Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 07. Письма 1

Перейти к разделу >>
Николай Курбанов. "Южный крест" ( Воспоминания прапорщика В. Веденина)
МР МИССИЯ
АНГОЛА

ЮЖНЫЙ КРЕСТ
Гриф «Секретно»


Текст Николай Кубанов


«Мне часто снятся африканская ночь и яркое созвездие тропиков – Южный Крест…» Эту необычную фразу произнес в беседе со мной житель старинного русского города Переславля-Залесского, старший прапорщик запаса Владимир Веденин. Сегодня он работает начальником караула в службе охраны местной фабрики. Но это сегодня, а в далеком 84-м Владимир Васильевич участвовал в одной из самых секретных войн бывшего СССР. Речь о вооруженном конфликте в Анголе.

Люди старшего поколения помнят, что боевые сводки из этой африканской страны тогда звучали во всех новостях. Речь в них шла о гражданской войне лидера национально-освободительного движения МПЛА, президента Анголы Агостиньо Нето с оппозиционной группировкой УНИТА, которой руководил харизматичный лидер Жонас Савимби. Советский Союз, разумеется, был на стороне МПЛА, но, ни в одной сводке не указывалось, что помимо ангольцев на стороне правительственных войск сражаются тысячи наших военных специалистов и целые кубинские дивизии. Впрочем, и группировка УНИТА была не одинока. США поддерживали её политически и фанансово, на стороне оппозиционеров сражались регулярные части ЮАР. Так в те годы вершилась геополитика двух сверхдержав. Как же в этой кровавой междоусобице оказался простой русский парень?

Путь в авиацию
Владимир Васильевич родился в Переславле. В положенный срок пошел в школу, рос активным любознательным парнем. Неплохо учился, гонял с пацанами в футбол и даже ходил в музыкальный кружок ДК фабрики кинопленки, где освоил игру на трубе. Когда в 1966-м пришла повестка в армию, служить вместе со своими сверстниками пошел охотно. Тогда и понятия такого не было – «откосить от армии». Где служить, в общем-то, тоже было все равно, но когда распределили в Ирбитскую школу младших авиационных специалистов, Владимир остался доволен. Это было время первых полетов в космос, поэтому вся молодежь грезила авиацией и космонавтикой. Получив специальность техника по двигателю и фюзеляжу, рядовой Веденин был направлен в Оренбургскую область. Здесь, на аэродроме Домбаровка, он обслуживал реактивные истребители Су-9. Природная сметка и аккуратность позволили Володе быстро освоить военную профессию. Тяжелый труд авиатехника в жару и мороз был не в тягость. Три года (а тогда служили именно столько) пролетели незаметно; вскоре бравый сержант Веденин уже гулял в новенькой дембельской форме по улицам родного Переславля.
Долго «отдыхать» от армии он не стал. Толкового парня быстро взяли слесарем на предприятие «Сельхозтехника». В то время после армии парни долго холостыми не оставались. Вот и Владимир встретил свою любовь – красавицу Галину. Вскоре у молодоженов родился сын Виталий. Жизнь казалась простой и ясной, но внезапно Владимира Васильевича вызвали в военкомат.

Из Переславля в Вюнсдорф
Предложение военкома было довольно заманчивым. Он посоветовал сержанту запаса стать сверхсрочником и отправиться на службу в… Польшу!
«ВУС (военно-учетная специальность) у тебя, Владимир Васильевич, редкий, – сказал полковник. – Такие специалисты сейчас очень нужны! Двойной оклад, служебная квартира, да и мир посмотришь…»
Главным в этом комплекте земных благ, безусловно, было слово «квартира». Решив, что дома в ближайшее время ее не получить, молодые супруги решили: «А что? Поедем в Польшу!»
Однако судьба распорядилась по-своему. Пока Владимир проходил медкомиссию и заполнял многочисленные анкеты, набор в Польшу благополучно завершили. Но замену предложили неплохую – немецкий город Вюнсдорф. В военном городке у аэродрома Рыбниц-Дамгартен, построенном еще для фашистских асов Геринга, прошли следующие семь лет жизни семьи Ведениных. Здесь Владимир Васильевич получил звание прапорщика, здесь родилась дочь. Служил Владимир в технической эксплуатационной части (ТЭЧ), где проводили мелкий ремонт и регламент новейших истребителей Миг-21.
Часть находилась на самом переднем крае «холодной войны». Полеты истребителей с полным боекомплектом проходили днем и ночью. Двенадцатичасовое пребывание на аэродроме являлось нормой. В 1976 году прапорщику Веденину была предложена командировка в страну «с влажным и жарким климатом». Так тогда шифровали Анголу и другие экваториальные страны.

