Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайная фотография
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 03. Дорога на Куито (вариант)

Перейти к разделу >>

 

16 ноября 2019 года Союзу ветеранов Анголы исполняется 15 лет! 

1 2 3 4
[31.05.2010 17:02:26] Шкариненко С.В.
Вите Шальневу - с пополнением!
[28.05.2010 15:31:45] Гуков Данияль
БОРИСУ ШАЛЬНЕВУ.
Поздравляю с высоким званием,Борис, ты еще не в полной мере осознал,каким счастливым чаеловеком стал. Это говорит тебе дваждый дед, здоровья и счастья твоему внуку. А как же теперь с бабкой будешь спать.
[27.05.2010 22:20:24] Вадим Сагачко
Только что жарил зеленые бананы. Взял на Теплостановском рынке по 10 рублей за килограмм. Моя жена, которая никогда этого ранее не пробовала, и соответственно не верившая, что это может быть вкусным, поставила этому блюду оценку "отлично" - "вкуснее картошки" сказала она. Кстати, отдельно в дело пошли и сочные шкурки банана, рекомендую.
В.Сагачко.
[27.05.2010 17:53:39] Максим Гладков
Виктору Шальневу-

Витя! Поздравляю тебя сердечно! Дай бог тебе и всей твоей семье, особенно, новорожденному, крепчайшего здоровья и счастья!

И еще желаю тебе дожить до САМОГО НАИвысшего звания - генералиссимуса-прадеда!

Обнимаю!

МГ
[27.05.2010 17:53:09] Вадим Сагачко
Витя! От всей души поздравляю с этим событием!
Главное, ты воспитай его в духе интернационализма, человеком порядочным. Пусть будет наследником нашего дела.
[27.05.2010 15:44:35] Виктор Шальнев
Представляюсь по случаю присвоения мне очередного наивысшего звания - Дед.Родился внук (55/3.800)
[27.05.2010 14:27:21] Стесюков Василий
Борису Харитонову.
С днем рождения! С юбилеем! Сам недавно, год назад, пересёк эту черту. Жизнь только начинается! Здоровья и успехов! С уважением!
[26.05.2010 23:45:03] Вадим Сагачко
Борису Харитонову.
Присоединяюсь к поздравлениям. С юбилеем тебя Борис! Всего тебе самого наидоброго! И еще лет на пятьдесят той организаторской, жизненной активности, которая у тебя сейчас есть. Побольше бы было таких людей, как ты.
A luta continua!
[26.05.2010 19:39:28] pedro marangoni
Dear friends:
the third edition of A Opção pela Espada(in portuguese) is currently on sale at:
http://www.bubok.pt/libros/1410/A-Opcao-pela-Espada

Bests regards,
pedro marangoni
[26.05.2010 16:31:34] Максим Гладков
Борису Харитонову-

Борис! С Юбилеем вас! Пусть во всем вам сопутствует успех! А, главное, крепкого здоровья!

A luta continua!

МГ
[25.05.2010 19:48:02] Назаров В
Борису Харитонову.
Борис поздравляю тебя с юбилеем. Пятьдесять- замечательный возраст, пятьдесят- это самый расцвет! Сколько было успехов серьезных, сколько будет прекрасных побед! Пусть удача всегда помогает и успешными будут дела, обязательно в жизни хватает пониманья, любви и тепла! С уважением с ресбублики белых ночей Карелии. Валерий.
[25.05.2010 12:55:29] Вадим Сагачко
Что-то на сайте очередное затишье, поэтому представляю на суд ваших воспоминаний друзья, свой очередной ностальгический опус в проект "Вспомнить всё!"
(Опус - вообще-то термин обозначающий сочинения композитора при их порядковой нумерации. Но и в широком смысле — сочинение вообще и часто используется с ироническим оттенком по отношению к графоманам.)


«АНГОЛЬСКАЯ КНИГА О ВКУСНОЙ И ЗДОРОВОЙ ПИЩЕ»

Питание нашего коллектива советников10 пехотной бригады было, наверное, лучше всех бригад, грех жаловаться. Рядом стояли кубинцы, которые нас постоянно снабжали продуктами. Замороженная рыба, замороженные бройлерные куры, различные консервы, батат (сладкий картофель), бананы, кофе, даже печенье и леденцы. Узнав, что в ангольскую бригаду прибыл советский военный советник, заместитель командира кубинской тактической группы по тылу капитан Луис Ариас Варгас в первый же день примчался на Газ-66 груженом продуктами на КП моей бригады, чтобы узнать, не нужно ли чего советскому. А вот когда кубинцы ушли, то нам порой приходилось сидеть только на одном рисе, разносолов уже не было.
Впрочем, и наша бригада все время, за некоторым исключением, снабжалась продуктами регулярно и по норме. На удивление, учет и контроль за выдачей продовольствия в бригаде был организован хорошо. Солдаты голодными не были. Могу с уверенностью это сказать, так как мы с комбригом иногда обедали в подразделениях из «общего котла». Ухудшение снабжения бригады стало наблюдаться почему-то с уходом кубинских войск.
Раз в 2-3 месяца, когда приходил пароход с продуктами «Совиспано», мы закупал по безналичному расчету дополнительно продукты, которых не было у местных: картошку, тушёнку, паштет и шпроты (на праздник), гречку, сгущёнку, фанту, «боржоми» и баночное пиво. Однажды вместо заказанного свежего картофеля нам прислали кажется в пятилитровых железных банках консервированный в какой-то жидкости уже очищенный картофель. До этого я встречал в войсках только сушеный картофель в таких же банках. А узнав с нашего сайта, что таким консервированным картофелем моряков кормили во время всего дальнего похода, стало интересно, с каким же образом этот продукт попал в товар "Совиспано"? Правда, позже я встречал в таких же банках вяленую воблу.

