Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 03. В Африке очень хорошо!

Перейти к разделу >>

11 ноября 2020 г. исполняется 45 лет независимой Республике Ангола и 45 лет началу сотрудничества СССР (России) с этим африканским государством.

В связи с этим Союз ветеранов Анголы учредил наградную памятную медаль

«45 ЛЕТ ВМЕСТЕ - 45 ANOS JUNTOS».

Положение о медали

  

СМОТРЕТЬ ФОТОАЛЬБОМ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>
[30.12.2012 08:44:14] сергей
Всех Ангольцев с аступающим Новым годом!Здоровья и благополучия в Новом году.БРК Прозорливый.Ангола.Луанда 1977-1980гг.
[30.12.2012 02:27:43] Валерий Михайлов
Уважаемый, Вадим Андреевич! Уважаемые ветераны Анголы!Приближается Новый 2013 год, поэтому хочу поздравить Вас и всех ветеранов Анголы от имени ветеранов Анголы Чувашской Республики (нас только двое, но мы есть!) с этим замечательным праздником, который мы с детства очень любим! Желаю в Новом 2013 году дальнейших успехов в личной жизни каждого, а также в деле защиты прав и интересов ветеранов Анголы. Всем желаю крепкого здоровья, счастья и благополучия. Выражаем огромную признательность в том, что лично Вы, Вадим Андреевич, вместе с боевыми товарищами-сослуживцами, не считаясь с личным временем, смогли организовать продиктованный жизненной необходимостью наш Союз ветеранов Анголы (СВА), который по сути приобрёл мировую известность, где есть специальная страница для общения англоязычного населения нашей планеты. Состав совета СВА смог добиться многих положительных результатов для ветеранов Анголы, организовываются прекрасные мероприятия, которые помогают "раскрыть" глаза простого народа относительно ангольской войны и таким образом воспитывать у российской молодёжи чувства патриотизма, гордости за нашу Родину. Очень точная оценка результата деятельности всех советских военных советников и специалистов в краткой форме даётся в песне Игоря Сивака "Ангола" - "....Ангола - последняя наша победа". Да, это была действительно ПОСЛЕДНЯЯ ВЕЛИКАЯ ПОБЕДА СССР в конце 20 века, которая была достигнута именно благодаря всем ветеранам Анголы и которая в корне изменила мировую ситуацию на юге Африки! Очень жаль, что этого до сих пор так и не осознали наши политики... Но, хочется верить, что всё же справедливость восторжествует, что наконец-то в сознание политиков придёт здравый ум и в конце-концов после упорного долгого многолетнего сопротивления они признают права ветеранов Анголы, всех до единого "ангольца" признают ветеранами боевых действий.
С уважением, Валерий Михайлов.
[29.12.2012 22:53:49] Игорь Лосев
Дорогие друзья! Поздравляю всех с наступающим Новым годом!Хочу пожелать всем здоровья,бодрости,оптимизма,тепла и уюта в наших семьях!
[29.12.2012 06:43:52] Борис Харитонов
Соболезнования и сочувствия родным и близким Александра Руденко...
[28.12.2012 23:15:56] Виктор Шальнев
Выражаю искренние соболезнования родным и близким Александра Руденко.В благодарной памяти своих учеников он оставил только светлые воспоминания.Вечная память.
[28.12.2012 19:59:09] Жуклин Сергей
Борису Харитонову

Борис, Читал ваши недавние посты. Спасибо!. Добавили положительных эмоций. Надеюсь, что и далее будет в том же духе ....
С Наступающем Вас. Здоровья, бодрости духа, и Пусть Все исполнится, что Вы задумали .....!
[28.12.2012 00:20:21] Андрей Токарев
Выражаю соболезнование близким С.Руденко. С Сашей несколько лет вместе работали на кафедре. В прошлом году я записал его воспоминания. Готовлю к публикации.
[27.12.2012 21:05:25] ЦВЕТКОВ ВЯЧЕСЛАВ
ПРИВЕТ ОТ СТРЫГИНА В
[27.12.2012 12:56:02] Максим Гладков
Скорбим! Увы, все больше достойных людей уходит.
[27.12.2012 11:47:37] Владимир Шаталин
С прискорбием сообщаю, что 24 декабря с.г. в Португалии (г.Кашкайш) скончался Александр Руденко, португалист и арабист, ветеран сирийско-израильских войн, Анголы и Гвинеи Бисау. Преподавал португальский язык в Военном Институте. Многие переводчики его должны помнить. Похороны пройдут в Москве 30 декабря на Хованском кладбище. Время и место прощания можно уточнить у Дмитрия Руденко, тел. 8 903 797 09 25.

