Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 05. Ангольский вальс ( исполнитель Курлыгин Сергей Владимирович)

Перейти к разделу >>

 

Сергей Кононов

Часть 2. Еду в Анголу

Продолжим.

В учебу языку погрузился с головой. Учили нас, будь здоров. Это методика ЛГУ, и особенно Натальи Григорьевны Мед. Основной преподаватель была Татьяна Олеговна Кузнецова. Учились говорить. И все. Никаких побочных предметов. Только в конце немного страноведения. Об учебе могу рассказывать долго, но это совсем другая тема. Группа была 8 человек, разных специальностей, мостовики, геологи, геодезисты, проектировщики и один профессиональный переводчик с французского языка. Результат – научили очень хорошо. Я потом подсчитал, что часов 800 аудиторных. Да дома занимался по 5-6 часов в день (жил-то один, условия, как уже писал, были отличные).

Поучился полтора месяца, вдруг звонок с отдела кадров. Оказывается, на учебу нужно было оформляться как на поездку за границу. Давай езжай в Череповец, и оформляйся вместе с женой.

Вот тут-то и хлебнули.

Эти анкеты – сплошное мучение. Все от руки, чтоб ни одной помарки, строгий порядок в родственниках, кто за кем (отец, мать, братья, сестры, жена, дети…- порядка уже и не помню).

Писали, переписывали. Уф. Получили характеристики, подписанные и парткомом. Прошли собеседование в комиссии по выездам за границу в горкоме партии (председатель – чекист с еще военным стажем, который жене выговор сделал, что не апартеид причина нашего осуждения ЮАР, а агрессия против независимых государств и незаконная оккупация Намибии).

Наученный горьким опытом, скопировал анкеты, и потом только переписывал. Где-то дома в шкафах и сейчас валяются.

Да, забыл. Министерство прислало бумаги, что нас направляют в одну из стран Азии, Африки и Латинской Америки! Это было необычно. Как правило, писалась конкретная страна.

Собеседование прошли. Уехал учиться.

А тут проблемы - обком партии (туда после горкома поступали бумаги) - прицепились к одному пункту «тесть в финскую был в плену». А вопрос такой: где, когда, при каких обстоятельствах, где проходил фильтрацию… Блин. Слава богу, оказалось, что архивные дела по фильтрации в финскую уже уничтожены. И уж когда обком достал, я позвонил туда и твердо сказал, что искать не буду ничего. Пусть ищут те, кому положено, они за это деньги получают. И сработало. Бумаги ушли в Москву, и мне кадровики сообщили, что все в порядке.

Закончил курсы в июне следующего 1983 года. Отгулял отпуск. Кадровики сообщили, что теперь я могу звонить прямо в главмостостроевскую зарубежку –«Зарубежтехнотранс» - располагалась она недалеко от памятника Лермонтову в Москве. Позвонил, познакомился с куратором Аллой Борисовной Кныжевой. Да, до этого не рекомендовалось звонить и спрашивать, когда и куда поеду. Такая вот хитрость бюрократии была. Так вот, куратор сообщила, что планируют меня главным инженером контракта в Мозамбик. Готовься и сдавай экзамен в главке.

Приехал в Москву. Сдал экзамены в Главмостострое. Собственно – это был не экзамен, а собеседования. Прочитал отчеты группы мосты в Мозамбике. Посмотрел проекты восстановления и строительства.

Мозамбик, так Мозамбик. А во время учебы все время речь шла об Анголе, потому что все преподаватели прошли Анголу как переводчики. Мед там была одной из первых в 1975 году еще. А Сергей Чистяков прямо-таки своими рассказами увлек нас именно Анголой.

Стал готовиться в Мозамбик. Читать про страну, нашел речи Саморы Машела на португальском. Тренировал язык. Читал вслух каждый день, даже в командировках. А командировки в Сургут, Ноябрьск, Тарко-Сале. Самолеты, бичевозы, поезда…

Дома семья начала собирать вырезки из газет по Анголе, Мозамбику, Гвинее-Бисау, еще, когда я поехал учить язык. Вот откуда сохранился архив статей.

Где-то сразу после Нового года, в зарубежке сказали, что можно собираться.

Жена сшила огромную сумку, на работе на складе выдали толстую ткань, а подкладку сшила из искусственной кожи, чтобы не промокало.

 Подошли системно на основании опыта предшественников, помог и Маркеленков (он уже заканчивал контракт) - чрез жену мне передал, что нужно брать.

Загрузился и сковородкой, и утюгом, и хозяйственными ножами. Тщательно подобрал одежду. Х/б рубашки с коротким рукавом, носки, трусы, обувь, туалетные принадлежности, лекарства, в том числе делагил, бинты, марганцовку, йода немерено, зеленку. Приготовил бинокль, фотоаппарат, пленку, фотобумагу, реактивы, фляжку, планшетку для карт и документов. Много-много конвертов, ручки, бумагу, зажигалки. Удачно купили китайский костюм сафари – тончайшая ткань, почти белый (не вру, брюки привез назад и сейчас хожу в них на даче). Все же было дефицит, и моего 46 размера не было. Купили 52-й. Жена-мастерица все перешила по фигуре. Пару часов с металлическим браслетом, карманные часы. Детскую присыпку и даже дезодорант (тогда выпускала Прибалтика).

