Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 13. Ангольский вальс (вариант)

Перейти к разделу >>

 

Помним о прошлом, уверенно смотрим в будущее!

16 ноября 2019 года Союзу ветеранов Анголы исполняется 15 лет! 

Январь 2009 года


[31.01.2009 14:07:08] Саныч
Уважаемые друзья!
Все мы помним о трагической гибели экипажа Ми-17 в ноябре 1985 года.
Сегодня, благодаря Николаю Степановичу Наконечному, в Клубе ветеранов Анголы (http://angola.ucoz.ru) опубликовано письмо одного из членов экипажа Ми-17 Юрия Неверова своему другу Владимиру Вячеславовичу Проходцеву.
С уважением,
Саныч
администратор Клуба ветеранов Анголы.

Уважаемые друзья!Все мы помним о трагической гибели экипажа Ми-17 в ноябре 1985 года.Сегодня, благодаря Николаю Степановичу Наконечному, в Клубе ветеранов Анголы (http://angola.ucoz.ru) опубликовано письмо одного из членов экипажа Ми-17 Юрия Неверова своему другу Владимиру Вячеславовичу Проходцеву.С уважением,Санычадминистратор Клуба ветеранов Анголы.

[31.01.2009 08:47:07] Харитонов Борис
Елка в Луанде
Самый удивительный и памятный новогодний праздник в моей жизни – это встреча 1980 года. Было мне в ту пору 20 лет, и был я матросом Южно-Атлантической эскадры ВМФ СССР.
В общем, дело было так. Канун Нового года, а мы находились в тех южных водах уже немало месяцев. Конечно, скучали и по большой Родине, и по малой - по своему Алтаю. А нас, алтайцев, было на корабле в тот момент 10 человек. Думаю, что назвать их нужно – это Сережа Губкин и Толик Завгородний из Новоалтайска, Толик Найденов из Благовещенского района, Юра Ищенко из Усть – Калманки, Вова Казанцев из Алтайского, Сережа Беляев из Солонешенского района, Сережа Губин из Тальменки, Леша Лебединский из Локтевского района, ну, и мы, конечно, я – автор этих строк, и Саша Бондарь – из Хабаров.
Корабль наш – БРК «Прозорливый» - стоит в Луанде, это Народная Республика Ангола. Представляете – на Алтае морозы, снег, а мы в шортах, тапках - и изнуряющая жара. На юге Анголы идут бои да и в самой Луанде стреляют. Каждую ночь караул с пулеметом отправляется в город охранять наше посольство. Стволы кормовой башни направлены на трап, по всем бортам – вооруженная вахта, в постоянной боевой готовности – десантный взвод.
Через три месяца придет день, вернее, ночь, когда это все будет приведено в действие – мы будем отражать высадку десанта с кораблей без опознавательных знаков. Но это все будет потом…
А сейчас мы старательно делали костюм Деду морозу, готовили праздничный ужин – какой новый год без пельменей! Но только их сразу уносили в холодильник. Конечно, ананасы, бананы и прочие фрукты.
Загвоздка вышла только с ёлкой – где её взять на юге Африки? Но народные умельцы сообразили быстро – обстрогали камбузными ножами дубину соответствующего размера, насверлили отверстий, наломали веток с пальмы – елка получилась что надо! На снежинки пошла вата из корабельного лазарета. Хлопот было порядочно. После некоторых раздумий командир Виктор Федорович Лякин объявил, что Новый год будем встречать по московскому времени. Надо ещё сказать, что трансляции московского радио там не было, телевизора у нас тоже, газет не получаем, письма из дома – раз в месяц.
В общем, баки (столы0 накрыты, елка есть, стаканы наполнены, ананасовым соком. Дедом Морозом был Максим Мирзакаримов, узбек из Ташкента, Снегурочка – Игорь Коцюк из Новосибирска. Ещё особенность нашего корабля была такая – национальный состав. Нас, русских, было меньше всех, человек 40. Это включая и офицеров с мичманами. Основная масса – украинцы, белорусы, узбеки, грузины, татары, дагестанцы, и много-много других.
… По корабельной трансляции передали запись боя московских курантов, был исполнен Гимн Советского Союза. Представляете, вдали от Родины, на другой стороне земного шара – ну просто слезы из глаз. Дед мороз со снегурочкой ходили по кубрикам – поздравляли. Мы обнимались, радовались. И вот то удивительное чувство братства, корабельного братства, которое, может быть, и не передать словами, - помню и несу в себе всю жизнь. И не было в тот момент средь нас различий – ни национальных, ни религиозных. Мы все были братьями, и Родина была едина и неделима. Она была одна на всех… Мы её любили и помнили.
Много было потом других праздников, может, они и были веселее. Но то чувство, которое мы все так полно, так ярко ощущали тогда, - оно никогда не забудется…
… Прошли годы. И нет уже среди нас некоторых ребят, моих побратимов, с которыми свел меня век XX . Трагически погибли Сережа Губин, Юра Ищенко, Саша Бондарь. Вечная им память. Мы их всегда помним.
Борис Харитонов, офицер запаса ВМФ. С.Хабары, Алтайского края
(Рассказ был опубликован в региональной газете «Алтайская правда» №9 от 13 января 2001 года)



[31.01.2009 08:44:45] Харитонов Борис
Сергею Коломнину - в дальнейшем напишу еще очень много.Пока высылаю для общего знакомства эти два небольщих материала.
С 30 сентября 1979 года наш корабль –
БКР «прозорливый» (в/ч 42851) находился на боевой службе в Атлантическом океане. В начале ноября 1979 года мы находились в районе острова зеленого Мыса. Там и зачитали приказ главнокомандующего ВМФ Советского Союза С.Г. Горшкова. В приказе говорилось о том, что в Анголе умер Президент доктор Агостиньо Нето. В стране резко активизировалась контрреволюция, начала боевые действия ЮАР, за спиной у всех стоит ЦРУ США. И что Главком ВМФ приказывает нам в целях оказания интернациональной помощи, защиты советских граждан, находящиеся там, совершить переход в порт Луанда, Народная Республика Ангола. В приказе было ещё что-то, просто с течением времени уже не помню. Помню ещё, что всё соединение кораблей, находившееся в том районе Атлантики называлось оперативной бригадой Краснознаменного Северного Флота Южно-Атланктической эскадры ВМФ СССР.
Мы совершили переход в Луанду и прибыли туда 23 ноября 1979 года утром. Кроме нашего корабля БРК «Прозорливый» (Балтийского Флота) там находился БДК «Петр Ильичев» (Северного Флота), позже пришла подводная лодка (Северного Флота), корабли обеспечения «Шексна» и «Тукумс» (Балтийского Флота),
Командовал всей бригадой капитан 1 ранга Болдовский (инициалы не помню). Командиров нашего корабля был капитан 3 ранга Лякин Виктор Федорович ( в 1988 году в звании капитана 1 ранга командовал авианосцем «Баку»), старшим помощником – капитан-лейтенант Кареньков Л.В., зам.по политчасти – капитан 3 ранга Шацкин В.Д.
Главным военным советником в Анголе тогда был генерал-лейтенант Садовский.
Задачи, которые мы там выполняли:
- ракетное орудие корабля сдерживало контрреволюцию и обеспечивало государственные интересы СССР;
- охрана посольства СССР караулами с корабля;
- траления акватории побережья Анголы;
- разведка мощности ядерного взрыва, произведенного ЮАР;
- слежения и задержка движения кораблей США авианосца «Нимиц», крейсеров «Техас» и «Калифорния», которые шли в район Персидского залива с 2 тыс. морских пехотинцев на борту, это был январь 1980 года, наши войска только что вошли в Афганистан;
- патрулирование совместное с подводной лодкой морских коммуникаций;
- отражение попытки высадки десанта с кораблей без опознавательных знаков в порту Луанда в марте 1980 года;
- отработка мероприятий по прикрытию эвакуации советских граждан из Анголы в случае контрреволюционного переворота;
- разведывательная работа корабельных РЛС;
- постоянные дежурства ПВО и ПЛО;
- участие в передаче торпедных катеров флоту Анголы;
- другие множественные мероприятия по оказанию помощи флоту Анголы.
В этот период у нас на корабле бывали посол СССР в Анголе, представители ГПУ СА и ВМФ, командующий ВМС Анголы, представители Вьетнама и кубинские бойцы, дислоцирующиеся в Луанде.
В ночь с 25 на 26 марта 1980 года мы ушли из Анголы, взяв курс на север. Далее мы несли боевое патрулирование Гвинейского залива и акватории побережья Западной Сахары и Марокко, где охраняли наших рыбаков , которых грабили пираты. 27 июня 1980 года мы вернулись в Советский Союз (порт Лиепая, Латвия).
В этот период моё воинское звание – матрос, должность – старший минёр ПЛО.


[30.01.2009 18:49:15] николай
в 88г радиорота точно сказать немогу нокогда улетали был збор на пмто и там награждали


[30.01.2009 17:01:08] general215@bk.ru
Был ли кто нибудь награжден орденом красной звезды,из числа срочников?


[30.01.2009 14:24:51] Геннадий Шубин
Максиму Гладкову

Верно. Кентрон - это обобщённое название двух видов РСЗО южноафриканского производства.

Valkiri (MRL 127 мм) (Valkiri MkI.22) (Валкири MkI.22) (Валькирия) – южноафриканская система залпового огня (24 направляющих) калибра 127 мм на базе двухтонного грузовика Самил-20. Выпускалась с 1977 по 1981 г. на основе советской системы залпового огня БМ-21. Вес – 6400 кг. Длина – 5,35 м. Высота – 2,32 м. Кабина бронированная. Длина ракеты – 2,68 м. Взрыватель ракеты срабатывает на высоте от 3 до 18 м. Ракеты могут оснащаться взрывчаткой мощностью 60 кг каждая с 8500 металлическими шариками. Экипаж – два человека и два человека в грузовике с боеприпасами. Стрельба может вестись как из кабины, так и с расстояния 50 метров по кабелю. Дальность стрельбы – от 7500 до 22000 м. Скорость – до 90 км/ч. Пробег без дозаправки – 450 км. Обладает хорошей маскировкой (благодаря натянутому сверху тенту сложно определить визуально, грузовик ли это Самил-20 или система залпового огня.) Оснащалась дополнительным боезапасом из 48 ракет, перевозимым на пятитонном грузовике Самил-50. В сухопутных войсках ЮАР 120 единиц Валькири были заменены на 120 единиц системы залпового огня Баталёр с дальностью выстрела до 36 км.

Bateleur 127 (Баталёр – Орёл) (африканский орёл) (Valkiri Mk.II) (Валькирия – Летучая женщина-ведьма) – южноафриканская реактивная установка залпового огня калибра 127 мм. 40-ствольный вариант Валькири Mk.I (Valkiri Mk.I) (последняя имеет 24 ствола и дальнобойность до 22 км), но на базе бронированного шестиколёсного (3x3) грузовика Самил-100, а не четырёхколёсного (2x2) грузовика Самил-20, как Валькири Mk.I (Valkiri Mk.I). Длина ракеты – 2,68 м. Взрыватель срабатывает на высоте от 3 до 18 м. Ракеты могут оснащаться взрывчаткой мощностью 60 кг каждая с 8500 металлическими шариками с убойной дальностью поражения до 1500 м. Дальность стрельбы Bateleur 127 (Valkiri Mk.II) – до 36 км. Экипаж – 5 человек. Вес – 21 500 кг. Длина – 9,3 м. Высота – 3,4 м. Скорость – до 75 км/ч. Пробег без дозаправки – 1000 км. Только для нужд сухопутных войск ЮАР было произведено 120 установок залпового огня данного типа.


К этому можно добавить, что Баталёр не следует путать с

Bateleur (Баталёр) - перспективный южноафриканский беспилотный летательный аппарат дальнего радиуса действия двух типов весом 1000 (1100) или 1400 кг – до 750 (или до 3500 км) (от 12 до 18 часов непрерывного полёта, или от 18 до 24 часов непрерывного полёта). Высота полёта до 8000 метров. Скорость – от 120 до 250 км/ч. Радиус действия до 750 км. Для его управления используется та же наземная система контроля, что и на беспилотнике Seeker 2. Помимо оптической системы теленаблюдения Argos 410 и Goshawk 350 оснащается лазерным дальномером и системами электронной разведки. Несмотря на большой размах крыльев (15 м), в разобранном состоянии перевозится в стандартном шестимет-ровом контейнере. Выпускается с 2004 г.

ЮАР выпускает или выпускала много беспилотников таких как ныне уже снятый с производства
Seeker (Искатель) – беспилотный самолёт-разведчик производства ЮАР. Вес – 180 кг. Радиус – до 200 км. Время нахождения в воздухе – до 9 часов. На вооружении с 1987 по 2005 г.

Seeker II (Seeker III) (Искатель II, III) – беспилотный самолёт-разведчик производства ЮАР. Радиус – от 250 до 400 км. Время нахождения в воздухе – до 10 часов.

SERAPH (Серафим) – перспективный малозаметный беспилотный околозвуковой самолёт-разведчик производства ЮАР. Производится с 2001 г. Радиус – до 1300 км. Высота полёта – от 10 до 12 км. Продолжительность полёта – до 1 час. 40 мин.


[30.01.2009 12:28:19] Cтанислав Сидорин
Виктору Мизикову
Спасибо искреннее Вам за ваши записки.Наши гражданские и военные медики внесли достойный вклад в общее дело помощи нашим подсоветным и простым ангольцам.Благодаря вам мы чувствовали себя увереннее и оставались в добром здравии, несмотря на всяческие инфекции,лихорадки и прочие напасти...


