Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 01. Лубанго

Перейти к разделу >>
1 2 3 4
[30.04.2012 21:49:11] Максим Гладков
Огромное спасибо всем, кто прислал свои воспоминания по теме "Ангольский автопарк"! Все они уже опубликованы в основном разделе. Стас, кроме твоих - они поступили только сегодня. Но и они в ближайшее время займут свое достойное место в основном разделе проекта.

В ближайшее же время будет объявлена новая тема. Есть сразу несколько идей, но идеи аудитории тоже приветствуются. Так что предлагайте.

Напоминаю, что ни одна из тем предыдущих месяцев и лет не закрыта. Так что у новых авторов есть еще масса возможностей себя проявить.

Всех с наступающими праздниками!

МГ
[30.04.2012 15:33:53] Станислав Сидорин
Ангольский автопарк с намибийским акцентом»
1979-82 гг., СВАПО, Лубанго, провинция Уила, южная Ангола
Из всех видов транспорта, которым приходилось пользоваться в Анголе нам и нашим подсоветным, на первом месте безоговорочно стоит автомобильный.
Большую часть 3-летней командировки пришлось ездить преимущественно на трех марках автомобиля – УАЗ, Land Rover и легковая Toyota с открытым кузовом а-ля «каблучок» под наш пикап марки « Москвич». Была еще в нашем автопарке и командирская «Волга» серо-стального цвета.
На «уазике» и Land Rover постоянно выезжали в учебные центры, на учения и на рекогносцировку местности. Это и был основной служебный транспорт.
Запомнился также наш полевой автодром в окрестностях Жамба, организованный Анатолием Ильяшенко, где сдавали экзамен по вождению. Даже немногочисленные дамы из числа приехавших жен специалистов и советников получили редкую возможность попрактиковаться на «Волге». Это была практика, а теория был совсем простой. Единственное правило дорожного движения, действовавшее в ту пору в Анголе, гласило просто - «помеха справа».
Поэтому все, кто правдами и неправдами, если не было водительских прав ,выданных в Союзе, получал доступ в рулю, могли ездить на равных со всеми другими участниками дорожного движения.
Скорость движения везде ограничивалась только внутренним самоконтролем водителя. Поскольку все считали себя заправскими водилами, то ездили всегда с ветерком. Правда, была еще одна причина. На загородных дорогах опасались унитовских и юаровских мин, поэтому считалось, что на предельной скорости можно с меньшим риском их проскочить.
Пару раз из-за такого лихачества были серьезные аварии в виде перевернувшихся «уазиков», легкий сотрясений мозга, ушибов и гематом. Но как-то в конечном итоге обошлось без оргвыводов и нежелательных последствий. Через какое-то время провинившиеся водители вновь оказывались за рулем, но ездили уже более осторожно. Заменить-то все равно было некем.
Как ни странно, несмотря на отсутствие каких бы то ни было ремонтных работ, местные дороги оставались вполне приличными, и их можно было смело отнести к автодорогам с твердым покрытием удовлетворительного качества.
В самой саванне с разросшимся бушем грунтовые дороги тоже оставались всегда проезжими в любую пору года. Ни разу не помню, чтобы в сезон дождей, где-нибудь наш «уазик» или Land Rover серьезно застряли или не могли проехать. Наверное, особенности местной почвы и климата этому способствовали. Даже после сильных дождей лужи довольно быстро высыхали и исчезали.
Попавшая к нам японская праворульная светло-желтая Toyota-«каблучок» имела такую предысторию. Это был боевой трофей, угнанный партизанами из Намибии (в ту пору это была Юго-Западная Африка под протекторатом ЮАР, последняя колония в Африке) у какого-то белого фермера. Наши тыловики его присмотрели у подсоветных и путем переговоров в конце концов обменяли ее то ли на «уазик», то ли на «Волгу», точно уже не помню. Toyota исправно служила нам в качестве безотказного и неприхотливого мини-грузовичка при поездках на фазенды и местные рынки для перевозки провизии и продуктов . Выглядела она вполне мирно, по-граждански в отличие от военных «уазиков». Поэтому не было никаких проблем даже в самых дальних фазендах посигналить и договориться с вышедшим хозяином -португалом о взаимовыгодном бартере. Периодически получаемый из Союза через «Совиспано» сахар-песок был универсальной и желанной валютой для обмена на свежие яйца и фрукты. А за кванзы ( белые булочки с «жучками», мука, крупы, сервежа) отоваривались на рынках или местных продскладах. Словом, Тoyota полностью обеспечивала наше продовольственное снабжение. Постепенно бессменным фуражиром и тыловиком стал Анатолий Князев, один из наших специалистов по связи. Стоит отметить, что подсоветная сторона никак не страдала, учили по связи на самом высоком уровне, всегда был в штате второй специалист. Сначала ездили с Анатолием только вдвоем по инструкции. Потом он стал вполне сносно общаться по-португальски, оброс контактами и успешно справлялся сам. А в переводчиках всегда была потребность по основному нашему направлению.
Навсегда запомнился и наш легендарный БТР-60ПБ, который всегда стоял в миссии и был предназначен по боевому расчету для срочной эвакуации личного состава в порт Мосамедиш (Намибе) на случай угрозы прямого нападения противника. Пару раз в году его заводили, прогревали и выгоняли из паркинга, чтобы не застаивался. Сегодня мне кажется, что возлагаемые на БТР-60ПБ задачи были завышенными и труднодостижимыми с учетом долгого и сложного маршрута к месту назначения через известный «серпантин», но в те времена даже само его присутствие у нас в миссии служило неким страховым полисом на случай чрезвычайное ситуации.

