Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 01. Лубанго

Перейти к разделу >>
С. Коломнин. "Двенадцать апостолов" на мотоциклах"

Сергей КОЛОМНИН

«Двенадцать апостолов» на  мотоциклах

Силы специального назначения ЮАР, т. н. разведывательные коммандос (Reconnaissance commando, или сокращенно Recce) накопили богатый опыт в конце прошлого века в период боевых действий на юге Анголы и в Намибии, а также в ходе специальных операций против «прифронтовых государств»: Мозамбика, Замбии, Зимбабве, Ботсваны. В их арсенале находились многочисленные методы ведения специальных операций, которые традиционно не используются в  обычных вооруженных силах. Южноафриканское военное издание, журнал «Паратус», характеризуя личный состав специальных сил ЮАР, писал в  середине 80-х годов ХХ века, что «он особенно хорошо обучен ведению необычных операций, включая разведку территории и уничтожение стратегических объектов, к которым коммандос добираются пешим порядком, на автомашинах, вертолетах, водным путем или выбрасываются на парашютах». 

В этой публикации мы расскажем еще об одном уникальном методе доставки разведывательно-диверсионных групп спецназа к цели, о котором не упомянул журналист «Паратуса». Это и понятно, поскольку до недавнего времени эта операция под кодовым названием «Ролио» («Rolio») оставалась сугубо секретной. Несмотря на то, что ее результаты успешными (с точки зрения уничтожения выявленных  и уничтоженных целей) не назовешь, акция прошла, что называется, «без сучка и задоринки». До сих пор она считается эталоном  скрытной доставки разведывательно-диверсионной группы на территорию другого государства и  проведения операции с «использованием нетрадиционных транспортных средств».

Велосипедный спецназ

Главной головной болью для южноафриканских специальных сил были боевики «Умконто ве сизве», военной организации АНК, боровшейся с режимом «апартеида в ЮАР. Базы «Умконто» располагались во всех прифронтовых государствах. Одним из перевалочных пунктов партизан АНК издавна стала независимая Замбия, бывшая Северная Родезия. По данным разведки ЮАР в замбийском городе Ливингстоне и его окрестностях находилось до пяти объектов, занимаемых различными подразделениями АНК. В частности, в 25 километре дороги от Ливингстона в Казунгулу находилась  сельскохозяйственная ферма, используемая АНК как перевалочная база  для партизан. Еще одна база располагалась в 10 км от города в местечке Синди Плотс в старинном, в полуразрушенном, но, по данным агентов, все еще пригодном для жилья доме. Оба этих объекта, которые у южноафриканской разведки получили оперативное название «Ферма» и «Старый дом» имели давние «революционные традиции», т. к. ранее принадлежали зимбабвийским партизанам, ведущим боевые действия в Южной Родезии. После прекращения войны и провозглашения республики Зимбабве в 1980 году их унаследовали партизаны «Умконто ве сизве». В самом городе, названном по имени выдающегося британского путешественника и исследователя Африки Дэвида Ливингстона, были размещены «дипломатический офис» и две конспиративные квартиры АНК. Офис, предназначенный для работы местного руководства АНК,  располагался на втором этаже семиэтажного здания недалеко от Национального музея. В южноафриканских оперативных документах он получил название «Штаб». Одна из конспиративных квартир,  известная среди членов «Умконто ве сизве», как «Манговый дом»,    была способна вместить до 20 человек, и использовалась как временное убежище для членов АНК на пути в Ботсвану. Другой «безопасный» дом меньшего размера мог вместить до 10 человек и предназначался, по информации осведомителей, для размещения людей и хранения надувных лодок типа «Зодиак», которыми повстанцы пользовались при переправе через реку Замбези. Он получил условное наименование «Лодочный дом». По данным агентуры ни в одном из вышеперечисленных объектов не хранилось оружия и боеприпасов, ими партизаны снабжались позже, либо уже в ЮАР, либо на территории Ботсваны.

