Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 11. Без названия

Перейти к разделу >>

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

  

20 января 2021 года кубанские ветераны Анголы отмечают первую годовщину со дня образования Представительства.   

 

СМОТРЕТЬ ФОТОАЛЬБОМ

С. Коломнин "Вас там быть не могло…"
 

Сергей Портиков (Сергей Коломнин)

«Вас там быть не могло…»

У большинства советских военнослужащих, побывавших в Анголе, нет никаких отметок о пребывании там в личных делах

Об авторе: Сергей Портиков - член совета Союза ветеранов Анголы, полковник, псевдоним члена Совета СВА С. Коломнина.

В заголовок вынесена строка из песни, которая была сложена во время боев под городом Куиту-Куанавале советским военным переводчиком Александром Поливиным:

«Куда нас, дружище, с тобой занесло,

 Наверно, большое и нужное дело?

 А нам говорят: «Вас там быть не могло,

 И кровью российской Анголы земля не алела…»

В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ НЕ УЧАСТВОВАЛИ?

Окрестности Куиту-Куанвале – «ангольского Сталинграда» – в 1987–1988 годах превратились в ожесточенное поле битвы между анголо-кубинскими и южноафриканскими войсками с участием сотен танков и БТР, десятков боевых самолетов и вертолетов. Но там же сражались и гибли советские военнослужащие, о чем в СССР никогда не писали газеты, не рассказывали радио и телевидение. Более того, в 1989 году Министерство иностранных дел СССР официально заявило, что «советские военные советники в боевых действиях за рубежом не участвуют».

Еще один интересный факт. Когда в феврале 1990 года ангольскими правительственными войсками при содействии наших советников была проведена операция по разгрому группировки УНИТА и взят ее укрепленный форпост – Мавинга, в Луанду прилетела с проверкой комиссияООН. За день до этого всех советских военнослужащих, находившихся в Куиту-Куанавале, срочно самолетом главного военного советника в Анголе генерала Гусева отправили в Менонге, а нашу военную миссию опечатали. Когда же комиссия закончила свою работу, убедившись, что никого из советских в районе боевых действий нет, все вывезенные вернулись назад.

У большинства советских военнослужащих, побывавших в Анголе, и по сей день в личных делах никаких отметок о пребывании там нет. Хорошо, если вместо записи о командировке стоит неприметный штамп с номером воинской части, за которым скрывалось 10-е Главное управление Генерального штаба Вооруженных сил СССР. Не могут многие из них рассчитывать на льготы, положенные участникам боевых действий: попробуй, докажи свою причастность к событиям тех лет… Тем более что согласно закону о ветеранах выходит, что воевали наши советники и специалисты в Анголе только «с 1975 по 1979 г.». Поэтому тысячи советских военнослужащих, прошедших Анголу, формально под огнем не находились, смертельной опасности не подвергались. А между тем война в той далекой африканской стране не прекращалась на протяжении почти четверти века ни на один день.

Только за период официального военного сотрудничества СССР с Анголой с 1975-го по 1991 год в последнюю с целью оказания помощи в строительстве национальной армии было откомандировано около 11 тыс. советских военнослужащих, из них 107 генералов и адмиралов, 7211 офицеров, более 3,5 тыс. прапорщиков, мичманов, рядовых, а также рабочих и служащих СА и ВМФ. Кроме того, в тот период у берегов Анголы несли боевую службу тысячи советских военных моряков, в том числе и морских пехотинцев, которые находились на борту заходивших в порты Анголы кораблей.

Нашим военнослужащим, носившим чужую форму и не имевшим при себе никаких документов, удостоверяющих личность, нередко приходилось, выходя на совместные с ангольцами боевые операции, брать в руки автоматы и пулеметы, садиться за штурвалы боевых машин пехоты и рычаги танков, пульты управления огнем ракетных и зенитных установок. Это были настоящие военные профессионалы, много сделавшие для создания вооруженных сил Анголы. В том, что ангольская армия начиная с середины 80-х годов XX века стала практически на равных «вести разговор» с самой боеспособной в то время армией африканского континента – армией ЮАР, – огромная заслуга советских офицеров и генералов, в разное время работавших в Анголе.