У наших подсоветных с автотранспортом проблем не было. Поставленные очевидно по гуманитарной линии грузовики IFA из ГДР и шведские Scania, были основным транспортом. Полученные из Союза военные грузовики и спецавтомобили сначала были у нас на виду и на них даже ездили наши подсоветные, а потом они как-то незаметно исчезали. Хотя на проблемы с количеством автотранспорта никто никогда не жаловался. Потом стало понятно, что их обменивали, очевидно, через кубинцев и ФАПЛА на гражданские машины. И в этом была своя логика. Во-первых, базы СВАПО находились на территории Анголы и любые перемещения на военной технике привлекали повышенное внимание как противника, так и местных властей. Во-вторых, требовались постоянное техобслуживание и регулярная поставка запчастей. А как все это обеспечить в полевых условиях, практически на открытой местности, при передислокациях партизанских баз? А вот наши «уазики» лучше «вписывались» в саванну и общий ангольский автоконтекст 1980-х годов, и поэтому мирно уживались с джипами типа Land Rover и другими внедорожниками европейских и азиатских марок.
Запомнилось еще, как полученная из Союза новенькая передвижная кинобудка на шасси ГАЗ-66, оборудованная проектором «Украина» и предназначенная по задумке высокого начальства для демонстрации идейно отобранных фильмов для подсоветных с целью их политического просвещения, через несколько месяцев превратилась в мобильный командный пункт с дежурным радистом.
В сваповском автопарке были также наши санитарные «рафики», выкрашенные в темно-зеленый цвет, и БРДМы, которые через определенное время навсегда исчезали из нашего поля зрения после их отправки на южный фронт на границе с Намибией.
Кстати, сваповские водители всегда были на высоте. Вероятно, прирожденные способности к координации движений и ритму способствовали быстрому усвоению водительских навыков.
Механики тоже были что надо. Помню, пришлось нам как-то искать какие-то «свечи» и что-то еще из импортных запчастей для иностранной части нашего собственного автопарка. Обратились к подсоветным, и те направили нас в свой партизанский автотехцентр, то есть «гараж» (garage).Изрядно попетляв по заросшим тропам среди незнакомой местности в стороне от наших привычных маршрутов, подъехали к почти незаметному, но внушительных размеров ангару-шалашу, сооруженному из картона, веток, дощечек и прочих вспомогательных материалов. Это и был так называемый «гараж». Встретил нас добродушный представитель племени гереро, лет 35-40 ,почти «дед» по местным меркам, под два метра росту, оказавшийся главным механиком. Когда он провел нас во внутрь, я просто восхищенно замер – на деревянных стеллажах аккуратно были выложены сотни различных деталей, принадлежностей и всякой прочей мелочевки в строгом систематизированном порядке.
Без проблем нашли требуемую нам запчасть, что-то подарили взамен, разговорились. Оказалось, что автомеханик работал в мирной жизни в Намибии по специальности, где-то в городке Цумеб. Там живет много немцев, от них он и перенял традиционную немецкую аккуратность и педантичность. Чуть поодаль, под лиственным навесом, в моторе почти разобранной Scania что-то ремонтировали два перемазанных, но по виду вполне счастливых паренька лет 18-20, чуть не написал «чумазых» , с кожей сине-лилового оттенка. И как-то эта почти идиллическая картина вдруг навеяла такой оптимизм и веру во все лучшее и для нас, и для наших подсоветных, что жизнь показалась прекрасной и наполненной высоким смыслом.
Осознанно или неосознанно, но намибийцы всегда стремились по возможности получить какую-нибудь «гражданскую» или близкую к ней специальность. Поэтому в результате своеобразного конкурса и внутренней мотивации сваповские водители и механики, ремонтники и связисты, санитары и «переводчики на куаньяма» всегда четко и с усердием выполняли свои обязанности.
PS - До обретения независимости Намибией в 1990 году оставалось еще почти 10 долгих лет.

[30.04.2012 12:56:10] А.Токарев
Дорогие ветераны-«ангольцы»!
Руководство Союза ветеранов Анголы приглашает Вас, членов Ваших семей, а также ветеранов других локальных войн и конфликтов, миротворцев, наших зарубежных друзей вместе отпраздновать 67-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне. Встреча пройдёт, как и прежде, в районе «Ажурной беседки» Центрального парка культуры и отдыха им. Горького (ЦПКиО).
Имеющих боевые награды и право на ношение военной формы одежды приглашаем воспользоваться этим правом.
В 12 – 15 часов - встречи и общение ветеранов друг с другом. Затем состоится возложение цветов к Могиле Неизвестного солдата.
В этом году в связи с нерешенностью технических вопросов с новой администрацией ЦПКиО выступление ансамбля «Гренада», к сожалению, не состоится.
«Ажурная беседка» расположена от главного входа направо, в сторону набережной, пройти 100 м.
До встречи!
С уважением,
А.Токарев

[29.04.2012 22:17:29] Александр Рыданов
Может попросить СВА создать тему 30 оперативная эскадра,конечно мы были в Анголе по 3 месяца в основном в Луанде,но всё равно что помним.
[29.04.2012 19:09:27] Акул
К сожалению на сайте нету морского раздела, а информации о 30 эскадре не найти.

\"Эфиопцам\" и не только предлагаю ознакомится о 8 эскадре http://www.8opesk.su
О легендарной попытки взятия в плен дембелей смотрите тут http://www.8opesk.su/index41.html
[29.04.2012 16:45:52] Татьяна А.Давыдова
Из прошлого...