 В апреле 1987 года полицейские осведомители ЮАР в Замбии проинформировали свое руководство, что по их данным,  в мае ожидается переброска в ЮАР большой группы террористов с  баз в Анголе. Их маршрут пролегал через Замбию в Ботсвану, а затем в ЮАР. Поэтому, по их сообщениям, все объекты в районе Ливингстона, том числе «Ферма» и  «Старый дом», активно готовятся к приему нового контингента.

Получив такую информацию, штаб специальных операций армии ЮАР и служба безопасности приняли решение нанести по объектам в районе Ливингстона упреждающий удар, чтобы воспрепятствовать «транзиту террористов». Кроме того, этот рейд должен был послужить напоминанием замбийским властям о недопустимости предоставления убежища террористам. Разработку операции и ее осуществление, получившей кодовое наименование «Ролио», поручили первой разведгруппе коммандос армии ЮАР. В главе операции поставили опытного спецназовца 1-й Recce майора Дона. Он незамедлительно прибыл на базу спецсил в Дурбан и преступил к подготовке операции.

Для уточнения целей в Ливингстоне были подключены несколько агентов ЮАР, находящихся в Замбии. Однако, не полагаясь только на их информацию, и данные осведомителей службы безопасности, командованием Recces было принято решение провести рекогносцировку силами спецназа. Для операторов Recces  уже стало  доброй традицией перед ответственными мероприятиями «посмотреть на объект атаки собственными глазами». Тем более, что зона операции находилась  сравнительно недалеко от коридора Каприви (Намибия), где находилась основная база спецназа Форт Доппис.   Для проведения рекогносцировки из состава коммандос, находящихся в базе, были сформировано три группы: две должны были действовать на велосипедах, а одна – в пешем строю. В своих «прогулках» южноафриканские коммандос часто и с успехом пользовались этим видом транспорта. У них даже была любимая модель – «Геркулес», надежная, выносливая дорожная машина, способная выдержать не только взрослого мужчину, но и солидный «спецназовский пакет».   «Пешие» коммандос получили задачу произвести тщательную разведку дороги Казунгула - Ливингстон, определить места дислокации подразделений замбийской армии и, самое главное,  найти несколько площадок, пригодных для посадки  транспортно-десантных вертолетов «Пума», которые предполагалось задействовать для доставки в район операции  групп спецназа.

Велосипедистам была поставлена другая задача. Они должны были выбраться на дорогу и, совершив марш-бросок, добраться до объектов  «Ферма» и  «Старый дом». Осмотреть их на предмет «активности», разведать пути подхода и определить оптимальный способ уничтожения. По возможности проникнуть в город и разузнать все об объектах «Штаб», «Манговый» и «Лодочный».  На выполнение задания отводилось трое суток, а действовать приказано только в ночное время. Днем предполагалось скрываться в буше, тщательно замаскировавшись. В этом заключалась наибольшая сложность, поскольку местность  в районе рекогносцировки представляла собой открытую саванну: редкие одиноко стоящие деревья и немногочисленные невысокие кустарники. Спрятаться среди них было чрезвычайно сложно, но коммандос рассчитывали на свой опыт и умение маскироваться в такой местности.

 Разведгруппы коммандос вышли  на задание вечером 18 апреля 1987 года и уже через несколько  часов пресекли границу Намибии с Замбией, проходившей по Замбези. В этом месте река, была хоть и широка, но достаточно спокойная. Велосипедисты-коммандос при переходе границы несли двойную нагрузку: помимо «спецназовского пакета» им пришлось перевозить на импровизированных плотах  своих «железных коней». Периметр границы со стороны Замбии  охранялся только редкими патрулями. Разведчики быстро преодолели нейтральную полосу и углубились внутрь территории. До грунтовой дороги было всего несколько километров, и едва выбравшись на нее, велогруппа тут же обогнала своих пеших товарищей и исчезла в темноте.

