Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 11. Романтика

Перейти к разделу >>

 

Помним о прошлом, уверенно смотрим в будущее!

16 ноября 2019 года Союзу ветеранов Анголы исполняется 15 лет! 
Александр Маляренко

То, что кубинские солдаты и офицеры, в частности, операторы, инженеры, техники, летчики и штурманы, имели высокого уровня подготовку, не удивляло, а воспринималось в Анголе как данное. Сейчас пришло понимание того, что уровня-то этого они достигли за сравнительно малое время после кубинской революции. Что особенно контрастирует с «достижениями», продемонстрированными за последние 20 лет армиями СНГ (исключения не в счет).

Про человеческие качества кубинцев уже много написано, не буду повторяться, разве что еще раз отмечу, что общение и работа с кубинцами – самые лучшие воспоминания об Анголе.

Замечу в скобках, что при мне в Анголе не было такого слова «кубаши», часто встречаемого на сайте Союза ветеранов Анголы. Не нравится оно мне.

КАК Я ОТМЕЧАЛ 23 ФЕВРАЛЯ 1978 ГОДА

Прилетели мы числа двадцатого с группой кубинских офицеров, в том числе штурманом по имени Андрес, в Менонге. Бросили вещи в ангаре, ждем прибытия каравана, в составе которого идет РЛС, на которой я должен был обеспечивать действия авиации. Караван задержался, есть практически нечего, но кубинские солдаты не скучают, безо всякой команды наводят порядок в ангаре, где все разместились на постой. Вымели мусор, собрали пустые бутылки, закопали их в землю донышками кверху, изобразив контур острова Куба. Никто не ноет. Ждем.

По радио пришло сообщение о том, что караван попал в засаду. Из импровизированного КП выбегает командир, подполковник Лачиондо, сообщает всем об этом и объявляет, что Ми-8 вылетает на поддержку, нужны добровольцы. Кубинские солдаты дружно выбежали с оружием к вертолету. Отобрали несколько человек, вертолет улетел.

Пришел караван, с РЛС приехали операторы, подшучивают над Оральо, который выпустил в лес весь рожок во время нападения на караван, спрашивают, в кого это он стрелял. Развернули станцию, завел агрегат, проверил станцию, погонял, чтобы аккумуляторы, простоявшие в Уамбо, зарядились и не подвели в ответственный момент. Побрился наконец-то. Кубинцы на позиции выложили из мешков с землей стрелковые ячейки для наземной обороны, окопы выкопали. Готовимся к «применению по назначению». Как-то вечером отхожу от станции по нужде, Андрес мне: «Куда пошел?» «Надо», - говорю. «Туда, к кустам, не ходи, могут быть мины. Иди туда, да автомат возьми».

Сижу с автоматом, смотрю на звезды, смех разбирает. Возвращаюсь и вижу, что Андрес сидит за бруствером и свой АК на лес направил. Задело слегка самолюбие. «Слушай, - говорю. - Я тоже военный, тоже офицер и мы с тобой в одном звании. Что ты со мной как с дитём обращаешься?» А он мне почти жалобным голосом: «Александр, я тебя прошу, будь осторожен, не лезь куда попало. Командир сказал, если что с тобой случится, он мне голову оторвет». Если есть такая материальная вещь, как окопное братство, то Андрес – мой окопный брат.

23 февраля с утра кубинцы и ангольцы начали наступление. Нарвались на засаду, вызвали авиационную поддержку. Всё, что имели Ми-8, это 4 кассеты с НУРСами и стрелки в окна на обе стороны. Для связи с землей на Ми-8 были радиостанции Р-109, которыми принимались с земли команды целеуказания. Кубинские летчики в нарушение всяких инструкций для большей точности пускали НУРСы с малой высоты и малых дистанций, превращаясь в живую мишень. Прилетали с пробоинами и потерями. То правому летчику ногу прошьет, насквозь снизу всю кабину прошили пули, то солдату – в шею. Один раз был пробит редуктор, прилетали из Луанды менять наши гражданские спецы. Корячились под потолком в ангаре. После замены сказали мне, что ребятам крупно повезло: пару сантиметров бы ниже – выгнало бы масло и назад не вернулись бы.