Непредсказуемость каждой поездки по Анголе, неожиданность и событий и впечатлений, всегда восхищала и заставляла забывать те большие и мелкие неприятности, которые тоже сопровождали нашу повседневную жизнь в Африке. Помнится только нечто неестественное и непохожее на увиденное прежде.
Усталые после недельного обследования бывших заморских территорий Португальской митрополии, замученные сотнями встреч с коренным населением, которое одной и той же речке иногда давало десятки названий, а выбрать правильное практически было невозможно. Но невозможно было и оставлять на столь необходимом документе ошибки и неточности. Поэтому приходилось возить с собой трех-четырех более-менее грамотных представителей местного руководства для идентификации объектов. Что происходило достаточно забавно. Мне задавал вопрос топограф, я переводила стажеру, стажер обращался на одном из диалектов к сопровождающим нас местным шефам, а те уж определив язык интересующего нас названия , давали по цепочке правильный вариант слова, уточненный у жителя данной деревни и употребляющегося в этом районе как названия реки. И каждая проверка являлась победой! И каждый утомительный день проходил в постоянном поиске и кропотливой работе!
Приезжали на базу поздно, замученные валились отдыхать, чтобы назавтра ,уже в четыре-пять часов утра выехать на новый маршрут. Мне приходилось работать в поле постоянно- у нас с годичной языковой подготовкой приехали только два топографа- Асатур Гиносян и еще специалист из Ленинграда, Евгений. Они работали на подступах к Лубангу без переводчика, но в особых случаях ,отдаленных районах мое участие требовалось всегда.
Мы возвращались в ставший уже родным Лубангу, впереди нужно было пройти Лебу. Машины гудели натружено в унисон с нашим настроением и состоянием. Или так казалось. Осталась позади уже половина серпантина. Давно стемнело, в воздухе висела неимоверная тягучая влажность и наэлектризованность. Внезапно разверзлись небеса и сплошная масса воды ,напоминающая струи Ниагары, полилась сверху. Мы прижались к каменной стене дороги, но оттуда на брезент крыши УАЗиков неслись потоки грязи и камней. Вышли на вторую полосу, разрезая сплошную стену воды, пытались пробиться вперед, но появилась опасность быть просто смытыми в пропасть. Остановились. Казалось, что небо мстит за все наши прегрешения. Прошло минут двадцать. Ливень набирал силу, унося в долину все лишнее с горы и дороги. Мы боялись оказаться тоже неугодными природе. Пронесло! Заодно и хорошо прополоскались в потоках тепловатой воды, мощно просачивающейся через все щели нашей машины.
Ливень окончился также неожиданно, как и начался. Осторожно, опасаясь промоев и прочих последствий мощного дождя , мы прошли оставшуюся часть серпантина. Мужчины проверяли автоматы, которые всегда с собой возили замаскированными под ветошь ,спрятав в проемах между сиденьями . Воздали хвалу гениальному Калашникову, создавшему совершеннейшее оружие, способное противостоять и не таким катаклизмам, как африканский ливень. Вернулись домой обновленными и счастливыми от осознания того, что смогли противостоять непогоде, что оказались сильнее страхов и неудобств.

[29.04.2012 09:24:57] Татьяна А.Давыдова
Со всеми наступающими праздниками! Здоровья,благополучия,радости,успехов,удачи!
Представляю на Ваш строгий суд небольшую зарисовку из тех далеких лет. Надеюсь,что придется по душе.
Подходил к концу 1979 год. К нам в Лубангу привезли новый , только что вышедший на советский экран и представленный на суд советских специалистов в Анголе , фильм «Осенний марафон».
Мы все горячо любили военную миссию в Лубангу еще и потому, что фильмы демонстрировались на крыше здания с завидной регулярностью и были самым разрешенным и доступным культурным развлечением в нашем южном городе. Общество собиралось разномастным, представляло все группы наших специалистов , работающих в Лубангу и его окрестностях, а также на самом Южном направлении. Иногда появлялись и иностранные «нелегалы», пробиравшиеся в миссию ,маскируясь с толпой советских специалистов- представители соцлагеря –болгары, работающие в сельхозсекторе , и югославы, приехавшие в наши края для реконструкции аэропорта. Их видели, но милостиво разрешали поучаствовать в наших культурных мероприятиях. Представители соцлагеря были достаточно одиноки ,группы состояли из максимум пяти –десяти человек(в основном поднимали вместе с выходцами из Узбекистана сельское хозяйство, работало несколько врачей, а также югославы и поляки, в последствие быстренько вернувшиеся на Родину в связи с начавшимися революционными событиями в своей стране-Польше)
Славились эти посиделки еще и тем, что можно было познакомиться , узнать новости, поговорить о Родине, просветиться чем -либо из политических передряг в Мире, а руководство обсудить с военными какие-либо другие необходимые моменты нашей деятельности.
Этот вечерний сеанс походил на многие другие, только анонс новейшей комедии с талантливейшей актерской бригадой в главных ролях предвосхищал необыкновенное удовольствие от просмотра фильма.
Побежали кадры, захватил сюжет и великолепная игра актеров. Не замечая назойливости африканских комарих , мы проживали жизнь героев фильма.
Напряжение нарастало, на экране герой Басилашвили мучительно не мог решить семейную дилемму. И вот в самой середине фильма отключают электричество . Весь город погружается во тьму. Военные пытаются выяснить причину электрического коллапса. Вынужденный перерыв затягивается. Шепоток толпы начинает самостоятельно предполагать всякие невероятные версии отключения электричества.
Кто-то замечает над станом СВАПО, левее от Креста, нарастающую движущуюся светящуюся точку ,вскоре превратившуюся в огонек, потом в достаточно объемный светящийся шар, похожий на плоский прожектор и зависший практически над миссией. Высказывались самые невероятные предположения вплоть до фантастических об инопланетянах, терроризирующих уставших горожан. Шар, повисев секунды, сверкнув еще и лучом, как прожектором , вертикально поднявшись, исчез. Мгновенно дали свет. Реальной оказалась версия об очередных проделках ЮАРовцев.
Фильм досмотрели с удовольствием. Очень надеюсь, что кто-либо из очевидцев запомнил этот случай (1979 год) в городе Лубангу, хотя их было так много….