ЛИЧНЫЙ СОСТАВ. Нас в бригаде было три человека. Я, советник командира бригады подполковник Сагачко Вадим Андреевич, советник начальника артиллерии подполковник Юрий Николаевич Яцун и переводчик лейтенант Алексей Андреевич Поборцев. И только в феврале 1989 года, за два месяца до расформирования коллектива, к нам прибыл советник начальника ПВО майор Поливаный Валерий Владимирович.
Умудренный опытом предыдущей командировки в Анголу Алексей с первого же дня взял под свой контроль ангольский и кубинский продовольственные склады. Поэтому мы всегда знали, что там имелось. И благодаря Алексею это все всегда было на нашем столе.
К нам был прикреплен повар по имени Жамба, 26 лет, образование 8 классов (для Анголы это большая редкость), до армии работал в каком-то ресторанчике в портовом городе Намиб. Поначалу он не готовил, только делал салаты, разводил сухое молоко, вскрывал консервы, а пищу нам приносил с офицерской кухни. Потом стал готовить, и довольно-таки сносно, но с ангольскими понятиями. Так он все время готовил нам салат из зеленых помидор. А когда мы, увидев красные помидоры в яме для отходов, начали разбираться, то оказалось, что в его понятии красными помидоры становятся, когда испортятся и он их выбрасывал. Однажды сказали ему, чтобы сварил суп, а он приготовил густую-густую похлебку, скорее всего даже не похлебку, а нечто похожее на второе блюдо.

НАШЕ МЕНЮ. На завтрак у нас, всегда был кофе, белые булочки, а так же горячее молоко (сделанное из сухого молока), джем и даже масло или сливочный маргарин. Открывали какие-нибудь консервы. Иногда был омлет или вареные яйца.
Если работали до вечера, то обедали в штабе бригады или в том подразделении, где находились. Там, как правило, на обед был вареный рис с консервами и кофе. Первого блюда у ангольцев не было. Как не было и хлеба.
Но мы обычно к 14 - 15 часам возвращались домой. Здесь в обед порядки у нас уже были русские. Какой-нибудь витаминный зеленый салат. Суп на первое. Иногда, когда доставали капусту, Юра Яцун варил нам борщ. На второе - консервированная солонина, консервированные соленые колбаски «шаурису», консервированные сосиски, ветчина в банках и т.д.. Когда были кубинские поставки, то жаренная или тушеная курица, или жареная рыба. На гарнир - фасоль, тушеные овощи, рис или макароны. На третье – консервированные фрукты.
На ужин какое-нибудь второе блюдо и опять кофе.

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПИТАНИЕ. У нас было и подсобное хозяйство - небольшой огородик под окнами. Посадили мы там томаты, арбузы, укроп, чеснок, редис, морковь, картошку, кукурузу, фасоль, лук, горох, пшеницу. Некоторые семена в конвертах с письмами из Союза прислали, что-то на месте достали. Картофель сажали очистками.
Помидоры, зеленый лук, укроп и петрушка всегда были на нашем столе. Сняли даже два урожая моркови, гороха-фасоли и картошки. А вот эксперимент с чесноком, арбузами и кукурузой неудался. Чеснок выбрасывал зеленую стрелку, но через несколько дней она засыхала, у арбузов в совсем юном возрасте перегнивал хвостик и поражала какая-то плесень, а кукурузный стебель в стадии формирования початков изнутри сжирала какая-то большая местная гусеница («бишу»).
Мы сделали также свой курятник. Кур и петуха Алексей обменял на консервы у местного населения. Так что к завтраку всегда имели свежие яйца.

ПИТАНИЕ В РЕЙДЕ. В рейдах, конечно, питание было поскромнее и меню состояло, в лучшем случае, просто из мясных консервов с вареным рисом. Но всегда был горячий кофе. На всех войнах ситуация приблизительно одинаковая – «…мы ели, что нам бог послал и пили, что шофер достал…».