[30.01.2009 12:09:51] Cтанислав Сидорин
Сергею Коломнину
Спасибо большое за привет от Владимира Васильевича Шайда.Ему также всего наилучшего передавайте.Наши сваповцы моего периода (1978-82гг.)пока далеки от интернета, хотя информацию об СВА передавал. И еще,наверное,ждут истечения 30-летней подписки о неразглашении.Конечно,надо будет как-то всем дружно собраться и вспомнить былое.Сейчас многое воспринимается иначе, но даже острее и ярче...


[30.01.2009 10:18:02] Николай Наконечный
Уважаемый Сергей Анатольевич!!!

Принимаю. Пишу. Андрюше огромный привет.

С уважением Николай Наконечный


[29.01.2009 23:14:43] Виктор Мизиков
Станиславу Сидорину.
Ваше замечание принимаю, описался. Но говорили, что это был он - Нуйома. Не сказали бы - не знал бы. Так что все на совести информированных летчиков.
В.А.Сагачко.
Еще раз меня встряхнули, Вадим Андреевич, спасибо. Давно ничего не пишу на сайт, т.к. зачастую не владею обсуждаемыми темами (пусть никто не будет в обиде, но зачастую Гостевая напоминает Круглый стол экспертов по вооружению). Хотя, конечно, это можно понять: если не здесь, то где же это обсуждать? Так что все нормально. Всем удачи!
ВМ (из командировки в США, где я все равно смотрю наш сайт, и это, пожалуй, самое главное).


[29.01.2009 21:29:56] Максим Гладков
Геннадию Шубину

В том-то и дело, что реактивной системы залпового огня "Кентрон" нет. Есть "Валькири" (Valkyrie) и "Бательер" (правильнее "Бателёр) (Bateleur). А государственная компания Кентрон, скорее всего, выпускала боеприпасы, проще говоря, ракеты для этих систем. Видимо, какая-то часть такой ракеты с клеймом "Kentron" попала к нам, и ее название автоматически перешло на всю систему, хотя, еще раз повторюсь, установки залпового огня с тем же названием нигде не значится. А вообще, чего только эта фирма (теперь она называется Denel) ни выпускает: и приборы ночного видения, и защитные шлемы, и еще много чего.

МГ


[29.01.2009 21:20:17] Koos van Dyke
Максиму Гладкову

Kentron Seeker – беспилотный летательный аппарат, производимый южноафриканской компанией Kentron (сейчас Denel Aerospace Systems). Впервые был применен в ходе операции «Модулар» в Анголе в 1987 году. Размах крыльев 5,8 м, способен брать 40 кг полезного груза, радиус действия 200 км, максимальная продолжительность полета 9 часов.

Koos


[29.01.2009 20:41:57] Геннадий Шубин
Rooivalk (CSH-2 Руивалк) (Руифолк) (Руивалк) (Пустельга) – атакующий (штурмовой) вертолет производства ЮАР, созданный на основе французского легкого вертолета Алуэт III. Вес – 8700 кг. Экипаж – 1–2 человека. Скорость – до 309 км/ч. Потолок – до 6100 м, боевая дальность – 706–1300 км (с дополнительными баками). Вооружение – скорострельная пушка калибра 20 (20x139 мм) или 30 мм (30x173 мм). Боезапас – 400–700 снарядов. Максимальная дальность выстрела пушки – до 4 км. Прицельная дальность пушки – до 2 км. Противотанковые ракеты калибра 127 мм (8 или 16 штук) ZT-35 Свифт (по 4 или по 8) или ZT-5 Мокопа (по 4 или по 8) с лазерной системой наведения и дальностью стрельбы до 5 (4) километров. И 36 или 72 неуправляемых ракетных снаряда калибра 70 мм (запускаемых из пусковой установки Type 159 – по 18 снарядов в каждой) или семьюдесятью двумя 68-мм реактивными снарядами ХР-68, запускаемыми из пусковой установки устанавливаемой под крыльями вертолета (по одной или по две) и 2 (4) управляемые ракеты класса «воздух-воздух» V3B Кукри, или V3C Дартер с инфракрасной системой наведения и дальностью пуска в 3000 м, и двумя (четырьмя) французскими ракетами Мистраль (Mistral 2) «воздух-воздух» малого радиуса действия от 500 м до 6000 м. С 1999 г. выпущено 12 вертолетов данного типа. Возможно, для нужд ВВС ЮАР будет выпущено еще 12 вертолетов в модернизированном и гораздо более дешевом варианте (цена нынешних доходит до 40 млн долл).

F2 (Ф2) – скорострельная авиационная пушка южноафриканского производства калибра 20 мм (20x139) (Ga-1) на основе французской GIAT F2 того же калибра. Дальность стрельбы – до 2500 м. Размещается под носовой частью вертолета Руифолк.

Kentron (Кентрон) – видимо имеется в виду система залпового огня производства ЮАР - аналог советской БМ-21.

Кстати - встречался ли в Анголе советский авиационный пулемёт УБ (Универсальный Березина) и его вариант УБТ (патрон 12,7х108)?


[29.01.2009 18:37:03] Максим Гладков
Дорогие ветераны!

Хочу внести свой вклад в прояснение одного вопроса, который давно висит в воздухе: вот уже не первый раз слышу от коллег название «Кентрон». Так, мой друг Игорь Ждаркин пишет в своих воспоминаниях (цитирую на память): «Только сели завтракать, зашептали системы залпового огня «Кентрон»». Тут же от присутствующих знатоков вопрос: «Какой еще «Кентрон»? Не было никаких «Кентронов». Были «Валькирии» и «Батальеры».

Докладываю. Фирма «Кентрон» - крупнейший в ЮАР производитель оружия и боеприпасов и, в частности, ракет и беспилотных летательных аппаратов. 20-мм пушки Кентрон GA-1 «Рэтлер» ставились на юаровский вертолет огневой поддержки Denel CSH-2 Rooivalk, а в современных беспилотных летательных аппаратах «Кентрон» применяются малогабаритные двигатели российского!!! производства.

Так, может быть, «Кентронами» были ракеты, которыми кидались «Валькирии» и «Батальеры», а не сами установки? Кто-нибудь поможет поставить окончательно точку в этом вопросе?

С уважением ко всем!

МГ


[29.01.2009 00:35:27] Валерий Назаров
Сергею Коломнину.Запал некончился просто дочки были на каникулах и занимали комп.27 написал о том как мы все попадали заграницу.


[28.01.2009 23:08:33] Сергей Коломнин
Уважаемые ветераны и посетители сайта!

Обратие внимание на нашу фотогалерею.
В ней выставлены новые фото от Валентина Авилова.

Их прислал Генрих Снежко. Это фото №№ 12, 18, 310, 311,312 нашей Фотогалереи.
Это, без сомнения, - униальные фото на которых изображены в том числе и ГВСы в Анголе В. Шахнович, Г. Петровский, зам ГВС Инюцин (кто помнит имя и отчество напишите!)посол В. Логинов, кубинский космонавт Тамайо. Кто узнает на фото себя или своих сослуживцев, напишите! Там много моряков!(на фото №311).

Огромное спасибо Валентину Авилову и Генриху Снежко за присланные фото. После их обработки продолжим их размещение на нашем сайте.

Бобкову Михаилу
Имя вашего брата внесено в книгу памяти. Также его фото разместим в разделе "фотографии Книги памяти".

Николаю Наконечному

Вчера общались Андреем Поликановым и Максимом Гладковым. Хотели поработать с фото, но получился настоящий, душевный вечер воспоминаний.Разошлись заполночь. Андрей много хорошего рассказывал о Вас, Владимире Солдатенкове, Оресте Коргуте и других Ваших сослуживцах по Мулондо. Андрей замечательный рассказчик, чего только стоит эпизоды с вашей поездкой в нейтральную зону за кирпичом для строительства или налета на позиции бригады пары юаровских Канберр (или Импал?). Вам нужно писать об этом, что-то вы мне давно ничего не присылаете. Хотелось бы иметь ваш рссказ в архиве и затем выложить ваши воспоминания целиком.

Валерию Назарову

Вы что-то давно ничего не присылали из воспоминаний. Помниться хотели все описать и прислать. Не хватает времени или "запал" кончился? Пишите, вспоминайте! Мы ждем.

С уважением, Сергей Коломнин






[28.01.2009 14:07:54] Сергей Коломнин
Станиславу Сидорину
Спасибо за замечание. Видимо, это был Сэм Нуйома. В текст мы внесли необходимые изменения.
Вчера общался с бывшим старшим группы СВАПО в Анголе Владимиром Васильевичем Шайда. Он просил передать всем сваповцем, бывшим в Анголе большой привет.

Харитонову Борису.

Все документы СВА выложены на сайте в разделе "Главная". Откройте его (наведите курсор мыши) и увидите разделы. Кликните раздел Устав - получите тест Устава. Его можео выделить и скопировать, а затем распечатать. Там же есть раздел "О приеме в организацию". Внимательно прочитайте его.
И там же находится Заявление о приеме в СВА. Его можно скачать, рапечатать и заполнить от руки. Можно и на компютере и в таком виде отослать. Если у вас есть знакомые ангольцы, ознакомьте их с этой информацией. Спасибо!
С уважнием, Сергей Коломнин


[28.01.2009 09:50:02] Николай Наконечный
Комаркову Леониду!!!

С конца 1983 по июнь 1984 года был советником комбрига 18 дшбр. У нас был переводчик, звали Леонидом. Фамилию, к сожалению, не помню.

Если Комарков Леонид тот переводчик - прошу Вас еще раз выйти в Гостевую СВА.

С уважением Николай Наконечный


[28.01.2009 09:31:55] Станислав Сидорин
Одно уточнение к воспоминаниям В.Мизикова (текст внизу)
ЦИТАТА
Однажды, помню, Сэма Нуйому (лидера АНК) везли с сопровождающими лицами… КОНЕЦ ЦИТАТЫ

Нужно - лидер СВАПО, если это был действительно он. Может, все-таки речь идет об АНК? Тогда тоже нужно поправить.


[28.01.2009 07:30:43] Харитонов Борис Алек
Уважаемый, Сергей Коломнин! Где взять анкету, где найти устав? На Алтае есть еще ветераны Анголы, я могу привлеч и их. С нетерпением ждем ответа. С уважением и приветом из Сибири.