[27.04.2012 21:55:47] Власенко М.
Ильину Игорю
Я О Жерлицине И.Г.
[27.04.2012 21:51:41] Власенко М.
Ильину Игорю! Яобщался с ним в Москве в начале 90-х, потом потерялись. Старый его дом. тел. недействителен (?). В харькове также "обитают" Дзюба Виктор (приехал с должности директора школы) и Толя Кузенко (переводчик врачей) - где они, не знаю. Протопопов василий Сергеевич (Гомель) приезжал ко мне в Москву (не помню год), примерно в начале 90-х. до последнего времени (2010) был дирктором 50-й средней школы. В принципе, через РОНО можно найти, не хватает времени. Встречался с Сидориным С. Вступвй в переписку, есть идеи,желание общаться и встречаться. Поддержка СВА тоже есть.
[27.04.2012 21:00:14] Власенко
Хотелось бы связаться с Жерлициным Иваном Григорьевичем. Лубанго (СВАПО) 1979/80 (в этом году закончилось мое двхлетнее пребывание в Анголе). М.б., кто-нибудь встречался с ним в Москве. Для сведения: он сменил первого командира группы Запутряева Ю.С.
[27.04.2012 20:03:23] Власенко
Сидорину, Курьянову, Игнатовичу.
Связался с Игорем Ильиным (мы с ним вместе прилетели в Лубанго). Он в Харькове сейчас. Планирую во второй половине мая встретиться с ним и с Сукновым Мишей.
[27.04.2012 17:06:00] Станислав Сидорин
Александру Курьянову
Нашего полку прибыло! Недавно дружески встречались С Михаилом и Игорем и решили еще раз собрать хотя бы виртуально бывших сваповцев.Отзвоню Михаилу,чтобы он вышел на сайт.
Я сам из второй группы (1979-82 гг.), Михаила застал тоже.
[27.04.2012 16:29:48] Сергей В
Я хочу рассказать Вам историю,вполне сюжетную, случившуюся во время моей второй командировки, когда вернувшись с фронта, я принялся подыскивать в Луанде квартиру для того, чтобы вызвать из Москвы семью. Трудности возникли сразу: мне предлагали либо полностью изношенное и как бы заранее непригодное для нормальной жизни жилье в обветшалых домах, либо квартиру \"с подселением\", что подразумевало наличие в соседней комнате холостого советника. И то и другое меня не устраивало, а вариант, который я находил самостоятельно и который меня устраивал, тут же исчезал, порой довольно странным образом. Здесь немаловажно отметить, что это был конец восьмидесятых, командование и личный состав ушли в коммерцию и вскоре, наряду с квартирами, стал таким же мистическим образом пропадать, а попросту говоря, \"угоняться\" личный транспорт. Как правило, накануне убытия владельцев из страны пребывания, то есть, когда надобность в служебном автомобиле пропадала сама собой.

Вообще говоря, наш коллектив, меняя географию, неизменно доставлял к новому месту службы основные и самые отвратительные парадигмы советской власти, главными среди них были партийное бюро, особый отдел и квартирный вопрос. Причем, последний возникал даже там, где его не было изначально, и где он не предвиделся по определению. В этом, на мой взгляд, заключалась основная стилистическая разница между двумя антагонистическими общественными формациями. Западная компания, отправляя своих сотрудников за рубеж, в страны с отсутствием экономики и налаженной инфраструктуры, прежде всего, создает все необходимые для них условия, стараясь устроить их быт максимально комфортно; в то время как советское начальство поступало прямо противоположным способом – делало жизнь людей скотской и по возможности невыносимой.

Впрочем, существовали альтернативы. Мой старый приятель, переводчик Витя, намаявшись с женой и ребенком в квартире с подселением (там присутствовал регулярно и шумно поддававший прапорщик), решил пойти по совместительству шофером к вновь прибывшему главному политоргану, что однозначно сулило переезд его семье в комфортабельный Арарат. Я знал Виктора, как излишне интеллигентного человека, достаточно тонкого и образованного для того, чтобы он мог работать с генералом, к тому же замполитом, а потому сразу ему эту затею отсоветовал. Он не внял, переезд состоялся, но уже вскоре генерал, как и предполагалось, прогнал его с позором, приказав референту отправить Витю на южный фронт одного, без семьи. Спасло переводчика нашумевшее дело о контрабанде паркета из черного дерева, по которому сам замполит пошел, как выражаются блатные, паровозом, проследовав, конечно же, не в тюрьму, а на родину. Хотя, насколько мне известно, немало преуспел и там.

Время шло, а пресловутый квартирный вопрос никак не решался. Тут стоит упомянуть, что служил я тогда в разведуправлении, и многих высокопоставленных офицеров помнил по первой командировке еще лейтенантами, отчего мои теперешние отношения с ними носили особенно теплый, если не сказать душевный характер. И как-то в субботу вечером заместитель начальника управления Жорж Валдеж, с которым мы придавили в его кабинете бутылку виски, посоветовал мне обратиться напрямую к его боссу, полковнику Марио Пласиду. \"Изложи все как есть в рапорте, - сказал Валдеж, - а он подпишет\". – \"А дальше? - спросил я, - что, снова идти к родному командованию? Какой смысл?\". – \"Нет, - успокоил он, - в Анголе квартирами распоряжаются совсем другие люди\". Дальше он изложил мне весь алгоритм, какой, если честно, не мог мне прежде прийти в голову.