КУЛИНАРНАЯ КНИГА. Теперь о кулинарных изысках. Так как у нас имелось подсобное хозяйство, то Николаич иногда нас баловал омлетом (яичницей) со стручками молодой фасоли или с помидорами. Молодой отварной картошкой с укропом. А повар каждый день делал нам салат из зеленых помидор, реже салаты из капусты и обыкновенного салата.
В наших южных краях из-за высокогорья (более 1400 м над уровнем мирового океана) и резкого перепада температур в сухой сезон (от +35+40 днем до +5, а то и 0 ночью) почти никакие фрукты не созревали и не росли. Видимо поэтому при португальцах провинция использовалась только как охотничий заповедник и никакие плодовые деревья здесь не культивировались. Росли, правда, в Менонге на территории миссии несколько банановых пальм, на фоне которых все любили фотографироваться. На фото получается, будто в джунглях. Но бананы не вызревали, были мелкими и абсолютно несъедобными, они по вкусу напоминали мыло. И одно манговое дерево. А вот манго плодоносило и созревало. Плоды с этого дерева мне довелось попробовать, правда, в недозревшем виде, так как когда плоды уже почти созрели, урожай был собран и отправлен нашим старшим начальником в качестве презента начальству в Луанду. У меня в памяти сохранился вкус недозревшего манго имевшего смолянисто сосновый аромат. Так что все африкано-тропические вкусности нам перепадали редко. Обычно кто-то из друзей из других провинций, где это растет, передавал. Или просили того, кто летел перед праздниками за продуктами в Луанду купить там на рынке. Ежели кубинцам привозили, то они обязательно нас угощали.
Привез как-то Алексей из Менонге два плода папайи. Кто-то передал ему с самолетом из Луанды. Один спелый, другой недозревший. Со спелым разделались быстро. Просто так ели и еще какое-то оригинальное блюдо сделали. Нарезали мякоть папайи кубиками и добавили спелых маслин. А вот зеленый недозревший плод был очень твердым и жестким. Но мы и его пустили в дело, настрогав тонкими ленточками, полив оливковым маслом, сбрызнув уксусом и слегка сдобрив солью. По вкусу было похоже на капусту и зеленую редьку.
Однажды привезли кубинцам целый грузовик зеленых бананов. Они нам принесли целую ветвь, увешанную гроздьями этих еще зеленых бананов. Кубинцы их запекали со свининой и тушили с овощами. А мы попробовали их жарить. И зеленые бананы пошли «на ура». Отличный заменитель картошки, по вкусу почти не различим.
Привозили кубинцам батат (американский сладкий картофель). Мы его пытались жарить, варить, парить. Но его сладкий вкус нам всем непонравился. Попробовали готовить местную маниоку, но она тоже непонравилась. Хотя при определенном умении готовить эти продукты и при отсутствии другой еды они могли бы занять постоянное место на нашем столе.
Бывал и ананас на нашем столе, доставленный с севера страны по заказу к какому-нибудь празднику. Мои товарищи восхищались вкусом этого плода. А я не мог даже смотреть на него, не то, чтобы есть. Так как в 1986 году я, наевшись вьетнамских ананасов, отравился. Продавали тогда в Союзе фасованные в пакетики замороженные кусочки ананаса из Вьетнама.
Рос в наших краях в лесу интересный фрукт, который местные называли «мабоко». Внешне он был похож на апельсин, такой же и по размеру и по цвету. Вот только его оболочка была деревянной, твердой как скорлупа грецкого ореха. Внутри он был заполнен зернышками, как в известном всем нам плоде гранатового дерева Только мякоти вокруг этих зернышек почти не было. Вкус нейтрально-сладковатый с легкой кислинкой. Попытался я сварить компот из зернышек этого плода, но компот почему-то получился горьким. Хотя местное население вроде бы использовало эти плоды для производства «капороты» (местного самогона).
В выходные дни после рыбалки на столе была жаренная речная рыба. Рыба была внешне отдаленно похожа на карася, но хищная, так как во рту у нее было очень много мелких острых зубов, как у пираньи. Может, это и была африканская пиранья? Мясо рыбы очень нежное и вкусное и совсем нет мелких костей. Но вот уха из неё совсем не наваристая получалась. Хорошей, наваристой ухой из небольших сомов меня угощали в Куито Куанавале. Хотя и в нашей речонке сомы водились. Однажды утром мы видели, как местный мальчишка лет семи-восьми волок от реки большого сома, больше его самого. Но нам сомы не попадались.
Иногда, когда самолет из Менонге шел рейсом на Намиб, командование организовывало «продовольственный десант» на океанское побережье. Оттуда привозили рыбу и крабов. Точнее не крабов, а громадные крабовые клешни. Если в это время кто-то из нас был в Менонге, то крабовый деликатес иногда нам доставался. Или ребята из Куито Куанавале проезжая мимо делились с нами этим продуктом. Обычно при распределении продовольствия про нашу бригаду забывали. Рыба нам была не нужна, так ею нас снабжали кубинцы. А вот крабы, хоть и не продукт первой необходимости, но для отдыха души к пиву были необходимы.
Довелось попробовать и мясо удава. Седьмого ноября утром заехали на КП к кубинцам, чтобы выйти на связь с Менонге, а заодно пригласить кубинцев к нам на праздник. Возле землянки командира сушилась на бревне посыпанная солью и золой шкура удава боа в 2,5 метров. Отрезанная голова висела отдельно на дереве. Ночью удав напал на собаку в районе огневых позиций кубинского артдивизиона, а часовой, услышав шум в кустах и подумав, что это унитовцы, открыл огонь на поражение, убив и собаку и удава. Полковник Суарес, приехав к нам на торжественный ужин, привез целую кастрюлю тушеного мяса удава. Мясо очень нежное, напоминает мясо молочного поросенка и чуть-чуть осетрину. Сначала мы пробовали его с опаской, с небольшим отвращением, все-таки как никак змея, а мы не привычны были к такой кулинарии. Но после третьей рюмки рома распробовали и уже казалось, что лучше закуски быть не может. Кастрюля быстро опустела.
Когда кубинцы ушли за 13 параллель, с питанием у нас стало похуже. На гарнир остался один только рис. Он был без ограничений. А вот с мясом и мясными консервами стали возникать проблемы, которые мы пытались решать своими силами. Сначала Николаичем была подстрелена, ощипана, приготовлена и нами съедена куропатка, случайно залетевшая на наш двор. Затем до нашего отъезда были съедены петух и его небольшой гарем из нашего курятника. Мы пару раз выезжали на охоту. Но только один выезд был успешным и мы застрелили небольшую антилопу. Разделывал, свежевал и готовил старый охотник и опытный кулинар-любитель Юрий Николаевич Яцун. Перед приготовлением мясо дичи он вымачивал в уксусной воде и использовал какие-то травы. А из требухи и ливера приготовил фарш и испек вкуснейшие пирожки. Кстати пару раз он пек нам хлеб. Благо американская пшеничная мука и французские дрожжи у ФАПЛА всегда были. Правда, не было форм для хлеба и он использовал литровые железные консервные банки. Хлеба по форме получились похожими на пасхальные кексы. Но хлеб пропекся и получился на славу, необыкновенно вкусный. Иногда пекли вкуснейшие луковые лепешки.

