Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 09. Нелегкая задача

Перейти к разделу >>
Игорь Игнатович

О ПЕРЕВОДЧИКАХ И ТОНКОСТЯХ ПЕРЕВОДА или КАРТИНА МАСЛОМ ШИРОКИМИ МАЗКАМИ

Год 1985. Закончилось счастливое, беззаботное курсантское отрочество. Позади учеба на факультете западных языков ВИИЯ. Свежеиспечённые летёхи отгуляли отпуск, оформили документы, привились, попрощались с родными и совершили мягкую посадку в Луанде – первые встречи, знакомства, вливание в чужую языковую среду…

Низкий поклон бортпереводчикам: попробуйте послушать ангольско-португальский английский на фоне помех в эфире, и поймёте, как это несладко!

Миссия СВАПО. Первый рабочий день классного специалиста-лингвиста. Первые рабочие впечатления переводчика, неплохо знавшего язык (без четвёрок и троек – простите за нескромность, но это важно для понимания сути происходившего)…

Лекция для бойцов СВАПО в учебном центре, в землянке, вырытой в саванне недалеко от Лубанго. Тема – «Боевое применение артиллерии». Что-то там об углах вертикальной и горизонтальной наводки, дополнительных зарядах, расчетах по таблицам с учётом высот над уровнем моря, температур, ветра, влажности, с массой пояснительных  рисунков, графиков и т.п. Да, ещё нужно учесть, что после объяснений специалиста следует перевод (оксфордское произношение, сложные грамматические конструкции…), стало быть, времени требуется в полтора-два раза больше. А после занятия, когда положено отвечать на вопросы, давать пояснения, узнаём, что из всего взвода обучаемых лишь 3-4 человека более-менее сносно говорят и понимают по-английски! Именно они всё записывали, запоминали, зарисовывали, а потом уже пересказывали своим менее просвещенным коллегам. Можете представить себе этот «испорченный телефон»! Еще одна похожая ситуация имела место, когда читалась лекция по складированию ГСМ и была предпринята попытка ввести слушателей в тему – объяснить им, что такое «крекинг нефти», «ректификационная колонна» и «лёгкие и тяжелые фракции нефти»… Правда, такие ситуации были крайне редки. Обычно на эти случаи специально подбирались группы из подготовленных бойцов. Их обучали, а уже потом они сами работали инструкторами под контролем наших товарищей.

В ВИИЯ обязательны к изучению два языка. Мой второй язык (его мы изучали с 3-го курса) новогреческий – вот такая экзотика и «подспорье» для переводяги в Анголе! Хотя, как это ни удивительно, один новогреческий язык мне там пригодился. В апреле 1986 года, если не ошибаюсь, советские специалисты ПВО организовали для сваповских подсоветных в пустыне Намиб боевые стрельбы с применением ПЗРК «Стрела-2М», ЗУ-23-2, ЗГУ-1 и ДШК. После стрельб мы остановились отдохнуть в (ну как, находясь в двух шагах от океана, не помыть в солёной водичке сапоги – на Родине бы этого не простили) в Намибе, бывшем Мосамедише (мне вообще больше по душе старые португальские названия: Са-да-Бандейра – Лубанго, Нова-Лижбоа – Уамбо, Вилла-Рокадеш – Шангонго и т.д.). Пробыли мы там недолго, но понравилось очень. В следующий раз мне пришлось побывать в Намибе уже после подрыва советских и кубинского кораблей. В порту возникло острое желание разжиться краской, которая была крайне необходима для всяких хозяйских нужд в миссии. А желания надо исполнять. Покупать дорого – значит, по бартеру (хотя термин этот в те времена был ещё не в ходу). Мы долго бродили среди портовых сооружений, пока не наткнулись на кипрское судно “Лимассол”. Я прокричал морячкам, сновавшим по палубе, пару фраз по-гречески. Надо было видеть недоумение, ужас и детский восторг киприотов, с которыми за тысячи миль от родных берегов, в Африке иностранец говорит на их родном языке! К слову, краски у них мы не раздобыли: борт судна – другая страна. Поэтому предназначенный для бартера продукт пришлось уничтожить самим. Но и так остались приятные ощущения. 

А вот ещё довольно забавный эпизод. Работал у нас переводчик, выпускник МГИМО с португальским и английским – идеальный вариант! Но рекомендовал он себя в качестве «коммерсанта», а не переводчика. Да и язык он знал неважно: при прослушивании вражеских радиопередач (а этим все переводчики занимались поочередно) у него постоянно возникали проблемы. Ему помогали, на что он, надо признаться, всегда отвечал благодарностью. Так вот с ним произошёл такой казус: при переводе лекции по автобронетанковой технике у него начисто вылетел из головы термин «сальник». Наш «коммерсант» мгновенно нашёлся: «Саалник»! А на недоумённый вопрос специалиста, который раньше слышал это слово на английском и ждал, что в переводе прозвучит что-то вроде «сиил» (seal), мгновенно парировал: «Саалник – это термин, используемый в художественной литературе»!!!