Пешая группа в ту же ночь, пользуясь приборами ночного видения, обнаружила неизвестный и не нанесенный ни на одну южноафриканскую оперативную карту блок-пост замбийской армии. На нем несли службу три солдата, вооруженные автоматами АК-47. Спецназовцы нанесли его на карту и, бесшумно обойдя, двинулись дальше. В населенных пунктах Катомбора и Мамбова, как выяснили разведчики, располагалось до взвода замбийских военнослужащих в каждом.  Из этих подразделений ежедневно формировались отряды, которые патрулировали северный берег реки Замбези и прилегающую к дороге территорию. В случае отхода спецназовских групп на территорию Каприви после операции «Ролио», эти патрули могли доставить им неприятности. На вторую ночь «пешеходы» обнаружили в 30 км от Казунгулы подходящую по размерам  вертолетную площадку. Располагаясь в 2,5 км от дороги в глубине буша, она находилась вне зоны контроля патрулей и была способна принять до трех вертолетов «Пума». Вскоре была помечена специальными опознавательными знаками (портативными инфракрасными  фонарями с автономным питанием) и  резервная площадка, находившаяся в пяти километрах от Катомборы.

Велосипедисты также выполнили свою задачу. Однако при осмотре   «Фермы» и  «Старого дома» их ожидал сюрприз. На объектах, заявленных как «активные»  не наблюдалось никакого оживления. Сами они выглядели давно покинутыми и явно нежилыми. Предположить, что дома всерьез можно использовать для проживания нескольких десятков взрослых мужчин, нуждающихся в еде, питье и минимальных бытовых условиях мог,  по выражению одного из южноафриканских коммандос участвовавшего в операции,  только «слепоглухонемой агент».  В который раз агентура службы безопасности «прокололась», подставляя коммандос под ложную цель. Однако осмотром объектов  «Ферма» и  «Старый дом» разведгруппа велосипедистов не ограничилась. Несколько коммандос переодевшись в заранее приготовленную гражданскую одежду и оставив в буше оружие и снаряжение совершили «неспешную велосипедную прогулку» по вечернему Ливингстону. Оставшиеся объекты, в том числе особо интересовавший южноафриканцев «Штаб»,  в городе функционировали исправно, о чем впоследствии и было доложено по команде. Около 24 часов ночи 20 мая 1987 года, спустя трое суток, три разведгруппы встретились в условленной точке и доложили по радио о выполнении задания. Командирам групп было приказано  возвращаться на базу спецназа в Каприви.

 

Гонки по вертикали

Несмотря на то, что  объекты «Ферма» и  «Старый дом», на которых по расчетам южноафриканцев должны были быть сосредоточены основные силы «транзитников», оказались ложными целями,   командование спецназа не отказалось от выполнения операции. Решено было сосредоточиться на  объектах «Штаб», «Манговый» и «Лодочный».  Операция значительно осложнялась тем, что все объекты находились в густонаселенных городских кварталах. Офицеры, планировавшие ход операции перебрали множество вариантов проникновения спецназовцев в город. От высадки вертолетного десанта прямо на улицах города и расстрела объектов из «базук» и РПГ. Кто-то предлагал использовать БТР «Ратель», которые за 10-12 часов могли бы достигнуть города. Но  тогда это больше походило на войсковую операцию и  имело мало  общего «со спецназовской  хирургией». Все силовые варианты, в конце концов оказались отвергнуты, поскольку грозили вылиться в кровавые акции со множеством жертв среди мирного населения. Велосипеды, успешно зарекомендовавшие себя в рекогносцировке, тоже не годились. Они не могли обеспечить группам спецназа скорости и мобильности, необходимой в этой операции.