ПОСЛЕ РАСТАВАНИЯ. В апреле 1989 года советников и специалистов в боевых пехотных, мотопехотных и десантно-штурмовых бригадах сократили. Яцун и Поливаный уехали в Куиту Куанавале, Поборцева отправили в Уиже, а меня перевели в Управление боевой подготовки Южного фронта. В Лубанго я пробыл в общей сложности всего 4 месяца, из 15 месяцев нахождения там в той должности. Остальное время был в командировках по разным Фронтам и разным местам.
В командировках питаться приходилось в основном в полевых условиях при местной воинской части, или у наших специалистов бригад ПВО которых тогда не сократили как нас, или же в столовой при военной миссии.
Лучше всего из всех командировок дело с питанием обстояло в г.Маланже, где мы в связи с уходом кубинцев создавали и готовили новую бригаду. Там мы жили в местной гостинице и питались в ресторанчике, который находился при гостинице.
Великолепные столовые были в военной миссии в столице страны Луанде и в военной миссии Южного фронта в Лубанго. В Луанде это было помещение ресторана бывшего профилактория для португальских военных летчиков, но удерживали там за питание по 5 долларов за сутки. За месяц с меня там удержали 155 долларов. Это был чистейший грабеж по тем временам.
В Лубанго столовая тоже размещалась в помещении бывшего кафе, готовила жена гражданского врача из Киева, помогал ей ангольский солдат. На столе постоянно были свежие овощи и фрукты. Обеды были великолепными, прямо таки домашними. И удерживали за все за это всего лишь 1 – 1,5 доллара.
Климат в районе Лубанго был уникальным. Несмотря на высокогорье, там росло и плодоносило все. И яблоки с грушами, и цитрусовые (апельсины, мандарины, лимоны), и кофейные деревья, и абсолютно все овощи, включая нашу капусту и нормальный обыкновенный картофель. Там на одной фазенде я видел апельсиновые деревья, на которых одновременно цвели цветы, созревали зеленые плоды и были уже созревшие апельсины. Там в горах, дети племени мамуилов выносили к дороге и меняли на хлеб корзины грибов - шампиньоны и лисички. Да, да, наши лесные лисички росли в горах Анголы.
Иногда, я передавал с летчиками друзьям в Луанду и Куиту Куанавале плоды этого края недоступные для них. В основном картофель и апельсины. А иногда, потому что, как я уже упоминал, в Лубанго я был в общей сложности всего 4 месяца, из 15 месяцев службы там.
И еще не могу не упомянуть об одном десерте, который я попробовал в Анголе. Этим десертом меня угостили в Луэне. Я его назвал «ангольское мороженое». Рецепт уникально простой. Сгущенка взбивается с лимонным соком и охлаждается в холодильнике. Вкус необыкновенный, волшебно-воздушный.
Все упоминавшиеся мною блюда, готовившиеся в Анголе, я иногда воспроизвожу и сегодня в мирной обстановке. За исключением, пожалуй, жаркого из удава, салата из недозревшей папайи и блюд из батата и маниоки.

АНГОЛЬСКИЕ КУЛИНАРНЫЕ РЕЦЕПТЫ
ОТ 10 ПЕХОТНОЙ БРИГАДЫ.

Салат из зеленых помидор.
3-4 зеленых помидора, 1 головка репчатого лука, растительное масло, соль.
Нарезать тонкими пластинами помидоры, также тонко кольцами или полукольцами нарезать лук. Смешать. Посолить. Полить небольшим количеством растительного масла.
Можно импровизировать, добавляя по вкусу другие ингредиенты: молотый черный перец, кинзу, мяту, укроп, петрушку.

Жареные зеленые бананы.
Зеленые бананы, растительное масло, соль.
Бананы очистить от шкурки и нарезать кружками в палец толщиной. Посолить и жарить на уже разогретом растительном масле. Если нарезать потоньше, к соли добавить молотый черный перец и жарить в большем объеме кипящего масла, то получаться великолепные чипсы к пиву.

Десерт «Ангольское мороженое».
Одна банка сгущенного молока с сахаром (ГОСТ), один крупный лимон.
Из лимона выдавливается сок и взбивается чайной ложкой со сгущенкой до полного соединения этих ингредиентов. Затем охлаждается в холодильнике. Для придания десерту шоколадного цвета можно добавить немного растворимого кофе или порошка какао.

Луковые хлебцы.
Мелко порубленный репчатый лук перемешивается с готовым дрожжевым тестом. Из него формируются небольшие коржи диаметром сантиметров 15 и толщиной с палец (2 см). Ножом на поверхности делаются глубокие крестообразные насечки (косая решетка). Выпекаются в духовке, как пирожки.

Яичница (омлет) с молодой фасолью или с помидорами.
Авторство этого рецепта принадлежит грузинской кухне.
Стручки молодой (молочной спелости) фасоли слегка обжариваются на растительном масле и заливаются яйцами или яйцами, взбитыми с небольшим количеством молока. Соль и перец – по вкусу. Можно использовать законсервированные стручки фасоли.
Другой вариант с помидорами. Обжаренные спелые (красные) помидоры заливаются просто яйцом (без молока) и доводится до готовности.

Молодой картофель с маслом и укропом.
Это тоже рецепт русской кухни не новый, а давно известный. С мелкого молодого картофеля соскребается молодая кожица. Затем картофель варится до готовности в подсоленной воде. Соль (1/2 ст.ложка) в воду добавляется когда она закипит. По готовности воду слить и дать испарится лишней влаге. Обычно для этого кастрюлю без крышки снова ставят на огонь секунд на 10 – 20.
Затем картофель полить растопленным сливочным маслом и посыпать большим количеством мелко порубленного укропа. Закрыть крышкой и несколько раз встряхнуть кастрюлю, чтобы все хорошо перемешалось. И можно подавать на стол, пока не остыло.
[25.05.2010 00:13:14] Johan Schoeman
No problem Mzx... there is no rush!
[24.05.2010 21:27:49] Max Gladkov
Johan,