К обеду 23-го начали вывозить на аэродром раненых и груз 200. Нарвался на мину БТР старого типа, такой угловатый, похоже, на базе шасси ЗИЛ-157. Их киношники в фильмах про войну всегда снимали как немецкие. Мина была установлена по китайской технологии. Говорили, китайские инструкторы научили этому унитовцев. Под мину закладывается фугас для усиления. Эффект страшный. А миноискателей нет, только проволочные щупы.

Привезли на носилках накрытое тело, что осталось от солдата этого БТР, и сгоревшие АК со вздувшимися рожками от взрывавшихся патронов. Все это стоит сбоку от ангара. Штурман Андрес говорит: «Пошли, посмотрим». Отказываюсь, нездоровое это какое-то любопытство. Он начинает поддразнивать: «А, боишься!» Поплелся за ним. Только подошли, выскочил капитан, отвел Андреса в сторону и, видно, вздрючил. Как потом рассказал Андрес, главная его вина была в том, что если вдруг советский товарищ увидит труп и ему станет плохо, какой пример будет для их солдат!

Вечером говорю штурману: «Слушай, у нас сегодня праздник». «Да, знаю, конечно, 60 лет Советской Армии». Продолжаю: «У меня есть с собой бутылка коньяку (припас «Наполеон» от Совиспана), удобно ли будет, если мы отметим праздник, все-таки сегодня ваши погибли?» «Нормально, - говорит. - Война есть война. Давай свой коньяк». Вечером собрались все кубинские офицеры, досталось понемногу, однако не это главное. В годах уже негр-капитан, с которым мне и в других местах быть приходилось (он Андреса и строгал из-за меня), такую речь сказал: «Всех, особенно, советского товарища, поздравляю с праздником. Мы сегодня на этой войне за свободу ангольского народа счастливы, что среди нас находится советский товарищ, с которого мы берем пример!» Это они, тертые мужики, с меня, практически мальчишки, пример берут! Ну, и дальше. Сегодня от таких слов прослезился бы, наверное. Вот так я отмечал 60-летие Советской Армии.

ПРО АНСАМБЛЬ «ИРОКЕРЕС»

Выступал у нас на базе ВВС ансамбль «Ирокерес». Кубинские ритмы никого не оставят равнодушным. А тут где-то к концу выступления на пустую сцену выходит один из музыкантов с маленькими барабанчиками, висящими на шее, совсем маленькими, помельче бонго, и начинает звонко отбивать на них ритм. Потом второй, с чем-то вроде калебасы внутри сетки, в узлах которой как будто бобы вплетены, при тряске издает «чи-чи-чих, чи-чи-чих». Потом терка, по которой палочкой извлекается треск. Потом еще бонго, маракасы, тумбадора, ковбел (металлический инструмент, похожий на придавленный кулек), звонкие палочки, еще и еще, всё это трещит, шуршит, стучит, звенит, гармонично сливаясь в едином ритме. Все быстрее и быстрее «чи-чи-чих, чи-чи-чих», все быстрее барабаны и барабанчики. Что творится в зале! Кубинцы вскочили, пританцовывают в проходах, полный экстаз и восторг! Это надо видеть и слышать, беден язык человеческий, чтобы словами описать.