[28.01.2009 01:37:43] В.Сагачко
Друзья!
Нельзя, чтобы наши песни оставались безымяными. Надо восстановить авторство. И если цикл песен из Куито-Куанавале в основном своем большинстве Саши Поливина "Санчо", то кто авторы песен из Луэны, Уамбо, Кахамы, Лубанго?
Один из авторов у нас появлялся, это Виктор Михайлович Мизиков. Выставляем его рассказ двухгодичной давности. (Текст также имеется в разделе "Наши воспоминания".)
С уважением, В.Сагачко.
[17.01.2007] СВА
«Сезон дождей» и «Сухой сезон». Обе эти песни были написаны мной в 1987 г., если я правильно помню, в конце апреля – начале мая (скорее, это был Первомай). Помнится, что у нас было два свободных дня подряд – ведь по условиям контракта выходными для нас были все советские и все ангольские праздники. Так вот, мы и раньше рассуждали с ребятами о том, что, дескать, у всех есть свои песни: у военных – и «Кахама», и «Ребята из Квадрата», и «Что происходит в Анголе?», у «Мостов» тоже есть, и еще у кого-то… А у нас, медиков, врачей – нет. Я обещал исправить ситуацию, т.к. в студенчестве имел опыт авторской песни, писал стихи…. И, что называется, «под заказ» я и написал оба стихотворения: в первый выходной – «Сезон дождей», а во второй – «Сухой сезон» (дежурная неделя была не моя, а кубинская, так что было время для стихотворных упражнений). Поэтому песни и перекликаются по смыслу и фактам. Да и по логике: наш контракт заканчивался в июне – в сухой сезон… Музыку на гитаре подбирал сам, хотя она была (для первой песни) частично заимствованной, а вторая поется на мелодию «За меня невеста отрыдает честно, за меня ребята отдадут долги»…
Некоторые пояснения к тексту.
Когда речь идет о поездке через перевал, значит – по серпантину. Относительно безопасно ездить по нему можно было только в сезон дождей – в это время боевые действия затихали: кому охота валяться в засаде под проливными дождями?
Второй куплет – уезжали те, кто не дежурил, а дежурства на дому были у меня недельными: неделю я сижу все время дома (имеется в виду - после дневной работы в госпитале), неделю – мой кубинский коллега… Где-то через тройку месяцев после прибытия я и оказался в такой ситуации: в воскресенье вся команда наша поехала в Намибе (тогда еще предпочитали говорить – Мосамедиш), на океан, а я был вынужден оставаться один во всем нашем доме… Было страшно тоскливо, да и просто срашновато одному, помню, спал в обнимку с автоматом (был у меня АКС), а в другой комнате поставил бельгийский пулемет (по боевому расписанию, с которым меня под подпись ознакомили в день приезда в Лубанго, в случае попытки захвата дома я должен был с ним находиться на балконе квартиры, в которой жил). Еще в гардеробе у меня стоял ящик с РГДшками, детонаторы были вывернуты и лежали отдельно в том же ящике. Правда, в 1987 г., после того как в одной из провинций пара наших офицеров перестреляла друг друга (или постреляла друг в друга), было принято решение у гражданских (хотя стрелялись военнослужащие) все оружие изъять…. Помню, как неохотно мы сдавали его в военную миссию, но неучтенный штык-нож от автомата я все-таки «зажал». Но в Союз (как рекомендовали некоторые) вывозить не рискнул – неприятные прецеденты тогда уже с нашими людьми на таможне из-за оружия случались….
На УАЗе, как и на нашей медицинской «Волге» (с бэтээровским аккумулятором в багажнике и протянутыми от него сдвоенными утюжными проводами до стартера) на дверцах и на крыше красной краской рисовали кресты – на случай вертолетных атак. Хотя, как говорили, это может не помочь…. Для порядка мы их периодически подкрашивали…. «Блики на вороных стволах» - это образно, хотя, при передвижении в одной машине группой все равно один-два ствола, но брали. А уж если подавались по фазендам за продуктами (всегда по два человека), то АК лежал на переднем сиденье, прикрытый пустым мешком.
«Посыльный» - как правило, ополченец или солдат из охраны госпиталя, ему полагалось подняться к двери квартиры дежурного врача и лично его вызвать, объяснив причину. По условиям контракта, врачу при вызове полагалась вооруженная охрана, но это условие часто нарушалось, и приезжал один гражданский шофер. По контракту, в подобных случаях от выезда в госпиталь можно (и в соответствии с распоряжением нашего луандского начальства – нужно!) было отказаться. Но, чаще всего, мы ехали, т.к. затягивать время было не в чьих интересах, и оборачивалось еще большими сложностями - ведь состояние раненого со временем становилось лишь тяжелее. Когда я пару месяцев исполнял обязанности старшего группы, брал с собой ПМ – он был у нас один-единственный и легко прятался на спине под рубашкой «навыпуск» – так пистолеты носили кубинцы. ПМ был прерогативой старшего группы. Демонстративно ездить с автоматами нам не рекомендовалось, поэтому чаще всего ездили на вызовы безоружными… Если же вызывали по дежурству кого-нибудь из врачей-женщин, то нередко охранять их ехали врачи-мужья. И только сядешь в машину – посыльный, он же охранник, обязательно попросит сигарету, даже если не курит – потом выменяет у своих на что-нибудь…
Да, были «ополченцы», обязанности – как у наших ВОХРовцев, они охраняли вход в госпиталь. Им полагалось забирать оружие у военных посетителей. Однажды примчался фапловский майор с тройкой солдат, вроде бы какой-то начальник. Незадолго до этого привезли его восемнадцатилетнюю дочку - она упала в оборвавшемся лифте и получила несовместимые с жизнью травмы. Когда меня доставили в госпиталь, делать что-либо было уже поздно – она умерла, мне оставалось лишь констатировать смерть…. Так вот, примчался папаша, а охранник решил «покачать права» и забрать оружие - тот его от негодования просто пристрелил. Пока он искал оперблок, мне мои техники-анестезисты (ангольцы) успели сообщить, что папаша погибшей девочки «с боями» прорывается к нам. Тут я понял – хана, несчастный озверевший отец сейчас перебьет всех, деваться некуда, прятаться тоже... На всякий случай дослал патрон и положил в нишу письменного стола, за которым сидел…. А он, когда ворвался в предоперационную палату, где лежала девочка, упал возле нее на колени и зарыдал…. Больше он никого, к счастью, не убил, а чем дело кончилось, в частности, для него – не знаю, скорее всего – ничем.
«Под шум дождя и вздохи аппарата почти не слышен треск очередей» - ну, тут все просто. Имеется в виду работа наркозно-дыхательнного аппарата, то, что в обывательском представлении называют «искусственными легкими». А что касается «треска очередей» - в Лубанго по ночам все время стреляли, независимо от сезона. Трассеры все время рассекали ночное небо в самых разных направлениях, иногда казалось, что так просто - развлекаются люди …. Но иногда пули попадали в стены домов и рикошетили, поэтому вечерами на балконах было небезопасно. Как-то утром, после моего ночного возвращения из госпиталя на нашей «Волге», выяснилось, что машина сзади прострелена навылет: была аккуратная дырка в крыле, наверное, такой вот шальной пулей проделанная… Мы тоже как-то отличились с ребятами: все вместе встречали 86 год, и после 12.00 устроили салют с балкона из всех видов оружия. Прибежал дежурный из миссии, в общем, был скандал, а 1 января 1986 г. мы все писали объяснительные…, но как-то все замялось, наверное, чтоб не выгонять всех….
«Мы продолжения контракта не попросим» - контракт с гражданскими кооперантами заключался на два года. Иначе говоря, «Союзздравзагранпоставка» (организация, которая командировала врачей) оговаривала с каждым именно этот срок. Некоторые стремились его увеличить. Некоторым «Поставка» это рекомендовала. Но у нас говорили: «Первый год работаешь на квартиру, второй – на машину. А третий – на аптеку».
Ну вот, это все пояснения к первой песне.

Сезон дождей.

Сезон дождей…. Зазеленели горы,
И заросла травой сожженная земля,
И можно, наконец, поехать к морю,
По перевалу, сквозь пустыню и поля.
Поедут те, кому судьба подарит
Денек свободный от тревог и бед,
А те, кому везенья не хватает,
Посмотрят с тихой завистью им вслед…
Уйдет УАЗ, сверкая свежей краской
На обновленных второпях крестах,
И лицами, блестящими как маски,
И бликами на вороных стволах.
Остались мы: «дежурная» неделя –
Нам не талан расслабиться в пути…
Как хочется, чтоб время пролетело,
Чтоб можно было из дому уйти.
Но по звонку мы дверь свою откроем:
Лица посыльного в ночи не разглядеть:
«Сеньор доутор, там привезли такое,
На что нельзя без ужаса смотреть!»
Бегом по лестнице, в руках фонарь карманный,
А дождь такой, что может напоить…
Машина… И сидящий в ней охранник,
Тот, что сейчас попросит закурить.
И снова в царство крови и мучений
Несет в ночи кочующий мотор,
У входа нам ангольский ополченец
Привычно говорит: «Салют, доутор!»
Под шум дождя и вздохи аппарата
Почти не слышен треск очередей…
А там, в Намибе, где сейчас ребята,
Грохочет океан, и нет дождей…
Мы «старую» опять оставим с носом,
Пускай во злобе машет нам косой,
Мы продолжения контракта не попросим:
Нас ждут, с нас хватит, нам пора домой!
Сезон дождей, зазеленели горы,
И заросла травой сожженная земля.
Утомлены красотами Анголы…
Нам хочется, чтоб снег и тополя…


Ну, и теперь пояснения ко второй песне – «Сухой сезон».
Понятное дело, в сухой сезон война вспыхивала с новой силой, передвижения ограничивались, серпантин легко перекрывала пара автоматчиков, без нужды и охранения в Намибе не поедешь…. Купаться в сухой сезон тем, кто жил в Лубанго, было негде (разве только слетать в Луанду! или по «самоволке» сходить в бассейн Гранд-Отеля).
В те годы приобрести маску, особенно черного дерева, для завершающего контракт «кооперанта» (так называли гражданских специалистов ангольские власти) было делом чести, своеобразным дембельским ритуалом. Кстати сказать, весьма дорогостоящим… «Генерал Савимби нас поймать бы рад»… Периодически во время еженедельных, а порой ежедневных инструктажей в военной миссии, которые посещали старшие всех гражданских групп, проходила информация о захвате или попытках захвата как военных, так и гражданских унитовцами или юаровцами. Наверное, это делалось для острастки… Правда, было известно, что особую ненависть унитовцы испытывают к кубинцам: если захватывают, то долго мучают, пытают…. А потом, дескать, делают т.н. «casacu de Savimbi» («пиджак Савимби») – не буду объяснять, что это значит. И выбрасывают помирать (если кто жив после этого оставался) на дорогу…. Этих страстей все, конечно же, боялись, и у нас пошучивали, что оружие нам (гражданским) нужно не для того, чтобы отстреливаться, а для того, чтобы застрелиться…
Ну, и насчет «груза 200» - «серебристого гроба». Правда, не при окончательном отъезде, а раньше, когда летел в очередную командировку в Луанду, вместе с ящиками с мороженой рыбой прямо в ноги мне поставили цинковый ящик с гробом. Ящик был накрыт полотнищем кубинского флага, грузили его фапловцы, а сопровождал … не помню….
Ну, и последнее пояснение. В стихотворении есть техническая неточность. «Четырехмоторный… борт» - это понятно, это АН-12 – наше основное летательное средство передвижения. Летать-то приходилось и на АН-26 (это было роскошно, герметичный салон!), и на ИЛ-76 (тоже неплохо, но уж больно круто взлетал!). У АН-12 – салон негерметичный. Есть гермокабина, но, как правило, она была забита либо начальниками, либо женщинами, либо слабонервными…. Однажды, помню, Сэма Нуйому (лидера СВАПО) везли с сопровождающими лицами… Нормальные мужчины обычно садились на десантные лавки, правда, порой платили за это порванными барабанными перепонками. Это было испытано на себе: однажды при промежуточной посадке в Уамбо наш самолет был просто «брошен» вниз… Страх от неожиданного падения, резкая боль в ушах. Потом выяснилось от летчиков (извинялись) – были вынуждены так сделать, чтобы разойтись с взлетавшим «Геркулесом» Красного Креста, который «пер как бур». С тех пор одно ухо слышит плоховато….
А иллюминатор есть в дверце гермокабины, отделяющей ее от грузового негерметичного отсека. Это через него нас приветствовал так однажды летчик (не знаю уж второй или первый) – это все законы стихосложения. Так вот, у АН-12 не могут «зареветь турбины», потому что их у него нет - так сказал мне один военный летчик-вертолетчик, слышавший мою песню уже в Союзе. Ну, извините, тут я не специалист - так понадобилось для рифмы…

Сухой сезон.

Над Лубанго снова отгремели грозы,
Над Лубанго снова отошли дожди,
Снова запах гари выжимает слезы,
Ничего хорошего здесь уже не жди.
Под высоким солнцем пожелтели горы,
Только к ночи ветреной падает накал
И теперь, пожалуй, не поехать к морю –
Снова диверсанты держат перевал.
На крестах УАЗа выгорают краски,
Из войны мы скоро переедем в мир,
Под конец контракта покупаем маски,
Потому что маска – лучший сувенир.
Но опять по зову мы спешим на помощь
Потому что где-то гибнет камарад,
Только надо помнить - утром или в полночь
Генерал Савимби нас поймать бы рад...
В госпитальном мраке запахи карболки,
В операционной – тоже не озон,
Загремели в тазике пули и осколки –
Снова наступает здесь сухой сезон.
Свой сезон последний отстояли честно,
Смерти и болезням дали мы отпор,
И уже на выходе ополченец местный
Козырнет невесело: «Чао, доутор!»
А когда наутро, пыль столбом вздымая
Повезет УАЗик нас в аэропорт,
Из-за гор появится, крыльями сверкая,
Четырехмоторный, долгожданный борт.
Мы взойдем по трапу чуть нетвердым шагом…
Улетим на север мы от горных троп!..
Но… внесут за нами под кубинским флагом
И в ногах поставят серебристый гроб…
Наш контракт окончен. Заревут турбины,
Курсом на Луанду ляжет самолет,
И махнет приветливо из своей кабины
Сквозь иллюминатор нам второй пилот…

Обе эти песни я спел нашей группе месяца за полтора до отъезда, полагаю, что на 9-е мая 1987 г. Кто-то писал на магнитофон. Потом всем был дан текст, и мы еще спели их вместе, и снова записали. Помню, женщины заплакали при словах «из-за гор появится, крыльями сверкая, четырехмоторный долгожданный борт»… Потом приходили ребята из миссии, тоже переписывали. Из других групп тоже, в общем, песни расползались по Лубанго… А я вскоре прекратил «концертную деятельность»… два года – день в день. У меня самого эта пленка давно пропала, и эту запись я больше никогда не слышал. Обе песни иногда пою, под гитару, самому себе и тихо. Чтобы не объяснять.

С уважением,
В.Мизиков.


[27.01.2009 21:11:34] Валерий Назаров
Здравствуйте друзья.Пишу по поводу как мы попали в Анголу вобщем за границу.Если мы вте годы оказались за границей,значит были чисты перед законом.Также без изъяна были наши родствинники.Готовились две группы солдат-поваров, одна в Анголу другая в Йемен.В Йеменской группе перед самым отлётом убрали одного солдата-повара.Пришел приказ его оставить и в Йемен улетел один солдат-повар.Сказали что один из родственников с запятноной репутацыей.Может я и неправ незнаю.


[27.01.2009 17:07:01] Комарков Леонид
Для С.А. Шуванова
Направил по э/почте заявление о вступлении в СВА. Прошу подтвердить получение.


[27.01.2009 01:43:17] Андрей Поликанов
Михаилу Бобкову

Уважаемый Михаил!

Отправил письмо Вам на почту.

С Уважением,
Андрей


[26.01.2009 21:40:54] Бобков Михаил
Андрею Поликанову!
Здравствуйте Андрей, обстаятельств гибили своего брата я не знаю, официально сообщалось что он погиб в автокатострофе. Буду Вам признателен за информацию об Алексее.
С уважением, Бобков Михаил.
Мой e-mail: ib14@rambler.ru, bobkoff@bk.ru


[26.01.2009 18:40:03] Serg
У меня сохранились 8-мм кинопленки - карнавал в Намибе 1982 год, но не знаю , как их отцифровать, подскажите


[25.01.2009 22:42:57] rustat
Поддерживаю целиком и полностью Валерия Назарова.Мы попали (что значит попали?)в Анголу разными путями.Приказ есть приказ...


[25.01.2009 19:20:39] ВАЛЕРИЙ НАЗАРОВ
На соощение(25.01.09)Владимир Овсяников. Правильно Владимир сказал: \"Мы попали в Анголу разными путями\". Я например попал по приказу и всякое у нас было и хорошое, и плохое. Но теперь надо писать не 20 и более лет, а 30 и более лет. Например: у меня в этом году в декабре будет 30 лет, как я улетел в Анголу. А до меня были те кто побывал там раньше.


