Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайная фотография
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 02. В поход! (вариант)

Перейти к разделу >>
1 2 3
[31.10.2010 11:53:13] Маляренко Александр
Вспомнилось с утра. Уехал подсоветный нашего Вовы-Тракториста учиться в Союз. Приехал в отпуск, Вова помог ему вещи отвезти домой. Жил он в трущобах в хижине, слепленной из чего придется. Очень хвалил Союз за то, что в магазинах полно штанов, рубах и обуви, чего и привез оттуда. Еще какую-то аппаратуру привез.
Рассказывал, что когда в Союзе зеленая зима - еще ничего, но когда белая зима - очень холодно.
[31.10.2010 09:45:51] Николай Сагайдак
Б Харитонову.Борис опять говорят выжил,незнаю на какое время,Прооперировали три дня в госпитае и домой.5 ноября снимут швы и ...или огорчат или успокоят.
[31.10.2010 01:39:14] José
I would like to add a few details / corrections to what Pedro Marangoni has stated to the recruits from Rhodesia.

They were recruited both in Salisbury and Bulawayo. AlthoughI cannot say much on who constituted the recruiting team in Salisbury, I can state that in Bulawayo it was Canto e Castro together with Arq. Pires de Carvalho that did at my residence in the Kumalo suburbs.

However, they did not say that they were recruiting for Angola but for ELP IN Spain.

Only a few days before the date of embarcation we were informed that our destination was to be Angola and the FNLA, which meant that I dropped off as I was not interested in fighting for the FNLA.

The voluntiers were embarked in a Rhodesian Air Force plane and flown to Kinshasha where they were met by CIA operatives. From there they were flown, paid by the CIA, to Ambriz and the rest is history.

I salute you my former enimies,

José only and for obvious reasons


[30.10.2010 13:01:49] Максим Гладков
Валерию Назарову-

Большое спасибо за активное участие в проекте! Ваши воспоминания уже в основном разделе. Так держать!

С уважением!

МГ
[29.10.2010 22:47:28] Назаров В
Всем доброго времени суток. По теме октября. У меня были контакты с детьми, которые приходили к нашему подъезду и просили конфет или хлеба. Один подросток у офицера спросил сигарет. Офицер наш вынес ему наш Беломор, так поцаненок замахал руками и говорит: \"Сигарета, сигарета\". Один раз у нас был настоящий концерт с \"барабаном\". Поцаненок, который жил рядом с нами, ему было 4 или 5 лет, может и больше или меньше трудно было определить, пришол с большой консервной банкой. Кто из офицеров или переводчик попросили поборабанить и он стал так лихо барабанить по банке, видно это у них в крови. Потом пришла старшая сестра и забрала эту банку, а наши офицеры дали ему 20 литровую канистру. Так он на ней лихо стал отбивать ритм. Приходили в основном одни и теже. И было видно что наши русские были здесь давно. Я запомнил одного парнишку, звали его Мигель. Так он хорошо говорил по русски. Даже один раз брали его на море. У него были такие густые волосы, что вода не престовала к ним. Он плавал рядом со мной, окунувшись с головой, вынырнул, трехнул и волосы были уже сухие. У нашего подъезда произошел не приятный ицедент, хорошо хоть он закончился без последствий. Выхожу я на улицу и вижу наши офицеры толпяться, оказалось парнишка споткнулся и ударился о наше крыльцо головой и разбил ее. Да дествительно откуда невозьмись набежал народ и стал судачиться. Подошли кубинцы, объяснили ситуацию и ребенка забрали. Африканские нравы нам их не понять. В одной поездке в миссию, мы наблюдали вот такую картину, муж лупил жену на улице, а толпа стояла и смотрела как он лупит ее. Я хочу спросить кто был в провинции, видели или нет там негров-альбиносов. Почти в каждой поездке в город мы наблюдали их. Один раз прибегал к нашему дому парнишка-альбинос, так его кубинцы выгнали. Еще об обычиях. Зашло солнце и из дома находящего рядом с нами стала разноситься африканская музыка и так до восхода солнца. Солнце встало и музыка прикратилась. Днем мы спросили у ребят, что всю ночь музыка играла? Они ответили, что это были похороны.
[28.10.2010 22:06:39] Сергей Коломнин
Сергею Богданову
Видимо это фото №93, а не 452, оно единственное было без подписи. Подпись сделал. Спасибо за информацию.
С уважением, Сергей Коломнин
[28.10.2010 18:31:35] Serguei Kolomnin
Estimado companheiro “MEDALHAVAZIA”!

Obrigado pela sua mensagem. Voce e participante sobrevivido e directo da Batalha de Quifangondo, da gueraa no Norte da Angola ao lado da FNLA. Isso e muito valioso para nos, veteranos russos de Angola. Pois entre outros temas, nos temos como objectivo a reconstrucao da verdade historica, daquilo, que passara em Angola, mesmo com nossa participacao.

Batalha de Quifangondo - um pequeno combate mas de enorme resultado politico, pois a Angola de hoje surgiu do resultado deste confronto. E a opinhao do Capitao Marangoni. E isso e verdade.
Mas ainda Pedro Marangoni disse na entrevista dada a mim: «A bem da historia militar sera um mapa incomum, feito em conjunto pelos dois lados opostos envolvidos». Somos da mesma opinhao. Somente os combatentes, due se encontraram dois lados opostos sao capazes de reconstruir a historia militar verdadeira.
Claro, nos estivemos nas trincheiras opostas. E haviam vitimas de ambos os lados. Mas passaram tempos. E agora nao ha guerra. Nao nos encontramos nas trincheiras. E ainda nos somos militares, somos professionais, somos colegas. E os colegas sao capazes de chegar a compreencao mutua como ninguem dos outros.