После многочисленных прикидок, решили остановиться на оригинальном варианте, который  спецназом ЮАР еще никогда не применялся. Предполагалось «посадить»  участников рейда на небольшие, но мощные спортивные мотоциклы. Одетые в гражданскую одежду мотоциклисты-коммандос смогли бы совершенно открыто въехать в город на своих «железных конях», а после акции быстро покинуть его и добраться до точки эвакуации. Этот способ транспортировки спецназа был признан идеальным. Для размещения оружия, взрывчатки и снаряжения мотоциклы предполагалось оборудовать небольшими багажными кофрами. На территорию Замбии двухколесные машины планировалось доставить вертолетом вместе с группой коммандос. После разгрузки «транспортных средств» и высадки десанта вертолеты возвращались на военно-воздушную базу Мопача в Форт Доппис, где находились в режиме ожидания. Для координации действий спецназа и облегчения радиосвязи в воздух поднимался самолет-ретранслятор.

Но центральным  вопросом успеха операции стал вопрос владения мотоциклом. Для выполнения миссии было подобрано и оборудовано 11 легких скоростных мотоциклов: десять  одноместных и один двухместный. Первоначально предполагалось, что их будет 12, по одному на каждого члена команды спецназа. Однако после тщательных расчетов, выяснилось, что в вертолет «Пума» дюжина, даже предельно облегченных машин,  не влезает. Поэтому одну пару коммандос, атакующую «Манговый дом», предполагалось посадить на двухместный «байк». Командование спецопераций встало перед проблемой: требовалось 11 идеально подготовленных «отчаянных мотоциклистов». Но многие спецназовцы Recces, хоть и были хорошо подготовлены технически,  даже отдаленно не представляли себе езду на  спортивных мотоциклах, тем более, по  пересеченной местности. Хотя для многих из них  двухколесные машины были не в диковинку. Кое-кто даже владел (зарплата позволяла) личными «Хондами». Но  времени оставалось мало, и штаб срочно издал директиву по подбору коммандос, владеющих ездой на мотоциклах «в рамках, способных обеспечить успех операции».

Коммандос в некотором смысле повезло. На базе Форт Доппис оказалось несколько мотоциклов, а двое коммандос первой Recce, лейтенант Луис и капрал Стейнберг, имея собственные байки, в совершенстве владели своими «железными конями» и пользовались ими для прогулок по окрестностям. Они то и стали инструкторами,  устроив для готовящейся группы курс «гонок по вертикали». По воспоминаниям спецназовцев «коммандос, как мальчишки гоняли по дорогам базы, то и дело въезжая на бездорожье, взбираясь на холмы и спускаясь с них. Особое внимание  они уделяли овладению технике прохождения саванной местности, где нужна не скорость, а абсолютное внимание и полный контроль «газа». 

Для проведения операции «Ролио» было сформировано две группы. Одна штурмовая в составе 12 опытных операторов-«мотоциклистов» 1-й Recce с базы  Форт Дропс. Ее возглавил майор Дон. Другая,   группа прикрытия, состоящая из шести военнослужащих из состава войск гарнизона Каприви во главе с майором Крисом, должна была обеспечивать охрану, а в случае необходимости и оборону вертолетной посадочной площадки. Штурмовая группа в соответствии с количеством объектов была разбита на три команды. Первая, включающая майора спецназа Дона и еще двух коммандос, была нацелена на «Штаб». В ее задачу входило скрытное (по возможности) проникновение в офис АНК в центре Ливингстона, уничтожение находящихся внутри функционеров движения, «выемка» документов, минирование помещения и его подрыв. Аналогичную задачу получили «мотоциклисты» из двух других групп, нацеленных на объекты «Манговый» и «Лодочный». Одна из них состояла из  пяти коммандос, а другая из четырех.