Здравствуй, Африка!
Межконтинентальный Ил-62, взлетев из Шереметьево, дозаправился в Будапеште и вот уже много часов мерно гудел мощными турбинами. Позади остались строгая медкомиссия, прививка от желтой лихорадки и собеседование в Генеральном штабе СССР. Военные специалисты, среди которых был и Владимир Веденин, расположились в носовом отсеке самолета и коротали время полета кто как мог. Все уже давно перезнакомились, выспались, а «Ильюшин» летел все дальше и дальше за горизонт. Полтора часа назад симпатичная стюардесса поздравила пассажиров с пресечением экватора. Наконец, когда казалось, что полет продлится вечность, Ил-62, развернувшись со стороны океана, совершил посадку в столице Анголы Луанде. Сказать, что на улице было жарко, – значит ничего не сказать! Липкий влажный воздух обволакивал какими-то незнакомыми запахами и сдавливал грудь от недостатка кислорода.
Служить Владимиру пришлось не в столице страны, а в Лубанго. Этот город бывшие хозяева страны португальцы построили в 650 километрах от столицы Анголы на высоте тысяча метров над уровнем моря. Поэтому здесь было немного прохладнее, особенно по ночам. Первые впечатления от города – запустение, пыль и толпы слоняющихся без дела местных жителей. Белые люди были для них экзотикой. Первым делом военспецам выдали тропический камуфляж кубинского производства и поселили в гостинице португальской постройки. Водопровод здесь не работал с самого ухода колонизаторов, поэтому воду прислуга разносила по номерам в специальных ведрах. Еще запомнились накомарники над кроватями. Без них спать было совершенно невозможно – одолевали малярийные комары. Пить для профилактики «делагил» («хихин» был дорогим удовольствием и рядовым военспецам не доставался) от малярии отсоветовали бывалые старожилы: «Печень себе посадишь, а переболеть все равно придется, только в легкой форме!».
Здесь же, на плоской крыше гостиницы, Владимир впервые в своей жизни увидел самое яркое созвездие южного полушарья – Южный крест. Четыре звезды сверкали на аспидно-черном небе словно крупные бриллианты. Знакомая с детства Большая медведица сиротливо прижалась к самому краю горизонта, и вызывала острую тоску по России. Но ностальгировать было некогда, в стране шла кровавая гражданская война. Об этом недвусмысленно свидетельствовали близкие пулеметные очереди, которые раздавались каждую ночь. Как признается Владимир Васильевич, сначала было страшновато, а потом привык, и даже жену Галину к себе из Союза выписал. Детей в воюющую страну Веденины брать с собой, конечно, не стали.

История конфликта
Географическое положение Анголы, ее богатейшие природные ресурсы привлекали к ней внимание ведущих стран мира, к которым относился и СССР. На советской военно-морской базе в Луанде постоянно базировалась оперативная бригада надводных кораблей Северного флота, что позволяло контролировать основные морские пути из Индийского океана в Атлантику и из Африки в Северную и Южную Америку. В базу периодически заходили на отдых и дозаправку корабли, подводные лодки ВМФ СССР, выполнявшие задачи в Южной Атлантике, а связь с ними обеспечивал построенный Советским Союзом в Анголе мощный зональный узел связи. К тому же на аэродроме в Луанде регулярно совершали посадку советские морские самолеты-разведчики Ту-95РЦ 392-го Отдельного дальнеразведывательного авиационного полка, которые, работая по маршруту Федотово – Североморск – Гавана – Луанда – Североморск, давали полную картину разведобстановки в Атлантике.
Гражданская война в этой африканской стране началась сразу после ухода оттуда португальских колонизаторов. Во время активных боевых действий с ноября 1975 по ноябрь 1979 года в Анголе побывали тысячи советских военных специалистов, воевавших на стороне МПЛА. В этой войне не обошлось без потерь с нашей стороны. Погибли при исполнении служебных обязанностей, умерло от ран и болезней немало офицеров, прапорщиков и солдат срочной службы, гражданских специалистов. Советских воинов, до конца выполняли свой интернациональный долг. Вскоре гражданская война в Анголе разразилась с новой силой. Причем противостояние осуществлялось на трех уровнях: национальном (МПЛА – УНИТА), региональном (НРА – ЮАР) и глобальном (США – СССР и их союзники). Такая обстановка сохранялась до конца 80-х годов, пока ангольская проблема не нашла своего разрешения. Период с 1985 по 1988 год был самым кровопролитным в истории гражданской войны в Анголе. Он еще больше увеличил трагический список наших соотечественников, погибших на ангольской земле. Именно в это время и попал сюда служить Владимир Веденин.