Companheiro “MEDALHAVAZIA”!
Obrigado pela informacao dada e muitos pormenores interessantes, em particular as palavras do Holden… Talvez tenha mais recordacoes interessantes, documentos, fotos, que desejaria expor ou descutir? Nos somos abertos para intercambio de opinhoes e factos. Bemvindo!
Sempre em contacto.
Serguei Kolomnin, Secretario da imprensa da Uniao Russa dos Veteranos de Angola, Coronel da FA.
PS. Se qizer contactar me em pormenor, meu E-mail pessoal: interangola@mail.ru



[28.10.2010 10:11:34] СВА
СООБЩЕНИЕ
26 октября Председатель Совета Федерации, Председатель Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ Сергей Михайлович Миронов встретился с ветеранами боевых действий.
На этой встрече присутствовали Герои Советского Союза и Герои России, руководители общественных ветеранских организации, ветераны – все участники боевых действий в разных войнах за пределами нашей страны и в «горячих точках» - в Египте, Сирии, Афганистане, Анголе, Чечне. Вопросов и проблем у ветеранов накопилось немало, и они нашли свое отражение в Обращении к Президенту России Дмитрию Медведеву. 
Открывая мероприятие, Сергей Миронов поблагодарил ветеранов за их бескорыстное служение Родине и предложил ветеранам рассказать о своих проблемах.
Председатель Союза ветеранов Анголы, полковник Вадим Сагачко в числе основных проблем назвал отсутствие государственного органа по делам ветеранов. «Министерства по делам ветеранов существуют в США, Канаде, Франции, Китае и многих других странах, - отметил Вадим Сагачко. - Даже в Анголе, где я воевал, есть министерство по делам ветеранов». В России же этим вопросом занимаются сотни организаций, различные министерства, однако отсутствует единый государственный орган. «В результате бюджетные средства, которые выделяются на ветеранов, попросту распыляются», - считает он.
Вторая проблема, по словам Вадима Сагачко, это отсутствие в Федеральном законе «О ветеранах» четкой регламентации правового статуса ветеранов боевых действий и иных категорий лиц. По его словам, в старом законе учитывались военнослужащие и их семьи, а также рабочие и служащие Советской Армии, которые направлялись в государства воюющих стран. В современном же законе нет ни слова о семьях ветеранов боевых действий, а к рабочим и служащим- участникам боевых действий относятся только те, кто находился в составе действующих полков советской армии за границей.
Кроме того, ФЗ «О ветеранах» в существующей редакции имеет очень много ошибок и неточностей. «Этот закон больше похож на одежду, которая целиком состоит из заплаток», - отметил Вадим Сагачко.
Председатель регионального благотворительного фонда Героев Советского Союза и Героев Российской Федерации «Золотая звезда», Герой Советского Союза полковник Сергей Гущин выступил с предложением создать в Совете Федерации специальный комитет по делам ветеранов. Комитет по делам ветеранов существует в Государственной Думе, однако после смерти бывшего председателя Комитета Валентина Варенникова о его работе почти ничего не слышно.
Председатель Совета ветеранов Египта, Герой Советского Союза полковник Константин Попов поддержал идею о необходимости создания единого государственного органа, например, федерального агентства, которое занималось бы проблемами ветеранов войн. Полковник привел пример Египта, где при министерстве обороны существует Управление по делам ветеранов. Кроме того, по словам Константина Попова, несовершенство действующего законодательства в данной сфере порождает колоссальные трудности при получении ветеранами положенных льгот.
Помимо основных проблем, волнующих ветеранов боевых действий, и которые послужили причиной их обращения к Президенту России, ветеранов волновало отсутствие на центральном российском телевидении фильмов патриотической направленности. По словам одного из ветеранов, молодежь нашей страны воспитывается на фильмах «Сволочи» и «Штрафбат», в то время как правдивые патриотические картины практически не снимаются.
Председатель Совета 220 Зенитно-ракетного полка, полковник запаса Иван Тетерев рассказал историю своего полка. Он был сформирован в конце 1982 года и через несколько месяцев направлен в зону ближневосточного конфликта – в Сирию. Благодаря усилиям советского правительства, направившего наши войска в эту зону, развитие конфликта удалось предотвратить. Прослужив два года в невероятно тяжелых условиях, с честью выполнив свой долг, через два года 220 Зенитно-ракетный полк вернулся на родину и был расформирован. Потом о нем попросту забыли. А в в личных делах военнослужащих записали, что эти два года они прослужили в Московском округе ПВО.
Председатель Совета Федерации заверил ветеранов в том, что лично передаст их обращение Президенту России Дмитрию Медведеву, а также займется разработкой необходимых поправок в законодательство, которые будут четко регламентировать правовой статус ветеранов боевых действий.
В завершение встречи была сделана коллективная фотография.


