Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 09. Четвертый тост (авторский вариант)

Перейти к разделу >>
Александр Кисель

В Куито-Куанавале я прибыл в начале января 1987 года. Для меня как старшего группы СВС «ОСА-АК» немаловажно было уяснить, как обстоят дела с режимом употребления спиртных напитков по новому месту службы. До этого я уже имел опыт службы и руководства воинскими коллективами в училище, ЮГВ, УрВО, Киевской академии ПВО СВ и БелВО. И, чего греха таить, проблема злоупотребления зеленым змием, в большей или меньшей степени, существовала везде. Немало сил приходилось отвлекать от решения глаdных вопросов, чтобы разными способами уменьшить мешающее воздействие этой проблемы. Надо еще учитывать, что в 1986 году даже при аттестации командного состава предписывалось указывать, какие успехи аттестуемый имеет в борьбе с пьянством и алкоголизмом. Но в Куито я был приятно удивлен тем, что никакими магазинами, никакими поставками спиртного, кроме пива, там и не пахнет. Да и пивом нашему брату в бригадах приходилось баловаться редко и очень в незначительном количестве, особенно, в 1987 году.

Мои товарищи довольно быстро уяснили мою позицию, и мне какое-то время не приходилось напрягаться хотя бы по этому поводу. Но со временем оказалось, что наш дистиллятор (система сосудов для производства дистиллированной воды), входящий в комплект МТО-4ОС (автомастерская для ремонта базового самохода ЗРК «ОСА-АК»), используется не по назначению, а, проще говоря, как самогонный аппарат. Выезжали к речке, чтобы не было недостатка в охлаждении, и, как говорится, процесс пошел. Было это крайне редко по причине отсутствия сахара для приготовления браги, из которой потом путем перегонки и получалось неплохое по качеству зелье. Я вначале разозлился и обещал переехать машиной и мастера-производителя, и его аппарат, но все же пару раз, к каким-то праздникам, санкционировал сие мероприятие. Затем решить проблему помог случай. Во время одного из обстрелов реактивными снарядами, начиненными шариками, наш прибор получил столько пробоин, что уже восстановлению не подлежал.
Параллельно всплыл и еще один источник. Оказалось, что в блиндаже с секретными документами хранится 200 литровая бочка чистейшего спирта. Спирт использовался нашими специалистами в незначительном количестве при ремонте и обслуживании аппаратуры ЗРК. Пришлось договориться с командиром бригады, чтобы спирт, кроме меня, никому не выдавался. И этот договор, в основном, соблюдался. Иногда к празднику или для снятия стресса я брал нашу стандартную флягу спирта, и вечером мы выпивали по паре рюмок. Но я следил за нормой строго, и никаких эксцессов не происходило. Очень велика была опасность из-за нетрезвого состояния потерять людей. Обстрелы, очень плотные, в том числе и ночью, были в то время в Куито делом обыденным. Это я не уставал объяснять своим товарищам и, надо сказать, они, хоть иногда и просили еще, но в целом относились с пониманием.

Были, правда, случаи, когда им удавалось усыпить мою бдительность. Однажды, после очередного сильного обстрела района командного пункта нашей бригады, где-то в 5.30 утра мы с командиром бригады пошли посмотреть на повреждения. Прямым попаданием разбило Зил-131 – спецавтомобиль с оборудованием для зарядки аккумуляторов. Стоял он в обваловке, но снаряд разорвался прямо над ним, и осколками изрешетило все оборудование и аккумуляторы, которые там находились на зарядке. Накануне я настоятельно рекомендовал ответственному за эту машину офицеру сменить позицию, потому что при каждом обстреле этому месту попадало больше всего. Более того, я положил ему в нагрудный карман написанную по-португальски записку-напоминание сменить позицию. Во время разборок на месте подсоветные засомневались, была ли такая рекомендация. Тогда я предложил заглянуть нагрудный карман офицера, и после прочтения записки разбор пошел уже в нужном направлении. На обратном пути мы проходили мимо блиндажа, где разместился кубинский штурман, который с помощью наших средств радиолокационной разведки наводил кубинские самолеты на наземные цели (прежде всего нас интересовали огневые позиции 155-мм гаубиц). Их мы иногда засекали в момент залпа с помощью станции обнаружения цели БМ «ОСА-АК». Кубинский капитан был на курсах в Союзе и немного говорил на русском. Выходя из блиндажа, он увидел нас, и мы вынуждены были остановиться и поговорить с ним. Оказалось, что накануне кубинцам привезли с родины ром, и он хочет меня угостить. Спустился вниз и поднялся с металлическим стаканчиком из-под грушевого сока – грамм на сто. Закуски, конечно, никакой. Исходя из дипломатических и прочих соображений, я принял угощение, крякнул, похвалил. Он, довольный, быстренько сбежал вниз и преподнес еще одну дозу – за боевое содружество. Не успел я отойти от шока (6.00 часов утра, еще ничего не ел, а тут ром – крепче водки), как он уже снова предлагает какой-то очень важный тост. Кое-как после этого мне удалось отбиться и уйти в свой блиндаж. Мои товарищи еще только поднимались и были немало удивлены, что командир с утра уже с такой красной физиономией. Честный рассказ все расставил на свои места. Вывод коллектива: «Ох, и везет же вам!»