Почитал про тропические болезни. В принципе отношение было наплевательское, кривая вывезет. Была проблема – гайморит, так медики сказали, что в жарком климате ничего - не полярка.

Да, забыл: проходили мы и медкомиссию. Относился к железнодорожной поликлинике, а там профилактика была отличная. Прошел быстро. Впервые узнал свою группу крови и поставил штамп с группой в паспорт. Жена тоже проходила.

Планировалось ехать с женой, но знали, что жен вызывают после.

То, что идет война, воспринималось не очень реально. В случае чего, считал, что не струшу. А приключений и в Союзе хватало. С бичами приходилось работать, судимых по серьезным статьям всегда в коллективе было навалом. Военное образование на военной кафедре получил очень хорошее (кстати, пригодилось)

Подошел май, а все даты отъезда нет. 9 мая летел из Сургута в Уфу, а потом в Москву. Прилетел утром и позвонил в зарубежку. А куратор и говорит, чтобы срочно ехал к ним, они уже в Череповец позвонили, а я в Сибири.

Приехал, Алла Борисовна предлагает ехать в Анголу, но не главным инженером, а мастером. В Мозамбике главный инженер продлился на полгода. А в Анголе в Лубанго климат отличный и зарплата у мастера выше, чем у главного в Мозамбике. Я сразу согласился - ура! Ангола! Да и дело живое. Географию Анголы уже тогда знал. В общем, быстро медкомиссию еще один раз и документы посылают на переоформление страны выезда. А я должен идти в отпуск и готовится по команде вылетать. Медкомиссия тоже срочно, а там анализ на RW делался тогда долго. Бегу в вендиспансер, говорю: девушки быстро надо. Они смеются: приспичило? Даже покраснел. Говорю, да нет в Африку еду.

Дали телефон в обкоме партии, чтобы я позвонил пораньше, узнал как документы.

Вот тут и помогла резолюция на первых: «В любую из стран Азии, Африки и Латинской Америки». За день бумаги сделали, но очень удивились, что я за фрукт? Кстати у Вити Широчкина, моего коллеги, точно также бумаги были оформлены.

Съездил с семьей в Архангельск. Приехал, отпуск почти кончается. Пошел в библиотеку, почитать прессу, да книги по Африке взять.

Вдруг звонок, библиотекарь подзывает: вас к телефону срочно. Это мама звонит: домой позвонили, что срочно явится в Мостоотряд – пришел вызов из Москвы. Все.

Сдал обратно все книжки. Поехал в кадры. Там бумага. Вылет 21 июня из Москвы. А было это 14-го, кажется. Одна неделя.

Докупаем все, что по списку планировали, получаю окончательный расчет в Мостоотряде. Пишу заявление на перевод денег на книжку жены. Дело в том, что оклад в инвалютных рублях, если жена не едет, выплачивался в размере 80 процентов, а двадцать процентов, в расчете один инвалютный рубль равен одному советскому, переводился на книжку. Это получалось что-то рублей 180 в месяц. Передал должность – старшего инженера ПТО. Попрощался на работе.

Проводили меня жена, и сыновья, мама. Грустно было, но не осознавал, что на год. Да и мысли были устремлены туда: В Анголу.

В Москве срочно сделал прививку от желтой лихорадки. А после прививки нужно выжидать 5 дней (может и три, точно сейчас не помню). Дал в Минздраве РСФСР расписку, что не буду иметь претензий к Минздраву, если заболею.

Пошел в ЦК КПСС сдавать партбилет и проходить инструктаж. Все очень тихо и спокойно. Лекций не читали. А дали мне письменную инструкцию. Довольно деловую. Выписал телефоны посольства в Луанде, консульства, аппарат экономсоветника. Никто, ничем не пугал. Да, народу было человек пять, все в разные страны.

Пошел дозакупаться. Водка, вино, банку селедки, черный хлеб, консервы на первые дни. Все, как учили. А за неделю до отъезда, жена Леонида Маркеленкова снова позвонила, мы встретились, и она передала, что нужно обязательно купить. И для чего. Купил десяток бус дешевых для обмена, еще три штуки механических часов с металлическим браслетом и обязательно, чтобы был календарь - продавать, одеколон «Гвоздика» 15 флаконов – для продажи. Если спросят на таможне, сказать от комаров. Закупил все. Упаковал. Сдал в багаж на Ярославском вокзале.

21 –го днем получил загранпаспорт, свой сдал в зарубежке, взял письма для группы «Мосты», посылку кому-то из рабочих, поехал на Овчинниковскую набережную д. 18/2, в ГКЭС (Госкомитет по экономическим связям) в кадры «Техностройэкспорт». Получил там аттестат, пару писем для их работников в Луанде. И свободен. Вперед – в Анголу.

А время еще есть.

Пошел на Красную Площадь, сходил в Кремль. С Родиной попрощался. Взял вещи в камере хранения, такси и в Шереметьево-2…

А дальше отлет описан в моем Ангольском дневнике.

Если и утомил подробностями, то прошу пардону. Цикл называется «Вспомнить все!»

Сергей Кононов.

Группа «Мосты», мастер, старший инженер контракта. Лубанго, Намибе, Луанда. 1984-1986 гг.



© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)