Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 04. Малярия (вариант)

Перейти к разделу >>

 

16 ноября 2019 года Союзу ветеранов Анголы исполняется 15 лет! 

Сергей Коломнин

Как человек, отработавший в Анголе почти пять лет, могу сказать, что наши отношения с находившимися там кубинцами всегда были доверительным и даже сердечными, почти интимными. Так, например, многие кубинские солдаты и офицеры осуждали ангольцев за леность и неспособность «к революционному порыву и самопожертвованию». Открыто этого, конечно, ангольцам никто из них не высказывал. Но в разговорах с нами это неизменно проскальзывало.

Не помню случая, чтобы кубинцы отказали нам в какой-то нашей просьбе или пожелании. «Ты старший брат, - говорил мне в 1980 году кубинец Серхио (при этом ему было под сорок, а мне еще не исполнилось и двадцати пяти). - Вы, советские нас научили всему, помогли, дали нам все, мы возвращаем вам в Анголе наш долг, мы братья – обращайся, поможем всем, чем сможем».

Как-то по дороге в район Кашито, при выезде из Луанды заглох мотор моего «Уазика». Сам я не дока в механике, что взять с гуманитария! Поковырялся в двигателе, подергал провода «высокого давления», фары протер – ну, не заводится. Остановил ангольцев на военной «Скании», те ни бум-бум.

 Метров через пятьсот вперед по дороге нашел какое-то кубинское хозяйство, обратился к часовому: мол, я, «советико», сломалась тачка, помогите завести или отбуксировать машину. Тут же все завертелось в вихре: часовой куда-то позвонил, кого-то куда-то послали, разбудили механика, тот, сонный (ночью был в карауле, только лег отдыхать), без единого слова возражения или возмущения, пошел вместе со мной к ставшему авто, поковырялся в моторе, затем вернулся в свое хозяйство, что-то, откуда-то снял, через 15 минут пришел, быстро поставил – и все заработало!

- Все, компаньеро советико, можно ехать.

- Спасибо, компаньеро кубано!

- Да что там, не стоит, всю путем. Езжай, все в порядке.

И надо же было отблагодарить, да нечем. Только словами. И рукопожатием. Но и слова для них многое значили.

Чем ниже был уровень общения с кубинцами, тем больше проявлялось откровенности и доброжелательности. Характерным их жестом, когда они хотели продемонстрировать крепость нашей дружбы, были намертво сцепленные указательные пальцы рук и одновременно произносимая фраза: «Русский, кубинец – дружба навек».

При проезде кубинских постов, даже ночью, достаточно было помахать рукой, сказать «советико», и машина беспрепятственно пропускалась: советским кубинские часовые всегда давали «зеленую улицу».

В своем подавляющем большинстве кубинцы в Анголе были африканского происхождения, чернокожие. Были, конечно, и белокожие, и мулаты, и даже кубинцы, в облике которых угадывались индейские черты лица. Но, самое удивительное, что, встретив на улице Луанды или другого города кубинца, даже в гражданке, сразу можно было определить, что перед тобой не анголец, а гражданин острова Свободы. Даже после того, как кубинские войска перешли со своей полевой оливкового цвета формы на фапловский камуфляж, что делало их в общей массе схожими с солдатами ФАПЛА, не узнать «кубанос» было практически невозможно. И дело отнюдь не в том, что они говорят с ангольцами на разных языках. В их выражении лица, в особой манере двигаться, жестикулировать было что-то такое, что коренным образом отличало их от ангольцев. Ну, а если и возникали сомнения, то они развеивались, как только «кубано» открывал рот. Кубинцы никогда, ни под каким видом даже не пытались говорить по-португальски. Среди переводчиков даже бытовал такой термин - «портуньол». Он означал совершенно дикую смесь португальского и испанского языков, на которой «осуществлялась коммуникация» ангольцев и кубинцев. Но употребляли ее только советские переводчики и ангольцы. Кубинцы никогда не опускались до этого. Они всегда говорили только по-испански. Вернее «по-кубински». Поскольку фонетические и, в определенной степени, лексические отличия кубинской речи от натуральной кастильской были более чем ощутимы.

За пять лет моего пребывания в Анголе в «идентификации» кубинцев я ошибся только один раз. Где-то  году в 1978-м в одной из поездок по пригороду Луанды мы заблудились и выехали к какому-то объекту, который охранял здоровенный негр, вооруженный автоматом Калашникова. Это было в районе «Футунгу де Белаш», там располагалась загородная резиденция президента Анголы. По виду охранник был типичным ангольцем, одет в фапловскую камуфлированную форму, но без знаков различия. Каково же было мое удивление, когда в ответ на мою просьбу показать дорогу, произнесенную, естественно по-португальски, я услышал испанскую речь. Как позже выяснилось, это был въезд в загородную резиденцию президента Анголы, охраняемый кубинским спецназом, замаскированным «под ангольцев».