В.Шаталин
[27.12.2012 06:28:15] Борис Харитонов
Сергею В.
Спасибо! Читал-как будто утолял жажду. Вы выразили словами то, что я чувствовал внутренне, но не мог(пока) выразить словами.
Очень тонко подмечено- утрачено ощущение Свободы... В этом то и был главный "клин" возвращения в Советский Союз.Хотя чётко в головах наших , в ту пору 20-летних это и не складывалось , но,как говориться "нутром чуялось"!
И последние Ваши строки...Боже мой, нечто аналогичное было и у меня...
Спасибо!Вы подали мне хорошую идею!..
[26.12.2012 21:51:21] Максим Гладков
К предыдущей публикации-

Полный фоторепортаж о вчерашней встрече в резиденции Союза ветеранов Анголы можно посмотреть на нашей странице в Фейсбуке: https://www.facebook.com/media/set/?set=a.344311732342952.83447.155529617887832&type=3

[26.12.2012 21:10:49] Сергей Коломинин
24 декабря 2012 г. в резиденции Союза ветеранов Анголы в Москве на Смоленской площади состоялась торжественная церемония передачи руководителям Посольства Республики Куба в Москве партии медалей «За оказание интернациональной помощи Анголе» для последующего вручения кубинским воинам-интернационалистам, воевавшим в Анголе и проживающим на Кубе, а также передача кубинской стороне цветных буклетов, изданных российским Союзом ветеранов Анголы на испанском и английском языках «Куба и Советский Союз в войне в Анголе», где отражается наш общий взгляд на события в Анголе в 1975-1992 гг.


Этот жест был воспринят кубинцами очень тепло и, даже, я бы сказал с энтузиазмом. В частной беседе секретарь Посольства Кубы, бывший командир танка Т-34 в Анголе выразился прямо - этот жест - доказательство того, что Вы, россияне помните о нашем боевом братстве в Анголе не только на словах, но и на деле.
Кубинцы, ветераны Анголы до сих пор в большинстве своем живут достаточно скромно и особых почестей и регалий за проявленный героизм в Анголе не удостоены. Этот добрый жест с нашей строны поможет хотя бы маленькой толике из них - а их более чем полумиллиона - почувстововать, что они не забыты и востребованы.

В церемонии передачи наград и буклетов с российской стороны приняли участие руководители Совета Союза ветеранов Анголы: Сагачко В.А., Шуванов С.А., Коломнин С.А, а также члены Союза ветеранов Анголы - Чрезвычайный и Полномочный Посол в Анголе в конце 90 гг. ХХ в. в Анголе Казимиров В. Н., генерал-лейтенант в отставке Голубев А.Т., бывший Военный атташе в Анголе А. Моржицкий, представители МИД РФ, отвечающие за связи России с Латинской Америкой.
С кубинской стороны в церемонии приняли участие: исполняющий обязанности Чрезвычайного и Полномочного Посола Кубы в РФ Алехандро Семанка, военный атташе Кубы в РФ Хосе Антонио Рамон Родригес, второй секретарь Посольства Кубы в Москве, почетный член Союза ветеранов Анголы Армандо Ариас Сантос, заместитель ВАТ Кубы Эрнесто Рафаэль Эскуредо, руководитель Бюро по военно-техническому сотрудничеству Рамон Вальдес Диас, а также представитель Агентства новостей «Пренса Латина» в РФ и другие кубинские товарищи. Согласно статута медали, ей от имени российского Союза ветеранов Анголы, награждаются как российские, так и иностранные участники оказания интернациональной помощи Анголе. Именно поэтому, для поощрения и награждения наиболее выдающихся кубинских воинов-интернационалистов Совет российского Союза ветеранов Анголы принял решение предать Посольству Кубы в России в дар 50 медалей «За оказание интернациональной помощи Анголе и удостоверения к ним. Список и фамилии награждаемых определит кубинская сторона по своему усмотрению.