Что мне не понятно и поныне – зачем мы переводили общевоинские уставы Советской Армии на английский! Каким образом они собирались выполнять положения этих уставов? А ведь мы занимались этим, оставаясь в миссии по 1-2 человека (при том, что переводяг всегда не хватало, и между специалистов даже шла борьба, кто первым закажет).

Немного о трудностях перевода, с которыми также приходилось  сталкиваться. Идёт допрос пленного унитовца, говорящего по-португальски. Сначала его переводит сваповец на английский, а затем уже я – на русский. Вопросы переводятся в обратном порядке. Плюс ко всему прочему иногда проскакивают фразы на языке одного из племен Анголы, немного похожем на распространенный в Намибии язык куаньяма. Можете представить себе, сколько времени уходит на эту процедуру – а ведь она, в конечном счете, может оказаться безрезультатной!

Кстати с обращением к вашему покорному слуге у намибийцев почему-то тоже возникали проблемы – ну не могли они выговорить имя «Игорь» (не говоря уже о фамилии – «Игнатович»!). В конце концов, я был вынужден сдаться, и стал отзываться  на странную кличку «Ингри», утешая себя, что она вполне сойдет за оперативный псевдоним. Можете вообразить, как им давалось имя одного нашего специалиста-казаха «Кажимухан Асауович»? То вообще была запредельная задача.

А вот ещё один случай, комизм которого граничит с полным маразмом. Один наш специалист, прогуливаясь по территории учебного центра, набрёл на унитаз. В буквальном смысле слова! Как сей предмет оказался у сваповцев в буше, кто и зачем прислал его, выяснить не удалось. Хотя тогда наши подсоветные заказывали из Союза много всего непонятного. А, может, они просто стянули унитаз где-то у ангольцев, не подозревая о его тайном предназначении. Дальше больше: не имея рядом переводчика, но страстно желая доставить брошенный фарфор в миссию, спец предпринял попытку объясниться – мол, я здесь недалеко в лесу видел унитаз. Представьте себе, какой поднялся переполох, когда бойцы услышали, что где-то совсем рядом, прямо на территории учебного центра находятся «УНИТАС»!!! Нетрудно угадать, какая обидная к этому специалисту приклеилась кличка, хотя, впрочем, ею не злоупотребляли.

А вы знаете, как читать лекцию по теме «Артиллерия», когда тебе не «досталось» переводчика, а сам ты не удосужился изучить в совершенстве английский? Очень просто! Составляется в произвольном виде своего рода разговорник, включающий слова и фразы на португальском, английском, куаньяма и русском. Далее в еще более произвольном порядке, желательно, не обращая внимания на какую-то там грамматику, эти слова нанизываются друг на друга и сопровождаются соответствующей моменту мимикой и жестикуляцией. Вот пример той абракадабры, которую порождал описанный подход: «Комрид! Илля хука рапиду ум поку! (что должно было означать «Товарищ! Быстро иди сюда!»). У тебя тэнь мульера? («Ты женат?»). Калантумба и окей, но тэнь проблем! («Сядь, посиди, всё будет в порядке!»). Саус африкан дага-дага илля хука («Самолёты ЮАР совершили налёт…»)». И т.д, и т.п. Могу продать «ноу-хау». С этой анархией пытались бороться, но что самое интересное – подсоветные очень быстро выучивали этот «язык» и вполне понимали, о чём идёт речь. Проверено!. Кстати, у автора приведенных выше цитат была фразочка-паразит «Страшное дело!», которая давно потеряла для него буквальное значение и использовалась к месте и не к месту. Однажды в приватной беседе он пытался передать намибийцу всю гамму своих эмоций: «Я влетаю туда… – страшное дело! Ты так ему и переведи – страшное дело!».

Ну и в заключение о переводе, такте и дипломатии. Миссия СВАПО, декабрь 87-го, два года до независимости Юго-Западной Африки. Миссию посещает президент организации, будущий президент Намибии Сэм Нуйома. Долго знакомится с условиями проживания, быта и отдыха советских товарищей, небольшими огородиками, где тщательно взращивалась всякая  зелень-мелень. И наконец – общее собрание с участием специалистов, переводчиков и жён. Двусторонний перевод в исполнении тов. Игоря. Ответная речь Сэма Нуйомы, в которой клеймится позорный преступный режим апартеида ЮАР, продолжающего оккупацию Намибии (что не вызывает никаких сомнений). А далее проскакивает мысль о том, что «этих белых оккупантов сначала нужно убивать, а потом задавать вопросы…». Вашему покорному слуге пришлось немного «смягчить» эту мысль в переводе. Получилось что-то вроде «со всеми преступниками необходимо поступать соответствующим образом…». Ведь не все могут правильно оценить и понять, что именно имел в виду президент. Хотя те, кто знал язык, поняли, оценили и меня за неточный перевод не осудили. Правильно ли я поступил, вопрос спорный, но это было решением, основанным на моем личном мнении…       



СОБЫТИЯ

15 лет Союзу ветеранов Анголы.

15 лет Союзу ветеранов Анголы. Специальный раздел сайта.

"Формула власти". Президент Анголы Жоау Лоуренсу 

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)