I still have another document for you - the one from Vadim Sagachko, containing all the abbreviations and nomenclature data that you asked about. But I will need some time to have it translated. Too much work to finish before the summer vacation... LOL
[24.05.2010 20:21:18] Тимошенко Андрей Мих
Мой эл.адр.igor-bilionok@mail.ru,тел.8 926 860 5840-всех кто меня вспомнит, прошу сообщать по этим реквизитам.
[24.05.2010 20:16:50] Тимошенко Андрей Мих
специалист по бронетехнике 80-82г.Ищу Курушкина Николая Васильевича-ст. группы от ГРУ, Гречнева Владимира Егоровича-нач. штаба группы,Жигалкина Бориса,Буцикова Ивана Александровича-зам. по вооружению группы,Кравченко Анатолия,Вашугина Льва,Коваленко Степана,Бредюк Виталия,Крысанова Олега,Полянского Ивана,Степанова Владимира,Довженко Анатолия,Шешина Юрия,Данилова Владимира,Лозовик Анатолия,Афанасьева Николая.Пестрецова Николая Федоровича,ответьте.
[24.05.2010 18:58:11] Johan Schoeman
Max, thanks very much...
I put all the information I could find on the M-55 20mm at http://www.warinangola.com/Default.aspx?tabid=1024
and information on the M1939 37mm AA (and 57mm) at http://www.warinangola.com/Default.aspx?tabid=1026
Your input was much appreciated!
Regards
Johan
www.warinangola.com
[22.05.2010 23:09:44] Сергей Коломнин
Поздравляю всех военных переводчиков как действующих, так и бывших с праздником, Днем военного переводчика!
Уважаемые ветераны Анголы!
Так получилось, что именно ко дню военного переводчика вышел в свет очередной номер альманаха «Искусство войны» №1 (16) за 2010 г. Он называется «Черно-белый континент» и целиком посвящен Африке.
Этот номер - своеобразный совместный проект редакции и Союза ветеранов Анголы.
В номере масса материалов, посвященных Анголе, Мозамбику, другим странам Африки.
Стараниями Пресс-службы Союза ветеранов Анголы и главного редактора альманаха Ильи Плеханова в номере опубликованы материалы ветеранов Анголы: военного переводчика Дмитрия Бабушкина («Ангола стала для меня второй Родиной»), военного переводчика Сергея Некрасова («Спокойная жизнь» в Кааме, 1983-1984 гг.»), Владимира Шуплецова «Военная разведка Анголы», стихотворения Владимира Казимирова «Ты думал цвета здесь, Ан-голо!» и военного переводчика Александра Поливина «Нас там быть не могло», статья военного переводчика Сергея Коломнина «История одной награды: Две медали, два символа войны».
В номере также опубликованы статьи Сергея Карамаева «Гибель советских военных советников в Мозамбике», и «.. еще гербы прибавятся другие». И даны эксклюзивные интервью южноафриканских спецназовцев Франсуа Фури и Криса Грейлинга об ангольской войне «Спецназ ЮАР – от первого лица». (Прочитал с огромным интересом, спасибо энтервьюэру и переводчику текста Сергею Карамеву, браво!!!).
Номер богато иллюстрирован африканскими фото, предоставленными, в том числе, Союзом ветеранов Анголы, и снимками из архивов Сергея Кононова, Вадима Сагачко, Сергея Некрасова, Владимира Шуплецова, Сергея Коломнина.
Выражаю от имени Совета Союза ветеранов Анголы благодарность редакции и лично главному редактору альманаха Илье Плеханову за отличную работу и профессионально сделанный номер, который, безусловно, внесет свой вклад восстановление правды о войне в Африке и участии в ней советских и южноафриканских военнослужащих. СПАСИБО!
Альманах поступил в продажу, его можно найти в киосках, эл. адрес редакции, в том числе и по вопросам приобретения: almanax-war@mail.ru. Номер уникален, не пропустите его!
С уважением Сергей Коломнин