КАК Я НАУЧИЛ КУБИНЦЕВ ИГРАТЬ В КАРТЫ

Фидель запретил карточные и прочие азартные игры. Из карточных кубинцы играли только в разрешенную «веришь, не веришь». Азартно, с шумом и смехом играли. Скоро всем в Чамутете, где мы жили пару дней, это надоело, и я предложил офицерам из группы начальника РТВ научить их играть в «Фараона». Объяснил правила. Они между собой посовещались и решили, что будь тут Фидель, он бы разрешил такую игру. И начали мы играть в «Фараона». Тут надо пояснить некоторые правила. Всем сдается по 3 карты, одна открывается. По очереди бросают такую же карту или масть, что лежит сверху. Нечего бросать – тащи из колоды одну. Кто все сбросил, тот закончил кон, остальным записываются очки. Кто 121 набрал – вылетел, играют оставшиеся, побеждает последний оставшийся. Самое главное, если бросил туза, следующий игрок пропускает ход. Если бросил семерку, следующий пропускает ход да еще набирает из колоды две карты. Вот это ребятам нравилось больше всего. Прибережет семерку, шваркнет ею об стол в нужный момент и вопль на всю округу: «Коме мьерда!». А как вопят при этом собравшиеся вокруг болельщики, особенно вылетевшие первыми! Потом соседи, наблюдавшие за игрой, научились, и пошли шум и крики по комнатам. Летим в Ан-26, контуженый на носилках без сознания мечется, медсестра за ним присматривает. Говорю: «Неудобно в карты играть да веселиться, раненый же тут». А они мне: «Война есть война». И дальше игра пошла, правда, без особых эмоций. Правильно это или нет, но было.


КАК МЫ СУББОТНИК ПЛАНИРОВАЛИ, А КУБИНЦЫ ЧУТЬ ЕГО НЕ СОРВАЛИ

Близился ленинский субботник. Провели совещание по этому поводу, замполит составил план работ, распределил людей, назначил старших. Заготовили метлы из листьев масличной пальмы, два дня не мели площадку возле казармы для обеспечения широкого фронта работ. А накануне приходит кубинец и говорит, что они решили нам помочь: у нас тут мусорно и они сейчас все подметут. Хорошо, дежурный на месте был и остановил, а то бы сорвался субботник.

КАК КУБИНЦЫ В ОДЕССЕ ТОПОГРАФИЮ ИЗУЧАЛИ

Рассказывал Даниель Ортега, зампотех кубинского батальона. Когда он учился в Одессе, на практическое занятие по топографии их вывезли в поле. Преподаватель показал на карте точку стояния, указал точку назначения и велел через 2 часа быть там. Оставил кубинцев одних и уехал. Те смотрели-смотрели на карту и решили в ближней деревне спросить дорогу. Подходят к первому дому, из-за забора бабушка выглядывает: «Чи вы, хлопцы, нимцы?» Те отвечают: «Нет, бабушка, мы кубинцы». «А, вива Куба! Заходьте, заходьте!» Завела их к себе и давай угощать. Часа через два уже после назначенного срока преподаватель в указанном месте их не дождался, испугался и начал разыскивать. Нашел, «умеренно веселых». С тех пор их одних не оставляли в поле без преподавателя.

Ортега после Одессы здоровался чаще всего словами «Здоровеньки булы!»

О ТОМ, ЧТО СЛОВО «НЕГР» СОВСЕМ НЕ РУГАТЕЛЬНОЕ

Это у американцев нельзя произносить слово «негр»: неполиткорректно. Как шутили по ТВ, у них надо петь: «Жил да был афроамериканский кот за углом…». От ангольцев слово «негр» не слышал, не помню, а кубинцы его обыденно использовали. Приехали к нам на базу с Кубы артисты. Выходит негритянка и объявляет себя: «Аора ва кантар уна негрита» (сейчас споет негритяночка). Или военные друг к другу обращаются, независимо от цвета кожи говорящего: «Ойе ме, негро!» (послушай, негр!). Однажды шел по аэродрому, наблюдал такую сцену. Кубинский солдат (негр) красит оранжевой эмалью авиационное имущество и наблюдает за работой ангольца (негра). Кубинец смотрел-смотрел и говорит: «Эй ты, негр! Будешь так работать – социализм никогда не построишь!»

Был на базе кубинский офицер, весельчак Серийо. Вот он был радикально черного цвета. Так он иногда говорил и по-русски, и по-испански: «Я тут самый белый среди вас».