[25.01.2009 17:04:51] Владимир Овсянников
На сообщение
[18.01.2009 23:34:55] николай
А Вы на Маяке не пробовали пить кофе под названием «Ячменный колос» и закусывать сушеной или моченой картошкой ...
Уважаемый Николай!
Меня тоже резануло это обсуждение гурманских пристрастий.
Но будем реалистами. Во-первых, люди попадали в Анголу по разным мотивам, гражданские по разнарядке или для стажировки, военные из чувства долга, по приказу или ради карьерных и финансовых интересов.
Во-вторых, период нахождения советских граждан в Анголе достаточно широк. Возможно, кто-то попал в «бархатный» период или на соответствующую должность.
Но политика сайта открытая и каждый может описать свое понимание действительности и работы или службы в соответствующий период нахождения в Анголе.
Мне представляется, что целесообразно описывать свою жизнь в Анголе без оглядки на то, где, когда и в каком качестве работали или служили другие корреспонденты Гостевой, воевали они в окопах или их деятельность обеспечила боеспособность войск ФАПЛА или иные интересы СССР.
Другого варианта, кроме сайта СВА, для сохранения в истории страны описаний условий службы, быта и прочих событий, оставшихся в памяти людей, находившихся в Анголе более 20 лет назад, нет и не предвидится.


[25.01.2009 13:18:04] Максим Гладков
Дорогие друзья!

Заканчивается январь – месяц новогодних праздников и неизбежной последующей «спячки». Но, несмотря на эту «спячку», вы были весьма активны, и копилка наших воспоминаний пополнилась очень интересными рассказами. Хочу еще раз поблагодарить всех авторов за их бесценный вклад и выразить надежду, что они и дальше будут писать для нашего с вами проекта «Вспомнить все!».

Тема февраля «Как я собирался в Анголу». В помощь вам мы подготовили вопросы-подсказки – они уже выложены в разделе «Вспомнить все!». Чтобы ознакомиться с ними, достаточно навести указатель на этот раздел, кликнуть по строке «Тема февраля…», и вопросы появятся в окошке справа.

Напоминаю, что темы всех предыдущих месяцев остаются открытыми. Так что, если кто-то захочет присоединиться к проекту позже, добро пожаловать!

И еще: не ограничивайтесь только собственными воспоминаниями. Уверен, вашим родителям, женам и даже детям тоже есть, что вспомнить! Отличный пример – посетительница нашего сайта с ником “ex-wife”. Пишите нам, дорогие женщины!

Мы с нетерпением ждем ваши воспоминания. Пишите больше! Выкладывайте ваши воспоминания на «Гостевую» самостоятельно, а если вам требуется помощь в редактировании, присылайте их по адресу maximgladkov@hotmail.com

С уважением ко всем!

МГ


[24.01.2009 20:49:17] Сергей Коломнин
В фотогалерее на фото №309 изображен погибший в Анголе Бобков Алексей Тимофеевич (второй справа). Это фото от 1981 г. из архива А. Поликанова. Кто узнает на фото себя или своих товарищей, просьба сообщить через гостевую. Также ждем информации об обстоятельствах смерти в Анголе А.Т. Бобкова. Сослуживцы и товарищи А. Бобкова отзовитесь!

После появления нового раздела "Наша аудиобиблиотека, у ветеранов Анголы есть возможность послушать запись выступлений на Конференции СВА 19 апреля 2008 г.

СВА готовит к изданию информационный сборник, в который войдут и эти вступления. Просьба к переводчикам - ветеранам Анголы оказать СВА помощь. Нужны письменные переводы выступлений на португальский и английский языки ( а также иностранных участников на русский). Кто может реально оказть помощь редакционной коллегии, которую возглавляю я, просьба откликнуться. Адрес - interangola@mai.ru, или через гостевую. Спасибо.
С уважением Сергей Коломнин


[23.01.2009 20:30:27] СВА
Дорогие друзья! На нашем сайте появилась еще одна новинка: теперь у вас есть возможность слушать в записи доклады, с которыми выступают участники мероприятий, проводимых Союзом ветеранов Анголы. В качестве "пробного шара" предлагаем вашему вниманию выступления, прозвучавшие 19 апреля 2008 года на Конференции в честь 20-летия битвы при Куито-Куанавале. Сегодня вы найдете их в аудиоразделе "Песни ветеранов Анголы", но уже в ближайшее время будет создана отдельная рубрика "Наша аудиобиблиотека".

Также напоминаем вам, что заканчивается январь, а с ним и обсуждение темы "Как я узнал, что мне предстоит командировка в Анголу". Тема февраля - "Как я собирался в Анголу". В ближайшие дни мы опубликуем вспомогательные вопросы.

Итак, слушайте, пишите!


[23.01.2009 15:30:22] Николай Наконечный
Для Проходцева Владимира Вячеславовича

Здравствуйте, Владимир Вячеславович!

Мой эл. адрес: Nakonechnyy@mail.ru


[23.01.2009 00:05:08] Андрей Поликанов
Сергею Коломнину
Если это точно февраль 1982 года и провинция Кабинда то я его знал и знаю обстоятельства его гибели. Вместе с ним в командировке была его жена, у них, не точно, был сын моего возраста в то время - 20-22 года, который учился в военном училище в Союзе. Не точно, воинское звание - полковник, или вооруженец ил артиллерист, штаб 2го ВО. У меня есть его фотография, завтра попробую отсканировать и переслать Вам, и если СВО свяжется с его братом Михаилом - мы точно поймем одного и того же мы человека мы имеем ввиду.
А людьми, и он, и его жена были фантастической порядочности и душевности, относились к нам, молодым переводягам, как к своим детям. Светлая память!

Андрей


[22.01.2009 11:03:12] Сергей Коломнин
Просьба ко всем, кто что-либо знает о судьбе и обстоятельствах гибели в Анголе полковника Бобкова Алексея Тимофеевича, сообщить на Гостевую или по нашим эл.адресам. Где он служил? Чем занимался? Сослуживцы откликнитесь!

Для Г. Снежко.
Увжаемый Генрих, я сообщил вам сразу же по вашей эл. почте, где выставлены ваши снимки. Видимо вы это сообщение не увидели. От вас в мой адрес пришло письмо по поводу родословной. Но родословными мы не занимаемся, в ответе на него (Re) я и указал подробный адрес, где находятся ваши снимки. Их легко найти по отметке Новое в разделе "Про Анголу", подразделы "Быт и нравы народов Анголы" и "Памятники". В своем послании, где я благодарил вас за фото, подробно рассказывал про памятник на площади 1 Мая, снимок которого вы и прислали в адрес СВА.




Харитонову Борису Александровичу
Мы рады приветсвовать нового ветерана Анголы, который вышел на связь. Запоняйте анкету и высылайте в наш адрес interangola@mail.ru
Но предварительно, пожалуйста, ознакомьтесь с Уставом. С вас - 2-3 стр. воспооминаний (можно больше, объем не ограничен) и фото, какие остались от службы в Анголе.

По завершении преобразования нашей организации из Региональной в Межрегиональную мы сможем без нарушения закона принимать в организацию и ветеранов Анголы, проживающих вне Москвы и Московской области.


С уважением, Сергей Коломнин


[22.01.2009 00:14:29] А.Токарев
Дорогие ветераны Анголы!
В конце 2008 г. вышел очередной сборник Мемуаров ветеранов войны в Анголе «Куито-Куанавале. Неизвестная война». Сборник подготовлен и издан стараниями редактора-составителя к.и.н. Г.В.Шубина (сотрудника Института Африки РАН), за счёт средств Г.В. Шубина, членов СВА В.А.Королькова и Д.А.Стрельцова, при поддержке Института Африки РАН и Союза ветеранов Анголы. В сборник вошли воспоминания «ветеранов» Анголы: В.А.Сагачко, Н.И.Калинина, П.С.Ивановского, Д.А.Стрельцова, В.А.Митяева и ряда других «ветеранов». Более подробная информация о нём будет представлена на сайте СВА в скором времени.
Сообщаем, что готовится к изданию очередной сборник Мемуаров, в который включены воспоминания «ветеранов» Анголы: Б.Г.Путилина, В.В.Костраченкова, Л.С.Авдошиной, Д.И.Гукова и ряда других «ветеранов» (редакторы-составители А.А.Токарев и Г.В.Шубин), при поддержке Института Африки РАН и Союза ветеранов Анголы.

Поскольку каждый сборник до сих пор издавался за счёт собственных средств его участников, поэтому сроки, частота и тираж изданий не зависят от их составителей, а также от СВА. Фонд воспоминаний постоянно пополняется и руководство СВА, Историческая группа СВА изыскивают возможности для регулярного издания Мемуаров «ветеранов» Анголы. Это одно из приоритетных направлений работы СВА.
Все издаваемые Сборники будут выставлены на сайте СВА.
С уважением, руководитель Исторической группы СВА
А.Токарев


[21.01.2009 10:59:48] Максим Гладков
Борису Харитонову

Спасибо за интерес к СВА и проекту "Вспомнить все!" Информацию о порядке вступления вы найдете на "Главной" (меню слева), в подразделе "О приеме в организацию".

Будем рады вашим воспоминаниям.

С уважением!

МГ


[21.01.2009 09:11:31] Харитонов Борис
В Совет Союза Ветеранов Анголы
Харитонова Бориса Александровича
Заявление
Прошу принять меня в Союз Ветеранов Анголы. В НРА находился с 23 ноября 1979 года по 25 марта 1980 в составе в/ч 42815 (БРК "Прозорливый"). Место дислокации - порт Луанда, соединение - оперативная бригада Южно-Атлантической эскадры ВМФ СССР.
В Анголу были направленны во время несения боевой службы в Атлантическом океане по приказу Главнокомандующего ВМФ СССР С.Г. Горшкова "Об оказании интернациональной помощи Народной Республике Ангола".
Ждем Вашего решения.


[21.01.2009 08:59:16] Харитонов Борис
Я очень рад, что нашел СВА по интернету. Года два назад, по телевиденью, я смотрел передачу "Красная Африка", где, в том числе, выступал В. Сагачко. Из этой передачи я и узнал, что существует СВА.
Как ни смешно и не странно, об интернете я тогда особого понятия не имел.
Это длинно рассказывать . Но я нашел вас.
Направляю Вам официальное заявление о вступление в Союз Ветеранов Анголы.
В проекте "Вспомнить все!" приму участие. В течение января пришлю материалы на Ваш сайт. Мой домашний адрес:
658780 Россия Алтайский край, Хабарский район, с. Хабары, ул. Садовая - 44 кв.1.
тел. 8(385-69)29-1-91
тел. 89619861650


[21.01.2009 03:51:04] Андрей Поликанов
Друзья!
А можно узнать был ли ответ на письмо (ниже) и связывался ли кто-нибудь с Михаилом Бобковым, я, к сожалению ничего в гостевой не нашел.
Дело в том, что, я могу знать некоторые подробности гибели Алексей Тимофеевича Бобкова, если мы конечно имеем ввиду одного и того же человека.
спасибо,

С уважением,

ап
[23.02.2007] Бобков Михаил 
Здравствуйте. 
У меня в Анголе погиб брат (дата смерти 22 февраля 1982), полковник Бобков Алексей Тимофеевичь, дата рождения 9 февраля 1937, но в вашей книге памяти его нет. Прошу его занести в книгу памяти.
Так же я не знаю обстоятельства его гибили, если кто нибуть знает о нём, то прошу отозваться.


[20.01.2009 20:26:38] Максим Гладков
Afrikano

А можно сохранить это ваше сообщение для проекта "Вспомнить все!"? Мы как раз планировали сделать темой одного из месяцев "Письма из дома".

Кстати, проект "Вспомнить все!" открыт не только для самих ветеранов, но и для их жен, и вообще для родных и близких. Они ведь переживали происходящее весте с нами. Многие не понаслышке знают, что такое обстрелы и налеты. Да и просто ночная автоматная пальба не делала их жизнь спокойнее. И вообще, женщины умеют подмечать то, на что мужчины часто просто не бращают внимания. Так что пишите, дорогие женщины!

Напоминаю: тема января - "Как я узнал, что мне предстоит командировка в Анголу". Но январь заканчивается. Грядет февраь и новая тема: "Как я собирался в Анголу". Через недельку будут готовы наводящие вопросы. Поговорим о многом: прививках, советах бывалых относительно того, что брать с собой, а чего не брать, вспомним, как запасались кипятильниками и воздушными шарами для продажи или натурального обмена на кандонге... В общем, будет тема.

Генриху Снежко

Ваши прекрасные фотографии опубликованы в новом разделе "Про Анголу", подраздел "Быт и нравы народов Анголы".

С уважением!

МГ


[20.01.2009 20:08:14] afrikano
Слушал очередной раз "Письма_1" с первого диска и не смог удежаться от комента. Кто имел доступ к почтовому ящику миссии с весны 82 до весне 84 мог отметить особенную заполненность ячейки "И" в большую почту(кому не лень- распишите этот термин для несведущих). Так вот в этой ячейке "И" в подавляющем большинстве, около 25, были письма МНЕ, это не считая того, что я получал письма КАЖДУЮ почту. И,не смотря на то, что в это году будет 25 лет с момента моего возвращения в Союз, я до сих пор благодарен своей жене и сыну(хотя он тогда мог только ладошку приложить)за их поддержку.

И если кому-то не нравятся мои выходы на гостевую под логином, то скажите мне об этом прямо:"afrikano, не заходи сюда, ты не достоен быть услышенным", и я больше здесь не появлюсь.


