Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 02. В поход! (вариант)

Перейти к разделу >>
Сергей Коломнин. "Охота за "Стингером"
ОХОТА ЗА «СТИНГЕРОМ»

ЧТО ДЕЛАЛИ НАШИ ВОЕННОСЛУЖАЩИЕ В ДАЛЕКОЙ АНГОЛЕ?

С 4 по 14 июня 2009 года в Москве проходит фотовыставка Российского союза ветеранов Анголы. Она рассказывает о том, как действовали наши военнослужащие на далеком африканском континенте, как защищали интересы нашей страны, как в 80-е годы ХХ века Ангола стала полем битвы за военные секреты. Сегодня постепенно становится известно и общее число не вернувшихся из той далекой загранкомандировки наших офицеров. Но поиск продолжается. Возможно, публикация этого материала поможет кому-то установить истину, найти боевых друзей и соратников, решить вопрос о льготах. Ведь до недавнего времени те события оставались «неизвестной войной».  


Фото: из личного архива Сергея КОЛОМНИНА
Вряд ли уместно сегодня рассуждать о том, какие интересы преследовал СССР в Африке. Наверное, те же, что и США. В противостоянии эпохи холодной войны каждый технический формуляр, схемы и чертежи оружия, добытые у противника, представляли особую ценность. Тысячи ученых и техников, работавших в НИИ и секретных лабораториях, тщательно изучали образцы военной техники «супостата», искали пути эффективного противодействия новым техническим решениям либо просто копировали ее, пытаясь создать свои прототипы.

Одной из приоритетных задач разведок был захват образцов современного вооружения противника. Сделать это можно было в горячих точках планеты, где режимы, поддерживаемые СССР, воевали советским оружием, противоположная сторона – натовским. Массовая охота за военными секретами началась еще в период войны в Северной Корее. Затем эти усилия переместились в Африку и в страны, которые «находились на острие борьбы с международным империализмом»: Вьетнам, Анголу, Эфиопию, Египет, Ливию, Сирию и Ирак.



ПОДАРКИ ИЗ АФРИКИ

В 70–80-е годы ХХ века в «битве за военные секреты» Ангола занимала особое место. Находившемуся в стране солидному советническому контингенту и аппарату военного атташе было вменено в обязанность отслеживать появление у противоположной стороны новых образцов оружия и боевой техники. Все мало-мальски ценное, захваченное правительственными войсками в боях с вооруженными оппозиционерами УНИТА и южноафриканскими войсками, изымалось и отправлялось в Москву. Причем речь шла не только о западном оружии. Например, в 1976 году в одном из боев в районе Донду, в 200 км от Луанды, бойцы правительственной армии ФАПЛА захватили китайский танк Т-59. Участвовавший в операции советский военный специалист капитан Владимир Заяц был награжден за это медалью «За боевые заслуги». Он лично передал по акту машину представителям ГРУ Генштаба СССР. Танк с особыми мерами предосторожности был перевезен в порт Луанды, погружен на советский БДК и отправлен на изучение в СССР.

Настоящая охота развернулась в Анголе за американским ПЗРК «Стингер», который появился там раньше, чем в Афганистане. Лидер антиправительственной ангольской группировки УНИТА Жонас Савимби был первым из лидеров «повстанческих» движений третьего мира, который получил на вооружение этот суперсовременный по тем временам комплекс. Приказом главного военного советника в Анголе генерал-лейтенанта Г. Петровского в начале 80-х годов был создан оперативный штаб для руководства поиском и захватом образцов этого комплекса. В войска ФАПЛА была отправлена секретная директива с указанием оказывать советским специалистам «любую помощь» в захвате комплекса либо его составляющих.

Однако Генштаб ФАПЛА не разрешил советским советникам формировать собственные группы поиска и захвата, поэтому пришлось действовать руками ангольцев и кубинцев. Первый отработанный стеклопластиковый транспортно-пусковой контейнер «Стингера» попал в руки советских военных советников в 1982-м. А через полтора года части ФАПЛА под руководством советских советников провели операцию, в ходе которой среди трофеев на унитовской базе в провинции Мошику были захвачены несколько невредимых новейших ПЗРК «Стингер POST», серийное массовое производство которых началось в США в 1983 году. Все трофеи были переданы в советскую военную миссию и переправлены в СССР. Образец нового американского ПЗРК стал настоящим подарком для советских летчиков в Афганистане. Его изучение позволило принять адекватные меры по снижению потерь авиации ОКСВ в ДРА.