Христос над Лубанго
Сам город Лубанго и второй по величине аэродром страны расположены на плоском плато – своеобразном горном «карнизе», выше и ниже которого горные массивы. На самой высокой вершине над городом установлена огромная каменная статуя Иисуса Христа, который распростер руки над бескрайней бездной. Точно такое же изваяние возвышается над Рио-де-Жанейро. Говорят, что делал их один и тот же скульптор с единым замыслом, чтобы оба Христа смотрели друг на друга через океан, оберегая лежащие между ними страны и народы. Однако этот святой оберег явно не помог ангольцам, которые на тот момент буквально погрязли в кровавой гражданской междоусобице.
Владимир Васильевич был назначен военным специалистом в техническую эксплуатационную часть ангольского истребительно-бомбардировочного полка. Помимо него на аэродроме базировался кубинский полк ПВО, на вооружении которого были наши истребители Миг-21 и Миг-23. В задачу кубинских летчиков входило защищать город и аэродром от юаровских «Миражей», с чем они неплохо справлялись. За время службы прапорщика Веденина ни одна бомба не упала на город. Все воздушные бои проходили на дальних подступах к Лубанго и кончались, как правило, в пользу соколов Фиделя. Особенно отличался талантом воздушного аса кубинский летчик Мигель. Как-то раз, его самолет был атакован из ПЗРК «Стрела-2», поврежден и чудом он посадил боевую машину на полосе. Пилот тут же потребовал новый истребитель для боевого вылета. На удивленные возгласы техников кубинский ас ответил: «Я засек откуда пустили ракету и должен им отомстить». Мало в тот день унитовцам точно не показалось! Таков был друг Владимира сокол Мигель! (Мигеля потом по ошибке сбили свои – он летал на МИГ-19, очень похожем на «Мираж».) К нашим специалистам кубинцы относились не просто хорошо, а прекрасно. Многие летчики дружили с советскими спецами и их семьями.
Боевую технику – истребители Миг-21 – прапорщик Веденин знал как свои пять пальцев еще с Германии. С ангольскими и кубинскими техниками язык нашли быстро. Все они, как правило, обучались в Советском Союзе и русским владели свободно. Работы было много. К плановым регламентам добавлялся ремонт повреждений от пуль и снарядов, ведь Миг-21 в отличие от штурмовика не защищен броней. Латая очередную машину после боевого вылета, Владимир Васильевич всякий раз поражался живучести наших истребителей. Двойной запас прочности заложили в него советские конструкторы! С летчиками ангольской армии отношения сложились самые дружеские. Впрочем, в кабинах мигов воевали не только ангольцы.

Субботник на радость аборигенам
Спустя несколько месяцев после начала службы, когда к Веденину приехала супруга Галина, им дали квартиру в семиэтажном доме на окраине Лубанго. Здесь поселились только советские военные специалисты, поэтому жили очень дружно. Земляков сплачивала тоска по Родине и общие хозяйственные заботы, которых хватало. Решив укрепить охрану дома и обустроить свой быт, советские жители семиэтажки решили устроить субботник. Достали цемент, сетку-рабицу, кирпичи и работа закипела. На то, как вкалывают белые люди, сбежалось посмотреть население всех ближайших кварталов. Для местных жителей было дико видеть своих бледнолицых собратьев с лопатами и мастерками в руках. Ведь в их сознании со времен португальских завоевателей прочно укоренилось, что белый человек должен только руководить.
Впрочем, спустя некоторое время, привыкнув к необычному зрелищу, дружелюбные ангольцы стали добровольно помогать в строительстве. Так вокруг дома была огорожена территория, а в его дворе вскоре появились небольшой бассейн и настоящая русская баня. Со всеми этими благами цивилизации и служба пошла веселее. Но расслабляться было нельзя, город буквально кишел лазутчиками УНИТА, для которых база ВВС в Лубанго и все, кто в ней служит, были как кость в горле.