[22.05.2010 12:37:09] Сергей В
Мне фантастически везёт на встречи с интересными людьми. Приведу лишь несколько вполне сюжетных эпизодов. Много лет назад я познакомился на одесском пляже в кафе под зонтиками с группой португальских студентов из Института инженеров морского транспорта, тех, что проучились когда-то в знаменитом ивановском интернате для детей из семей активистов иностранных компартий, и поразивших меня не столько блестящим знанием русского языка, но и культуры - литературы и кино в особенности. Я, конечно же, сдуру влез в диалог и довольно долго притворялся интеллигентным человеком (что, как известно, невозможно в принципе), но споткнувшись на эстетике акмеизма Серебряного века, вынужден был с ними торопливо распрощаться, объяснив, что меня как раз сейчас ждут в другом месте. Тогда мне стало впервые и по-настоящему стыдно за то, что я, человек, выросший в Советской стране и получивший военно-гуманитарное образование, не читал ни Мандельштама, ни Ахматовой, ни Пастернака, не говоря уже о Кручёных и Северянине, в СССР как бы не вполне разрешённых. А они, иностранцы, не только читали, но знали и любили а, главное, эту поэзию чувствовали. Уже в начале этого века, на одном из западносибирских месторождений я выпивал со своим почти ровесником, инженером из Baker Hughes по имени Фарамас, родившимся в Китае в семье политэмигрантов – коммунистов из Ирана, чей папа в течение многих лет осуществлял, - вначале из Пекина, а после культурной революции уже из Москвы, - радиовещание для томившихся под игом шахской власти соотечественников, и был расстрелян буквально на следующий день после возвращения в Тегеран по личному приглашению национального лидера и духовного отца иранской революции. Не верьте национальным лидерам, друзья. К тому моменту Фарамас уже успел отучиться в знакомом вам по предыдущему пассажу интернате, и получив приглашение от родного дяди, миллионера из Бельгии, поступил там в престижную коммерческую академию, по окончании которой, вдруг плюнул на обеспеченную, но совершенно бездуховную заграницу и вернулся на вновь обретённую родину, загадочную и всегда непредсказуемую, чтобы сдать экзамены в институт имени Губкина. Сейчас, насколько мне известно, знаменитый интернат, стоящий в сосновом бору на берегу речки Талки, собираются сносить, чтобы построить на его месте коттеджный посёлок, в котором, надо думать, поселится разная сволочь, объединённая общей гламурно-патриотической идеей. «Род Каина, готовь свой гроб и падай на дороге пыльной!», - писал Бодлер и вроде как о России, хотя я не уверен. Медленно приближаюсь к теме. Три года назад, когда я жил и работал в Королевстве Саудовская Аравия, мне довелось встретиться с англичанином, инженером из Schlumberger, чей акцент, манера выражаться и темы, выбираемые им обычно для бесед, стали со временем вызывать у меня ряд сомнений по поводу аутентичности его британского происхождения. Он был слишком открыт и откровенен для англичанина, и, кроме того, обладал необыкновенной эрудицией и чувством юмора - качествами для западных нефтяников, в целом, не характерными. Были и определённые странности, но не в поведении, а в расписании: он, в частности, раньше всех приезжал на работу и также раньше других покидал офис. В среду же (по-нашему в пятницу) старался и вовсе не задерживаться в своём кабинете. Вскоре, однако, нам представился случай поговорить, и тут всё выяснилось. Джон родился и вырос в Южной Родезии, служил добровольцем в кавалерийской разведке, а вскоре после независимости сменил ПМЖ, как и многие из его соотечественников. Что определило отчасти выбор дальнейшей профессии: новая родина показалась ему после Африки безликой, скучной и однообразной, а специализация в области нефтегазовых сервисов сулила, помимо интересной работы, частые переезды и солидные заработки. Женился он в Иране и, естественно, на шиитке, и по этой же самой причине не смог получить для молодой супруги визу на въезд в Саудовскую Аравию. А потому вынужден был пересекать по два раза в день Персидский залив по самому длинному в мире тридцатикилометровому мосту, чтобы добираться на работу и обратно, в Бахрейн. Положенный в КСА бонус за террористическую опасность он, вследствие этого, от родной компании тоже не получал. Такая вот история. К чему это я? К тому, что однажды, когда мы с ними повстречались, - то ли намеренно, то ли случайно, это не имеет сейчас никакого значения, - в одном солидном заведении в Манаме с ностальгической музыкой, то стали, конечно же, вспоминать Африку и рассказывать друг другу всякие истории. И я даже, заметил, что случись так, что вместо Анголы, я угодил бы в те далёкие времена в Мозамбик (что было более, чем вероятно), то, кто знает, может, и пришлось бы нам друг с другом повоевать, встретиться, так сказать, в жестокой сабельной схватке. При том, конечно, условии, если бы мне выделили для такого дела лошадь. Виски мы пили, не разбавляя и безо льда (косвенный признак африканской принадлежности), а когда из динамика донеслись первые ноты Дина Мартина: Sway with me, то оба, не сговариваясь, признались в том главном, что нас объединяло – в любви к итало-американским тенорам времён Карибского кризиса и накала холодной войны. Накатив же ещё по триста граммов бурбона, мы вспомнили вдобавок и об общем источнике нашего вдохновения – уникальной радиостанции из Хараре под названием Mystery Tour.
На этом месте кончается преамбула и начинается ангольская история. По соседству с нами, в отдельном трёхэтажном доме жили специалисты, обучавшие диверсионному делу партизан из движения ZAPU. Если кто-то не знает, что стоит за такой аббревиатурой, вкратце, не расшифровывая, объясняю - это националистическое движение из Южной Родезии, на победу которого рассчитывал Советский Союз, и которое так и не смогло, по ряду очевидных причин, прийти к власти. Пришли совсем другие – те, кто правит в этой разорённой стране (сейчас Зимбабве) и поныне. Хотелось бы в контексте сказанного напомнить, что у СССР в те годы (как, впрочем, и у нынешней великой России), было много лишних денег; один Самотлор, вошедший во все мировые справочники как гигантское месторождение, давал столько же нефти, сколько приблизительно производили Эмираты, и потратить эти не то чтобы вовсе халявные, но полученные явно не за счёт современных технологий миллиарды, можно было на кого и что угодно – лишь бы враги боялись. Другое дело, что мы хорошо знаем, чем всё это закончилось и можем лишь догадываться о грядущем, но, как мне представляется, уже скором финале, строя различные сценарии от апокалипсически кошмарного до умеренно ужасного; однако же, как настойчиво подсказывает исторический опыт, какие бы перевороты у нас в стране не происходили, на поверхность, в конченом итоге, всплывает сами знаете что. Но вернусь к жизни советских специалистов. График их работы чем-то напоминал вахтово-экспедиционный способ, т.е. одна группа постоянно дежурила в лагере, расположенном в глухом лесу километрах в пятидесяти от города, другая выезжала туда, как мне помнится, по мере необходимости. Строго говоря, дело это давнее, и потому я, как человек посторонний, в смысле, не имевший к повстанческому движению прямого отношения, могу местами и напутать. Поэтому буду заранее благодарен, если кто-то из непосредственных участников родезийской кампании меня поправит. В армии, как известно, очень любят слухи и разные легенды; так вот вокруг инструкторов ZAPU слухов и, порой самых зловещих, ходило особенно много. Мне, кажется, было в этом некое мистическое предначертание. Привожу, тем не менее, всё услышанное в хронологическом порядке. Начну с того, что будто бы прапорщик – золотые руки (погибший впоследствии в результате бомбово-штурмового удара) собрал из подручных нержавеющих материалов работающий на солярке самогонный аппарат, и с тех пор в обязанности дежурного по лагерю, помимо выполнения основных функций, входила задача по поддержанию дистилляции в ночное время; и будто бы утром, встретив возле КПП старшего группы, он должен был не только отрапортовать ему как положено по уставу, но и сообщить в конце доклада об объёме выработанного за смену первача. Ещё мне рассказывали, будто бы дежуривший однажды молодой лейтенант – переводчик из числа двухгодичников слишком часто снимал ночью пробы, проще говоря, перебрал и, не рассчитав спьяну подачу топлива в систему, был буквально объят пламенем, вырвавшимся из аппарата. И что на следующее утро его местами обугленное тело доставили самолётом в госпиталь Луанды. Наконец, состоялось самое трагическое событие - бомбёжка родезийской авиации, блестящая на уровне моего военного понимания операция, когда