Советские военные советники отслеживали и передавали в Генштаб ВС СССР также информацию о новых типах и видах оружия, применяемых южноафриканскими войсками в Анголе. Так, в 1987 году южноафриканские ВВС впервые в своей практике стали использовать так называемые умные бомбы. Широко применяли южноафриканцы и оригинальные шариковые бомбы. Их убойная сила на порядок превосходила стандартную бомбу ?Mк-81. В 120-килограммовой кассете заключалось 19 тысяч стальных шариков диаметром 8,5 мм, занимавших пространство между внутренней и внешней фиберглассовыми оболочками. При подрыве одной такой бомбы накрывался участок 40 на 70 метров. Впервые это смертоносное оружие было использовано в 1985 году против двух бригад ФАПЛА и советских советников на берегу Ломбы.

Несколько раз нашим военным в Анголе удавалось добывать секретные образцы южноафриканских мин. Специалисты армии ЮАР разработали оригинальную систему неизвлекаемости своих мин. Одна такая мина в середине 80-х годов была с помощью агентов АНК и СВАПО похищена с южноафриканских военных складов в Намибии. При ее разборе советские спецы, не мудрствуя лукаво, просто распилили корпус обыкновенной ножовкой и извлекли целое и невредимое секретное устройство, обеспечивавшее неизвлекаемость.

А в 1986 году во время операции по спасению советских гражданских судов удалось добыть южноафриканскую диверсионную морскую мину, установленную южноафриканскими боевыми пловцами под днищем советских судов. Из СССР в Анголу была срочно переброшена группа морского спецназа ПДСС Черноморского флота под командованием капитана 1-го ранга Юрия Пляченко. Адская машинка в прочном титановом корпусе была обмотана веревочным тросом и сорвана с поверхности советского сухогруза. С помощью ювелирно направленных микровзрывов советские саперы разобрали мину «до последнего винтика» и сфотографировали все ее составляющие. За успешное разминирование судов и добытые трофеи капитан 1-го ранга Ю. Пляченко был награжден орденом Красной Звезды, а члены его боевой группы – медалями «За отличие в воинской службе».



Фото: из личного архива Сергея КОЛОМНИНА
MАDE IN USSR

Высокая эффективность советской боевой техники, продемонстрированная в Анголе в 1975–1990 годах, вызывала восхищение военных ЮАР. Поэтому с самого начала ангольской войны они начали за ней охотиться. Одна из самых удачных операций спецназа армии ЮАР в ходе вторжения в Анголу и операции «Саванна» в 1975–1976 годах – захват у кубино-ангольских войск советской реактивной установки залпового огня БМ-21 «Град». Южноафриканские конструкторы давно вели работы по созданию подобного оружия. Но в условиях жесткой экономической блокады и эмбарго на поставку в ЮАР оружия и его компонентов они испытывали значительные технические трудности. Советская же установка в Анголе показала исключительную эффективность.

Ее первое применение в Анголе произошло в ноябре 1975 года в боях севернее ангольской столицы у местечка Кифангонду. Всего несколько залпов из двух машин БМ-21 вызвали ужас и панику не только среди партизан УНИТА и ФНЛА, но и солдат регулярной армии ЮАР.

Успешно осуществить операцию по захвату БМ-21 «Град» южноафриканцы смогли в декабре 1975 года во время боев с кубинскими частями у населенных пунктов Кассамба и Алмейда. На базе «Града» южноафриканские конструкторы создали и наладили производство собственной 127-мм РСЗО «Валькирия».

Этим южноафриканцы не ограничились. Например, с десятками захваченных в Анголе в начале 80-х годов советских зенитных установок ЗУ-23-2, находившихся на вооружении правительственной армии, южноафриканцы поступили просто – приняли их на вооружение. Этот комплекс, считавшийся в СССР морально устаревшим, массово поставлялся нашим союзникам в Африку. Но у тех, кто имел с ним дело, он до сих пор вызывает уважение. ЮАР, находившаяся в жестких тисках международной блокады, приняла установку с клеймом Made in USSR на вооружение своей армии. В дальнейшем на базе старенькой советской ЗУ-23-2 был создан вполне современный самоходный ЗРК «Зумлак».

