-м ГУ ГШ сформировалась группа для выезда в Анголу в количестве порядка 20 человек.В аппарате ЦК КПСС на Старой площади с группой провели инструктаж, и все сдали на хранение свои партийные билеты. Инструктор говорил убедительно, но не понятно о чем.

В 10-м ГУ ГШ тоже был инструктаж группы. Не запугивали, давали обстановку по округам для армейцев. Для себя ничего полезного не воспринял. Сдали удостоверения личности, получили загранпаспорта и на одном из специальных складов получили гражданскую одежду. Выдали также несколько пачек делагила для профилактики малярии. В финслужбе подписал распоряжение о перечислении жене 60% своего денежного довольствия, рассчитанного без учета северных надбавок – рублей 120. Там же узнал название своей должности – специалист по радиотехническим средствам радиотехнического батальона Национального Военно-морского флота республики Ангола.

В финслужбе сообщили и размер моего оклада по должности в Анголе – кажется 700 долларов США. Рассказали о каких-то курсах перевода долларов в чеки и особенностях финансирования «холостяков». Я ничего не понял. Да и какие потребности у военного, который более 10 лет живет на службе и ради службы – 2 чемодана одежды, ящик специальной литературы, продовольственный аттестат, литровая эмалированная кружка и кипятильник.

На все сборы ушло дней десять. Все это время жил у жены, в квартире тестя и тещи. Время прошло в суматохе. Зная по опыту службы, что на постах БСН можно рассчитывать только на себя, взял с собой тестер, паяльник, необходимый инструмент и справочники. Вспомнив рекомендацию своего предшественника, приобрел 10 флаконов одеколона и пару утюгов. Коробки с личными вещами формировала жена, исходя из своих представлений.

Прощание с женой и сыном прошло дома. Каждый думал о своем.

Тесть помог отвезти упакованные вещи в Шереметьево-2 (хотя не факт – свои коробки с вещами мы где-то подписывали на английском языке всей вылетающей группой, вероятно, их завозили в аэропорт централизованно).

В нашей группе летели капитан 3 ранга Юрьев Анатолий Сергеевич и капитан-лейтенант  Майоров Игорь Валерьевич с которыми в дальнейшем служил в группе ВМФ.

Впечатлений как вылетали не осталось, но летели Аэрофлотом с посадкой в Симферополе.



© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)