[19.01.2009 22:02:20] Генрих Снежко
Коломнину С. А
Уважаемый Сергей Анатольевич!
Повторно обращаюсь с аналогичной просьбой. Текст обращения повторяю.
[14.01.2009 19:50:24] Генрих Снежко
Коломнину С. А.
Сергей Анатольевич, за 12.01.2009 г. обнаружил Ваше сообщение о использовании фото представленных Вам мною.Сообщите присылать ли еще фото по ранее предложенной тематике.И еще сообщите как и где можно обнаружить фото из ранее представленных Вам мною.
С уважением Г. С. Снежко


[19.01.2009 12:49:07] Максим Гладков
Продолжаю знакомить всех интересующихся с тем, что пишет Барри Фоулер. Надо сказать, что его отношение к происходившим тогда, двадцать лет назад, событиям довольно интересно, так как оно довольно характерно для определенной части молодежи ЮАР эпохи апартеида. Я имею в виду представителей среднего класса, причем преимущественно не бурского, а англо-саксонского происхождения. Кстати, это разделение особенно наглядно проявляло себя в армии, где бал правили африканеры. Даже поговорка такая была армейская: «Южноафриканская армия – пятьдесят на пятьдесят: пятьдесят процентов англичане, пятьдесят – голландцы, первые пятьдесят лет – англичане, следующие пятьдесят – голландцы».

Итак, вот что пишет Барри Фоулер в предисловии своей книги о политическом фоне южноафриканского присутствия в Намибии и Анголе:

«…Данная тема довольно много лет широко обсуждается, как в устной, так и в письменной полемике, и любые попытки углубленного политического анализа будут выбиваться из жанровой природы этой книги, которую можно охарактеризовать следующим образом: «Я там был – вот, что я видел».

До Первой Мировой войны Юго-Западная Африка была немецкой колонией. Во время Первой Мировой генерал Ян Смэтс ввел на ее территорию войска и захватил ее. В знак благодарности Лига Наций обратилась к Южной Африке с просьбой взять захваченную территорию под свою опеку. В последующие годы, когда популярность нашей страны в западном мире упала, на нее стало оказываться давление, которое выражалось в требовании предоставить Намибии независимость. Но, похоже, Южная Африка не была склонна этого делать по политическим причинам, а также из-за природных ресурсов, которыми оказались богаты намибийские недра.


ПОЧЕМУ МЫ НАХОДИМСЯ В ЮГО-ЗАПАДНОЙ АФРИКЕ? ПО ПРИЧИНАМ НРАВСТВЕННОГО ХАРАКТЕРА!

Некоторые представители военно-политических кругов считали, что южноафриканское присутствие в Намибии имеет «нравственный» характер. Как-то в 1987 году в клубе САМС (Южноафриканская Военно-медицинская служба) я разговорился с женщиной-майором, которая вела один из курсов и разрабатывала тему «Роль вооруженных сил ЮАР в мирном решении намибийского вопроса». В частности, я поинтересовался у нее текущим положением дел, которые, как мне тогда казалось, не двигались с мертвой точки.

До этого говорили, что Намибия получит независимость к первому августа 1986 года, но дело застопорилось, и разговоры так и остались разговорами. Мы не намеревались предоставлять Намибии независимость до тех пор, пока все кубинские войска не будут выведены из Анголы, но ангольцы нуждались в кубинцах для борьбы с силами УНИТА, которые возглавлял Жонас Савимби, а также на случай, если наши войска вновь вторгнутся на их территорию с упреждающим ударом.

- Нет! – не согласилась моя собеседница, - Кубинцы тут не при чем. Наша оккупация Намибии имеет нравственный характер. Конечно, было бы проще охранять границу, проходи она вдоль Оранжевой реки, да и задействованный для этого личный состав был бы гораздо ближе к дому. Но все время, что мы находимся в Намибии, местное население получает от нас услуги здравоохранения, образования, массу других выгод. Разве мы можем так просто уйти и оставить намибийцев ни с чем? Это было бы безнравственно!!? (Даже если бы намибийцы сами этого хотели?)

Сидящий возле меня за столом лейтенант-биохимик Ноэл целиком с ней согласился, и я счел неуместным дальнейшее углубление в затронутые мной темы. Но, вспомнив о брожении в самой Южной Африке, которое целиком замалчивалось прессой, о состоянии ее экономики (Разве можно было сказать, что она в порядке?) и, расставив должным образом приоритеты, нетрудно было найти в границах нашей собственной страны, причем без учета так называемых «независимых государств», массу мест, население которых вполне могло бы приревновать правительство к Намибии из-за того социального развития, которое ей было обеспечено, главным образом силами людей, призванных на военную службу.

(Все вышеизложенное написано до того, как моя нога впервые ступила на землю Юго-Западной Африки)



СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ

Мне понятен главный аргумент, которым обосновывалась необходимость нашей оккупации Юго-Западной Африки: удерживание безбожников-коммунистов на максимальном удалении от южноафриканских границ. Но этот аргумент утратил свою правомерность (если он вообще когда-нибудь был правомерным) с наступлением в Советском Союзе эпохи Гласности, принятием советским президентом Горбачевым ряда мирных инициатив и сокращением масштабов поддержки так называемых «освободительных» движений на юге Африки, что способствовало уменьшению исходящей от них угрозы. Можно сказать, что мировой политический климат в целом изменился…»

Продолжение следует

МГ


[18.01.2009 23:34:55] николай
авы на маяке непробвали пить кофе под нозванием ечменый колос и закусвать сушоной ил мочоной кортошкой ...


[16.01.2009 11:01:51] Максим Гладков
Оресту Коргуту и Mecky

Позвольте накануне выходных внести свой вклад в разрешение очень важной:) дискуссии о качестве того португальского вина, которое мы получали в больших пластиковых бутылях, получивших от наших асессоров ласковое имя «графы». По-моему, оно ни хорошее, ни плохое – никакое. Обычное дешевое, но добротное вино для деревенского застолья. Учитывая португальскую винодельческую традицию, совсем уж «краской» оно быть не может. Но ведь тогда и в тех условиях вкуснее не было ничего на свете! Кстати, эти бутыли до сих пор стоят на прилавках португальских супермаркетов.

То же могу сказать и о пиве. Мы получали голландскую «Баварию» в банках, а пить все равно предпочитали «Куку», которую варили в Уамбо. А ведь ее варили «из того, что было». Вот, что значит для пива вода! На Центральной ангольской возвышенности она была отменной!

А вообще, скорее всего, всему виной обстоятельства, при которых эти напитки употреблялись. Можно обратиться за комментариями к психологам, например, к Барри Фоулеру:)))

Всем хороших выходных!

МГ


[16.01.2009 06:56:26] Mecky
Оресту Коргуту
Не надо клеветать на португальское вино в больших бутылях (пластиковая такая, белая оплетка), которого мы попили изрядно. Как и испанского, в фанерных футлярах! Это ведь не портвейн и не "Солнцедар", чтобы заборы красить. Отличное сухое вино, под югославские "утюги" пректасно шло.


[16.01.2009 00:13:02] Андрей Поликанов
Оресту Коргут

Привет, Орест!
Мне кажется, что ты немного путаешь, нет?
То, что это не мог сказать Кунди Пайама (а он у нас в расположении совершенно точно был) я абсолютно уверен! Он на том момент уже лет 5 был членом Политбюро МПЛА-ПТ и считался одним из самых \"записных\" щеголей среди руководства Анголы. Если помнишь мы несколько раз были у него на вилле в Castanheira de Pêra, там еще такой спуск был неприятный под 70 градусов, километра за 3-4 перед началом \"зоны засад\". И кстати, одним из лучших его друзей был белый португалец, который фактически владел провинцией - João Ferraz Borges - так, что сиживали они за столом частенько, уж я то помню, и чем это заканчивалось обычно тоже - полное Советско_Португало_Ангольское единение. А какие у João были cunhadas!
О João Ferraz, кстати, пишет Игорь Ждаркин в своей книге - он там по прежнему \"хозяйничал\" и в 1986 году. Надеюсь, что у него все хорошо и сейчас, и у него по прежнему ходят, подаренные мной часы Seiko!
А Кунди Пайама очень любил pepinos, помнишь такие небольшие солененькие огурчики/корнюшены, которые были в Совиспано?


[15.01.2009 22:23:48] Максим Гладков
Итак, как и обещал до праздников, продолжаю знакомить всех интересующихся с книгой Барри Фоулера «Grensvegter? Записки южноафриканского военного психолога». А обещал я перевести отрывок, в котором автор проводит параллели между американскими военными похождениями во Вьетнаме и южноафриканскими – в Намибии и Анголе. Выполняю свое обещание:

Барри Фоулер, «Grensvegter? Записки южноафриканского военного психолога» (отрывок)

ПАРАЛЛЕЛИ С ДЕЙСТВИЯМИ АМЕРИКАНЦЕВ ВО ВЬЕТНАМЕ

Существует множество параллелей между действиями южноафриканцев в Намибии и американцев – во Вьетнаме. Некоторые из наших военных в какой-то степени подражали сражавшимся во Вьетнаме военнослужащим армии США – возможно, кто-то делал это с целью напустить на себя образ «психически неуравновешенного антигероя», каким зачастую представляли ветерана вьетнамской войны в дорейгановскую эру.

Для обозначения Намибии существовало говорящее само за себя сокращение «Нам», а Южная Африка называлась на бытовавшем среди участников Приграничной войны жаргоне «Штатами».

Я даже слышал выдаваемую за подлинную историю о пилоте вертолета, который якобы кружил на своей машине над одной из расположенных по ту сторону границы баз и через громкоговорители на всю мощь крутил песню Битлз “Let it be”. Уж не под впечатлением ли фильма «Апокалипсис сегодня» (1979 г.).

А в Натальском университете мне однажды встретился студент, на котором была футболка с надписью “Namibia – South Africa’s Vietnam?” («Намибия – южноафриканский Вьетнам?» - примечание переводчика). Я подумал, здорово было бы выпустить футболку с надписью “So – Viet – Nam – ibia?” (игра слогов: звучит как «Советская Намибия» и при этом два средних слога образуют слово «Вьетнам» - примечание переводчика). Увы, у меня не было возможности продать эту идею.

Разница же заключалась в расстояниях, отделявших Соединенные Штаты от Вьетнама и ЮАР от Юго-Западной Африки – последние два государства – соседи. При этом представляется парадоксальным, что мощь САДФ (Силы обороны Южной Африки – примечание переводчика) была обращена против СВАПО и ее вооруженного крыла ПЛАН (Народно-освободительная армия Намибии – примечание переводчика). Мне лично ничего не известно о том, какие силы были брошены на борьбу с Африканским Национальным Конгрессом, который объявил своей целью захват власти в Южной Африке, что, в конечном счете, и произошло в 1994 году, когда было сформировано правительство Народного единства. Выглядело довольно странным то, что полиция (Куфут) (от афр. Koevoet – примечание переводчика) привлекалась для противодействия повстанцам на приграничной территории, а вооруженные силы боролись с «беспорядками» в тауншипах (от англ. Township; в ЮАР эпохи апартеида – населенные пункты, предназначенные для компактного проживания черного и цветного населения – примечание переводчика).

По завершении Вьетнамской войны американцы вывели из страны своих людей и вернулись домой, в общество, по всеобщему признанию ничем не отличавшееся от того, которое они когда-то покидали. В ЮАР же, после 23 лет войны, ставившей целью защиту Юго-Западной Африки, в результате удивительно мирно прошедших выборов власть в той или иной степени была передана АНК – организации, которую мы, служа в САДФ, считали «врагом».

Американцы утратили сферу влияния за рубежом. Мы потеряли свою страну.


Задолго до командировки на границу я думал, что намибийский народ не желает видеть нас в своей стране. Я полагал, что предоставление Южной Африкой независимости Намибии лишь дело времени и надеялся, что это произойдет скорее рано, нежели поздно. Зачем продлевать агонию? Нужно остановиться до того, как кто-то еще будет убит или изувечен.

Пусть другие раздумывают над тем, что на самом деле имело место в таком вопросе, как экономическая эксплуатация Юго-Западной Африки (Намибии) со стороны ЮАР. Помнится, году в 1985 один университетский преподаватель комментировал парадоксальность того обстоятельства, что Южная Африка поставляет зерно в Советский Союз: «Постойте, разве они не враги?» К сожалению, у меня нет возможности дать ссылку на источник этих рассуждений. Я также припоминаю, что представители алмазной группы «Де Бирс» вели переговоры с русскими. Это только обычные южноафриканские налогоплательщики платили по счетам и поставляли призывников для поддержания нашей оккупации Намибии. Но приносила ли эта оккупация какую-нибудь выгоду простым южноафриканцам, или все плоды пожинали отдельные индивидуумы и крупные корпорации? Пусть об этом скажут другие.


[15.01.2009 19:56:33] Ксения Полякова
Добрый вечер!Хотелось бы поздравить всех с наступившим Новым 2009 годом!!!Пожелать счастья,здоровья,удачи и долгих лет жизни!
Благодаря Союзу ветеранов Анголы мы узнаём много интересного и у нас появляется возможность найти тех,кого мы ищем.Говоря "мы",я подразумеваю всех тех,кому это интересно.Мне кажется,что это должно быть интересно не только участникам военных действий в Анголе,но и молодёжи,так как Ваши заслуги никогда не должны быть забыты!К сожалению,в последнее время молодёжь стала халатнее относиться к истории,но очень надеюсь что это мимолётное явление.
Послушала песни ветеранов Анголы,и мне очень понравилось!Хотелось бы записать их на диск...Не подскажите,есть ли такая возможность?Заранее огромное спасибо.

