Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайная фотография
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 06. Каама

Перейти к разделу >>
С. Коломнин "Большой хлопок" в Масеру
Сергей КОЛОМНИН   «Большой хлопок» в Масеру

В 1982 году южноафриканским спецназом в королевстве Лесото была проведена операция «Лебанта», которая наделала много шума в прессе и едва не стала поводом для серьезного обострения отношений ЮАР с Великобританией. Вот как описывали ее официальные власти Лесото. «В ночь с 9 на 10 декабря 1982 года около 100 южноафриканских коммандос высадились с вертолетов в Масеру. Мощные прожекторы, установленные на южноафриканском берегу реки Календон, осветили город, и коммандос устремились в намеченные кварталы, ведя огонь из автоматов, огнеметов и гранатометов по домам, которые занимали безоружные южноафриканские беженцы.  Одновременно южноафриканское командование предупредило по радио власти, что если вооруженные силы Лесото попытаются вмешаться в конфликт, то столица будет подвергнута бомбардировке. В ходе нападения 30 южноафриканских беженцев и 12 граждан Лесото были убиты, многие застрелены прямо в постели». Однако эта официальная версия во многом расходится с реальными событиями той ночи. Это касается и численности коммандос, и способа их доставки, и использованного вооружения. О том, что же действительно произошло в столице Лесото Масеру в 1982 году рассказывает этот материал.

Если взглянуть на карту Южной Африки, то можно обнаружить внутри обширной территории ЮАР, в ее восточной части, два малоприметных островка, очерченных госграницей. Один из них –  это Королевство Лесото полностью окруженное территорией ЮАР, а другой – Королевство Свазиленд, частично граничащее с  Мозамбиком. Эти крошечные государства, история происхождения которых идет от колониального передела Южной Африки Британией, вместе взятые, не превышают по размерам и половины Московской области. Однако в 80-х годах ХХ века, по выражению одного командира боевой организации АНК «Умконто ве Сизве»» «они стали опорными объектами, включенными в список приоритетных баз партизан «Умконто»,  своеобразными «черными пятнами» на враждебной территории апартеида». Этому способствовала относительно независимая  от ЮАР политика, проводимая их правительствами и королевскими домами и частые публичные выступления в поддержку «справедливого дела АНК». Благожелательное отношение властей Лесото и Свазиленда вызывало настойчивое стремление лидеров АНК воспользоваться  этими «непотопляемыми авианосцами» в глубине южноафриканской территории в своих целях. Там можно было найти приют в качестве «беженцев апартеида», убежище после очередной акции в ЮАР, получить надежные документы, защиту от преследования южноафриканской полиции.

«Бельмо на глазу» у спецназа

 Лесото, крошечное королевство, расположенное внутри ЮАР, стало откровенным «бельмом на глазу» у командования специальными силами ВС ЮАР (Recces). Южноафриканский спецназ, к тому времени, доказавший, что он способен «достать» террористов на удалении сотен и даже тысяч километров от своей  Родины, с откровенным раздражением наблюдал за существованием «гнезд террористов» в самом центре ЮАР. Однако Лесото и Свазиленд являлись суверенными державами, признанными ООН, и любое враждебное военное действие против них было бы рассмотрено как агрессия. Под давлением ЮАР власти Свазиленда в 1982 году заключили двустороннее соглашение о безопасности, «сковавшее руки АНК».  А после достижения в 1984 году с Мозамбиком «Договора Нкомати», активистом АНК стало еще  труднее использовать территорию Свазиленда в своих целях. Другую тактику командование Recces применило в отношении с Лесото. Оно пошло  уже проторенным путем. В любом, даже самом благополучном государстве,  найдутся недовольные граждане и, даже, группы граждан. Так же, как и в Мозамбике, при содействии специальных сил армии и агентов службы безопасности ЮАР, в Лесото было создано марионеточное движение, названное Армией освобождения Лесото (Lesotho Liberation Army, LLA). Его основание относиться к  1979 году.