Полковник Пласиду, известный еще под псевдонимом \"Ита\", подмахнул мой рапорт, почти не глядя, после чего я, прихватив в магазине ящик пива, отправился в управление внутренней администрации к капитану Жулио Перейра, белому человеку крепкого телосложения, лет сорока с немного изможденным лицом. Он оказался немногословен, велел мне поставить ящик в угол, а, прочитав бумагу, улыбнулся и сказал, чтобы я заглянул к нему в следующее воскресенье. \"Сюда, что ли?\", - удивился я, заранее зная, что в это учреждение в выходные дни точно не достучишься. \"Домой придешь\", - ответил он и протянул карточку с адресом. За оставшиеся дни я навел об этом загадочном человеке справки у общих знакомых, узнав немало интересного. В частности, что до независимости Перейра служил в коммандос, потом, как и многие из его сослуживцев, переметнулся на другую сторону, но предпочел воюющим частям сытую и непыльную интендантскую должность, где пребывал до последнего времени в чине майора. Капитаном же он стал после громкого скандала, случившегося во время приема в министерстве обороны, устроенного для офицеров из английского посольства в честь подписания крупного контракта на поставку противопехотных мин.

Вообще-то, раньше все мины поступали в Анголу из стран социалистического блока, но тут партизаны из УНИТА, приблизившись к столице вплотную, стали взрывать одну за другой линии электропередач, прежние запасы мин для защиты подступов иссякли, а советское командование - в новых условиях перестройки и хозрасчета, - потребовав вначале предоплату, стало затем поставки страшно задерживать. В результате командование ФАПЛА обратилось к англичанам, и те выполнили контракт по-деловому, в точности и своевременно. Забегая вперед, скажу, что взрывы опор после этого не прекратились (повстанцы применяли новые дистанционные технологии), а оставшиеся без света местные жители стали издевательски называть Жонаса Савимби министром энергетики.

Как мне рассказали, какой-то британский офицер стал во время банкета клеить черную полусветскую красавицу по имени Лола, приходившуюся Жулио хорошей знакомой. Настолько хорошей, что когда он сделал англичанину замечание и услышал в ответ \"fuck you\", то выволок его за лацканы белоснежного кителя в вестибюль и с криком \"нечем будет факать\", вначале заехал ему коленом по яйцам, а затем принялся за другие части тела, разукрасив до неузнаваемости. Вроде бы даже был суд, где, Перейра оправдывал свой поступок защитой чести черной женщины от нападок расистского выродка. Как водится в Анголе, Перейру спасли старые связи, а к понижению в звании он отнесся индифферентно – на его денежных потоках подобный вид взыскания никак не отражался. Естественно, что полученная информация лишь усилила мой интерес к предстоящей встрече и вселила уверенность в то, что с этим замечательным капитаном мы обязательно поладим.

Наступала жара, машины у меня в ту пору не было, идти, согласно указанному адресу, нужно было довольно далеко, в район Алваладе, поэтому я решил выйти из миссии рано утром. Чем, кстати, хорошо было то время, так это тем, что уходить из военной миссии можно было в любое время, куда и к кому угодно, не спрашивая ни у кого разрешения, и не опасаясь при этом пагубных последствий. Из-за отсутствия собственного автотранспорта Луанду я знал, как свои пять пальцев, и самый близкий путь к дому Перейры проходил по улице Нортона Матуша. Если кто-то помнит, спуск направо сразу за Домом Книги, не доходя до школы при Советском посольстве.