Считается, что в период до 1991 года в Анголе погибли и умерли 54 советских гражданина, в том числе 45 офицеров, 5 прапорщиков, 2 солдата срочной службы, двое гражданских служащих, а 10 – получили ранения. Однако это официальные данные. Они мало согласуются с интенсивностью боевых действий и степенью вовлеченности в них наших военных советников и специалистов. Поэтому есть основания считать, что советские потери в Анголе были гораздо большими. Насколько? Это еще предстоит выяснить, так как соответствующие архивные документы до сих пор засекречены.

ВСЕГО ДВА ПРИМЕРА

А ведь в Анголе гибли и попадали в плен не только военнослужащие. Так, например, советский гражданский экипаж самолета Ан-26 в ноябре 1980 года был сбит унитовской ракетой под городом Менонге. Четырех пилотов удалось спасти, а командир экипажа Камиль Маллоев и борттехник попали в плен. Товарищ Маллоева вскоре, не выдержав тягот плена, умер, а летчик превратился в предмет торга лидера УНИТА Савимби с мировым сообществом. Его таскали по лесам и саваннам Анголы, периодически демонстрируя фото невольника на пресс-конференциях для западных журналистов в качестве доказательств «советско-кубинской» экспансии.

Много лет спустя Камиль Маллоев рассказал о том, что он пережил за это время: «В плену я пробыл два года день в день: с 21 ноября 1980 по 21 ноября 1982 года. Сначала допрашивали. Очень жестко. Руководили допросом агентЦРУ и юаровец, рядом с ними сидели унитовцы. Интересовались в первую очередь военно-стратегическими вопросами. Я держался, как мог, пользуясь тем, что они не лучшим образом говорили по-русски. Меня убеждали, что Советы о пленных забывают, склоняли к переходу на Запад, мол, семью вашу вывезем. Я же говорил, что если меня захотят освободить, то соглашусь на отправку только в соцстрану».

Так же мужественно держался в плену и прапорщик Пестрецов, захваченный солдатами из южноафриканского батальона № 32 «Буффало» в августе 1981 года в ангольском городе Онджива. Николай провел в тюрьмах ЮАР около полутора лет. Только благодаря кропотливой работе сотрудников советского МИДа и в результате секретных переговоров с южноафриканскими спецслужбами его, как и Камиля Маллоева, удалось освободить, обменяв на сбитых южноафриканских летчиков.

Пестрецов сегодня фермерствует в Калининградской области, с трудом сводя концы с концами. Ни особой славы, ни государственных наград, ни материального благосостояния в высшей степени достойное поведение прапорщика в плену ему не принесло. Более того, после освобождения Николаю категорически запретили рассказывать кому-либо о своих злоключениях. Почему? Дело в том, что Пестрецов попал в плен с оружием в руках, а по официальной версии, «наши советники в боевых действиях не участвовали».

Тот бой Пестрецов запомнил навсегда: «Я не попал под удар первого эшелона наступающих южноафриканцев и их обстрел. Они обошли нас. Когда им в ответ ударил пулемет, они ушли вправо и влево. После этого я пробрался в дом, где находились наши. Подполковник Киреев с женой были еще живы, а моя Ядвига (жена Пестрецова. – С.К.) была уже погибшая. Перевернул я ее, рука у нее отбита была полностью. Осколок попал в плечо, руку оторвало. (В этом бою погибли два советских офицера, подполковник Киреев, еще один майор, фамилия которого не установлена до сих пор, и две женщины, жена Киреева и Ядвига Пестрецова. – С.К.). Помню, что в ярости схватился за автомат, он всегда был со мной, и стал стрелять. Все, что я помню потом, это удар сзади и что кто-то начал отбирать у меня оружие. Это я очень хорошо помню. Я держал автомат за цевье, а мне по рукам били прикладом, пальцы здорово отбили, затем повязали. Руки за спиной и ноги связали. Потом набросили мешок на голову и посадили в вертолет. Руки на некоторое время развязали и разбитые пальцы перевязали бинтами.