далеко не самые современные самолёты (Канберры и Буканиры) пролетели через Замбию и нанесли точечный удар по расположению повстанцев в момент их утреннего построения, вначале сбросив бомбы с начинкой из резиновых шариков, от которых, по словам выживших очевидцев, в воздухе стоял вой и невозможно было спрятаться – шарики, разлетаясь, рикошетировали от деревьев и любых препятствий, пока не врезались в тела людей, - а затем, расстреливая всё, что ещё двигалось и укрывалось из пушек и пулемётов. И будто бы старший группы, полковник был вызван, ещё до окончательных результатов расследования, в международный отдел ЦК, где положил на стол партбилет, и вскоре расстался с армией без выходного пособия. Говорили и про то, что кое-кто из наших, оказавшись потом на территории уничтоженного лагеря, подобрал оставшиеся шарики и изготовил из них изящные брелоки, пользовавшиеся затем в центральной миссии в Луанде бешеным коммерческим успехом, после чего оттуда стали поступать заказы на производство серийной сувенирной продукции, и что, узнав о таком неправдоподобном кощунстве, командир чёрных повстанцев велел собрать своим выжившим бойцам все оставшиеся заготовки, облить бензином и сжечь. Но лично для меня реальным воплощением всех этих вполне сюрреалистических хроник стал переводчик Володя, приехавший в гости к партизанам, по-моему, из Краснодара. Он, собственно, первым и поведал мне эту сволочную историю о брелоках. Дело было поздним вечером, мы сидели у меня в комнате, оба пьяные, однако состоявшийся диалог, вернее его заключительную часть, я почему-то запомнил довольно отчётливо: – ну а ты-то,- спрашиваю, - успел сувенир прихватить? – В некотором смысле успел, - отвечает Володя, - его потом кубинский хирург часа два из моей жопы извлекал. – Вернул? – спрашиваю. – Нет, - говорит, - выбросил. Хотя мог и оставить на память. Обидно мне очень, понимаешь? Другие приедут домой, станут перед бабами шрамами хвастаться, боевые ранения показывать, а мне как-то неудобно будет... Каждый раз трусы снимать. Чёрт те что ведь подумают. – Да, - соглашаюсь, - могут неправильно понять. Но ты, - говорю, - не расстраивайся, - когда к вам в лагерь новую партию шариков доставят, то не лежи как бревно, подставляя врагу спину, а совершай манёвры, передвигайся по полю ползками и собирай продукцию. – Нет, - отвечает он, - больше точно не привезут, - похоже, что капец наступил нашему революционному движению. Он был старше и образованнее меня, любил рок-музыку, что отчасти послужило поводом для нашего сближения, прекрасно пел под гитару, и, главное, не про обстрелы, окопы и пятна крови на розовой земле, а, в основном, репертуар из Битлс и Дэвида Боуи. Забегая вперёд, скажу, что мы были хорошими друзьями с Сашей Поливиным, я до сих пор храню о нём самые тёплые воспоминания, но как-то выпивая вместе, по-моему, в Менонге, мы с ним не то чтобы поругались, но горячо на эту тему поспорили. Я был и остаюсь противником военной романтики в любом формате, а Саша наоборот. Я цитировал на эту тему Астафьева и Заболоцкого, но Александр оставался неумолим, хотя и признался, что по натуре (я запомнил его фразу) он немного pistoleiro, и, дескать, в этом всё дело. Короче, с Боуи всё, кажется, и началось. Как-то раз Володя виртуозно сбацал по пьяному делу “Rock’n roll suicide”, я сказал, что это здорово, но хотелось бы услышать оригинал, в ответ на что, он посоветовал мне поискать на транзисторе ближайшую вражескую волну из Южной Родезии. Вообще-то я уже писал, что слушаю радио лет с десяти, с момента появления в нашей московской квартире дефицитного приёмника Спидола. Помню, как меня впервые пронзил текст Галича из песни «Облака», помню выступления на Свободе Аксёнова, Вайля и Гладилина, неповторимо саркастический и ироничный юмор Севы Новгородцева; и вообще в этом смысле недоумеваю, как с таким испорченным с юных лет мировоззрением я умудрился поступить в Военный Институт и прослужить потом много лет в Советской Армии. Однако то, что довелось мне услышать в те дни, а вернее, ночи в Анголе если не перевернуло мою жизнь полностью, то, по меньшей мере, сделало её иной. Отдалённым аналогом станции Mystery Toour являлась у нас в девяностые годы «Радио Nostalgie», чей неотвратимый конец был как бы предсказуем заранее из-за вопиющей интеллигентности ведущих, их изысканного вкуса и антижлобского музыкального репертуара. В Южной Родезии ситуация в плане общего уровня культуры населения была, надо полагать, несколько иной, и оттого едва ли не каждый вечер эфир заново наполнялся мелодиями Дина Мартина, Фрэнка Синатры, Поля Анки, Нэткин Коала, Кони Фрэнсис, Нила Сидаки, Дорис Дэй, Бренды Ли, Пэт Буна, Боби Винтона и ещё целого ряда исполнителей - из тех, что продюссировала в начале шестидесятых знаменитая на весь мир бродвейская Brill Studio. Секрет их неимоверного успеха был, как оказалось, прост и объяснялся форматом звучания пластинок juke-box. Мелодию, которая бы не просто хорошо запомнилась, но и стала хитом, нужно было уложить строго в три минуты. Случались, однако, и исключения. Как сейчас помню, что за девять с половиной минут звучания песни Hotel California, выстрелившей, впрочем, значительно позже, летом 1977 года, девушку можно было уговорить на что угодно. Я снова путаюсь, понимая в тоже время, что описать ощущения человека, впервые услышавшего в диком, забытом Богом и людьми краю чарующий голос Дина Мартина, вообще, довольно трудно. Это, повторяю, было нечто большее. С опозданием лет на двадцать я открывал для себя новые миры. Ведущая (по-моему, её звали Мона) рассказывала мне на безукоризненном английском языке хорошо поставленным голосом о стиле New Look, о золотой эпохе мощных американских автомобилей (Dream cars) с футуристическим дизайном, открывших моду на женские платки и чёрные очки специально для езды в кадилаке, о Марлоне Брандо и Грэйс Кели, о том, как стала в одночасье звездой домохозяйка из Нью-Йорка, придумав песню – игру для ребёнка под названием Locomotion, об эстетике film noir, и ещё много и много о чём, что в иные времена можно было бы назвать антисоветчиной в чистом виде с поправкой на то, что изначально предполагалось наличие совсем другой аудитории и живущей как бы в другом антропологическом измерении. Так или иначе, но по мере того, как открывались для меня эти новые, прежде незнакомые миры, я испытывал чувства волнения, одиночества и какой-то тоскливой безысходности, а фигура замполита Синепукало принимала для меня всё более зловещий характер. В один из тех дождливых дней нас с ним пригласил на праздничный ужин (jantar fraternal – если кто-то помнит) местный секретарь обкома. Уж я не помню, какой именно, второй или первый, помню только, что столы ломились от разнообразной выпивки и закусок, а за нравственное разложение коллектива отвечала диск-жокей провинциальной радиостанции Порция Моралес в сопровождении группы разноцветных девок из комсомольского актива. Как это обычно бывало, торжество вскоре перешло в фарс, гремела африканская музыка, партийные начальники трясли пузами, рядом выделывались, вихляя бёдрами, молодые лейтенанты невнятной корпоративной принадлежности, на упругих попках мулаток трещали узкие юбки, и лишь один Синепукало сидел, будто приклеенный к своему стулу, мрачный и молчаливый. Он – это социализм, - тогда же осенило меня, - такой же тупой, непроходимо серый и угрюмый. Мне стало совсем плохо, и в тот же вечер я снова напился. «Трудно жить с такими мыслями», - говорил Клим Самгин, выведенный, как известно, Максимом Горьким в качестве антигероя; тем не менее, я продолжал жить, отчётливо понимая, что выбора у меня, всё равно, нет. Можно сколько угодно ругать, или наоборот, прославлять довольно паскудный советский строй, но самое, на мой взгляд, страшное, заключалось как раз в том, что он не оставлял нам права выбора. Вскоре, однако, в моей жизни случилось непоправимое: у транзисторного приёмника слетел диапазон коротких волн. В принципе, я мог ловить радио Луанды, такие со вкусом сделанные программы как «Para Jovem”, “Peca que nos transmitimos” или вечернюю “Boa noite, Angola”, где звучала, помимо местной попсы, бразильская эстрада, а ближе к полуночи можно было услышать даже Марка Болана или, скажем, Пинк Флойд, но всё это было не то, и долгое время я оставался, как писали в старых романах, безутешен. На этом месте я, пожалуй, остановлюсь и закончу всю историю, уже основываясь исключительно не ангольском материале, без ссылок и отступлений, чуть позже.
PS
А акмеизм, как мне объяснила на следующий день после встречи с умными студентами заведующая библиотеки нашего военного училища, это просто тоска по мировой культуре.