 У истоков его создания стоит южноафриканский  коммандос майор Роберт Каллен Маккензи, бывший офицер SAS Южной Родезии, кавалер родезийского ордена «Серебряный крест», один из экс-командиров 6-го разведполка коммандос  ВС ЮАР и Питер Коул, бывший родезийский «скаут» и экс-оператор 6-го южноафриканского Reconnaissance regiment. Руководил   формированием и подготовкой боеспособных подразделений Армии освобождения Лесото  генерал-майор Оборонительных сил Транскея Рон Ред Дейли, знаменитый командир родезийских «Скаутов Селуса». После роспуска шестого разведполка коммандос ЮАР, он перешел в  вооруженные силы Транскея, получив там звание генерал-майора. Но связей с Recces не порвал. Командование сил специальных операций предложило ему и его коллегам работу: подготовку ЛЛА. За соответствующую плату разумеется. Лагерь по подготовке боевиков ЛЛА располагался на территории южноафриканского «черного хоумленда» Ква-Ква, формально независимого, но полностью контролируемого ЮАР. В Ква-Ква из Лесото стекались «беженцы», недовольные правлением местного короля.

 Формирования ЛЛА начали систематические действия против правительства Лесото еще с середины 1979 года. В качестве целей они выбирали правительственные здания и экономические объекты. Обстреливали их, взрывали, пытаясь выдать за действия организованной оппозиции. Хотя власти Претории отказывалась взять па себя ответственность за действия ЛЛА, правительство Лесото заявляло, что использованные при обстрелах оружие и боеприпасы были южноафриканского производства, да и сами налеты проводились с территории ЮАР. Из примерно 20 нападений, совершенных ЛЛА в 1982 году, большинство произошло на северо-западе Лесото, в двух километрах от границы с ЮАР.

Южноафриканские активисты АНК в Лесото неоднократно получали посылки с минами-сюрпризами. В 1982 году такими же методами осуществлялись покушения па видных политических деятелей Лесото. Среди убитых оказался министр общественных работ страны. Были совершены покушения на министра сельского хозяйства и премьер-министра, дома которых подверглись налету вооруженной группы, укрывшейся затем па территории ЮАР. В декабре 1985 года, как сообщило радио Масеру, «шесть южноафриканских беженцев и три гражданина Лесото погибли во время ночного рейда, совершенного на Масеру отрядом спецназа ЮАР». Южноафриканское командование отвергло свою причастность к этой акции, но свидетели показали, что диверсанты, применявшие пистолеты с глушителями, были белыми и говорили па языке африкаанс.

Известно, что в марте 1983 года группа, составленная из экс-коммандос ЮАР и «членов» ЛЛА в составе 50 человек под командованием   майора  Роберта Макеннзи  атаковала базу LPF - полувоенных формирований Лесото (регулярной армии государство не имело) в Онгелуке Нек. Однако, по сообщению лесотских источников, этот рейд закончился неудачно. После ожесточенного боя «малообученные и не имевшие соответствующей мотивировки бойцы ЛЛА», потеряв до 20 человек убитыми и ранеными и пленными, отошли. Позднее захваченные в плен участники рейда признали, что проходили подготовку в ЮАР на базе в Ква-Ква.

«В операции использовать только профессионалов»

Однако «деятельность» ЛЛА не могла кардинально решить проблему, стоявшую перед южноафриканскими специальными силами. Поэтому на высшем уровне было принято решение о проведении на территории Лесото силами Recces операции под кодовым названием «Лебанта» («Lebanta»). В отличие от официальной версии лесотских властей, ни  огнеметов, ни гранатометов южноафриканцы не применяли. Операция «Лебанта» вообще стоит особняком среди подобных акций южноафриканского спецназа, поскольку в ней впервые коммандос попытались применить «тактику избирательного уничтожения». Что касается «убийства безоружных южноафриканских беженцев», то по свидетельству В. Шубина, автора книги  «Африканский национальный конгресс в годы подполья и вооруженной борьбы», в результате акции южноафриканского спецназа «было убито 33 южноафриканца, из них шестеро были обученными бойцами и командирами (имеется ввиду «Умконто ве сизве» - авт.), а остальные новобранцами или гражданскими лицами». Однако и у этих «новобранцев» в руках оказалось оружие…

  Не согласуется с реальным положением дел и заявление о том, что «одновременно с акцией южноафриканское командование предупредило по радио власти, что если вооруженные силы Лесото попытаются вмешаться в конфликт, то столица будет подвергнута бомбардировке». Такое заявление действительно прозвучало, однако это была вынужденная мера, попытка предотвратить гибель коммандос и эскалацию конфликта.