 Группа прикрытия состояла из опытных солдат, которые, однако, не являлись спецназовцами. Они должны были заранее десантироваться с вертолета на замбийской территории и занять оборону по  периметру посадочной площадки. После приема штурмовой группы, солдатам оставалась  задача охраны и обороны посадочной площадки. Группа майора Криса находилась на постоянной связи с Форт Доппис и в случае необходимости могла вызвать подкрепление. Солдаты в отличие от спецназа одетого в «гражданку», действовали в южноафриканской полевой форме светло-коричневого цвета. На этом, кстати, настояли коммандос Recce. Они посчитали, что солдатам армии нечего рисковать, и в случае неудачи спецоперации они смогут зря не рисковать и сдаться в плен,  воспользовавшись всеми правами военнопленных. Себе же спецназовцы этой привилегии не оставляли. Они отдавали себе отчет в том, что если кто-либо из них будет схвачен на территории иностранного государства в гражданской одежде, без документов и с оружием в руках, участь их будет незавидна.

Группа прикрытия вооружалась штатными автоматическими винтовками R-4 «Вектор» Кроме того, в распоряжении майора Криса находился ручной пулемет и несколько реактивных гранатометов советского производства РПГ-7. Спецназ был вооружен более скромно. В основном это были пистолеты с глушителями, гранаты и пластиковая взрывчатка. На крайний случай коммандос взяли с собой по паре винтовок R-4 на каждую команду. Оружие, хотя и компактное, но в мотоциклетный кофр не влезало. Пришлось соорудить для винтовок специальные ременные крепления и везти на себе, укрыв под просторными куртками, в которые облачились некоторые коммандос. Командиры команд снабжались рациями типа «воки-токи», способными поддерживать связь с самолетом-ретранслятором и между собой.

 

Курс – Ливингстон

 

24 апреля в 19. 00 с базы ВВС ЮАР Мапача в полосе Каприви в Намибии  взлетел вертолет «Пума» и взял курс на территорию Замбии. На его борту находилась группа прикрытия. Полет происходил на максимально низкой высоте: машина чуть было не касалась веток  деревьев в буше. Вертолет с погашенными полетными огнями сделал большую дугу в глубине замбийской территории и вышел в точку в 30 км от  Казунгулы. Вскоре летчики по оставленным спецназом инфракрасным ориентирам обнаружили площадку.  Вертолет завис в нескольких метрах от земли, чтобы высадить группу майора Криса. Десантирование заняло всего  несколько секунд, вслед за этим крылатая машина немедленно легла на обратный курс. Однако, чтобы сбить с толку возможных наблюдателей замбийской армии летчики избрали совершенно обходной маршрут. Группа южноафриканских солдат, высадившаяся в замбийском буше немедленно взяла под охрану периметр посадочной площадки. Посты были выставлены и у шоссе, ведущем в Ливингстон, которое находилась в 2,5 км. На дороге все казалось спокойным, движение в этот поздний час крайне редким, лишь одиночные легковые автомобили спешили в город на ужин.

В  00 часов 15 минут 25 апреля 1987 года с территории базы спецназа Форт Доппис поднялись в воздух два вертолета «Пума» ВВС ЮАР. На борту  одного их них находилось 12 одетых в гражданскую одежду коммандос Recce, а в другом - одиннадцать тщательно проверенных и заправленных  «железных коней». Через полтора часа полета вертушки,  точно наведенные по радио командиром группы прикрытия, приземлились на территории Замбии. Для выгрузки мотоциклов  и бойцов спецназа летчикам пришлось не зависать, а приземляться «на три точки». Однако выгрузка «байков» заняла всего несколько минут и «Пумы» немедленно взяли курс на ЮАР.