[22.05.2010 11:05:15] Максим Гладков
Старая шутка в тему:

На оперативном совещании в штабе округа... Вещает кто-то из кубинцев. Молодой, только что прибывший переводчик-португал недоуменно качает головой и не понимает ни слова. Затем пауза - шефия из Луанды ждет перевода. Но вместо перевода - слова полные отчаяния:

- Товарищ полковник, но я-то переводчик португальского языка!

- Вы переводчик?

- Так точно.

- Переводите!

С праздником, дорогие коллеги! И вас с прездником, те, кому мы переводили! Пусть так, но в том числе и благодаря вам мы научились переводить. Делая, как правильно сказал Саша Задонский, одно дело!

МГ
[22.05.2010 00:20:32] Александр Задонский
С праздником. Поздравляю не тодько переводчиков, но также и всех, кто был с нами одной командой и делал общее дело.
Ура всем ребятам, павшим... и вернувшимся.
[21.05.2010 21:26:42] Сергей Кононов
С праздником переводчики -трудяги!!!!!!!!!!!!!!
[21.05.2010 05:48:12] Борис Харитонов
Сагайдак Н.
Коля, привет!
В 1976-1979 на нашем БРК служил в БЧ-3 Спинул Пётр. Это мой ком . отд. Должен он жить в Одесской обл .-Балта ,если я правильно помню, Ещё Запорожец ,Газарян Владимир-они были из Одессы.
У меня всё нормально,жду в гости внука из Барнаула.
[20.05.2010 15:55:37] Назаров В
Друзья поздравляю вас с наступающим праздником военного переводчика.
[19.05.2010 18:27:54] Максим Гладков
Владимиру Чекмареву

Владимир, я получил Ваше письмо. Спасибо! Как вернусь из командировки, займусь.

МГ
1 2 3 4

© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)