[26.10.2010 17:48:45] Сергей Коломнин
Сергею Некрасову
Сергей, вы действительно пропустили информацию по этому поводу. Она была в новостях на сайте еще летом. Правда ввиду интенсивной работы по совершенствованию сайта, которая ведется внстоящее время, "перелопачиванию" разделов эта информация ушла из новостей. Вы видите, что появились новые разделы. Но иногда сайт "глючит", Даже на какое-то время исчезла фотогалерея.
Это рабочие моменты, мы просим извинения у всех посетителей сайта за эти неудобства. Надеемся, что наши усилия по совершенствованию сайта все же увенчаются успехом и приведут только к его улучшению.
С уважением Сергей Коломнин
[25.10.2010 20:10:17] Cергей Богданов
Коломнин Сергей Анатольевич!Большая просьба на фото
№452 Попросите чтобы написал слева направо Гришин Дмитрий, Евгению Каштилио Селесия,Богданов Сергей
1982 год пригород Луанды
[25.10.2010 15:19:44] MEDALHAVAZIA
Caros companheiros ( amigos fica dificil dizer) pois e muita a magoa e pesam logo os nomes de meus amigos tombados durante todos estes anos em que se combateu em angola.
Eu fiz formacao na tunisia e apareco nas fotos em que o Chefe Holden esta na placa do cruzamento da barra do Dande ... sou um dos gurda costas que tem uma AK 47 ... o da Direita na altuar eu era elegante .... essa foto esta na net
Estive tb em Kifangondo e tudo o que o Capitao Marangoni diz e verdade sobre os dois mercedes de zairences que foram desbaratados eu estive a analisar as pontes com a brigada de engenharia do Zaire elas sim teem la as marcas do explosivo colocado mas nao foram abaixo sobretudo a primeira a maior tem ate hoje marcas dos explosivos la.
Sobre os dois camioes mercedes brancos sim eram da companhia do zaire envaida par nos apoiar.
Sobre O Passarao Pancracio Quintino e outros tantos brancos que por nos combateram na epoca tudo e verdade nessa altura eras mobilizado ok nao havia maneira de fujir eras e avancavas. Ao Contrario de nos o MPLA consegiu mobilisar muito mais brancos e mulatos e negros que tinham sido do exercito portugues e tiveram mais sorte e mais apoio a Fnla tinah um passado que afastava os impatisantes salvo os oprimidos do mato o da UPA ... e O Mpla explorou isso a favor deles e mobilisou muito mais quadros nas cidades que nos... Por isso recorremos a esses apoios ao do santos e castro e do snr Cardoso que eu acompanhei e esta ao meu lado noutra foto na placa do caxito com uma AK chinesa que tinha duas pegas ...
O recuo do onzo tb foi verdade ... Ate e verdade que o Chefe holden triste depois do inquerito em que averiguamos que o coronel callan tinha morto os colegas dele mercenarios e estava tudo no fim disse; Callan pra mim a guerra acabou ficas tu a chefiar a FNLA e o que resta dela antes de retirarmos pro zaire no range rover dele castanho ele me disse desabafando ...
Medalha ... Barros um mestico de luanda que hoje vive em oshakati e eletricista ... !!!nao combati para agora nos andarmos a matar todos entre nos com os brancos por traz a dirigir e a apoiar e instigar e fornecer material ok foi para ver angola livre nossa! pra mim acabou se voces continuarem vao ou fiquem eu nao promovo mais nada que de em luta entre angolanos todo desanimado! Nos voltamos e fizemos o que sabiamos fazer mas ja sem apoio sem municoes etc em 1978 fui parar a mata da SENGA em bessa monteiro e ficamos por la mesmo depois daquele cerco das fapla resistimos em 1983 a unita enviou um grupo para alinharmos outra vez .... recomecamos com muito material fiz curso na Jamba em 84 e so parei quando o Chefe Antonio Dembo morreu vitima de fome e falta de medicamentos no Lucusse tinha 46 kilos .... agora sou eu que digo como o holden acabou ... terminou conbatemos pra que ? Pelo menos Angola agora e independente mas isso todos nos queriamos ok Voces podiam ter ajudado e ter feito as coisas melhores em 1975 voces os Russos e que mandavam mas nao queriam angola toda so a vinda dos BM 21 mostra que estavam muito + empenhados que nos fnla so depois da Fnla ir parar a sao pedro da barra e que comecou a opcao de ocupar toda Angola a forca ...O Mpla o Rosa coutinho ja sabiam o que iam fazer ha muito tempo estava tudo preparado ok tudo para angola ser vossa e o que fizeram dela .... Nada nao ha nenhum russo na russia que combateu em angola Rico por ter estado em Angola .... Existe algum cubano rico ou russo rico com a guerra em Angola ? pq nnao nos deixaram em paz para cumprirmos o Alvor talvez sim hoje houvesse uns 15 ricos ai na Russia com Angola.
Adeus meus respeitos aos Tombados primeiro os Angolanos e depois os russos cubanos e outros coitados de quem eu nao sei o nome mas guardo as imagens e locais ... Coragem e meu respeito sincero pelo vosso site .

Obrigado

[25.10.2010 10:38:43] Борис Харитонов
Сергею Мартюшеву
Серёжа , а название корабля твоего?
Неужели "Прозорливый"?
Ответь срочно
Нас достаточн о много.
Жду.У нас на Алтае есть твои годки-вспомнят ,не волнуйся.
[24.10.2010 14:57:33] Сергей Некрасов
«Необычная церемония прошла в среду 8 сентября 2010г. в Посольстве России в Португалии. Впервые в истории двух стран наше дипломатическое представительство посетили местные ветераны. Это не были участники Второй мировой войны, так как в ней Португалия придерживалась нейтралитета. В посольство пришли ветераны, воевавшие в далекой африканской стране Анголе. Поводом для визита стало вручение председателю португальской Лиги ветеранов боевых действий, генерал-лейтенанту Жоакиню Шиту Родригешу нагрудного знака российского "Союза ветеранов Анголы".»
Взято отсюда:
http://community.livejournal.com/ru_angola/
Оригинал:
http://rs.gov.ru/node/15955

Кто-нибудь в теме, или я что-то пропустил на сайте?

[22.10.2010 12:52:37] Маляренко Александр
Поскольку отстал от жизни сайта, сочиняю в старые темы.

ПИТЬ ИЛИ НЕ ПИТЬ - ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС

«Не умеешь пить – соси говно через тряпочку» (Г.А. Гришин)
Да не оскорбится читающий за такой эпиграф, но из песни слов не выбросишь.

Про возникающую иногда практически у любого потребу выпить или состояние «душа просит» надо ли говорить? Когда в последние годы все стали рассказывать откровенно обо всем, оказалось, даже космонавтам тайком передавали коньяк на орбиту. Чего уж нам скрывать? В нашу бытность в Анголе (1977 - 1979) до перестройки с ее антиалкогольной кампанией было еще далеко, запретов не существовало, даже пивбар был в столовой в миссии. Казалось бы, гуляй – не хочу, да гулять особо не чем. В городе ничего покрепче пива, если «приспичит», не найдешь. В нашем кооперативе - только если «Совиспан» или «Внешпосылторг» пришлют. Ну, а когда долго не было пароходов, приходилось поститься или проявлять чудеса находчивости. У Иван Василича в долгий беспароходный пост случился день рождения, он где-то сумел добыть бутылку виски в треугольной бутылке. Ох и мерзость была, любой наш самогон – бальзам по сравнению с тем пойлом.
Сами не гнали, в нашей группе, во всяком случае.

Медовуху я один раз делал, но это не от отсутствия спиртного.

В общем, был повод и было что – выпивали, да вот одна вечная проблема: реакция человеческого организма на алкоголь разная и не всегда «правильная». Ладно, если запоет на пол-улицы «Ой, чорная ты чорна, чорнявая цыганка…», хотя не рекомендовали показывать ангольцам, что якобы хорошо живем в трудных для них послевоенных условиях. Хуже нет, когда человека начинает тянуть на подвиги. Это ж не дома, где в худшем случае по морде лица настучат, тут может чем угодно закончиться. Был у нас такой товарищ, склонный к подвигам. Начнешь останавливать – свирепеет. Не уследишь – к кубинскому часовому пристанет, будят ночью: забери своего. А то машину чужую угонит. Приехали кубинцы в гости, посидели, выпили, хватились, а «Фольксвагена»-то нет. А это тот, о ком речь идет, уехал в город прокатиться. Догадались, что это он угнал, когда «посчитались», а его не досчитались. И где его по ночной Луанде искать? А может, он уже влетел куда-нибудь?
И что характерно. На следующий день начинаешь ему выговаривать – клянет себя последними словами и похоже, что искренне человек раскаивается. Самому себе обещает больше ни-ни. Но, как говорит пословица, «Зарекалась свинья говно есть. Бежит – а оно лежит…».
Вот после какого-то случая, ставшего известным внутри группы, и произнес наш командир Г.А. Гришин вынесенный в качестве эпиграфа народный афоризм.