 Немногие сегодня знают, что операция  «Лебанта» была предпринята Recces не только (и не сколько) в целях ликвидации баз боевиков в Масеру, а для захвата и уничтожения одного из руководителей АНК Криса Хани. Он отвечал за военные акции «Умконто ве сизве»  в  прилегающих к Лесото провинциях ЮАР, а его штаб-квартира находилась в Масеру. Крис Хани играл огромную роль в подготовке и проведении вооруженных акций АНК с территории Лесото. Вот как оценивает сотрудничество АНК с Масеру В. Шубин: «Отличные отношения сложились у АНК с правительством Лесото. Было достигнуто взаимопонимание по целому ряду вопросов: по выдаче лесотских паспортов для членов Конгресса, по представительству АНК в стране, по сотрудничеству в области разведки и безопасности, по обучению южноафриканских беженцев. Работу, проводимую в этой стране членами АНК во главе с Крисом Хани, Тамбо назвал «блестящей».

Операция «Лебанта» готовилась несколько месяцев. Ее было решено поручить только «профессионалам»,  боевики ЛЛА к операции не привлекались.  За Крисом Хани была установлена слежка и, начиная с мая 1982 года, командование Recces приступило к планированию операции. Большую трудность для разработчиков акции явилось то, что отсутствовал план  Масеру. Столица Лесото в то время представляла собой типичный провинциальный африканский город с несколькими десятками каменных домов в центре и  хаотичной застройкой на окраинах. Многие горожане ютились в лачугах, построенных  из подручных материалов: кирпича, глины, шифера и железных листов, которые и домами трудно назвать.  Большинство улиц в Масеру даже не имели названий, да и улицами запутанные зигзагообразные лабиринты было назвать сложно.

Тем не менее, при помощи агентуры  штабу специальных сил удалось  выявить 24 цели: дома, офисы, мастерские,  которые занимали активисты АНК. Были сделаны точные их планы с привязкой к наиболее заметным ориентирам, а также фотографии всех целей. Пятнадцать из них, где наиболее часто бывал Крис Хани, было решено подвергнуть атаке. Для участия в операции «Лебанта» было выделено семьдесят опытных коммандос из состава 1-го и 5-го разведполков. До 80% из них были чернокожими. Из 70 человек сформировали 15 боевых групп, возглавляли их  только белые операторы. В августе 1982 года коммандос, назначенные для проведения операции «Лебанта», прошли интенсивный курс тренировок в учебном центре спецназа в Блумфонтейне. Каждая команда была нацелена на конкретный объект и в зависимости то его размеров и расположения состояла из групп от 4 до 8 человек.

Как уже отмечалось, операция «Лебанта» имела одну очень важную особенность. Пожалуй, впервые за все годы существования Recces спецназ решил изменить тактику. Обычно разведчики-коммандос  и южноафриканские полицейские при штурме зданий сначала расправлялись с дверью (сбивали с петель, взламывали, подрывали и т. д.), затем врывались в помещение и забрасывали его шумовыми или боевыми гранатами, «обрабатывая» его вслед за этим из автоматического оружия. Такая тактика штурма принята большинством полицейских подразделений мира, а в ЮАР получила название «British army method», так как впервые была опробована британскими спецподразделениями. Но в итоге такой операции обычно в помещении оставались лишь трупы.

Назначенный руководителем операции полковник спецназа Чарли (полное его имя неизвестно и по сей день) поставил перед своими подопечными совсем другую задачу. Применение гранат ограничивалось, а цели становились избирательными. Для этого в ходе тренировок в фанерных домах-моделях, возведенных по типу целей в Масеру, рассаживались манекены в одежде разного цвета. Одни, одетые в красные рубашки, символизировали мужчин-боевиков, а другие, облаченные в белое, – женщин и детей. Верх женских манекенов был еще и помечен крестом. Сами дома довольно точно имитировали цели, по крайней мере, расположение дверей, окон и комнат соответствовало реальному. При отработке штурма спецназовцам, поразившим белые мишени с крестами, начислялись штрафные очки и назначались дополнительные тренировки. Каждая команда повела несколько десятков учебных штурмов в ночных условиях. Но ряд коммандос, так и не избавившихся от синдрома «стреляй во всех», полковнику Чарли пришлось отправить в расположение своих частей и заменить их на более метких бойцов.

Коммандос сильны разведкой….