Ксения Полякова


15.01.2009 13:16:53] Геннадий Шубин
Книга мемуаров вышла. Но на всех ветеранов экземпляров не хватило, поскольку многие брали по два экземпляра. Я заказал дополнительно
и дней через десять передам недостающие авторам. экземпляры "Куито-Куанавале. Неизвестная война".


[15.01.2009 08:33:47] Орест Коргут
Андрею Поликанову,Однажды в82-83г на нашу тенто советико в Мулондокомиссар провинции Кунене,Не помню как звали его-гдето фото есть,Тосты разговоры,У нас была 3-л бутыль красного португальского вина,Качество хоть заборы крась,Мне запомнилась фраза которую сказал комиссар перед началом обеда,1-е я никогда не думал что буду сидеть за одним столом с белыми людьми 2-ея никогда не кушал за столом поэтому позвольте мне обедать держа тарелку в руке,Такое было время скажешь кому нибудь- неповерит,


[14.01.2009 19:50:24] Генрих Снежко
Коломнину С. А.
Сергей Анатольевич, за 12.01.2009 г. обнаружил Ваше сообщение о использовании фото представленных Вам мною.Сообщите присылать ли еще фото по ранее предложенной тематике.И еще сообщите как и где можно обнаружить фото из ранее представленных Вам мною.
С уважением Г. С. Снежко


[14.01.2009 15:30:00] Александр Кисель
Дорогой Михаил Васильевич! Извините, что перекрестил, уже к сожалению,память дает сбои. Мне ведь сейчас уже больше чем на 10 лет чем Вам, когда мы были там.У меня был хороший дневник, который я там вел, но его забрал "на время" мой друг Коля Калмыков и теперь ни дневника ни Коли не слышно.Я попал в Бердянск после отказа от предложения поехать в Мары, а потом все развалилось да так и остался здесь. В 1997 оставил службу и сейчас работаю на заводе ОАО "АЗМОЛ". Квартира кооперативная, вообще нормально если бы не кризис да не мерзавцы у власти. Михаил Васильевич, спасибо, что откликнулись, я обязательно перезвоню.


[14.01.2009 14:53:45] Михаил Федосюк
Александр(отчество не помню). Большое спасибо за поздравление. Взаимно всех благ и здоровья. Уехал из Анголы в 1989 году и вернулся в Закавказье г.Тбилиси Обстановка в Закавказье была очень сложная,могли убить, побить и никто не за что не отвечал.Уволился в 1992 году с потугами выехал в Москву т.,к. движение поездов и самолетов было прервано. В июле 1992г устроился на работу где работаю и сейчас. В1993г повезло получил квартиру (одна комната). С большим уважением вспоминаю всех наших специалистов с которыми пришлось служить в Анголе и то время когда мы все были помоложе и нам казалось что все по плечу.К сожалению списка наших специалистов в меня не сохранилось, память оказалась короткой.По отчеству меня Васильевич. Звонил Тимербаеву. Мой тел 8 916 6925106.


[14.01.2009 13:58:04] Александр Кисель
Уважаемый, Михаил Федорович Федосюк! С Новым годом Вас,с Рождеством Христовым! Здоровья Вам, счастья, долгих лет жизни. Где Вы сейчас? Я в Бердянске.Всегда с глубоким уважением,признательностью и благодарностью вспоминаю Вас.Спасибо Вам за все.


[14.01.2009 00:31:03] Андрей Поликанов
Н.С.Наконечному

Николай Степанович, спасибо на добром слове. Не стоит и говорить, что у меня к вам и всем нашим самые теплые чувства и воспоминания.
Недавно узнал, что наш общий знакомый Kundi Paihama/Кунди Пайама, в 82-83 гг. Комисар провинции Кунене, сейчас является Министром Обороны НРА.
Его фотографии можно посмотреть здесь.
http://images.google.com/images?client=safari&rls=en&q=Kundi%20Paihama&oe=UTF-8&um=1&ie=UTF-8&sa=N&tab=wi
В 1989 нашел в Генштабе командира нашей 19й бригады Ingles, еще тогда он просил передать Вам огромный привет. Не прошло и 20 лет как я этот привет передаю.
Кстати, всем тем, кто работал и был знаком с Armando da Cruz Neto (http://www.c-r.org/our-work/accord/angola/luena-memorandum.php - на фотографии он справа в должности Н.Г.Ш. ФАПЛА, во время подписания Меморандума с генералом « Kamorteiro», УНИТА, в Луене в 2002г., и еще одна фотография в фотогалереи Совета - №159, он справа), на мой взгляд одним из самых профессиональных военных в Анголе, с которым мне довелось работать сначала в 1981 в Кабинде (он был н.ш. 2го ВО в звании майора), и в 1987 в Уамбо (п-к, командующий какой-то очень специальной зоной, кажется Центральной, подскажите если кто помнит).
По странному стечению обстаятельств, проводимые им операции на территории Уамбо курировал как раз Кунди Пайама, занимавший в то время пост Министра Госбезопастности. И мне посчастливилось встретиться и работать с этими удивительными людьми в самом центре Анголы, в Уамбо, с одним их которых я познакомился на самом севере , в Кабинде, а с другим на самом юге, в Кунене. Вот уж действительно: De Cabinda ao Cunene - um so Povo uma so Nacao.

С уважением

Андрей Поликанов

PS Извините за слишком длинное повествование.


[12.01.2009 20:07:47] Сергей Коломнин
Уважаемые ветераны и посетители сайта!
В разделах "Исторические памятники" и "Быт и нравы народов Анголы" выставлены новые фото.

Спасибо Генриху Снежко и Сергею Кононову за присланные снимки.

Сразу предвосхищу вопросы по поводу памятника, в народе позванного "бронесекс" на пл. имени 1 Мая. Его уже нет на том месте. Как нет и БРДМ на площади Кинашише (рядом с домом Кука). Эти БРДМ и БТР ФНЛА Панар перевезены в крепость Сан-Мигель.
Интересные параллели: после завоевания независимости все португальские памятники были сняты с постаментов и отправлены в крепость. Сейчас за ними последовали БРДМ ФАПЛА.
Однако отрадно, что под Кифангондо был возведен музейный комплекс (на пл. в 4 га), посвященный этой битве. Значит история не забыта!

С уважением, Сергей Коломнин


[12.01.2009 16:18:38] Николай Наконечный
Максиму Гладкову

Спасибо за добрык слова и понимание.

В своих воспоминаниях о 19 пбр буду писать, но хотел бы сказать следующее: Андрей мне дорог потому, что он был один из самых молодых в нашей группе, и самое главное, он, как и многие переводчики, становились буфером между командиром-советником и подсоветной стороной и могли сглаживать очень острые ситуации. В этой связи вспоминается случай, когда разведчики бригады \"проморгали\" и южноафриканские подразделения оказались в тылу нашей бригады. Что было - только Андрюна может вспомнить этот разговор с командованием бригады. Когда обстановка нормализовалась, досталось тогда и артиллеристам, более 3 часов вел разговор какой должна быть бригадная разведка не выбирая выражений. Андрюша как мог сглажывал эти высказывания, он мне после этого говорил. Но я видел, Андрюша был мокрым от пота: он мне помогал, он за меня переживал. Он был в это время не только переводчиком, он был дипломатом. Это только один эпизод нашей с ним работы. А сколько их было за год нашей службы в 19 пбр - не сосчитать. Андрюша мне дорог, потому что, как только тяжелая обстановка в любом батальоне, у артиллеристов и т.п. - он по моей команде там. Я ниразу не слышал от него каких-либо слов противоречий или возражений. В моем представлении - Андрей Поликанов - образец военного переводчика. Хотел бы отметить,что и в 3 пбр и в 18 дшбр - переводчики достойны всяческой похвалы. Но Андрей - запал мне в душу.


[12.01.2009 14:59:46] Максим Гладков
Николаю Наконечному-

То, что вы пишете, очень важный штрих нашей ангольской истории. Невольно напрашивается параллель с практикой разведывательных служб направлять на преподавательскую и наставническую работу провалившихся или проваленных сотрудников, независимо от былых заслуг. Ярчайший пример – Вильям Фишер (Абель). Но в данном случае такой практике есть внятное логическое объяснение. В случае с опытными боевыми офицерами этому, наверное, тоже можно найти объяснение, но оно будет уже совсем иного порядка и едва ли повернется язык назвать его разумным.

Как бы там ни было, одной из последних тем нашего проекта будет судьба советников и специалистов после Анголы. Думаю, мы поговорим и о дальнейшей службе, и о «банкротстве» Внешэкономбанка, и о «Законе о ветеранах», и о многом другом. И вопрос, затронутый вами, уверен, в стороне не останется.

Вам же огромное спасибо за активную поддержку проекта и интереснейшие воспоминания!

С уважением!

Максим Гладков от имени СВА

P.S. От себя лично хочу сказать, что ваше участие в проекте мне вдвойне приятно: Только вчера целый вечер общался со своим старым другом и нашим общим сослуживцем Андреем Поликановым. Каждый раз с удовольствием поражаюсь тому, с какой теплотой он вас вспоминает. Большое спасибо!


[12.01.2009 09:33:21] Николай Наконечный
Прочитываю все воспоминания проекта. Достойно. Надеюсь, как и инициаторы этого проекта , что это только начало.

Вадиму Андреевичу!

Примерно в аналогичной ситуации и я оказался в 1981 году, что полсужило толчком для подготовки и отправки меня в Афганистан.Но волею судьбы - оказался в Анголе в начале мая 1982 года.

До сих пор понять не могу - почему такое отношение было к нам - только на преподавательскую работу.

И действительно- перед убытием в Союз в июне 1984 года К.Я. Курочкин (как сейчас помню) у тебя большое будущее, держись своего и не поддавайся на уговоры. Более месяца оббивал пороги Управления кадров Сухопутки, чего только не предлагали - Смоленск, Минск, Полтава - но на преподавательскую работу. А ведь хотелось большего- командную должность. Месяц слышал - ничего нет, все командные должности заняты выпускниками академий, приходите взавтра, может быть кто-то откажется. И так более месяца. Жена не выдержала - согласился на Киев, на преподавательскую работу.

Н. Наконечный


[11.01.2009 13:01:58] Максим Гладков
Огромное спасибо Вадиму Сагачко и Владимиру Овсянникову за присланные воспоминания! Они уже опубликованы в разделе проекта «Вспомнить все!»

Список авторов растет, а, значит, проект живет! Мы будем благодарны всем, кто пришлет свои воспоминания, а также отзывы, комментарии и замечания по проекту. Они для нас очень важны.

Напоминаю, что тема января – «Как я узнал, что мне предстоит командировка в Анголу». Помните, что главное – не хронологическая точность событий, а ваше отношение к тому, что происходило. Тогда и сейчас. И еще. Нет историй «более значительных» и «менее значительных». Воспоминания всех ветеранов Анголы важны и значительны. ВЕДЬ БОЛЬШАЯ КАРТИНА СКЛАДЫВАЕТСЯ ИЗ МНОЖЕСТВА МЕЛКИХ ДЕТАЛЕЙ.

Присоединиться к проекту можно на любом этапе. Если по каким-то причинам вы захотите это сделать позже, добро пожаловать. Все темы предыдущих месяцев остаются для вас открытыми. Более того, состав авторов вовсе не должен быть одинаковым для всех тем. Если вы не присылали своих воспоминаний по предыдущим темам, но вам есть, что рассказать по теме текущего месяца, тоже хорошо. Мы ждем ваши рассказы. Выкладывайте их на «Гостевую» самостоятельно или, если вам требуется помощь в редактировании, присылайте по адресу: maximgladkov@hotmail.com

С вопросами-подсказками по теме текущего месяца можно ознакомиться, щелкнув по ссылке «ВСПОМНИТЬ ВСЕ!»

С уважением!

МГ


[11.01.2009 08:59:56] Геннадий Шубин
Книга мемуаров ветеранов войны в Анголе "Куито-Куанавале. Неизвестная война" вышла в конце прошлого года в издательстве Memories и уже есть на страничке издательства за 280 рублей (наложенным платежом), но типография всё никак не придёт с новогодних праздников, поэтому поздравляю (пока заочно) с её выходом ветеранов, чьи воспоминания там напечатаны - подполковника Григоровича, полковника Митяева, старшего лейтенанта Алексеевского, капитана Стрельцова, старшего лейтенанта Шульга, капитана Ивановского, майора Мозолева, полковника Калинина и полковника Сагачко!
Кто был 19 апреля прошлого года в Институте Африки РАН и фотографировался, могут увидеть на страничке издательства на обложке книги свои фотки в цвете.


[10.01.2009 23:10:42] Владимир Овсянников
Вспомнить все!

Произошло это где-то в августе-сентябре 1985 года: я был заместителем командира отдельной передвижной радиотехнической роты и находился на одном из постов береговой системы наблюдения (БСН) Северного флота. Поступил телефонный звонок – меня вызвал флагманский специалист радиотехнической службы (РТС) 15-й бригады кораблей охраны водного района капитан 3-го ранга Ломадзе. Выслушав мой доклад о текущей обстановке на объекте и уточнив некоторые вопросы, он спросил: «Хочешь поехать в командировку?» Я, не задумываясь, ответил: «Конечно, хочу». Все посты БСН были разбросаны по удаленным точкам побережья, поэтому Североморск и даже Полярный казались нам центрами цивилизации. Однако Ломадзе добавил: «Это надолго и далеко на юг». Удивившись таким замысловатым уточнениям и предположив, что зачем-то нужно съездить на Черноморский флот, я ответил: «Ну, можно». «Я могу считать это твоим официальным согласием», - снова уточнил флагманский РТС. Удивившись еще сильнее, я ответил: «Да».