Красивые белые особняки под черепичными крышами начинались сразу за кинотеатром Авиш, в некоторых, было видно, из зеленых газонов били фонтанчики, отчего воздух наполнялся свежим цветочным ароматом. Перейра занимал двухэтажный дом с лужайкой, небольшим садом и верандой, на которой стояли мангал и столики со следами вчерашнего застолья. Постучав в дверь и войдя внутрь, я удивился роскоши апартаментов с блестящими полами, кожаными креслами и мебелью из тёмного дерева. Перейра почему-то позвал меня на кухню, где возле плиты стояла красивая мулатка в сержантской форме и варила кофе. \"Может, вина выпьешь?\" - предложил он, произнеся это тихим, вкрадчиво двусмысленным голосом. Я стал было отказываться, говорить, что рано для такого дела, но тут сержант резко повернулась и крикнула: - совсем совесть потерял, Жулио.
- Не надо при иностранце, Клаудиа! – взмолился Перейра.
- Сам бы постеснялся. - Она открыла стенной шкаф, вытащила бутылку рома, и в эту минуту на плиту выплеснулся кипящий кофе. – А, чёрт! - Клаудиа схватила тряпку и стала вытирать. – Похмеляйся, зараза, если тебе на меня наплевать.
- Извини, Сержиу, - сказал Перейра, – а стакан где?
- На вот, упейся. - Она с грохотом поставила на стол хрустальный бокал.
- Бывает, - заметил я, – знакомая, в общем, картина.
- Кофе хотите? – спросила Клаудиа
- Хочу.
- Вижу, тебе одному многовато будет. - Она критически посмотрела на бутылку и уселась рядом с бокалом в руке.
- У меня с советником частная беседа, - сказал Перейра, разливая ром. – Пошла бы в гостиную телевизор посмотреть. Там сейчас твой сериал, \"Девственницы\", кажется…
- Не девственницы, а родственницы, - поправила она злым голосом. - Мне ваши беседы заранее известны. Напьетесь как свиньи и станете демократов ругать. Будто они опоры взрывают, а не другие. Нет, чтобы поскорее замириться и договориться спокойно: это, мол, ваше, забирайте не жалко, а алмазы и нефть не троньте, своё потому что. Чем, спрашивается, полковник Пласиду на переговорах занимается? Нечего его в Лиссабон вообще посылать с такими командировочными. Последний раз, мне рассказывали, он оттуда джип Ниссан привез с полным приводом. Советник наверняка видел, - она посмотрела на меня с вопросом, - привез или нет?
- Привез, - подтвердил я, - только не Ниссан, а Мицубиси.
- То-то и оно. Кругом откатчики и воры. Весь генеральный штаб - одни хапуги.
- Клаудиа, веди себя прилично, - возразил Перейра, - мы же офицеры.
- Только не надо мне говорить, что есть такая профессия – родину защищать, - выкрикнула она, - замуж за него, подлеца, собиралась, - пожаловалась она мне, – думала, будет крепкая офицерская семья, здоровый секс, дети и всё такое, а он вместо этого иностранному атташе промеж ног из-за, стыдно сказать, сучки черножопой…
- На себя посмотри. Тоже мне Белоснежка, - выразительно произнёс Перейра и тут же получил по лицу мокрой тряпкой.
- Я вам не мешаю? – спросил я.
- Сиди, - прошипел Жулио.
- Лучше я уйду. - Клаудиа вскочила из-за стола, – и не смей мне звонить, - она сбросила с себя фартук и выбежала из кухни.
- А вот это ты зря, - крикнул ей вслед Перейра, – пожалеешь ещё.
В прихожей со звоном хлопнула дверь.
- Трудно с бабами, - вздохнул Перейра и выпил. – Чего, спрашивается, разоралась? Но и её надо понять, счастья дуре хочется. А со мной, какое уж тут счастье… Ты мне, Сержиу, скажи, отчего мы все пьём?
- Ну, вы и спросите! От безысходности, наверное.
- Верно. А у вас в СССР сильно бухают?
- Глушат ещё как, - ответил я, не задумываясь.
- Особенно, думаю, теперь. Когда и у вас демократы.
- Знаете, у вас всё лицо в кофейной гуще, - сказал я, пытаясь закрыть политическую тему.
- Правда, что ли? – Перейра снял со стены полотенце, провёл им по щекам. – Так уже лучше?
- И на лбу ещё.
- Спасибо. Про безысходность ты точно выразил, - он снова налил, но на этот раз не больше четверти стакана. – У меня эта безысходность с 1975 года. - А все почему?
- Почему, - спросил я.
- Демократы потому что. Они, твари, во всем виноваты. Империя им, видишь ли, не нравилась. Им-пе-рия! – произнес он внятно, вычленяя каждый слог с выражением, - веками строилась. Чтобы другие уважали и боялись. А всё американцы…, Кеннеди. Он первый начал, в ООН выступил, я, помню, ещё мальчишкой был, когда у нас на набережной американский флаг сжигали.
- Как, и у вас тоже? – удивился я.
- А ты как думал. Он тогда заявление сделал, дескать, Португалии надо вернуть все колонии. У нас на севере накануне ублюдки из УПА баб на колы насаживали, а он себя миротворцем выставлял. Нет, чтобы оружие подбросить, бомб с напалмом, или деньгами помочь, поспособствовать как-то. Демократ хренов! Где он сейчас этот Кеннеди и где колонии? Я тебе так скажу: Салазар мягковат был для своей должности. Одно слово – профессор. Не то, что ваш Сталин. Тот, я слышал, особо не церемонился. Троцкого даже в Бразилии достал, кувалдой, мне говорили, ему башку расплющили.
- Ледорубом, - уточнил я, - и не в Бразилии, а в Мексике.
- Какая разница, где и чем. Главное, что всему миру доказал – возмездие неотвратимо. Ты сюда из другой страны приехал, а я коренной, у меня здесь всё было: отец ресторан на берегу держал, всегда холодное пиво, по субботам танцы. Негр на белом рояле играл, свет от маяка через окна жёлтыми бликами переливался. Фильм \"Касабланка\" видел? То-то и оно, что не видел, а это классика! Мы тогда всем классом в кино бегали на Ингрид Бергман смотреть. \"Из всех забегаловок во всех городах мира она вошла в мою\", - процитировал он Хамфри Богарта и страдальчески выговорил: - какую страну угробили, суки!
- Что же, - спросил я осторожно, - вы отсюда не уехали? Как другие.
- Куда ехать-то было? В Португалии нас никто не ждал, фашистами называли и колонизаторами. Буров я с детства не переношу. Сволочной, доложу я тебе, народ - хуже американцев, хотя, вроде, и не демократы. А потом, я без Анголы жить не могу. Папашу моего инсультом разбило после того, как толпа памятник инфанты Марии снесла. Не вынес такого надругательства над колониальной культурой. Там сейчас вместо неё на пьедестале БРДМ стоит, ты, конечно, видел. Сапата вандалами руководил,кличка у него такая была, как у всех уголовных, погромщик из мусекеш; он же, между прочим, первым догадался из G-3 обрез смастерить. До него, что характерно, никому в голову такое изобретение не приходило. Подогнал, сволочь, кран с молотом и к своим ублюдкам обратился: статуя, говорит, в принципе, неправильная, а вот эта машина, - показывает на кран - хорошая. И инфанту по голове молотом хрясь! За что? Никому ведь не мешала.
Я мигом вспомнил \"Бегущую по волнам\" Грина, мне стало жалко инфанту и Перейру тоже.
- Ты, вообще, зачем сюда пришел, с какой целью? – он, глубоко зевнув, посмотрел на меня с подозрением.
- Начинается, - сказал я. – Сами в гости позвали. Я по поводу квартиры.
- Ах, да, извини, забыл. Всегда так по утрам. Вначале хорошо, а потом спать хочется.
- В таких случаях обычно добавляют, - подсказал я.
- Со мной не хочешь?
- Без закуски, думаю, быстро развезёт.
- Холодильник жратвой набит. - Перейра открыл дверцу: - что там у нас? – Он начал выкладывать на стол затянутые металлической фольгой поддоны и пластиковые тарелки с едой.
- Сержант приготовила? – спросил я с завистью.
- Нет. Ленивая очень. У нас тут служба доставки круглосуточно работает. -Взглянув на стол и оставшись довольным, он потёр руки и наполнил стаканы: - на чём я в тот раз остановился?
- На квартире.
- Давай за неё и выпьем. Будет тебе квартира.
Мы немедленно выпили.
- А с другой стороны, зачем она тебе нужна? – сказав это, он закурил. – У меня, например, богатая вдова тридцати лет на примете имеется, живет в Вила Алис, тут неподалеку одна в шести комнатах. Познакомь, говорит, меня, Жулио, с приличным иностранцем. Давай мы ей сейчас письмо напишем, у меня текст готовый есть, как, помню, в старое время в объявлениях печатали: темпераментный мужчина белой расы ищет даму с перчиком любой расы.
- Вообще-то,- говорю, - я женат.
- Это несколько меняет дело. Тогда пошли в мой кабинет, у меня там ордера. – Жулио встал из-за стола, но тут же сел снова, словно что-то вспомнив. – Постой, - сказал он, - а почему твое начальство о тебе не позаботилось?
Мне пришлось рассказать ему всю историю с самого начала, он внимательно слушал, казалось даже что с сочувствием, а эпизод про подселение его страшно позабавил.
- Странный вы народ, советники, - сказал он, - как скоты живете, скопом. Нравится вам преодолевать всякие лишения.
- Про это, - уточнил я – у нас в уставе записано, что военнослужащий должен стойко переносить тяготы и лишения воинской службы.
- Merda, - выкрикнул Перейра, - мой босс еще в конце семидесятых с вашим главным замполитом встречался именно по этому поводу. Мы же вас как белых людей хотели встретить, заграничных военных специалистов; целую улицу, помню, с особняками специально зарезервировали в районе Сан Мигель. Бродяг оттуда выселили. Но генерал, что существенно, отказался. Не можем, - говорит, - занимать такую шикарную жилплощадь, в то время как ангольский пролетариат переживает трудности и невзгоды. При этом сам конкретно занял, что полагается. Мы потом в управлении долго смеялись. Потому что пролетариев-то в Луанде на тот момент уже не было, кто свалил, а других поубивали. Одни люмпены остались, вроде Сапаты, который памятник сносил. Но в лесу, если разобраться, лучше, чем в городе. Я ведь на востоке до независимости служил. И не столько потому, что вокруг тебя настоящая Африка, к этому-то как раз быстро привыкаешь, а состояние свободы внутри, редкое ощущение гармонии с диким и абсолютно чуждым тебе миром. Он же, Сержиу, как живой этот лес, понимаешь?
Перейра снова разлил ром по стаканам, выпил первым, не закусывая, затем достал сигареты и спросил, - так на чем я остановился?
- Про свободу внутри себя говорили (я еще хотел добавить про звездное небо над головой по Канту, но не стал).
- Да, вспомнил. А в Луанде, какая уж свобода, - он опять потянулся за бутылкой.
Тут я понял, что если Перейру не остановить теперь и не прекратить пьянку немедленно, то я наверняка останусь без жилья, тем более, что по радио, откуда транслировалась утренняя развлекательная программа, зазвучала песня Нэткина Коэла, он сразу же принялся громко подпевать: \"Katarina, tell me please\", потом его снова понесло про старые времена, папин ресторан, ночные дископлясы и разноцветных девок, обладавших неправдоподобными анатомическими особенностями, и в результате, в кабинет я его затащил чуть ли не силой, толкая вверх по лестнице на второй этаж, где, собственно, и получил долгожданный ордер. На следующее утро я перевез вместе с прапорщиком Володей, водителем школьного автобуса, свое барахло в дом FAPA/DAA на avenida dos Combatentes, где соседкой по квартире оказалась милая девушка из Киева, вышедшая замуж за ангольского пилота МИГ-23.