Допрашивали много и часто, поражало то, что знали обо мне практически все (звание, должность, чем занимался и т.д.). Пугали, что за убийство солдат ЮАР мне грозит 100 лет тюрьмы. Но намекали, что если выступлю с соответствующим заявлением, то срока не будет. Потом начали часто перебрасывать из тюрьмы в тюрьму, как будто боялись чего-то. Кейптаун, Блумфонтейн, Дурбан. Но камеры были вполне приемлемые, стол, кровать, даже с кондиционерами. Но были и страшные тюрьмы, например в Претории побывал в подземной тюрьме. Там на психику давили: спишь ночью, вдруг сирена включается, или музыку нудную, давящую на нервы, не дающую заснуть, запускали. Чуть на стенку не бросался от такого. После бессонной ночи приходят и начинают с тобой разговаривать. Главное, что они хотели, чтобы я согласился добровольно остаться там и выложил все, что знаю. Да что я мог знать? Что с меня можно было взять?

Через какое-то время меня как бы неожиданно нашел Международный Красный Крест, сказали, что меня обменивают на двух южноафриканских летчиков, сбитых в Анголе, и я должен забрать с собой трупы моей жены и моих боевых товарищей, павших в том бою. Они хранились в морге Йоханнесбурга».

РИСК БЕЗ ОПЛАТЫ

Десятки наших соотечественников погибли в Анголе и после того, как в 1992 году между Россией и этой африканской страной прекратилось военное сотрудничество на официальном межгосударственном уровне. Многие оказывались в плену. Тогда наши военные да и гражданские специалисты, вернувшиеся из Африки, вдруг обнаружили, что Родине они по большому счету не нужны. Война же в Анголе давала возможность не только применить свои знания и опыт, но и заработать на жизнь. И сотни граждан бывшего СССР на свой страх и риск поехали за тридевять земель или для того, чтобы управлять боевой и гражданской техникой, или ее ремонтировать (она на 100% советского производства), или проводить работы по разминированию.

Вот что поведал российский летчик Александр Юдов, который волею судьбы вынужден был около года провести в скитаниях по ангольским джунглям в качестве пленника местных повстанцев: «Меня, как и всех остальных пилотов, в Африку привело естественное желание обеспечить достойное существование своей семье, что было совершенно невозможно сделать дома. В июне 1999 года наш грузовой Ан-12 совершал очередной рейс из Луанды в районный центр, расположенный в 800 км от столицы. На борту самолета находился груз, который мы перевозили по контракту для одной из местных фирм: четыре тонны пива, столько же вина и шесть тонн колбасы.

Примерно на полпути в правое крыло воздушного судна попала самонаводящаяся ракета, после чего самолет загорелся и со стремительной скоростью (примерно 400 км/ч) начал приближаться к земле. Все члены экипажа уже мысленно попрощались с жизнью, так как под нами простирались джунгли и машину сажать было абсолютно некуда. Однако в самый последний момент справа внизу показалось желтое пятно – спасительный островок пустоши посреди бескрайнего леса. Туда я и направил самолет.