При подготовке операции «Лебанта» было поведено восемь разведывательных вылазок в Масеру, в ходе которых было уточнено расположение целей, маршруты подхода и отступления, а также отработан способ переправы через реку Каледон, разделяющую ЮАР и Лесото. Ее решено было форсировать вплавь. От применения вертолетов в качестве доставки штурмовых групп на территорию Лесото отказались, поскольку шум  двигателей мог преждевременно демаскировать акцию. «Пумы» предназначались для эвакуации  коммандос после операции, для чего было назначено место сбора на лесотском берегу Каледона.

В группу разведчиков отобрали лучших пловцов:  пять белых и двух чернокожих операторов. Все они владели языком африканской народности сото, доминирующей в Масеру. Ночью  вплавь коммандос переправлялись на другой берег,  держа одежду и оружие над головой, и  проводили разведку целей, стараясь выяснить количество женщин и детей на каждом объекте. На следующую ночь они возвращались на южноафриканский берег и докладывали уточненные данные о целях. Белые коммандос в городе гримировались черной краской. Сама река Каледон, как большинство африканских рек, довольно капризна. Обычно она, хотя и глубока, но очень спокойна. Но в период дождей в горах, там, где находятся  ее истоки,  характер реки резко меняется. Она становится стремительной и непредсказуемой. В одну из ночей, когда это произошло, два черных оператора, которые оказались не такими уж опытными пловцами, предпочли, не надеясь на свои силы, использовать в качестве вспомогательного средства надувные камеры от автомобиля и их отнесло течением почти на 400 м от намеченного места высадки.  Учитывая этот горький опыт, большую часть коммандос, неуверенно чувствовавших себя в воде (около 40 человек), было решено в ходе операции переправить на другой берег с помощью надувных лодок «Зодиак», доставленных из расположения 4-го Reconnaissance regiment, специализировавшегося на морских диверсионных операциях.

Поскольку предполагалось, что все коммандос будут действовать в гражданской одежде, многие предпочли просторные традиционные африканские рубашки, под которыми легко скрыть оружие. Другие  были одеты в темные шорты и майки, а оружие, взрывчатку и боезапас скрыли в небольших сумках. Все коммандос были вооружены бесшумными  9-мм пистолетами-пулеметами «Хеклер-Кох» серии МР-5S . Эта миниатюрная модель как нельзя лучше подходила для подобной акции. Оружие и одежду, а также экипировку: ножи, фонарики, радиостанции «воки-токи» и т. д. предполагалось переправить на лодках. Белые коммандос гримировали лица и руки черной краской. Для руководства операцией на южноафриканской территории в 10 км от берега Каледона разворачивался штаб во главе с полковником Чарли. Несколько вертолетов «Пума» накануне акции были перебазированы поближе к границе с Лесото и находились в готовности  к эвакуации штурмовых групп.

В ванне, как в танке

2 декабря 1982 года от агентуры в Масеру было получено сообщение, что Крис Хани вернулся из-за границы в свою штаб-квартиру. Операции «Лебанта» был дан «зеленый свет», а ее осуществление назначено на ночь с 9 на 10 декабря. Утром 9 декабря в Масеру, как турист, выехал один из руководителей операции. Он остановился в отеле и арендовал микроавтобус. На специальной частоте по радио он должен был координировать все действия групп. Каждая из 15 групп получила свой персональный условный позывной («Альфа», «Браво», «Лима» и т. д.)  и свою собственную частоту в эфире. Сигналом центру  о выходе на исходную позицию в 100 – 200 метрах от целей служило кодовое слово «Zulu», а сигналом к началу штурма словосочетание «Big beng» («Большой хлопок»). Операция «Лебанта» началась незадолго до полуночи 10 декабря. Армейский автобус с зашторенными окнами подвез  коммандос к берегу, и переправа началась. «Пловцы» первыми ушли в воду, а вслед за ними последовали на надувных лодках остальные участники операции. Существовала опасность встречи на противоположенном берегу с патрулями LPF, поэтому коммандос в лодках были готовы их уничтожить, не поднимая лишнего шума. Однако переправа прошла спокойно.