Однако для того, чтобы вызвать семью, было необходимо соблюсти формальности: доложить о наличии жилплощади начальнику – тому самому полковнику, что мурыжил меня по поводу квартиры почти два месяца. Несмотря на то что я заранее не сомневался, что подобная новость не вызовет у него восторга, его реакция превзошла все мои ожидания. Вначале он остолбенел и стал малиновым, что было понятно, поскольку мой поступок не имел прецедентов в истории советской военной миссии, затем стал кричать и требовать подтверждающие документы. Особенно анекдотично прозвучала его фраза: \"кто разрешил\", из чего можно было сделать вывод, – о чем я догадывался уже давно, - что советское командование относилось к подчиненным офицерам приблизительно как к врагам; когда же я внятно ответил: начальник разведуправления Генерального штаба, кандидат в члены ЦК МПЛА ПТ, полковник Марио Пласида Ита, то он немного успокоился, хотя и затаил в душе, как писал Зощенко, некоторую грубость. Предупредив, в частности, что если мне потребуется кондиционер, баллоны с газом или еще что, то пусть он (Пласиду) мне все это и выделяет, раз такой добрый. Советник явно лукавил – все им перечисленное давно никому просто так не выдавали, поскольку, повторяю, на первый план выходили чисто коммерческие отношения, что, впрочем, заслуживает отдельного повествования.

С Перейрой мы стали вскоре хорошими приятелями, не раз ходили в гости друг к другу, дружили, как говорят, семьями, хотя своей семьи у него по-прежнему не было, просто присутствовали дамы, все время разные, но неизменно красивые. Спустя шесть лет, когда я приехал в Луанду уже гражданским человеком в составе делегации одной российской компании, то хотел его разыскать, поведать за бутылкой о первых победах нашей демократии, но общие друзья сказали мне, что его больше нет. Он умер и, вроде как от СПИДа.

[27.04.2012 16:21:57] Алексей
Ребята, а может и нам свою партию создать?
Партию ветеранов локальных войн за рубежем?Туда бы могли войти и ангольцы и мозамбикцы, примкнули бы и эфиопы, те кто работал в других странах Африки? У Союза прекрасные организаторы, вместе бы и отстаивали свои вопросы, и побороли бы тот беспредел, который твориться с признанием нас ветеранами боевых действий?
[27.04.2012 15:36:29] Шкариненко С.В.
Руководство общественной организации «Офицеры России» объявило о намерении создать новую политическую партию, основной идеологией которой станет патриотизм.