ЧТО ТАКОЕ СОВЕТСКО-КУБИНСКИЙ РАЗГОВОРНИК

Приятель наш, Франк Вальверди Бонсон, изучал русский язык с помощью радиопередачи, которая на Кубе примерно так и называлась: «Изучаем русский язык по радио» - популярная передача, по словам Франка. В начале нашего знакомства он мало-мало балакал по-русски, но не очень. А мы не только испанского не знали, португальский только начали учить. Поэтому у меня была специальная тетрадь, в которой в ситуации непонятности что-то рисовалось. Например, рассказывает он про фильм “Tiburon Sangrena”, а как по-русски будет “tiburon” и “sangrena”, не знает. Вот и рисует в тетради акулу (тут сразу понятно) и кровь, текущую из разрезанного пальца. Вот эту тетрадь я и назвал советско-кубинским разговорником. Потом уже Франк подтянул русский, а мы – португальский и испанский, и тетрадь я за ненадобностью выбросил.

О ТОМ, КАК ШТУРМАН ЭСТРАДА РАЗГОВАРИВАЛ ПО-РУССКИ С АНГОЛЬСКИМ МЕТЕОРОЛОГОМ

От португальской базы ВВС в Сауримо остались одни осколки, в том числе метеопункт, на котором работал парнишка-анголец. Он собирал показания приборов и записывал в журнал. Никуда эти метеоданные не передавались, возможно, никто и не знал о существовании этого метеоролога, но свое дело он исправно делал. Сняв в очередной раз показания, зашел он к нам в комнату, где мы со старшим лейтенантом Эстрада располагались. Слушал-слушал наши разговоры и спрашивает Эстраду, на каком таком языке мы разговариваем. А Эстрада отвечает, на меня показывая, что это вот камарада совьетико, и мы на советском языке разговариваем. Парень очень удивился и обрадовался, потому что про советикуш слышал, но ни разу живого не видел. А мы с Эстрадой решили в тот вечер по 100 граммов выпить, налили и ему. Парень быстро захмелел и попросил Эстраду, чтобы тот «фала кон амигу советику» (поговори со мной на советском языке). Эстрада, касакута эдакий, начал нести всякие матюги, какие только знал, а этот парень улыбается, не зная, что этот «шутник» говорит.

КАК АНДРЕС УНИТОВСКУЮ КАШУ ЕЛ

Кубинский штурман старший лейтенант Андрес до того, как в Анголе появились радиолокаторы и понадобились штурмана, воевал в пехоте, откуда его потом забрали. Всякое он рассказывал о своей военной жизни. Налетели они на лагерь унитовский, а те, удирая как могли, оставили всякое барахло, в костре еще угли горячие и котел с рисом стоит брошенный. Боялись, что рис отравленный, но, поскольку давно не ели, сели и едят рис. Выходит из лесу анголец, на шее на веревке висит ППШ без приклада. Ты кто, спрашивают его, УНИТА? Нет, отвечает, я - ФАПЛА. Ну, тогда садись, ешь. Поел этот человек и рассказывает, что он знал, что тут рис готовят, потому и шел сюда. Они когда не воюют или не сильно воюют, ходят друг к другу в тот лагерь, где сегодня есть еда. Сегодня у ФАПЛА рис получили - УНИТА у фапловцев обедает, потом ФАПЛА у унитовцев ужинает подстреленной газелью.

МЕЛКИЕ ЭПИЗОДЫ ОБЩЕНИЯ С КУБИНЦАМИ

Прибыли мы из Лубанго с группой кубинских офицеров в Менонге на день, а самолет за нами не прилетел, пришлось ночевать. Привезли нас куда-то, показали кровать. Ортега еще до этого ругался, что я, улетая из Луанды в Лубанго, не взял автомат. Ложиться спать – приносит венгерский АК с откидным прикладом, весь металлический, вешает на спинку кровати. Спрашиваю: «Где взял?» «У нашего солдата», - говорит. «А он как же?» «А он обойдется».