Воспользовавшись пустынностью трассы, южноафриканцы, быстро вывели свои мотоциклы на дорогу. Они не стали тащить байки, продираясь сквозь траву. Едва взлетели вертолеты, коммандос, сполна воспользовавшись недельной тренировкой в Форт Доппис, оседлали своих «железных коней» и с ревом устремились к шоссе. Мощные и легкие мотоциклы, оснащенные кроссовой резиной, легко преодолели кусок ровной саванной местности, и команда мотоциклистов двинулись в сторону Ливингстона. В составе группы находились несколько разведчиков, которые уже преодолели этот путь  на велосипедах неделю назад. Они и двигались во главе «пелотона». На быстроходных мотоциклах, ясно, этот путь оказался короче.  Хотя из соображений безопасности южноафриканцы и держали скорость около 80 км/ч,  но уже в 2 часа 45 минут все двенадцать коммандос находились в точке «Н», у придорожного отеля на самом въезде в город. Отсюда их пути расходились. Майор Дон со своими напарниками двинулся в центр города к Национальному музею, а две другие команды, выждав около получаса в соответствии с хронометражем операции, двинулись по направлению к своим объектам. В городе коммандос ориентировались достаточно уверенно. Помогла выученная назубок карта Ливингстона и ориентировка проводников-разведчиков.

Два выстрела – два трупа

 

Команда майора Дона оказалась в своей точке в 2 часа 53 минуты. Этот квартал принадлежал к довольно оживленным районам города и сиял огнями даже в такой поздний час. Хотя само здание, где находилось резиденция АНК, выглядело безжизненным, из  редакции замбийской газеты «Замбия дейли мейл», находившегося напротив, доносилась музыка и  громкие голоса: вечеринка по поводу какого-то праздника была в разгаре. Коммандос припарковали свои мотоциклы напротив Национального музея, и майор Дон, воспользовавшись своим «воки-токи», вышел в эфир и доложил о вступлении операции в решающую стадию. Пока один коммандос наблюдал за обстановкой и «сторожил» мотоциклы, майор Дон с напарником приблизились к входу в здание, где на втором этаже размещался офис АНК. Распашные стеклянные двери входа, за которым угадывался полутемный вестибюль, оказались закрыты на «велосипедный» замок. Дон при помощи кусачек попытался перекусить проволоку, в то время как напарник, вооруженный пистолетом с глушителем, страховал своего командира. Внезапно, видимо, привлеченный шумом, изнутри показался чернокожий невооруженный охранник. Командир группы спецназа, оставив кусачки, схватился за пистолет. Дела группы явно шли не так,  планировали коммандос. Но Дон все же попытался исправить ситуацию: он любой ценой пытался выполнить задачу и добраться до офиса АНК.

Направив на охранника пистолет с глушителем, он приказал ему по-английски приблизиться и отомкнуть замок. Дрожащими руками чернокожий секьюрити вытащил из кармана ключи и стал открывать замок. В темноте испуганный до смерти человек никак не мог попасть в личинку замка. Наконец несложный запор поддался. Дон и его напарник ворвались в здание,  скрутили охранника, надев на него пластиковые наручники. В этот момент в глубине вестибюля появился второй секьюрити. Заметив неладное, он громко закричал. Дон и его напарник тут же открыли огонь: тень человека, маячившего в глубине,  рухнула, как подкошенная. Через секунду пришлось пристрелить и первого охранника: его выкрики грозили переполошить всю округу. Хотя хлопки пистолетных выстрелов были едва слышны, вопли стражей и возня при входе в здание привлекли внимание охраны Национального музея и редких прохожих. В направлении стеклянных дверей двинулось несколько человек. Стало ясно, что операция против  объекта «Штаб» провалилась.  Майор Дон отдал приказ отходить. Взревели моторы мотоциклов и три спецназовца умчались в темноту, оставив у входа в здание два трупа замбийских охранников, стреляные гильзы, да брошенный за ненадобностью кофр с взрывчаткой и инструментами. В этот момент хронометр незадачливого «медвежатника коммандос» Дона показывал 3 часа 10 минут ночи.  Попытка проникновения в здание заняла немногим более 10 минут.