«Мне люди в регионах говорят: «Господи, ну когда же вы, военные, соберетесь? Вот вам верим, что вы искренне подойдете к решению проблем и будете помогать. Мы все пойдем за вас голосовать». Так что мы сегодня востребованы», - рассказал газете «Известия» председатель «Офицеров России» Николай Соболев. По его словам, именно разговоры с людьми, готовыми голосовать лишь за военных, и подтолкнули его к созданию собственной политической силы.

Отмечается, что основной целью партии с предварительным названием «Защитники отечества» станет патриотическое воспитание молодежи, поддержка семейных ценностей, российской модели образования, а также повышение роли веры и духовности в жизни общества. Помимо этого, офицеры намерены бороться за права граждан на социальное жилье, увеличение численности населения в малых городах и возрождение программы «Готов к труду и обороне» (ГТО).

Также Соболев собирается добиться принятия закона, согласно которому занимать государственные посты смогут лишь люди, прошедшие службу в армии. При этом руководство общественной организации подчеркивает, что полностью поддерживает политический курс нынешних российских властей и лично избранного президента Владимира Путина и не собирается бороться за власть в случае прохождения в Госдуму. «Мы поддерживали создание Общероссийского народного фронта. Наш оргкомитет поддерживал и будет поддерживать Владимира Путина. Мы принимали участие в митингах в его поддержку, которые проходили на Поклонной горе и в «Лужниках», - отметил Соболев.
http://infox.ru/authority/party/2012/04/27/Rossiyskiye_oficyery.phtml
[27.04.2012 10:26:18] Курьянов Александр
Власенко Мише.Игнатовичу Игорю. Самая первая группа СВАПО (Лубанго),1977-1978 гг.Старший группы - полковник Запутряев Юрий Сергеевич. Tobias Hayneko Training Centre. Я нашелся. Огромное спасибо Мише и Союзу ветеранов Анголы.
[25.04.2012 17:39:51] Шкариненко С.В.
Для контраста:
"От чего защищать отечество: самые удивительные разработки Пентагона"
http://slon.ru/future/ot_chego_zashchishchat_otechestvo_samye_udivitelnye_razrabotki_pentagona-750403.xhtml#pager
[25.04.2012 14:29:03] Александр Бучнев
Группа ВВС Намибе 1985-87. Для всех, кто помнит всегда здесь: http://sovietico.ucoz.ru/index/0-2 https://www.facebook.com/alexandre.buchnev
[25.04.2012 13:47:03] Шкариненко С.В.
с Army Talk позаимствовал ссылку на интересный сайт с видео по боевому применению штурмовиков А-10 в Афгане.Есть много и др.
http://www.military.com/video/operations-and-strategy/air-strikes/a-10-warthog-strikes-taliban-patrol/1571349755001/
[24.04.2012 21:21:02] Шкариненко С.В.
Раньше хоть Академию ГШ заканчивали и наличие боевого опыта приветствовалось,а теперь " ..о времена,о нравы..."
Анатолий Сердюков — «не человек, это функция»
http://www.vedomosti.ru/library/news/1669009/eto_ne_chelovek_eto_funkciya?full#cut
Можно,конечно,удалить эту ссылку,но,думаю,многим будет интересно почитать,кто еще не знал
[22.04.2012 00:50:48] Serg27158
Уважаемые ветераны!!! Хочу выразить глубокую признательность фонду и всем ребятам, которые откликнулись на мою просьбу о помощи. Благодаря вам мне удалось отстоять свои права. Еще раз спасибо!!!
[21.04.2012 11:23:46] Педро
Здравствуйте!
Меня зовут Педро, я исследователь из Португалии и работаю над военным сотрудничеством между СССР и Гвинеей-Бисау. Я сейчас на недолгое время в Москве и ищу людей, которые работали инструкторами, переводчиками итд с гвинейцами или выходцами из других бывших португальских колониях в 60-80-х годах в России (или на Украине). Мне было бы очень интересно с вами пообщаться. Мой номер - 89254625811
Моя почта - mendes.pedro@ehess.fr;
Спасибо!
[20.04.2012 19:43:52] Стесюков Василий
Ещё раз перечитываю статью Сергея Коломнина о подвиге наших лётчиков Камиля Моллоева и Ивана Чернецкого. Не скрываю своего восхищения поведением наших людей! Их мужеством, выдержкой и силой воли, которые позволили преодолеть все испытания в плену, в чужой стране и той, "неродной" для нас среде обитания. Невольно приходят в голову мысли, а как ты сам попав в такую ситуацию повёл бы себя? Хватило бы мужества и выдержки, чтобы преодолеть все трудности? ...
Огромное спасибо Сергею Коломнину за его материал об этих людях!!!
[17.04.2012 22:22:52] Орест Коргут
Гукову Даниялю , После печального события в Менонге Геннадий Мозгунов был переведен к нам в 19ПБр 5ВО советником ком 2ПБ, Длинные вечера в ангольских джунглях,,, Не раз Гена рассказывал мне, что его жена умерла в самолете от полученных в Менонге ожогов , во время ее доставки в Москву и о том , что у него осталась в Союзе дочь 12 лет , которая живет у родственников где - то в Подмосковье, Жаль , что уже нет с нами нашего товарища Геннадия Мозгунова,
[17.04.2012 18:21:56] Виктор Овечкин.
О том,как анголане "любят" свой Автопарк см.последнее стих-ние на моей страничке - "Сон зампотеха."
1 2 3 4

СОБЫТИЯ

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

Книгу Сергея Коломнина "Мы свой долг выполнили. Ангола 1975-1992" можно приобрести: В Книжной лавке РИСИ: г. Москва, ул. Флотская, д. 15Б. Для посещения магазина нужно заранее созвониться: Телефоны: 8 (915) 055-59-88 8 (499) 747-91-38 8 (499) 747-93-35. 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)