Поскольку шасси не выпускалось, горящую машину пришлось сажать на «брюхо». В момент толчка я получил сильный удар в области позвоночника и на время потерял сознание. Очнулся, когда растолкали ребята, – надо было срочно выбираться... Дверь и аварийный люк заклинило, поэтому пришлось вылезать наружу через форточки кабины. С собой успели прихватить только воду и несколько банок тушенки. Мы отошли подальше от горящего самолета и начали ждать, когда за нами прибудет помощь. Однако радоваться пришлось недолго. Где-то через полчаса из зарослей появились вооруженные люди. Между тем самолет продолжал гореть и как назло именно в момент появления незваных гостей огонь охватил ящики с продуктами. Баночное пиво и упаковки вина начали взрываться, издавая звуки, сильно напоминающие пулеметные очереди. Подумав, что по ним открыли огонь, унитовцы начали стрелять в ответ. Нам оставалось только прильнуть к земле и слушать свист пролетающих мимо пуль. В этот момент штурман Алексей Роговец попытался подняться и сообщить стрелявшим, что у нас нет оружия, но тут же получил ранение...

Лишь через некоторое время, сообразив наконец, что по ним никто не стреляет, автоматчики приблизились к самолету. Вскоре мы под дулом автоматов были сопровождены в лагерь повстанцев. В унитовском плену мы пробыли около года, если точнее – 11 месяцев. Все это время мы находились в движении, совершали тяжелые переходы по джунглям из лагеря в лагерь. Наш штурман, раненый после посадки самолета, вскоре умер. Позже от малярии скончался бортрадист Владимир Качалин. А то, что все остальные члены экипажа остались в живых, можно объяснить лишь везением.

Через одиннадцать месяцев этого ада нас освободили. Перед тем как нас отпустить, повстанцы потребовали подписаться под документами, в которых говорилось, будто мы прибыли в Африку, чтобы перевозить оружие. Этот бред они сочинили, чтобы оправдать обстрел самолета и наше длительное содержание в плену. Представители УНИТА официально заявили о нашем освобождении 8 февраля 2000 года, однако мы оказались на свободе только 28 мая 2000 года. Спустя несколько дней наш экипаж вместе с группой летчиков из Перми, также сбитых над территорией Анголы, был доставлен в Россию на самолете МЧС «Михаил Громов». Шумиху в связи с нашим освобождением тогда подняли неимоверную. Достаточно сказать, что из Замбии нас сопровождала целая делегация из дипломатов, журналистов, врачей, эмчээсников и сотрудниковФСБ. Однако впоследствии нас, по сути, бросили на произвол судьбы. Так что остается только радоваться, что вообще вернулись живыми…»

Стоит добавить, что после освобождения из плена 60-летний Александр Юдов перенес шесть сложных операций, потерял ногу. Затянувшийся плен с тяжелыми условиями содержания, плохим питанием и постоянной борьбой организма с малярией сильно отразился на здоровье российского летчика. По закону ему и его друзьям обязаны были начислить гарантированную зарплату и страховку за 11 месяцев неволи. Но как признается Александр Юдов: «Ждем до сих пор».

Тот же Камиль Маллоев, испытавший все «прелести» унитовского плена, свидетельствует: «С 1990-го пишу во все инстанции, однако не могу получить документы участника военных событий. Маразм, но чиновники говорят, что война в Анголе закончилась в 1979 году. А я попал в плен в 1980-м...»



СОБЫТИЯ

2021

"Союз ветеранов Анголы" выпустил календарь на 2021 год.

УШЕЛ ИЗ ЖИЗНИ НАШ "САНЧО"

28 мая 2020 года после тяжелой и продолжительной болезни ушел из жизни Александр Владимирович ПОЛИВИН (1954- 2020)

СКОРБИМ

15 лет Союзу ветеранов Анголы.

15 лет Союзу ветеранов Анголы. Специальный раздел, включающий в себя фото и видео праздничных мероприятий. 

"Ветераны Анголы: от прошлого к настоящему. Фотоальбом.  

 

  Приобрести на "Оzon"

 

"Формула власти". Президент Анголы Жоау Лоуренсу 

"Секретная Африка. Атомная бомба в Калахари". Фильм Алексея Поборцева

"Секретная Африка. Выжить в ангольской саванне". Фильм Алексея Поборцева

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2021 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)