 
------------------

Почему-то наши старшие товарищи иногда относились к кубинцам и разговаривали с ними тоном и словами, какими разговаривают с малыми детьми. Меня это коробило, если был тому свидетелем. Был такой капитан Корона, спокойный толковый офицер. Он с отличием монинскую академию закончил, отлично по-русски говорил. Когда его кое-кто из наших начинал, бывало, поучать, как несмышленыша, он корректно молчал и только усмехался.

 
------------------

Полетел я первый раз в командировку в Сауримо. Только прибыл в Анголу, еще португальского не знаю, не то, что испанского. Вечером сижу, заходит кубинский техник Ми-8, здоровается: «Мне сказали, что здесь находится советский товарищ, он испанского не знает. Сходи поговори с ним, чтобы не так скучно ему было». Это были первые приятные впечатления от контактов с кубинцами.


------------------

Говорят, для тех, кто законы пишет, законы не писаны. Просят как-то кубинцы: не ездите по аэродрому во время полетов. Вы ж сами нас учили, что нельзя этого делать!

 
------------------

Прилетел старший лейтенант Франк Бонсон из отпуска, позвал к себе отметить это дело. Пошли, взяли с собой, что было, в том числе банку маринованных огурцов и бутылку водки. Франк – наш давний приятель, а там были еще незнакомые кубинцы. Разлили водку, предлагаю всем взять по огурцу, сказав при этом, что это наша классическая закуска. Незнакомцы русского не знают, Франк перевел: “Eso es la comida sovietica classica”. «Погоди, - говорю. - Франк, не комида (еда), а закуска». В общем, нарушился весь процесс, пришлось самому и с помощью Франка пытаться объяснять разницу между едой и закуской.

Не знал я тогда поговорки «Когда кончается водка, закуска превращается в еду». Может быть, проще было бы понять?

Раз уж зашла речь о лингвистике. Понятно, что в каждом языке есть идиоматические обороты, совершенно не используемые в других языках и представляющие проблемы перевода. Не зря существуют фразеологические словари. Вон В.В. Путину сравнительно недавно не могли перевести насчет обрезания. Так вот, брякнул однажды в ответ на что-то, сказанное Гарсия: «Хозяин-барин». Замучился переводить, хотя он русский знал. В словаре и «хозяин» - “amo”, и «барин» - “amo”. В общем, это значит, что дело твое, что хочешь, то и делай.

 
------------------

Сидим как-то у нас дома с кубинскими летчиками, попиваем принесенный ими ром Гавана Клуб, «Йо сой ун омбре синсеро…» («Гуантанамеру») поем. Рауль Перес выпил, слегка захмелел и начал выказывать обиду: «Почему у вас Че Гевару называют авантюристом? Для нас он – герой, а вы…» До слез дошел. И что мы могли сказать?

 
------------------

Поддал один наш товарищ и пошел бродить по базе. Часа в два ночи будит меня кубинец: «Забери своего, к нашему часовому пристает». Пошел забрал, сказал все, что об этом и о нем думаю. А ведь кубинцы – народ простой и решительный. На аэродроме авиетка странно маневрировала в сторону часового, так он, не задумываясь, очередь в район колес дал. И тут неизвестно, чем бы кончилось, не будь виновник совьетико.

 
------------------

ПМ, как научили кубинцы, отличная открывашка для пивных бутылок. Обойму слегка вынимаешь, чтобы оттянутый затвор зафиксировался, крышка бутылки поддевается передним выступом рамки, сверху крышку придерживает и создает рычаг обнажившийся ствол. Метод весьма распространенный, главное – безопасность и чтобы не видели, кому не надо это видеть. Кубинцы говорили, что у них на каком-то приеме Рауль увидел, как кто-то из офицеров открывает так бутылку, велел забрать пистолет и вложить в кобуру хозяина открывашку, раз уж пистолет ему нужен только чтобы пиво открывать.


------------------

Говорит как-то Даниель Ортега, зампотех радиотехнического батальона: «Знаешь, Александр, мы здесь, в Анголе, поняли, почему ваши на нас в 60-е годы так сердились»…

 



© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)