Но не все шло так, как планировалось. При входе в город несколько штурмовых групп, пробираясь через лабиринт неосвещенных улиц, сбились с маршрута и опоздали с выходом к целям. По замыслу разработчиков, одновременный штурм должен был начаться в час ночи, но на деле многие командиры групп доложили о готовности только через 15-20 минут после истечения этого срока. Только после этого был дан сигнал к началу штурма. Некоторым группам достались дома с хорошо укрепленными дверьми, к тому же строения, занимаемые активистами АНК, как правило, имели запасной выход. В этих случаях штурмующие взрывали обе двери при помощи пластиковой взрывчатки, наложенной на замок, а затем врывались в помещения. По плану у коммандос был очень жесткий норматив – всего 20 секунд, чтобы зачистить объекты. Однако далеко не всем удалось его выполнить.

Несмотря на внезапность нападения, во многих местах коммандос встретило вооруженное сопротивление. Так, она из групп в составе майора спецназа, капрала и двух рядовых бойцов при зачистке своего объекта наткнулись на восемь бойцов АНК, один из которых был вооружен   пистолетом Токарева. В завязавшейся перестрелке один из чернокожих операторов спецназа был ранен, а члены «Умконто» уничтожены. При штурме другого объекта по спецназовцам штурмовой группы «Джули» был открыт огонь из АК-47, в результате чего несколько коммандос получили легкие ранения. Причем стрелявший боец «Умконто» действовал умело и самоотверженно. Он заперся в ванной комнате и оттуда вел обстрел коммандос. Когда одному из южноафриканцев удалось бросить через окно гранату, боевик спрятался в перевернутой металлической ванне и не пострадал от взрыва. В дальнейшем он использовал ванну как укрытие, ведя из-под нее ураганный огонь. В конце концов, член АНК, которого южноафриканцы назвали «человеком большого мужества», попытался спастись и выпрыгнул с третьего этажа в оружием в руках, но разбился. Активное сопротивление было оказано практически на всех других объектах штурма, однако спецназ везде выполнил свою задачу и подавил сопротивление. Не удалось достигнуть только главной  задачи:  ни на одном из объектов Криса Хани обнаружить не удалось. Позже штаб специальных сил заявил, что «Хани с женой и детьми удалось покинуть штурмуемый объект и скрыться».

                                                                          Непредвиденные осложнения

Тем временем небольшой по размерам Масеру, разбуженный выстрелами и взрывами гранат, уже бурлил как потревоженный муравейник. В штаб спецопераций поступили сообщения, что в город подтягиваются формирования полиции и LPF, поэтому было принято решение связаться с руководством страны и проинформировать его, что «в Масеру идет  ограниченная спецоперация против членов АНК, проводимая армией ЮАР, которая не направлена против правительства Лесото». Генерал Джон Коэтзи, начальник секретной полиции ЮАР позвонил по телефону своему лесотскому коллеге генералу Молапо, который  являлся комиссаром полиции Лесото и одновременно возглавлял LPF  и попросил его не вмешиваться в происходящее во избежание  кровопролития. Однако генерал Молапо заявил, что полиция и подчиненные ему части «ввиду частых вооруженных акций Армии освобождения Лесото против  мирного населения имеют приказ открывать огонь по противнику, и в данный момент он не может отвести своих людей из-за трудностей со связью».

Тем временем основная часть коммандос, выполнив поставленную задачу, начала отходить к месту эвакуации на берегу Каледона. Около 3 часов ночи группа «Альфа» вышла к реке и наткнулась на отряд, состоящий из нескольких десятков вооруженных людей в форме LPF, которые отсекли южноафриканцев от берега реки. Они были хорошо вооружены. Солдаты держали в руках ручные пулеметы MAG и РПД, советские гранатометы РПГ-7 и американские М-79. Поднятые с южноафриканского берега два вертолета «Пума» для облегчения ориентировки  коммандос в темном городе  включили прожекторы, освещая путь к точке сбора. Но бойцы LPF открыли огонь по вертолетам и одна «Пума», получив серьезные повреждения гидравлической системы, вынуждена была немедленно приземлиться на южноафриканском берегу.

Ситуация была близка к критической. Разведчики-коммандос, имея на вооружении только легкие пистолеты-пулеметы «Хеклер-Кох» с практически израсходованным боезапасом и ручные гранаты в случае прямого столкновения с бойцами LPF и полиции могли бы понести серьезные потери. Эвакуация групп коммандос вертолетами была невозможна из-за прицельного пулеметного огня с лесотского берега Каледона. А приказать спецназовцам переправляться вплавь заведомо означало гибель большинства из них под огнем лесотских солдат.