Был еще на всю миссию скандал, когда в каком-то коллективе насильно открыли рот отнекивающемуся португальцу и налили туда водки. А в другом коллективе поехали на пикник за город, погуляли, вернулись и обнаружили, что забыли одного на болоте. Это в конце концов привело к тому, что количество выдаваемого спиртного ограничили и даже стали выдавать по рапорту на имя Главного, в котором указывали повод: «В связи с днем рождения (дата, чтобы можно было проверить), … с присвоением очередного воинского звания (конкретно, от звания зависело разрешаемое количество) и др., прошу Вашего разрешения выдать (что и сколько)». Если количество превышало установленный Главным лимит, он своей рукой правил.

Постепенно у меня сложилось: уметь пить – это пить столько, чтобы оставаться трезвым или хотя бы трезвомыслящим (или на худой конец – безвредным для окружающих). Кто-то от полукилограмма водки только розовеет, а кому-то и 20 граммов противопоказаны. Только по капле закапывать в каждый глаз, и то - по большим праздникам. С другой стороны, сколько веков известно вино, другие «веселящие» напитки и продукты их дистилляции? А «не умеющие» не перевелись.

Не могу вспомнить, чтобы видел пьяного кубинца. Ангольца видел, его жена под дружный хохот посетителей пивной гнала оттуда домой по улице. Это, пожалуй, редкое исключение. Взяли мы у кубинцев спирту на регламенты. Протерли что положено, бутылка стоит в открытой кабине. Приехал на позицию полковник Ганеев. Увидел, расшумелся: «Убрать немедленно! Напьются ангольцы - стрелять начнут». Да им и в голову не могло прийти такое, что alcool можно пить.
Кубинцы во весь спирт, что у них был, понадобавляли авиационный бензин, которым заправляли Ан-2. Говорят, до меня наши отметили сборку и обкатку МиГ-21 метиловым спиртом с соответствующими последствиями. А на Кубе, как говорили переводчики, на всех аптеках висели таблички с надписью по-русски «Спирта нет».

По возвращении в Москву в десятке встретил летчика, который ближайшим рейсом должен был отбыть в Луанду, и начал его просвещать да инструктировать. Тот отмахнулся и сказал, что они не на долго (собрать, облетать и назад) и на весь срок в ящики с крыльями, фюзеляжами и т.д. напихали продуктов и водки. Вот интересно, доехало?

Известно, что у нас спиртное используется как «жидкий доллар», им за многое расплачиваются. В Анголе такого не было, на базе все делали за «так» или за значок с изображением Ленина, пока один товарищ не проставился в авторемонтной мастерской. Все, конец коммунизму, начали вымогать. Гришин на такое «напоролся» - грозил всякими карами тому, кто это сделал. Знали – кто, не стали ябедничать.