Но иногда везло всем. Прибыл к нам из Луанды, из политучилища новый переводчик, подполковник, Александр Васильевич. (Извини, друг, многое о тебе помню, до сих пор храню твой подарок – ложку и вилку, а вот фамилию твою боюсь исказить). До Анголы он три раза побывал на Кубе. Причем последний раз в качестве главного переводчика-референта. Прекрасный человек, отличный переводчик. Но прибыл к нам Александр Васильевич, как бы в ссылку. В Луанде, после дружеской вечеринки коллег (на Куке или Арарате) один из ее участников, по-видимому, выпив лишнего, начал стрельбу прямо в комнатах. После этого запретили хранить дома оружие, а участников этого неприятного происшествия отправили кого куда.

Но я благодарен судьбе за то, что она предоставила мне возможность поработать вместе с этим замечательным человеком. Прибыв к нам, Александр Васильевич устроил небольшое вливание в коллектив. Вечером на ужине он угощал нас всякими деликатесами, но обязательно при этом предлагалось налить в кружки, по чуть-чуть. Когда я уже наложил на это дело запрет, Александр Васильевич принес настоящий большой арбуз. Пришлось плеснуть еще под арбуз. А как же? Святое дело! Затем появился хороший кофе личного приготовления. Снова плеснули. Ну, кажется, все. Так нет, появилась настоящая кубинская сигара, а под сигару грех не выпить. Александр Васильевич рассказал много веселых и поучительных историй. Короче, многих трудов мне стоило отправить спать всех в тот вечер. Все прошло отлично в тот раз, и в дальнейшем мои опасения за свой авторитет развеялись полностью. Александр Васильевич оказался исключительно корректным, надежным и незаменимым помощником. Через несколько месяцев начальники в Луанде, когда там улеглись страсти по поводу происшествия, сообразили значимость этого человека и вернули его на прежнее место.

Заключительным аккордом были проводы меня домой по окончании срока командировки в Луанде, которые устроил у себя дома Александр Васильевич. Вечером, накануне отлета, мы вдвоем приготовили настоящие уральские пельмени. Соседка замесила нам тесто, а дальше мы уже стряпали сами. При этом Александр Васильевич периодически извлекал из холодильника разные напитки. Виски со льдом, ром, коньяк «Наполеон», чудесное итальянское вино, горлышко бутылки которого было закрыто свинцовой фольгой, ну и конечно пиво. Потом все это пробовали с добавлением лайма, потом кое-что для букета смешивали. Действительно, это было чудесно и незабываемо. При этом периодически мы выходили на балкон покурить. Были, конечно, разговоры, воспоминания, размышления о будущем. Где-то ближе к четырем часам утра вспомнили, что Александру Васильевичу утром нужно брать машину и везти начальника на работу. Я упал замертво спать, а мой товарищ еще какое-то время возился на кухне. Расплата за такое расслабления наступила под утро и длилась, наверное, до следующего утра. Проснулся я с дикой головной болью и, что еще хуже, с такой же тошнотой. Александра Васильевича уже не было, он, свежий, как огурчик, добросовестно выполнял свою работу. Я кое-как привел себя в порядок: нужно было посетить центральную миссию и узнать время отлета. Но возникла проблема – как добраться туда. Хорошо, что был виден шпиль какого-то архитектурного сооружения на берегу океана (кажется, это был мавзолей Агоштиньо Нето, или что-то подобное). Его я использовал как основной ориентир и пошел пешком. По дворам, то теряя, то снова находя ориентир я, практически, точно вышел на центральную миссию. По пути насмотрелся на местную экзотику: стирки во дворах, горы мусора и мириады мух, полно разрухи и какой-то неухоженности. В принципе мое путешествие было бы весьма познавательным и интересным, если бы не состояние алкогольно-никотинового отравления. Надо учитывать еще, что в это время (11.00 по местному времени) солнце находилось в зените, да и повышенная влажность добавляла проблем. В отделе кадров мне сказали, что рейсом, которым я должен был улетать, отправляют раненых куда- то в Европу, а мы полетим на следующий день. Такое извести не огорчило. Вечером пришли гости. Мой начальник Михаил Васильевич к тому, что у нас было, принес бутылку русской водки, Александр Васильевич вынес пельмени. Но я даже не мог находиться долго за столом. Кое-как общими усилиями мои товарищи немного привели меня в чувство. Периодически я извинялся и выходил в соседнюю комнату, полежать – там был кондиционер. Вечер я себе испортил основательно, но прошло уже более 20 лет, а я часто и всегда с благодарностью и глубоким уважением вспоминаю своих товарищей.



СОБЫТИЯ

15 лет Союзу ветеранов Анголы.

15 лет Союзу ветеранов Анголы. Специальный раздел сайта.

"Формула власти". Президент Анголы Жоау Лоуренсу 

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)