Кубинцы стали охранять президента Анголы после попытки государственного переворота, предпринятой в мае 1977 года оппозиционной фракцией в руководстве МПЛА во главе с членами политбюро МПЛА Ниту Алвешем и Зе Ван-Дуненом. Тогда растерявшееся ангольское правительство Агоштинью Нету спасли только введенные в столицу кубинские танки. Кстати впоследствии ангольским военным эту миссию не доверяли. Причем, в личную охрану Агоштинью Нету, а затем и сменившего его на президентском посту Эдуарду душ Сантуша, подбирались только афрокубинцы, которых издали невозможно было отличить от ангольцев. Делалось это для того, чтобы избежать обвинений в «отсутствии патриотизма». Кубинцы охраняли внутренние покои президентского дворца, его загородную резиденцию, сопровождали президентский кортеж при выездах в город. Подчинялся командир спецназа только двум лицам: Президенту Анголы и кубинскому лидеру Фиделю Кастро.

При всей своей бедности, кубинцы готовы были поделиться с нами последним, причем не только тем, что принадлежало им. Идя на жертвы, отдавая свои жизни во имя «светлого будущего Анголы», многие из них не считали зазорным брать у ангольцев и то, что «плохо лежит» и не только...

«Компаньерос кубанос», трудившиеся на базе ВВС в Луанде, частенько приглашали нас по субботам на «фиесту» с жареным поросенком и огромным количеством пива. Причем, и то, и другое в условиях местного всеобщего дефицита считалось чуть ли не роскошью. На вопрос, откуда такое богатство, они, смеясь, отвечали, мол, местные снабжают. Причем, в отношении пива, это было правдой. Протокольному отделу, обслуживавшему Ил-62 авиакомпании «CUBANA», который дважды в неделю прилетал из Гаваны, полагалось за счет ангольской стороны несколько десятков ящиков пива. А вот, что касается поросят, то их происхождение выяснилось при весьма неприятных обстоятельствах.

Мне и моему коллеге-переводчику Федору Жаворонкову (мы в 1980-1983 гг. работали на базе ВВС Луанде) в наследство достался «внештатный» транспорт – «джип» индийского производства, типа американского «Виллиса» времен второй мировой войны. Джип был латанный-перелатанный, но бегал резво. Кубинцы с базы периодически просили у нас внедорожник. Конечно, мы им его давали, о чем разговор! Мы же братья, друзья. Брали они машину обычно на ночь, а утром возвращали. Процедура была четко отработана: ребята пригоняли «тачку» к дому советников и оставляли ключи под сиденьем в заранее условленном месте. Как-то, в очередной раз, одолжив кубинцам «джип», утром спускаюсь вниз и осматриваю машину. Это было обязательной процедурой: советнические «волги» и «УАЗы» в Луанде не охранялись, и ночью нам вполне могли подложить какую-нибудь гадость. Так, однажды советник начальника связи ВВС и ПВО полковник Баськов обнаружил утром к кабине своего «УАЗика» гранату-лимонку на растяжке....

И вдруг во время осмотра машины на бампере (в его качестве выступала мощная балка, из куска железнодорожного рельса) обнаруживаю свежие следы крови. Воображение тут же рисует дорожно-транспортное происшествие, наезд на человека с печальным исходом, отправку в Союз «в 24 часа» (машина приметная, пойди, докажи, что не ты сидел за рулем). Как в тумане, еду к кубинцам. Ребята еще не проснулись. С трудом расталкиваю своего тезку, компаньеро Серхио, которому вечером отдал машину:  «Что-нибудь произошло ночью?». «Ничего, все в полном порядке, - отвечает кубинец. - Или машина неисправна?». Я что-то мямлю по поводу остатков крови на бампере…
«А, это? Ну, ты извини, забыли стереть», - абсолютно спокойно, зевая, отвечает кубинец. «Что!!! Кого сбили?!». «Как, кого? - удивляется Серхио. – Свинью, «порку», конечно. Ты же с Федором придешь сегодня вечером на фиесту?».

Все выясняется довольно быстро. Оказывается, кубинцы использовали наш «джип» для ночной охоты на… местных свиней. Пикантность ситуации заключалась в том, что свинки то были домашние. Ангольские крестьяне не держат этих животных (кстати, все они исключительно черного цвета) в загонах. Хрюшки сами по себе бродят по деревне в поисках пропитания. Пользуясь этим, кубинцы выезжали в близлежащую деревню, ослепляли животного фарами и затем давили его (для этого как раз и нужна была мощная чугунная балка, заменявшая бампер нашему «джипу»), быстренько грузили его в кузов и… «фиеста» обеспечена. Наш юркий внедорожник идеально подходил для такого рода охоты, ибо тот же «УАЗик» имел слишком высокую посадку и слабенький бампер. Местные крестьяне, для которых свиньи часто были единственным средством дохода, люто ненавидели кубинцев за эти проделки, но сделать ничего не могли: сильный всегда прав.

Вечерний праздник удался на славу. Заваленная прошедшей ночью хрюшка потянула килограмм на пятьдесят, да и пива было вдоволь. Народу собралось человек тридцать. Но только кубинцы и мы. Ангольцев на такие «интимные» мероприятия не приглашали. «Кубанос», кстати, большие мастера по части приготовления свинины. Ту свинью они зажарили целиком и подали с рисом, сваренным в шафране. Это, по-настоящему деликатесное блюдо я вспоминаю до сих пор. Наша доля, как всегда состояла из нескольких бутылок водки «Столичная» и столь любимого кубинцем Серхио соуса, который я по своему рецепту готовил из помидоров и «огнедышащего» ангольского перца джиндунгу.



© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)