[21.10.2010 22:23:17] Жузе Милязеш
Старяков /Estariakov/
[21.10.2010 22:22:01] Жузе Милязеш
Ув. Кто такые Юри Федин и Павел Старякок? Ику Карреира утверждает (O Pensamento Estratégico de Agostinho Neto)что они руководили акции Нито Алвеш 27 Мая 1977.Спасибо
[21.10.2010 14:09:14] Шкариненко С.В.
Сергею В.Я же говорил -молодец,пиши.Действительно интересно читать.Спасибо.
[20.10.2010 17:19:54] Сергей В
Дело вот в чём. Поскольку раньше я, в основном, тем и занимался, что писал большей частью о несанкционированных контактах с местным населением (они, если кто-то помнит, были строго запрещены цэковской инструкцией), то сейчас я решил выполнить однажды обещанное, вернувшись к прежней теме. Рассказать о встрече с врагом и, - как просит уважаемый мною Максим Гладков, - с переосмыслением в контексте сложившейся политической обстановки. Мне, кстати, это здорово напоминает сеанс чёрной магии Воланда с её последующим разоблачением. Между прочим, я начал писать эту историю ещё прошлым летом, в отеле, на следующий день после состоявшегося диалога, и тогда же хотел сбросить на сайт по почте, но снова не хватило времени. Оттого, собственно, тест получился неприлично длинным. Sorry.
Вначале, в качестве короткой преамбулы или художественного фона, расскажу про город, в котором мне пришлось с ним познакомиться, а также про обстоятельства, сопутствующие нашей встрече. Собственно, раз уже на сайте появляются эфиопские хроники, то почему бы и не вставить пару эпизодов из жизни Бахрейна? В Манаме я был раз десять, может больше. Не считал. Для этого мне нужно было бы достать свои загранпаспорта и проверить количество штампов. Я безумно люблю этот город. Он загадочен, эклектичен и порочен. Местами здорово напоминает Луанду. Здесь есть узкие извилистые улицы, где на крышах ветхих домов с деревянными террасами устроены арабские вентиляционные башенки, довоенные изысканные особняки в стиле art nouveau, гостиница Хилтон в эстетике «золотых шестидесятых», на набережной выстроены современные небоскрёбы, дальше – Golden Mosque; почти напротив - возвышается фешенебельный Gulf Hotel, где в баре под названием Шерлок Холмс разливает виски шикарная мулатка с матовой кожей по имени Лола, приехавшая сюда из Эфиопии в поисках богатого мужа. На соседней улице стоит незаметная, но очень вкусная итальянская пиццерия «Помидор» (к сожалению, недавно закрылась) с официантками из Румынии, и там, внутри на стенах развешаны в рамках фотографии почётных гостей и кинозвёзд, а в туалете можно даже увидеть фото Филиппа Киркорова. Чуть дальше, во дворах находится злачное заведение Al Bustan с женским персоналом из Таиланда и филиппинской рок-группой, блестяще исполняющей рок крутого замеса, буквально «для Толика и его столика», но исключительно бесплатно, по индивидуальным заявкам, которые гости пишут на специальных, разложенных на столиках бумажках. Лично для меня, уже изрядно выпившего, ребята даже сбацали какую-то вещь Мэрлина Мэнсона. Вряд ли стоит посещать полуподвальный клуб Ranger – традиционное место сбора американских морпехов, но не потому, что могут запросто отоварить, а из-за грохота блюз рока (я, если честно, не большой любитель этого чисто американского стиля), перемешенного с воплями посетителей. Что про них сказать? Настоящая военщина: все, и бабы и мужики, накаченные, в наколках, орут что-то типа: за ВМС!, глушат пиво с текилой на прицеп и изводят себя до изнеможения армрестлингом. Но всё как-то в рамках приличий. В общем, в этом городе много чего есть, в том числе и в плане удовлетворения тонких музыкальных пристрастий, в диапазоне от ливанской эстрады до Элвиса Пресли, и мне гораздо легче перечислить, чего здесь нет. Нет движения против незаконной эмиграции, «Наших» (напомню, что «Наши» у Ф.М. Достоевского – это конкретно Бесы), нет ментов, которые бы стали, к примеру, проверять паспорта у пакистанцев и устраивать «субботники» с марокканскими проститутками, нет блатного музона в эфире, и, наконец, нет алчных девелоперов, не оставивших бы, пожалуй, от этого замечательного города камня на камне и понастроивших бы поперёк дорог торгово-развлекательных центров. Врагов и «пятых колонн», там тоже, кстати, не наблюдается. Хотя вертикаль власти, несомненно, присутствует. Поэтому сюда идут валом иностранные инвестиции, страна процветает, а правительство особо не задумывается над тем, как откатить бабла с проекта по улучшению имиджа Бахрейна за рубежом. Подхожу к теме, потому что чувствую, что меня, как Остапа понесло.
Поздно вечером после переговоров, когда мои шефы отправились туда, где присутствие переводчика не является остро необходимым, я отправился в кафе возле Рица на берегу залива, накатил там пару соток, закурил и сразу заметил, как к моему столику приближается здоровенный негр лет шестидесяти, с шрамом на шее и вмятиной на лбу. Знаете, такая довольно рельефная вмятина, будто ему череп не раскрошили, а буквально продавили чем-то тяжёлым. Мой приятель Жора, служивший в Мозамбике, рассказывал про одного легендарного повстанца из ФРЕЛИМО, за убийство которого португальская военная администрация назначила крупное вознаграждение, и в которого боец из Flechas (колониальные коммандос) стрелял из Вальтера в упор три раза, целясь, преимущественно, в голову. Так вот, все пули отлетели от черепной коробки, а спецназовец вернулся на базу психически надломленным и местами изувеченным – партизан, оправившись, от испуга, успел покалечить его сапёрной лопаткой. К чему это я? К тому, что, увидев незнакомца, сразу же вспомнил эту историю, изрядно к тому моменту подзабытую.
- Не узнаёте, сэр? - спрашивает он.
– Нет, - отвечаю, - решительно не узнаю.
– Как же, - продолжает негр, - три года назад, когда вас ночью охранники из Шаратона вывели, я помог вам машину найти на парковке, а потом ещё довёз, куда надо и спать уложил. Разве не припоминаете?
Скажу честно, я хоть человек и сентиментальный, но далеко не все воспоминания меня как бы согревают. Главное, что упомянутый им загадочный вечер стал сразу фрагментарно, но довольно гармонично возникать у меня перед глазами, я даже вспомнил, куда именно он меня доставил - в лупанарий, где уложил спать, сами понимаете с кем, и совсем не бесплатно, как кому-то может показаться. От всего этого, его тона, развязных манер и особенно вмятины на лбу мне стало как-то не по себе. А тут ещё, гляжу, он усаживается без приглашения за мой столик и заказывает пиво, особо не церемонясь. Пора, - думаю, - закрывать этот вечер воспоминаний, но вслух, для соблюдения приличий, говорю: - знаете, приятель, подобные истории случались со мной неоднократно и в разных странах мира (это правда), поэтому вы не исключение и, в целом, - подчёркиваю, - для общего контекста не характерны. Это я так умно выразился, чтобы он поскорее проваливал.
– И где же, - поинтересовался он, - вы, например, бывали?
Мне бы тут распрощаться, но я вместо этого в припадке дурной правды говорю: - в Анголе, например, бывал.
- Тогда, - подзывает он официанта, - пива не надо, а принесите нам двойной виски безо льда, - и, обращаясь ко мне, добавляет: - капитан, наверное.
Какая-то, - думаю, - начинается булгаковщина в чистом виде, но сам спрашиваю: - почему вам так кажется?
– Because captain is always a captain, - ответил он. Типа, капитан – он всегда капитан. Но в английском тексте было нечто большее, знак уважения, что ли.
Не знаю почему, но после такой ремарки он мне стал сразу симпатичен, мы, естественно, добавили, после чего пришла очередь задавать вопросы мне. Оказалось, что Амир Тарабузи, - так звали незнакомца, - не просто побывал в Анголе, но служил в ФНЛА, причём не где-либо, а на востоке, в районе алмазных приисков, в тех самых местах и в те же, приблизительно годы, что пришлись на время моей первой командировки. Трудно вспомнить, сколько мы выпили, но ближе к ночи, когда мы сидели, едва ли не обнимаясь, он поведал мне историю своей жизни, извилистой, сюжетной и весьма драматичной. Почти что исповедь. Привожу всё по памяти.
Вырос Амир на маленьком острове возле Занзибара, где у отца был свой бизнес: морской катер с крупнокалиберным пулемётом, который ему подарили немецкие парашютисты за то, что он укрывал их в годы войны от английских оккупантов. «За гостеприимство», - подчеркнул он. На этом катере отец встречал богатых белых яхтсменов, следовавших обычно из Занзибара дальше на Сейшельские или Коморские острова. Часто брал с собою сына - помогать менять ленты с патронами и топить трупы. «Папаша мой, - уточнил Амир, - пленных ведь никогда не брал, хотя сдавались часто. Кормить их, опять же надо». Всё шло хорошо, мальчик оставил школу – к чему учиться, если всего и так хватает, - и начинал подумывать о том, чтобы расширить семейный бизнес, купить, к примеру, у наёмников торпедный катамаран или даже гидроплан с ракетными установками, но тут в Танзании победила партия Шама Мапиндузи, после чего началось объединение морских территорий. Они боролись против такого объединения всем островом, но силы были неравны, с одним пулемётом, хоть и крупнокалиберным, много не навоюешь, а в самом конце шамапиндузийцы закидали их с самолётов бомбами с ядовитым газом, оставленными им немцами и тоже, как оказалось, в знак благодарности за оказанное некогда гостеприимство. «Такие они, как выяснилось, добрые люди эти фашисты», - заключил Амир с грустью. Ему единственному удалось спастись, он долго плыл на катере, пока не кончилось горючее и его не прибило к чужому берегу, дикому и мёртвому. Потом он шёл по пустыне, не помнил сколько, кончилась вода во фляге, и через два – три дня пути его, совершенно обессилившего, подобрали люди в белом. В