Жена, она и в Африке жена!
Всех жен советских военнослужащих в обязательном порядке вооружили личным стрелковым оружием. Галине Ведениной больше всего понравился легкий израильский автомат «Узи», из которого она научилась стрелять даже лучше своего мужа. Периодически семьи военспецов выезжали в горы, где возле живописного водопада было оборудовано стрельбище. Здесь учились стрелять и кидать боевые гранаты. Раз в неделю всех жен под надежной охраной выводили на местный рынок за продуктами. Все остальное время боевые подруги сидели дома за охраняемым периметром, лишь изредка посещая живущих поблизости врача. Разумеется, ночью никто и не думал выходить из дому. Близкие выстрелы и автоматные очереди были непременным шумовым фоном ночного Лубанго и напрочь отбивали охоту к поздним прогулкам. Только в таком режиме можно было обеспечить хотя бы относительную безопасность членов своих семей.

Миномет… из солдатского башмака
Служить прапорщику Веденину довелось не только в относительно безопасном Лубанго. Часто приходилось выезжать на аэродромы подскока, где, как правило, базировалось звено (четыре самолета) МИГов. Владимир Васильевич рассказал, как однажды вместе с другими техниками выехал для обслуживания истребителей на небольшом аэродроме рядом с городом Луэна. Звено ангольских самолетов здесь охраняла рота кубинских солдат. Ночью аэродром и военный городок подверглись атаке вышедших из леса унитовцев.
– Среди ночи совсем рядом с нашим вагончиком раздался хлопок, – рассказывает Владимир Веденин, – после которого послышался протяжный вой приближающейся мины. Мы, кто в чем были, похватали автоматы и выбежали из своего фанерного домика. Благо окопы были рядом. До самого утра отражали нападение унитовцев вместе со своими кубинскими компаньерос. Воины Фиделя вели себя очень мужественно и во время близких разрывов даже прикрывали нас своими телами! К счастью, во время ночного обстрела никто не погиб.
Утром, обследовав место откуда было совершено нападение, обнаружили брошенные 76-миллиметровые минометы противника, которые вместо 20-килограмовой чугунной плиты упирались в… старые солдатские башмаки! Очевидно, таскать штатную чугунную плиту от миномета щуплым местным партизанам было не под силу, вот они и придумали такое ноу-хау. Точности, разумеется, никакой, шуму много, а попасть можно только случайно. Поэтому и били унитовцы по площадям. Такое вот боевое крещение прошел прапорщик Веденин в африканской саванне. Потом были другие командировки, другие обстрелы, но этот он запомнил на всю жизнь.

Вас там не должно было быть!
Честно прослужив в Анголе два года, Александр и его жена Галина вернулись на Родину, где их ожидали горбачевская перестройка, развал Союза и пересмотр всех жизненных ценностей. Самое интересное, что Александр Васильевич до сих пор не считается ветераном боевых действий. Дело в том, что официально в 80-х годах наших специалистов в Анголе как бы и не было… Ветеранами ангольской войны до недавнего времени считались лишь специалисты и советники, воевавшие в этой африканской стране с 1974 по 1979 годы. Лишь недавно дело, кажется, сдвинулось с мертвой точки. Но по-прежнему далеко не все участники войны в Анголе получили статус участников боевых действий.

(Врезка)

Республика Ангола – государство на юго-западе Африки. Столица – Луанда (2,82 млн. чел.). Территория – 1,247 млн. кв. км. Административно-территориальное деление – 18 провинций. Население – 12,7 млн. чел. Официальный язык – португальский. Религия – христианство и традиционные африканские верования. Денежная единица – кванза. Ангола – член ООН с 1976, Организации африканского единства (ОАЕ) и ее преемника – Африканского союза (АС), Движения неприсоединения, Сообщества развития Юга Африки (САДК), Общего рынка Восточной и Южной Африки (КОМЕСА) и с 1996 Сообщества португалоязычных стран (ПАЛОП).


СОБЫТИЯ

15 лет Союзу ветеранов Анголы.

15 лет Союзу ветеранов Анголы. Специальный раздел сайта.

"Формула власти". Президент Анголы Жоау Лоуренсу 

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)