За десятилетия ангольской войны южноафриканские военные убедились в исключительной надежности и эффективности боевой техники с клеймом Made in USSR. Не случайно с 1982 года на вооружение армии ЮАР стала поступать винтовка «Вектор» (R-4, R-5), которая представляет собой по сути модернизированный автомат Калашникова. В линейке «Векторов» есть и короткоствольная модель – автомат R-6 «Компакт» с длиной ствола 280 мм, который является почти полным аналогом 5,45-мм советского автомата АКС-74У. В 1986 году промышленность ЮАР стала выпускать ручной пулемет SS-77 «Вектор», который по своему принципу действия да и внешнему виду очень напоминает советский пулемет системы Горюнова (СГ). Интересно, что сегодня военные инженеры ЮАР с удовольствием сотрудничают с Россией.

После возвращения из Анголы мои боевые товарищи нередко слышали от чиновников: «Вас там быть не могло…» Таковы законы холодной войны, навязанной нашему государству. Эта фраза сегодня стала строкой стихотворения, позже положенного на музыку, которую написал советский военнослужащий, военный переводчик Александр Поливин. Стихи и песня о том, как воевали наши ребята под «ангольским Сталинградом» – городом Куиту-Куанавале. Его окрестности в 1987–1988 годах превратились в ожесточенное поле битвы между анголо-кубинскими и южноафриканскими войсками с участием сотен танков и БТР, десятков самолетов и вертолетов. О том, что в боях под Куиту-Куанавале сражались и гибли наши военнослужащие, в советских газетах не писали. С высокой трибуны ООН было сказано, что «не только советских военнослужащих, но и вообще советских граждан южнее 13-й параллели в Анголе (линия отвода кубинских войск по соглашению между Анголой, ЮАР и Кубой. – Прим. авт.) нет».

За период официального военного сотрудничества СССР с Анголой с 1975 по 1991 год в этой африканской стране для оказания помощи в строительстве национальной армии побывали около 11 тысяч советских военнослужащих. Из них 107 генералов и адмиралов, 7211 офицеров, более 3,5 тысячи прапорщиков, мичманов, рядовых, а также рабочих и служащих СА и ВМФ, не считая членов семей советских военнослужащих. В этот период у берегов Анголы несли боевую службу тысячи советских военных моряков, в том числе и морских пехотинцев, которые находились на борту заходивших в порты Анголы боевых кораблей.

Нашим военнослужащим, носившим чужую форму и не имевшим при себе никаких документов, удостоверявших личность, нередко приходилось жить в палатках и землянках, постоянно испытывая серьезные бытовые неудобства и лишения: отсутствие воды, электричества, полноценного питания и медицинского обеспечения. Но это были настоящие военные профессионалы, много сделавшие для создания Вооруженных Сил Анголы. В том, что ангольская армия начиная с середины 80-х годов XX века стала практически на равных «вести разговор» с самой боеспособной в то время армией африканского континента – армией ЮАР, огромная заслуга тысяч советских офицеров и генералов, в разное время работавших в Анголе.

Некоторым из них пришлось отдать свои жизни и здоровье. Считается, что в период до 1991 года в ходе боевых действий в Анголе погибли и умерли 54 советских гражданина: 45 офицеров, 5 прапорщиков, 2 солдата срочной службы и 2 служащих. За этот период были ранены 10 человек. Эти цифры – данные официальные. Они не учитывают интенсивности боевых действий, степени вовлеченности в них советских советников и специалистов, а также потери специалистов гражданских, которые гибли и попадали в плен наряду с военными. Не секрет, что многие раненые и погибшие в той войне оформлялись как «умершие от естественных причин» либо «заболевшие от тропических болезней». Поэтому есть основания считать, что погибших советских граждан в тот период в Анголе было гораздо больше. Сколько? Это российскому Союзу ветеранов Анголы еще предстоит выяснить, так как архивы по военно-политическому сотрудничеству с Анголой до сих пор закрыты.

Сергей КОЛОМНИН
член Совета Союза ветеранов Анголы, полковник

Оригинал статьи находится по адресу:http://www.archive.vpk-news.ru/article.asp?pr_sign=archive.2009.287.articles.history_01

СОБЫТИЯ

"Секретная Африка. Выжить в ангольской саванне"

Фильм Алексея Поборцева

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

Книгу Сергея Коломнина "Мы свой долг выполнили. Ангола 1975-1992" можно приобрести: В Книжной лавке РИСИ: г. Москва, ул. Флотская, д. 15Б. Для посещения магазина нужно заранее созвониться: Телефоны: 8 (915) 055-59-88 8 (499) 747-91-38 8 (499) 747-93-35. 

 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)