этой стране, – название её Амир так и не запомнил, – мужчины ходили в белом, женщины - в чёрном, а говорили и те и другие по-арабски. Там ему пришлось принять мусульманство, потому что выбора не было. Право на существование давали только тем, кто верил в Пророка Магомета, остальных же казнили или выгоняли с позором. Но он, тем не менее, проникся верой и вскоре тоже стал обладателем красивой белой одежды, которая ещё тем была хороша, что под ней легко умещались два Узи, короткие автоматы, которые они выменивали у евреев на алмазы. Ещё, в качестве бонуса, они выдавали им патроны и ручные гранаты. Тут, помню, я удивился. «Постой, - говорю, - откуда там взялись евреи, да и алмазы тоже?». - «Где алмазы - там всегда и евреи», - ответил он, словно отрезал и продолжил: камни эти добывали в соседней стране французские геологи, беззаветно верившие своим охранникам, но не верившие в Пророка. Евреи же, – откуда они приплывали, он никогда не спрашивал, - встречали их, обычно, с деньгами и оружием на брошенной пристани, где швартовалась их шхуна. «Они, - добавил Амир, - были намного хитрее фашистов, хотя, я слышал, и среди них встречаются приличные люди». Но фашистов он лично никогда не видел. Вскоре, однако, пропали и евреи, потому что, наконец-то, началась война с Танзанией. Амир вступил в армию добровольцем, чтобы отомстить за отца и своих земляков, за слёзы вдов и матерей, и разряжал в солдат из Шама Мапиндузи свои автоматы (он так и таскался по полю боя с двумя стволами) до тех пор, пока к врагу на вооружение не поступили советские танки и артиллерия. Рассказывая об этом, он сразу уточнил, что из-за своей необразованности не мог долго понять термин «советский», полагая, что это название крупной военной фирмы. Вроде как «Браунинг» или «Смит и Вессон». Потому что всё у них было надёжное и безотказное – миномёты, пушки, а автоматы особенно. Другие же над ним смялись и говорили, что это такое государство, но Амиру казалось, что врали: не может же, - справедливо считал он, - государство не производить ничего, кроме оружия, да ещё в таких огромных количествах. Танков, вспоминал он, было особенно много. Они расстреливали их из пушек и давили гусеницами умирающих солдат. В общем, он опять бежал, на этот раз довольно далеко, в Катангу. Переплыв по пути несколько судоходных рек. Между тем, воинов Ислама повсюду преследовали полиция и разные спецслужбы. И если, к примеру, не находили у них при обыске ничего ценного, кроме Корана, то сразу, конечно же, втыкали ножик в брюхо, чтобы проверить таким нехитрым способом, не успел ли кто-либо из них проглотить свои алмазы. Звери, одним словом. Хуже фашистов. В Заире вскоре началось восстание. Его возглавили родственники убитого президента Лумумбы. Они давно хотели независимости, чтобы забрать себе все медные шахты и алмазные рудники, только и у них ничего не получилось. «Независимость, - заключил Амир, - тоже бизнес. Вроде того, что был у моего родителя с пулемётом». Но тут всем на удивление высадились бельгийские парашютисты, которых, как он понял, наняли евреи. Белые солдаты начали сжигать одну за другой все деревни в провинции, Амир опять отстреливался, пока оставались в магазинах патроны, многих душил верёвкой прямо из засады, но численное преимущество снова, как и прежде, было на стороне противника. «И не состоялось у меня, - произнёс он с горечью, - в жизни ни одной войны, в которой стояла бы за мной внушительная и хорошо сплочённая белая сила». В общем, ему не оставалось ничего, как снова прыгнуть в реку (дело было привычное), а когда он вынырнул, то оказался уже в Анголе, где его подобрал небольшой отряд чёрных бойцов в камуфляже без знаков различия. «Это были солдаты ФНЛА», - объяснил Амир. Дела, по его словам, шли у повстанцев совсем худо. Их боссы вроде как переехали к тому времени на ПМЖ в Европу, оставив своих подчинённых без идеологической поддержки и материальной помощи, отчего иной перспективы, кроме как перехода на полный хозрасчёт и самофинансирование у них не оставалось. Впрочем, их комиссар поведал Амиру за стаканом кукурузного самогона о том, что СССР – это не фирма и даже не корпорация, а огромная, раскинувшаяся на полмира страна, по сути, государство жестоких кочевников, посылающее своих кубинских воинов колонизовать широкие африканские пространства. Поэтому, - добавил комиссар, - шансов на победу у нас почти никаких: надо ограбить банк и сматываться. На вопрос, почему именно банк, комиссар пояснил, что был у него в Вила Лузу дружок из железнодорожного депо по имени Поло. Помог этот Поло, – говорят за большие деньги помог, - уехать из города на тепловозе двум авторитетным уголовникам. Но видно те здорово где-то поработали, должно быть, банк взяли или солидного ювелира грохнули, если за ними фараоны приехали из самой Луанды. Поло явился к нему в гости промочить дельце. «Сидим, поддаём, не закусываем, мозги прочищаем, вдруг стук в дверь. Мы, говорят, ассенизаторы, - это говночисты по-нашему, - открывайте, у вас протекает, соседи, мол, жалуются, весь газон у них из-за вас засранный. А Поло он, когда его говнюком обзывают, то очень горячий становится даже, если трезвый. Сорвал со стены мой Манлихер и начал в них палить сперва через дверь, затем из окна. Уложил троих, а когда понял, что это полицейские, то смылся. Я считаю, что те сами виноваты: если вы из полиции, то так и скажите. Зачем же врать про говночистов? Или, может, они сами так промеж себя друг друга называют на своём жаргоне, не знаю. Но Поло, думаю, об этом не догадывался. Меня, короче, взяли, считай, что ни за что. Я как из тюрьмы вышел, то сразу, естественно, примкнул к освободительному движению. Бороться с ненавистными колонизаторами. Но теперь вижу, что напрасно», - так закончил комиссар свою печальную историю, как бы подтвердив тем самым довод в пользу налёта на банк. Однако же найти в окрестных сёлах нужный банк было делом не простым, а, кроме того, соба объяснил им, что даже в случае успеха предприятия, взятая ими наличность вряд ли представит ощутимую ценность – времена, когда что-то можно было на деньги купить, ушли безвозвратно. «Социализм», - восторженно произнёс образованный комиссар и выпил с горя самогону. Конец их приключениям, да и самому отряду, ряды которого заметно поредели по мере посещения деревень, наступил вскоре, и был как бы не вполне предсказуем. После долгих мытарств и лесных шатаний они набрели на брошенный шахтёрский посёлок, где вначале обыскали складские помещения, заполненные, в основном, геологическим оборудованием, динамитом и бензином в канистрах. В кирпичном здании администрации кто-то из них обнаружил коробку с консервами, а в соседней комнате стоял огромный бронированный сейф. Все понимали, что его надо открыть, но никто не знал, каким именно способом. С подрывной подготовкой, надо думать, у ребят были проблемы. Комиссар, оставшийся в подразделении за старшего, неожиданно сказал, что когда-то давно он пустил под откос паровоз и, в общем, технику этого дела неплохо знает. Он велел прикрутить детонаторным шнуром к замку несколько динамитных шашек и приладить снизу бикфордов шнур, не уточнив, правда, его размера. Когда всё было закончено, и шнур зашипел, все бросились к дверному проёму, довольно узкому, где сразу же началась давка, и лишь один Амир догадался выпрыгнуть в окно. Он едва успел подняться на ноги, как сверху, сразу после оглушительного взрыва, вылетела бронированная дверь, угодившая ему в голову. «Прямо вот сюда», - указал он на вмятину. Придя в себя, Тарабузи, проковылял на второй этаж, где на окровавленном, заваленном изуродованными телами полу, были рассыпаны алмазы. Много блестящих камней, излучавших в полутёмной комнате зловещий багровый свет. «Diamonds are forever», - очарованно пропел Амир.
- И куда же ты их пристроил, - спросил я, затаив дыхание.
«Долго болела голова, - сказал он, ещё раз постучав себя по лбу. А когда перестала, то понял, что алмазов полно, это, безусловно, плюс, но нет вокруг ни одного еврея, и это очевидный минус». На этом месте, помню, мы с ним взяли ещё по сотке, и выпили, по моей просьбе, за евреев отдельно. Он принципиально не возражал. В общем, на этом его партизанская борьба без внятной политической окраски закончилась, и Тарабузи стал снова, как и раньше, искать дорогу, только не знал, куда именно. Не было ни родины, ни друзей, ни страны, ни дома, где его бы ждали. Не было вообще ничего, кроме горсти камней, окрашенных пятнами крови. Размышлял он, тем не менее, недолго – где-то вдали уже были слышны выстрелы. Амир тщательно завернул камни в два целлофановых пакета, завязал бечёвкой и отправился в уже знакомую деревню, где купил у местного собы джип, у него же навёл справки о проживающих за границей родственниках, и поехал по мало известной дороге назад в Заир, где, образно выражаясь, встал на путь новой жизни. Средств теперь хватало. Ещё через несколько лет он оказался в Марокко, женился и обзавёлся рестораном, но молодая супруга оказалась не редкость капризной стервой («никогда не женись на марокканках», - посоветовал мне Амир); к тому же, его стали одолевать алчные родственники, подозревавшие о нетрудовых доходах Тарабузи. По непререкаемым обычаям страны пребывания ему пришлось откупаться и переехать сюда, в Манаму, где он открыл на паях шикарное заведение с девочками. «Теперь, - сказал он, - никаких проблем: ни с бабами, ни с деньгами».
На этом, собственно, мы и расстались. Вы можете верить или не верить в правдивость этой истории. Мне кажется, что всё это чистая правда. Я всегда говорил, что Ангола – это сюр, а мы в Анголе, по Достоевскому, чистое недоразумение.