Получив от полковника Чарли такую информацию, командующий Recces генерал Либенберг, находившийся в штабе специальных сил в Претории, срочно связался с главнокомандующим ВС ЮАР генералом Костандом Вилджойном и доложил ему, что ход операции «Лебанта» находится под угрозой. Главная задача состояла в том, чтобы отозвать солдат LPF и лесотской полиции от берега Каледона, заставить их прекратить огонь и эвакуировать коммандос, которые выполнили свою задачу. Иначе неизбежны столкновения с лесотскими вооруженными формированиями, чреватые серьезными потерями с обеих сторон. Перед командованием ВС ЮАР встала дилемма. Либо вмешаться в ход операции, либо дать приказ коммандос прорываться своими силами. Вилджойн принял мужественное решение вмешаться. Он приказал сообщить властям Лесото, что если солдаты LPF и полиция не будут немедленно отозваны и не прекратят огонь, ВВС ЮАР нанесут бомбовый удар по Масеру. И тут же дал указание командующему ВВС подготовить к вылету два «Миража» с предельной бомбовой нагрузкой. Однако на базе ВВС Блумфонтейн подходящих «Миражей» не оказалось, но стояли готовности два довольно стареньких самолета «Импала». Им была объявлена часовая готовность. В 4 часа утра самолеты должны были вылететь на задание. Принимая такое решение, генерал рисковал всей своей карьерой. Бомбовый удар по мирной стране, да еще входящей в Британское Содружество наций регулярными ВВС ЮАР был бы однозначно расценен как агрессия. Однако главнокомандующий не мог и не хотел бросить своих людей на произвол судьбы.

                                           Жертв среди женщин и детей  избежать не удалось

К счастью угроза подействовала, и генерал Молапо отдал приказ своим солдатам прекратить огонь. Оставшемуся в строю вертолету «Пума» пришлось выполнить три рейса на противоположенный берег Каледона, чтобы эвакуировать около 30 коммандос, многие из которых был ранены. Остальные были перевезены на южноафриканский берег при помощи лодок «Зодиак». Причем солдаты одного из подразделений LPF то ли не получившие приказа о прекращении огня, то ли не захотевшие его исполнять, продолжали вести прицельный огонь по  лодкам. К 5 часа 40 минутам утра все коммандос оказались на территории Южной Африки, таким образом, операция была завершена.

В целом, несмотря на поднявшийся международный скандал, штаб спецопераций в Претории посчитал задачу операции «Лебанта» выполненной: по мнению южноафриканцев «гнезда терроризма а Масеру были уничтожены», а спецназ успешно был эвакуирован. Как заявил официальный источник в министерстве обороны, «в ходе рейда были собраны неопровержимые доказательства причастности членов АНК к ряду вооруженных акций  ЮАР». В частности, при штурме объекта под кодовым названием «Московский дом», где и рассчитывали захватить Криса Хани, спецназом было обнаружено оружие (несколько РПГ-7, АК-47, пистолетов), а также взрывчатка и магнитные мины советского производства. Среди документов, доставленных спецназом, фигурировали бланки паспортов «государства Транскей», которые члены АНК использовали для незаконного проникновения в ЮАР.

Не удалось спецназу выполнить и другую, поставленную перед ним задачу: избежать жертв среди женщин и детей. Среди убитых в Лесото фигурировали   имена восьми несовершеннолетних и лиц женского пола. Однако командование ВС ЮАР, видимо, с самого начала не особенно верило в успех новой тактики «избирательного уничтожения», поскольку в заранее заготовленном сообщении  для прессы об итогах операции «Лебанта» имелась фраза: «К сожалению, в ходе операции из-за перестрелок в темноте не удалось избежать жертв среди женщин и детей».

Опубликовано: Журнал Солдат Удачи, Москва,  №1 (136), январь  2006 г..

 



СОБЫТИЯ

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

Книгу Сергея Коломнина "Мы свой долг выполнили. Ангола 1975-1992" можно приобрести: В Книжной лавке РИСИ: г. Москва, ул. Флотская, д. 15Б. Для посещения магазина нужно заранее созвониться: Телефоны: 8 (915) 055-59-88 8 (499) 747-91-38 8 (499) 747-93-35. 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)