Через пару месяцев меня назначили на должность командира отдельной радиотехнической роты, командный пункт и часть объектов которой находились в Лиинахамари. Я поселился в своем кабинете при казарме, но по-прежнему значительную часть времени проводил на постах.

Как-то в начале зимы меня вызвал кадровик бригады и официально сообщил, что мне предлагается поехать в командировку в Анголу для службы по специальности. Ответ я должен был дать в течение трех дней.

Я имел значительный опыт ремонта и настройки РЛС, УКВ и КВ радиостанций, дизель-генераторов и вообще всего, что есть на постах береговой системы наблюдения ВМФ. Мог по УКВ руководить ремонтом РЛС соседних объектов, в вопросах специальной подготовки чувствовал себя очень уверенно и знал, что сумею решить практически любые технические проблемы.

Позвонил жене, которая жила тогда у родителей в Московской области, и сообщил о полученном предложении. Жена, видимо, не восприняв полученное предложение серьезно, дала согласие на мою командировку, но заявила, что сын наш слишком маленький (ему было всего 3 месяца), и сама она никуда не поедет.

Тогда существовала практика направлять военнослужащих в заграничные командировки вместе с женами, но учитывая специфику службы БСН, когда в базе бываешь 1-2 недели за 2-3 месяца, а остальное время проводишь на объектах, мне никто вопросов об оформлении документов на жену не задавал.

Сообщив кадровику бригады о своем согласии, оформив кучу бумаг и пройдя ВВК на предмет годности к службе «в стране с неблагоприятным жарким климатом», я продолжил исполнение привычных обязанностей.

Весной 1986 года меня опять вызвал кадровик и сообщил, что мне приказано прибыть в Полярный, в штаб Кольской флотилии на собеседование. Я полистал какой-то справочник по странам мира и вместе с командиром бригады, ехавшим на военный совет флотилии, отправился в Полярный. После окончания военного совета комбриг вызвал меня в зал заседаний и представил начальнику штаба флотилии. Начальник штаба спросил: «Ты знаешь, какая там обстановка?» Я начал что-то рассказывать ему о площади и численности населения Анголы. Начальник штаба отмахнулся и спросил: «Тебе известно, что там, в случае чего, воевать придется?». Я ответил утвердительно. На этом собеседование закончилось, и меня отправили за дверь. Конструктивность этого мероприятия произвела на меня серьезное впечатление.

Было еще одно собеседование, по партийной линии, в Североморске, но оно скорее походило на проверку знания коммунистических лозунгов.

Ранее, осенью 1984 года все в Лиинахамари были взбудоражены сообщением о гибели в Анголе начальника тыла бригады капитана 2 ранга Кустенко Валерия Алексеевича. Поэтому, когда мне стало известно о командировке в Анголу, понимание возможных боевых потерь присутствовало. Следует отметить, что об отношении местной военной оппозиции к советским военнослужащим мы судили, опираясь на информацию, которая поступала из Афганистана – другой не было.

В мае 1986 года меня опять вызвал кадровик бригады и предложил съездить в Полярный, чтобы познакомиться с человеком, которого мне предстояло сменить в Анголе – у того закончился срок командировки, и он вернулся домой. Съездил, поговорили. Особых откровений не было, технические вопросы мне были понятны.

Летом по приказу отгулял отпуск. Сыну исполнилось 11 месяцев, и в отпуске я научил его ходить. Жена выражала крайнее недовольство моей командировкой и требовала от нее отказаться, указывая на опасность. Пришлось объяснить ей, что война – это как раз то, для чего и нужны военные, и отказываться я не могу и не хочу. За несколько лет до этого, когда в Юго-Восточной Азии разразился региональный конфликт, одну из сторон в котором поддерживал Советский Союз, я уже писал рапорт о направлении в зону боевых действий, но моя специальность там не требовалась, и мне отказали. В этот раз все было по-другому…

Продолжение следует


[10.01.2009 14:50:43] Вадим Сагачко
Для проекта ВСПОМНИТЬ ВСЕ!

В 1980 году я по замене попал служить из Группы советских войск в Германии в Северокавказский военный округ, в 42-ю учебную мотострелковую дивизию, которая дислоцировалась в Грозном. В этом соединении я прослужил семь лет. Дважды побывал на уборке урожая (так называемой «Целине»), два месяца отработал «за Речкой» - в Афганистане, был награжден орденом, закончил заочно академию и был назначен на должность начальника штаба мотострелкового полка. Раньше я на одном месте службы больше трех лет не задерживался, а тут целых семь лет.

Начавшийся 1987 год «наградил» меня неприятностями по службе: «аукнулся» прошлогодний конфликт с заместителем начальника политотдела дивизии майором Ключниковым. Этот молодой майор утверждая, что заместитель начальника политотдела является прямым начальником для всего личного состава дивизии, попытался поставить меня по стойке «смирно» и отдавать мне приказы. Пришлось немного укротить его непомерные начальственные амбиции. Я зачитал ему положения общевоинских уставов о начальниках и подчиненных, и в устной форме послал подальше, пригрозив, что если он не уберется самостоятельно, я вызову караул и выдворю его с территории части силой.

Прошло полгода и весной, освободив себе место, этот майор стал начальником политотдела дивизии. А такие люди, как он, патологически злопамятны. Первым делом он стал мстить, иначе не назовешь, офицерам, с которыми у него были конфликты. Причем выглядело это вполне благопристойно и делалось под флагом борьбы за укрепление воинской дисциплины и нравственную чистоту партийных рядов в частях дивизии.

Не обойдя вниманием и мою персону, он стал добиваться у командира дивизии привлечения меня к суду офицерской чести «за разложение подчиненных и развал воинской дисциплины на сборах по переподготовке приписного состава». Все офицеры были шокированы, как надуманностью причины (ведь за три дня сборов трудно кого-либо «разложить» и что-либо «развалить»), так и самим так называемым «офицерским судом чести», который все же состоялся: это был настоящий образец политической армейской инквизиции.

Председателем суда был начальник артиллерии дивизии. Он прекрасно сознавал абсурдность происходящего, но ему приказали. Ни документы, ни улики, ни показания свидетелей, ни защитники этому суду не требовались, потому что, как говорят сейчас, имел место конкретный заказ. Причем ни командира полка, ни замполита полка, ни командира сводной роты этих сборов (начальника штаба одного из батальонов), репрессии не коснулись. Да и вообще много было в этом «деле» нестыковок. Впрочем, тогда все завершилась для меня благополучно. Документы этого «судилища» нигде не регистрировались и были уничтожены. Но мне прямо было сказано, что это меня «пока только пугали».

А в ноябре, в конце осенней проверки, которую проводила в нашей дивизии комиссия штаба округа, над моей головой снова стали сгущаться тучи. Один мой старый товарищ, входивший в состав комиссии, сообщил мне, что при рассмотрении моей кандидатуры на должность командира полка, Ключников буквально встал на дыбы. Он не только выступил категорически против, но и наговорил на меня членам комиссии такого, такую дал мне характеристику, что меня и в тюрьму бы не приняли. Какое уж там повышение. И будто бы его поддержал еще кто-то. «Тебе надо куда-нибудь переводиться, иначе он тебя с потрохами съест, – посоветовал мне мой товарищ. – Все к тому идет».

Правда другой мой товарищ, однокашник по суворовскому училищу Миша Волочко, который работал в политуправлении округа, посоветовал не беспокоиться, сказав, что Ключников от нас скоро уйдет. Но это и не успокаивало, и не обнадеживало.

Действительно, мне надо было куда-то переводиться. И не просто куда-то, а за границу. Хорошо бы в Германию или Венгрию. Но в своем тогдашнем состоянии я готов был ехать даже в Афганистан.

Решение созрело сразу. В составе окружной комиссии был заместитель начальника управления кадров округа – раньше он служил начальником отдела кадров нашей дивизии и очень хорошо меня знал. Я направился к нему на прием.

Увидев меня, он рассмеялся: «Только что о тебе разговаривали. Никак не могу понять, как можно отличный полк, с которого назначен новый начальник штаба дивизии, за две недели «развалить»? И как этот «разваленный и разложенный» полк во главе с начальником штаба мог сдать осеннюю проверку на «хорошо»? Ведь у тебя в служебной карточке нет ни одного взыскания – одни поощрения. Анекдот, да и только. И чем ты ему насолил?»

Я рассказал ему о подоплеке конфликта и о последующих событиях. Изложив свои аргументы, я попросил его помочь мне со сменой места службы, и по возможности отправить меня за рубеж.

«Ну, вот что, Германию не обещаю. В Афганистан тебе не надо. А вот в Эфиопию или в Анголу поедешь? Платят неплохо. После командировки часто направляют на преподавательские должности. Но смотри, там тоже стреляют».

«Да знаю я, что там стреляют. Поеду», - ответил я, не раздумывая, так как заранее взвесил все «за» и «против». За международной обстановкой я следил и газеты между строк читать умел. Во-первых, это смена общей обстановки, которая за семь лет службы на одном месте, в учебно-кадрированных частях, к тому же на Кавказе, да ещё и в столице Чечни, уже изрядно мне надоела. Во-вторых, это смена морально-психологической обстановки, так как «ключниковская угроза» все еще висела надо мной. В-третьих, это реальная возможность поправить свое материальное положение: заграничные оклады были в три раза больше внутрисоюзных. Было и четвертое «за»: в связи с реорганизацией и сокращением Вооруженных Сил, 42-я учебная мотострелковая дивизия, переименованная к тому времени в 173-й окружной учебный центр, к 1991 году должна была быть расформирована. Надо было уже заранее искать себе новое место службы. Не исключалась возможность по окончанию командировки остаться в Москве, на какой-нибудь преподавательской должности в академии.

После отъезда комиссии, примерно через неделю, из штаба округа пришло распоряжение об оформлении документов для командирования меня в Народную Республику Ангола, на должность начальника учебного центра по подготовке мотострелковых подразделений. Командировка на 3 года, вместе с женой. Это меня очень удивило: ведь там была война. На юге страны велись тяжелые бои с регулярными частями южноафриканской армии, которая вторглась на территорию Анголы на расстояние до 300 километров. А по всей территории велись бои с вооруженными формированиями оппозиции – в стране шла гражданская война. Но, очевидно, или так было положено или обстановка там была не такой сложной, какой я ее себе представлял.

Начальник штаба дивизии открыто выразил свое крайнее недовольство и раздражение тем, что на меня пришло персональное распоряжение об отправке в загранкомандировку. Ведь обычно поступала общая разнарядка, и командование само решало, кого посылать. Он представлял себе командировку в Анголу, как вояж в бананово-лимонный рай с океанскими пляжами, двухэтажными виллами и персональными автомобилями, служба в котором оплачивается валютой. А такого я, по его мнению, пока еще не заслужил. И он был твердо убежден в том, что наши советники в боевых действиях не участвуют.

Но я, еще учась в академии, был знаком с офицерами, которые побывали в Анголе, были ранены и награждены боевыми орденами. Да и в соседней дивизии кадра командир одной из частей полковник Скворцов был тяжело ранен под Куито-Куанавале (его БТР подорвался на мине) и ходил, хромая, опираясь на трость. Поэтому лично мне место будущей службы бананово-лимонным раем вовсе не казалось. Хотя и сплошным полем боя я Анголу тоже не представлял. Анализируя рассказы знакомых и сообщения в прессе, а также исходя из того, что в стране работали сотни гражданских специалистов, я делал вывод, что война там шла местами. Начальник штаба одного из полков той же дивизии кадра работал в Анголе с АНК и рассказывал мне о своей работе. Да и в моем полку служил капитан, год проработавший в Анголе советником начальника штаба батальона. Ни тот, ни другой в боевых действиях не участвовал. А я и вовсе направлялся на должность начальника учебного центра по подготовке мотострелковых подразделений.

Противиться распоряжению, подписанному Командующим округом, начальник штаба дивизии, конечно же, не стал. А мой недруг Ключников к тому времени уже сдавал дела и должность и уезжал служить в ГСВГ.

Через неделю все мои документы: характеристики, представления, медицинские справки, анкеты и фотографии на загранпаспорта – были оформлены и отправлены в Ростов-на-Дону, в Управление кадров штаба Северокавказского округа.

Прошло два с половиной месяца. И в первых числах марта 1988 года меня вызвали на заседание Военного Совета округа, для утверждения моей кандидатуры в загранкомандировку. Такие утверждения проводились всегда при назначении старших офицеров на вышестоящие должности, при назначении на командные должности в «целинных» батальонах, предназначенных для оказания помощи народному хозяйству в уборке урожая, при направлении в спецкомандировки и т.д.

На заседание Военного Совета округа из разных частей прибыло человек пятнадцать. В 10 утра нас всех собрали в приемной Командующего округом, но вызывать не спешили. Прождали мы часов до четырех. Оказалось, в Новочеркасске, в танковой дивизии утром случилось какое-то крупное ЧП, и Командующий вместе с Членом Военного Совета срочно выехали туда. Когда вернутся – не известно. А так как из Москвы, очевидно, требовали срочно представить документы, кадровики для проведения беседы с нами пригласили Заместителя командующего округом, который в то время находился в штабе и занимался своими делами. Я сейчас уже не помню ни фамилии, ни лица этого генерала. Сталкиваться с ним в повседневной жизни мне не приходилось.

Мы все стояли в строю, а он задавал каждому по очереди один и тот же вопрос: «Добровольно едешь? Какие имеются проблемы?» Опросив всех, он тут же в приемной подписал кадровикам какие-то бумаги и ушел. Страны, в которые нас командировали, были разные: Ангола, Эфиопия, Мозамбик, Куба, Алжир, Вьетнам. Тем, кто направлялся на Кубу, было приказано через три дня прибыть в Одессу. Остальным предписывалось ждать вызова. Там же нам выдали отпечатанные на машинке рекомендации, список того, что брать с собой в длительную командировку, и мы разъехались по своим частям.