[20.10.2010 10:25:46] Сергей Мартюшев
Служил 1982-1985, 7 кубрик, качегар, 2 машинное отделение, Прошу откликнуться всех кто меня знает и всем кто в это время тоже был тел.89120610981 г.Пермь
[20.10.2010 07:20:09] мацко
Борису Харитонову. Очень рад что ответили а то связи нискем нет, Живу в ХМАО город Пыть-Ях мой эл.адрес matsko-m@rambler.ru пиши
[20.10.2010 06:21:16] Борис Харитонов
Мацко(мичману РТС в/ч 42815)
Ряды прозорливцев прибывают!
НА построениях мы стояли напротив-РТС у второй башни ,а мы БЧ-3-у борта.Рядом с тобой стоял всегда Юрка Мекеня(до своей посадки).
Мой старшина команды -мичман Петров Николай Михайлович ,к-р БЧ ст л-т Чурсин И.А.
Хорошо тебя помню,есть много фото .
Живу недалеко от Новосибирска ,там живёт твой бывший РТСовец КОЦЮК Игорь,был у него в гостях прошлым летом.Тебе нужен его телефон?
Мой тел 8-961-986-16-50.
Я служил с мая 1979 по ноябрь 1981 в БЧ-3 ,кубр 2,пост наводки РБУ лев борта,есть связь со многими прозорливцами.Могу многое рассказать,сообщи здесь свой эл адрес
[20.10.2010 00:01:13] Орест Коргут
Сергею Коломнину,Однажды в Лубанго в отеле Наполеон в 82г кто-то из переводчиков рассказывал мне об этом печальном событии,
[19.10.2010 23:48:23] Максим Гладков
Для Ex-Wife-