 Дела  двух других групп спецназа шли  более гладко, но  не более результативно. Команда из пяти человек ворвалась на объект «Манговый дом», перевернула его «вверх дном». Во время штурма были убиты двое мужчин и пострадала одна женщина, как выяснилось позже оказавшаяся племянницей министра обороны Замбии генерала Малимба Машеке. Командование ВС ЮАР, естественно, приписала убитых к «террористам АНК», однако замбийское руководство объявило их своими гражданами, что, скорее всего, более соответствовало истине.

При штурме «Лодочного дома» коммандос также ждало разочарование: ни террористов, ни документов, ни надувных лодок на объекте обнаружено не было. Найденная при обыске испуганная до смерти замбийская семья, проживавшая в гараже-пристройке, подтвердила южноафриканским коммандос, что ранее дом действительно занимали члены АНК, но шесть месяцев назад они покинули его.  Южноафриканцы поняли, что их навели на ложные цели и не стали до конца придерживаться плана операции, который предусматривал подрыв объектов. Чрез некоторое время все три команды  Recces встретились в пункте «Ч» и двинулись на предельной скорости к месту эвакуации. Вызванные с южноафриканской территории вертолеты осуществили посадку на территории Замбии  и  6 часов 20 минут утра и спецназ, и группа прикрытия, и мотоциклы уже находились на территории Каприви в Форт Доппис.

Еще долго среди южноафриканских коммандос ходили разноречивые толки об этой операции. Ее участников иронично прозвали «апостолами на мотоциклах», намекая, видимо, на явный «миротворческий» результат их замбийской миссии. Двух убитых ни в чем не повинных замбийских охранников никто при этом не вспоминал. Командование ВС ЮАР объявило, что «силами армии была проведена вооруженная разведка путей проникновения террористов из Замбии в Ботсвану, в результате которой уничтожено несколько лиц, охранявших террористов, а  пристанища боевиков разрушены. Все члены разведывательных команд  невредимыми вернулись на свои базы». Естественно, об ошибках и просчетах деятельности своей агентуры и речи быть не могло в публичном заявлении. Однако в секретных отчетах по Ливингстонскому рейду неудовлетворительной работе сотрудников службы безопасности было посвящено несколько страниц текста. И все же операция была признана успешной, хотя и не достигла намеченных результатов. Как заявил один из руководителей Recces, положительно оценивших деятельность «команды Дона», «теперь они (видимо террористы АНК, - авт.) знают, что для нас нет преград, и мы сможем достать врага, где бы он не укрывался…». «Интересным и заслуживающим пристального внимания» был признан успешный опыт применения в операции «Ролио» мотоциклов, «обеспечивших операторам коммандос исключительную мобильность, скорость и неуязвимость». Все коммандос, а также участвовавшие в операции солдаты гарнизона Каприви, летчики вертолетов и самолета-ретранслятора были поощрены командованием Южноафриканских сил обороны.

Подробности Ливингстонского рейда «двенадцати апостолов», хоть и сохранялись долгое время в секрете, но не были забыты ветеранами южноафриканского спецназа. Через 10 лет ветераны ВС ЮАР, уволенные после изменений, происшедших в ЮАР и прихода к власти АНК, организовали мотоциклетную экскурсию «по местам боевой славы». Они проехали через всю Намибию, побывали в Каприви, посетили ангольские города Онджива, Каама, где в 80-х годах шли ожесточенные бои между ангольскими правительственными войсками  и южноафриканскими солдатами. До Ливингстона мотоциклисты, правда, не добрались. Видимо, побоялись:  память о тех событиях еще была слишком свежа у жителей города.

Опубликовано: Журнал Солдат Удачи, Москва,  №8 (131),август, 2005 г.

 



СОБЫТИЯ

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

Книгу Сергея Коломнина "Мы свой долг выполнили. Ангола 1975-1992" можно приобрести: В Книжной лавке РИСИ: г. Москва, ул. Флотская, д. 15Б. Для посещения магазина нужно заранее созвониться: Телефоны: 8 (915) 055-59-88 8 (499) 747-91-38 8 (499) 747-93-35. 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)