В феврале-марте газета «Красная звезда» опубликовала серию репортажей из Анголы под общим заголовком «Фронт без линии фронта». В марте и апреле начали появляться заметки и статьи о кубинских войсках в Анголе. О наших советниках тоже писали, но о том, что они участвуют в боевых действиях, можно было только догадываться, это надо было суметь вычитать «между строк». Особенно меня впечатлила большая подвальная статья в «Красной звезде» за 9 мая, в которой рассказывалось о бое кубинских танкистов с юаровскими танковыми подразделениями.

Время шло. Жизнь текла своим чередом принося как радости, так и печали. После смерти тещи стало ясно, что ехать придется одному, так как некуда было пристроить детей.

Служба тоже обычным чередом: проверки караулов, занятия, стрельбы, вождение и т.д. Никто меня больше не третировал и о прошлогоднем скандале не вспоминал.

Прошло около пяти месяцев, со времени утверждения кандидатур на Военном совете. Я уже думал, что вместо меня послали какого-то другого, «более нужного» человека – так очень часто бывает.

Но утром 27 июля из Штаба округа вдруг пришла телеграмма, где мне предписывалось срочно сдать дела и должность, и через три дня прибыть в Москву, в Управление кадров Сухопутных войск. При себе надлежало иметь выписку из приказа об исключении из списков части с полным расчетом, справку из финчасти, справку установленной формы о подготовке к выполнению задач спецкомандировки и личные вещи, необходимые в длительной командировке.

Командир полка находился в отпуске, и я исполнял его обязанности. Должность командира полка пришлось формально передать майору, командиру одного из мотострелковых батальонов. А должность начальника штаба полка старшему лейтенанту, командиру роты, исполнявшему должность начальника строевой части полка.

Начальник штаба дивизии, очевидно, прочитав в «Красной Звезде» о реальной жизни советников в Анголе, изменил свое мнение об этой командировке. В последний день, принимая доклад о приеме-сдаче дел и должности и прощаясь со мной, он вдруг сказал: «Ты особенно там не высовывайся, лишний раз под пули не лезь!» Это меня очень удивило.

Походный чемодан, а точнее походная сумка в основном уже была укомплектована согласно рекомендациям, выданным в управлении кадров округа. Но с некоторыми дополнениями, основанными на моем личном опыте туристических походов и моих представлениях об автономном проживании и выживании в африканских условиях. Плюс медикаменты и кое-какая служебная литература, необходимая как методическая основа для будущей работы.

Осталось своевременно прибыть в Москву, но тут возникла сложная проблема. Сдача должности, оформление документов и сборы заняли два дня. Оставались сутки. Поезд Грозный-Москва идет приблизительно 40 часов. А билеты на самолет на Москву в летний период распроданы на полтора месяца вперед. К тому же мне предстояло ехать по воинским перевозочным документам, а не за наличный расчет. Так что надежды на перекупщиков билетов не было. И у военного коменданта никакой брони нет. Пришлось действовать по принципу «спасение утопающих, дело рук самих утопающих». Я уже не помню, из скольких человек состояла цепочка, по которой мне доставался спасительный авиабилет. Действовала магическая формула тех времен – «все по знакомству», и таких знакомых было задействовано очень много. Крайним в этой цепочке оказался начальник грозненского аэропорта, у которого в резерве всегда имелась пара мест на любой рейс. Стоит отметить, что в самолете, на котором я вылетел из Грозного в Москву, свободных мест и так оказалось предостаточно.

29 или 30 июля 1988 года, точную дату уже не помню, я прилетел в Москву и прямо с самолета, с вещами направился на Фрунзенскую набережную в управление кадров Сухопутных Войск. Тамошний военный чиновник спросил меня, почему я так поздно прибыл, заявив, что мне предписывалось прибыть еще 25 июля. Но у меня была с собой копия телеграммы из Штаба округа, да и в предписании стояла дата прибытия. Поворчав на окружных кадровиков, он вручил мне новое предписание и направил в «Десятку» (10 Главное управление Генерального Штаба Министерства обороны СССР)…

Продолжение следует


[10.01.2009 00:55:36] Андрей Поликанов
Друзья!

Вчера, 8 января, на Кубе было празднование 50 й годовщины Революции.
Давайте поздравим наших братьев!

С Уважением,

Андрей Поликанов


[09.01.2009 10:56:00] Орест Коргут
СергеюКоломнину,Прошу Вас внести в книгу памяти в раздел умерли на Родине моего сос луживца Царькова Николая Николаевича, Год рождения1944-умер30,04,2000г, Похоронен в Вильнюсе,В Анголе специалист по автомобильной технике 82-84г Негаже провинция Луэна,Жаль недолго прожил Николай после командировки в Анголу,


[09.01.2009 10:44:50] Михаил Федосюк
Поздравляю всех специалистов ПВО СВ которые находились в Анголе 86-89г,особенно учасников битвы под Куито-Куанавале с которыми мне пришлось организовывать и вести отражение налетов авиации ЮАР и было сбито около 60 воздушных целей,лично Кривко,Кисель,Мищенко,Андреева и спец.ПВО 25пбр с наступившим Новым годом. Крепкого здоровья, благополучия и успехов.


[08.01.2009 20:55:02] guest
Очень советую всем, кто более, менее владеет португальским посмотреть сюжеты. Они про португальцев, которые сегодня возвращаются в Анголу и успешно там работают. Кстати в Луанде много китайцев, бразильцев и др. европейцев. А вот русских там немного.
Баю ссылки
http://www.youtube.com/watch?v=QL56BSiqchs&feature=related

http://www.youtube.com/watch?v=JhTAnUAojes&feature=related

http://www.youtube.com/watch?v=iOcivdExKCA&feature=related

К сожалению.
И не стоит доверять сюжету http://www.youtube.com/watch?v=fH0h12sxv-A&eurl=http://angola.ucoz.ru/gb/
он не о современной Луанде, а том какой ее хотят видеть ангольцы. Это проекты и в большей степени просто мечты


[08.01.2009 00:06:01] Максим Гладков
Вот новость: Луанда признана самым дорогим городом в мире. Обогнала Токио: http://www.newsru.com/world/07jan2009/luanda.html


[07.01.2009 18:50:36] Геннадий Шубин
Небольшое уточнение - книгу Игоря Ждаркина в издательстве Memories высылают наложенным платежом по почте, а не по безналу.


[06.01.2009 22:50:37] Андрей Поликанов
Друзья! Всех вас и ваши семьи со светлым праздником Рождества Христова!
Андрей


[06.01.2009 16:46:48] Саныч
Вот сейчас слушаю ангольские песни... До Рождества - несколько часов... И вспоминается, как мы праздновали Новый год там, в Анголе... В 0.00 часов - невероятная пальба со всего, что может стрелять. А потом - тишина. Звенящая тишина... А в это время в Союзе - снег, мороз, шампанское и Новый год, с елкой и Дедом Морозом!
И тут же письмо от Олега Веригина - отпраздновали нормально, а 1 января с утра - на пляже приходили в себя... Завидую! Но, ему ведь там, в этом раю, снега не хватает... Как и нам не хватало...
Ветераны, с Рождеством Вас всех, счастья Вам и удачи во всем! И, снега с рождественскими морозами, которых нам не хватало там, которых не хватает им...
А ангольские песни все звучат...
Саныч.


[06.01.2009 15:02:57] Сергей Кулеш
Уважаемые ветераны Анголы! С Рождеством Христовым! Счастья в вашем доме, радости, здоровья и удачи!


[05.01.2009 23:08:40] Геннадий шубин
Сергею Коломинину
Вы не помните - использовалась ли в Анголе 16-ти ствольная прицепная РСЗО PПУ-14 калибра 140 мм или её польский 8-ствольный вариант WP-8?


[03.01.2009 22:10:01] Максим Гладков
Кстати, для интересующихся, вот еще пара интересных ссылок:

http://www.youtube.com/watch?v=1eRRuiG8LJw&feature=channel

http://www.youtube.com/watch?v=C8Wx9XhG_CM&feature=channel

Это про нынешних юаровских ультраправых.

МГ


[03.01.2009 22:06:35] Максим Гладков
Для Гостя (Guest)

Спасибо за отрывок. Собственно, в нем несколько подробнее пересказывается видеосюжет. Только вот у меня вызывает вопросы утверждение, будто 32-й не входил в состав САДФ. Сами бафаловцы пишут, что входил. Да и нумерация батальона ведь не от фонаря. Попробую уточнить. При этом на своем сайте они пеняют не на новую власть (т.е. АНК), а заявляют, что предал их "режим, которому они так верно служили". Батальон был расформирован в 1993 году "без проведения каких бы то ни было торжественных мероприятий по этому поводу". Как однажды напомнил Сергей Коломнин, история учит лишь тому, что она ничему не учит.

МГ


[03.01.2009 18:19:12] guest
К вопросу о бывших наемниках Baffi
Вот цитата из книги, найденной мной в инете. К сожалению не сохранилось ссылки. Называется книга \"По знаком Розы ветров\"
\"...В ангольской, южноафриканской прессе в адрес «Буффало» неоднократно звучали обвинения в том, что личный состав батальона терроризировал местное население. Многие такие факты соответствуют действительности, поскольку состоял он в основном из бывших офицеров португальских колониальных войск и солдат УНИТА, ФНЛА для которых та война была гражданской, а, как известно, нет ничего более безжалостного, чем война межклановая, межэтническая.
Когда к концу в 1989 году, когда стало ясно, что Намибия вот-вот станет независимой, батальон «Буффало» был переброшен из Рунду в Южную Африку и расположился в Помфрете, в заброшенном шахтерском городке в северной части океанского мыса. Ни один офицер или солдат батальона не захотел остаться в Намибии, либо перебраться в Анголу. Хотя южноафриканцы и представляют это как «свободный выбор ангольцев», заявив, что «все военнослужащие не захотели расстаться со своей частью», но объективно «буффаловцев» ждало судебное преследование. Они все, по сути, были наемниками: батальон официально не входил в состав ни армии ЮАР (SADF), ни даже в состав Территориальных сил Намибии (SWATF). Кроме того, в руководстве СВАПО, пришедшей к власти в стране нашлось бы немало тех, кто захотел бы поквитаться с бывшими противниками. А разговор в таких случаях у африканцев довольно прост и жесток: так называемое «огненное ожерелье» - пропитанная бензином горящая автомобильная покрышка на шею и… никаких судебных разбирательств.
Поэтому более 5 тысяч человек: солдаты, офицеры и их семьи, двинулись из Намибии в ЮАР в город Помфрет. Бывший шахтерский поселок представлял собой жалкое зрелище. Командованию армии ЮАР стоило больших трудов договориться с администрацией горнорудной компании, чтобы хоть как-то привести в порядок брошенные шахтерами дома. А пока элитным спецназовцам, по политическим мотивам уже не нужным командованию, пришлось жить в палатках. Если проводить исторические параллели, то, Помфрет вполне можно сравнить с тунисской Бизертой, куда после бегства из Крыма эвакуировалась часть Белой русской армии. Свой последний в истории парад батальон «Буффало» провел 21 сентября 1991 года в соседнем городке Кемптон Парк, власти которого оказали помощь многим бывшим спецназовцам в трудоустройстве и реабилитации. В дальнейшем многие из чернокожих солдат и офицеров «Буффало» приняли южноафриканское гражданство и поступили на службу в 44-ю воздушно-десантную бригаду и военные формирования южноафриканских бантустанов\".


[03.01.2009 13:56:36] Максим Гладков
Нашел в сети прелюбопытный сюжет. Называется «Поселок наемников». В нем рассказывается о том, каково теперь черным ветеранам 32-го батальона. Белое правительство предоставило им гражданство ЮАР, но власть сменилась. Сначала правительство АНК урезало им военные пенсии, а потом предложило поселиться на отдельной территории, где они могли бы жить своей португалоязычной общиной. Но теперь этот поселок хотят разогнать. Начали с того, что закрыли полицейское отделение и больницу (оставили небольшой медпункт). АНК говорит: «Добро пожаловать в страну с новой культурой, которая и не наша, и не ваша, а просто новая», - но возможно ли это? Тем более, что подразделения и спецы «Баффало» использовались не только в Анголе, но и в тауншипах (черных и цветных поселениях старой ЮАР) для подавления волнений и уничтожения активистов АНК. Отдельная тема в сюжете – участие ветеранов 32-го батальона в конфликтах нашего времени в качестве наемников. В связи с этим и сын Маргарет Тетчер слова говорит. Смотреть здесь: http://www.youtube.com/watch?v=FJF4pkBn3aA&feature=channel


[02.01.2009 19:01:23] Максим Гладков
Всех с наступившим Новым годом! На диске 3 появились три новые песни - не пропустите!

МГ


[02.01.2009 13:23:31] Сергей Кононов
Viva Cuba!
Patria o muerte! Venseremos!


[02.01.2009 10:19:58] Сергей Некрасов
А ведь у кубинцев вчера был юбилей – 50 лет Революции.
Поздравляю с праздником всех кубинцев – посетителей сайта СВА!
Спасибо за братскую помощь всем, с кем встречался в Анголе.
С наилучшими пожеланиями,
Сергей


[01.01.2009 13:59:20] Гость
Виктору Трофимову
А где вы были в полку ангольских или кубинских ВВС?


[01.01.2009 06:20:09] виктор трофимов
откликнитесь кто служил в ввс лубанго 1984-86г.




© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)