Просто в Анголе в мое время было 10 военных округов. Эфиопия в вашем описании вполне сошла бы за 11-й, настолько всё близко и похоже.

МГ
[19.10.2010 19:41:22] Сергей Коломнин
Думаю этот эпизод, произошедший столице Анголы в феврале 1982 г. вполне можно отнести к теме октября «Местное население». В нем отражена тема взаимоотношений с местным населением в очень непростой ситуации, связанной с трагической смертью рядового ангольского гражданина по вине нашего советника. В результате завершилась его карьера в Анголе, а мы тесно столкнулись с ранее неизвестными ангольскими реалиями и узнали один из местных племенных обычаев.

«Недавно назначенный советник командующего ВВС и ПВО (ФАПА/ДАА) полковник Петр Прокопьевич Карвелистов (в моей книге «Русский спецназ» он выведен как Петр Петрович Ксенофонтов) попал в феврале 1982 г. на своей «Волге» в дорожно-транспортное происшествие, сбив насмерть ангольца. И был по решению посла «в 24 часа» отправлен в Союз. В этой аварии он был, по большому счету не виноват: анголец выскочил на перекресток и попал под колеса внезапно, в месте, где не имелось пешеходного перехода. А Карвелистов, человек в возрасте, с ослабленной реакцией, и, к тому же, практически не обладавший опытом вождения легкового автомобиля. А тут положенная по штату «Волга» при отсутствии персонального шофера (он полагался только главному военному советнику), и вдобавок, незнакомый город. Кстати, возраст некоторых наших советников не только отрицательно сказывался на их здоровье (когда человеку под пятьдесят, жаркий и влажный тропический климат переноситься очень тяжело), но и в ряде случаев, препятствовал психологической совместимости с ангольцами. Подавляющее большинство подсоветных были молоды, темпераментны, жизнь «била в них ключом», и наши «старички», как они их называли «вельётеш», не всегда вписывались в схему отношений.

Но, как потом выяснилось, отправили Карвелистова в Союз напрасно. Перестраховались. Но такие в посольствах, и не только в наших, правила: в случае сложностей с местным законодательством, быстренько выслать человека из страны, спасти его от судебного преследования, возможного наказания или тюрьмы. Такая практика существует и поныне. К тому же Африка, есть Африка и не всякий государственный закон имеет здесь силу. Там правят обычаи, традиции, подчас жестокие и кровавые. За убийство соплеменника (автомобильный наезд - то же убийство), можно было получить по полной программе. И в Луанде, и других городах были случаи кровавых расправ над иностранцами в подобных ситуациях. Так, в 1982 году в районе столичных трущеб - «мусекеш», разъяренной толпой был буквально разорван на куски болгарский гражданин, задавивший в нетрезвом виде африканскую девочку. Ему не смогли помочь даже кубинцы, чей военный автомобиль проезжал в это время мимо...

Однако в случае с советским военным советником Петром Карвелистовым, как раз ангольские обычаи и сыграли прямо противоположенную роль.

Сразу после наезда, пострадавшего ангольца нашими усилиями срочно доставили в кубинский военный госпиталь. Но там ему помочь не смогли, удар был слишком силен. Вскоре в госпиталь приехала группа родственников погибшего. Мы приготовились к самому худшему, и потихоньку с помощью кубинских врачей вывели полковника Карвелистова через запасной выход и отправили домой.

Женская половина родственников разом протяжно, как-то по ритуальному, запричитала, заплакала. Через какое-то время от группы родственников погибшего, некоторые из которых были одеты в национальные ангольские одежды, отделился человек и подошел к нам. Это был, как оказалось, дядя покойного – старший в семье. Выслушав наши соболезнования и заверения, что «камарада советику» не виноват в происшедшем, он спокойно, без истерики задавал нам всего два вопроса.
Как высоко положение человека, убившего его племянника (он так и сказал «убившего», а не «совершившего наезд, аварию и т.п.), и где конкретно это произошло: на прямой дороге или перекрестке?
Получив ответ, что советский советник - «большой шеф», а дело случилось на разъезде перед национальным аэропортом, он с удовлетворением кивнул и вернулся к родственникам.

По оживленной реакции ангольцев и даже почти что доброжелательным (по крайней мере не откровенно враждебным) взглядам некоторых родственников в нашу сторону, мы поняли, что сведения, сообщенные семье, ее удовлетворили. Через несколько минут обсуждения дядя вновь подошел к нам и бросил несколько слов, среди которых явственно различался термин: «кименга».

Так у племен баконгу называется натуральный вид штрафа, который уплачивается провинившимся в пользу родственников пострадавшей семьи при ранении, убийстве соплеменника и какого-либо другого ущерба. В случае убийства виновному, в принципе, полагалась смерть, но если семья сделала «скидку», то выплачивался «кименга». В случае с Карвелистовым семья сделала «скидку», во-первых, на знатное, по их понятиям, происхождение и положение виновного советского советника – «большого шефа».
А во-вторых, место пересечения нескольких дорог у баконгу, к которым принадлежал погибший, считается священным.
Баконгу и вождей своих хоронили у перекрестков дорог и троп. Поэтому семья и решила ограничиться штрафом.

Словом пришлось нам быстренько скинуться и собрать, кто что мог. В общий котел «полетели» несколько бутылок водки, пара брюк и несколько военных рубашек, поношенные фапловские ботинки с берцами, нехитрая кухонная утварь. Одна из советнических жен выделила в уплату «кименга» отрез ткани, который, как выяснилось позже, привел в восторг женскую половину семьи погибшего. Таким образом, конфликт «на семейном уровне» был исчерпан, а дорожная полиция, в то время крайне лояльно относившаяся к «советским интернационалистам», ввиду отсутствия иска со стороны родственников прекратила дело.
Но советническая карьера полковника Петра Карвелистова была окончена и к тому времени он уже находился в Союзе».

Валере Назарову
Валера, спасибо, я не возражаю, можете использовать. Лишь бы пошло на благо нашего «ангольского дела».


[19.10.2010 08:11:07] Сергей Мартюшев
Служил в БЧ-5 с 1982 по 1985г В команде кочегаров 2 машинное отделение. В одноклассниках тоже есть страничка. Там около 5 человек.
1 2 3

СОБЫТИЯ

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

Книгу Сергея Коломнина "Мы свой долг выполнили. Ангола 1975-1992" можно приобрести: В Книжной лавке РИСИ: г. Москва, ул. Флотская, д. 15Б. Для посещения магазина нужно заранее созвониться: Телефоны: 8 (915) 055-59-88 8 (499) 747-91-38 8 (499) 747-93-35. 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)