При передаче медалей кубинской строне выступил председатель Совета Союза Вадим Сагачко
приведу абсолютно неформальный, на мой взгляд, его текст выступления.

Уважаемые кубинские братья!

От имени Совета российского Союза ветеранов Анголы и ваших верных боевых товарищей, выполнявших интернациональный долг в Анголе в 1975 - 1992 гг., от всей души поздравляем вас с наступающим Новым 2013 Годом!
Уходящий год ознаменовался для всех российских ветеранов Анголы началом создания Музея ветеранов Анголы в Москве и изданием серии буклетов на русском, испанском, португальском и английском языках, рассказывающих о героической помощи, которую кубинские и советские интернационалисты оказали ангольскому народу в самый трудный для него период.
Мы хорошо знаем, что именно кубинские интернационалисты, прибывшие в Анголу в 1975 г. по просьбе законного правительства Анголы во главе с Агоштинью Нету, внесли решающий вклад в отражение агрессии иностранных наемников, армий Заира и ЮАР против этой страны. Со своей стороны, Советский Союз, как с политической, так и военно-технической стороны, сделал все возможное, чтобы помочь доблестным кубинским войскам в выполнении этой важнейшей интернациональной миссии в Африке в конце ХХ в. Из Советского Союза для оказания помощи ангольским братьям также был направлен контингент, состоящий из советников, специалистов и переводчиков, который действовал в полном взаимодействии с кубинской стороной.
Для поощрения воинов-интернационалистов различных национальностей, оказавших помощь Анголе в 1975-1992 гг. в отстаивании ее независимости, суверенитета и территориальной целостности российский Союз ветеранов Анголы учредил общественную медаль «За оказание интернациональной помощи Анголе».
Согласно статута медали, от имени российского Союза ветеранов Анголы ей награждаются как российские, так и иностранные участники оказания интернациональной помощи Анголе. Эта медаль является универсальной наградой, вне зависимости от сферы деятельности награждаемого в тот период: военнослужащие, дипломатические и партийные работники, гражданские летчики и моряки, медицинский персонал и другие участники оказания интернациональной помощи Анголе.
Для поощрения и награждения наиболее выдающихся кубинских воинов-интернационалистов, воевавших в Анголе, Совет российского Союза ветеранов Анголы принял решение предать Посольству Кубы в России в дар 50 медалей «За оказание интернациональной помощи Анголе и удостоверения к ним. Список и фамилии награждаемых определяет кубинская сторона по своему усмотрению.
Мы также передаем Посольству Кубы в России изданные российским Союзом ветеранов Анголы буклеты на испанском и английском языках «Куба и Советский Союз в войне в Анголе», где отражается наш общий взгляд на события в Анголе в 1975-1992 гг. Именно благодаря общей работе там кубинских и советских интернационалистов Ангола обрела независимость, сохранила национальный суверенитет и сегодня является дружественным России и Кубе государством Африки. Думаем, что эти буклеты, изданные российским Союзом ветеранов Анголы, послужат делу утверждения справедливости и помогут в отстаивании правды о том, что происходило в Анголе в 1975-1992 гг.
От всего сердца желаем всем кубинским братьям в Новом году доброго здоровья, счастья, благополучия!
С глубоким уважением
От имени Совета Союза ветеранов Анголы
Председатель российского Совета Союза ветеранов Анголы

Вадим Сагачко
24 декабря 2012 г.


[26.12.2012 14:07:27] Шкариненко С.В.
Николаю.Так то,что с разных колоколен смотрим -это же только хорошо!Как в артиллерии, точнее определяются координаты цели,зато выстрел будет точным.
[26.12.2012 09:57:55] Сегей Кононов
Сергею В.
Интересно, хорошо. Есть маленькая просьба: если можно указываете время, описываемых событий.
[25.12.2012 18:55:47] николай
Шкариненко С.В.вас тоже снаступающим ичто было то было просто мы смотрим с разных колоколен у дачи вам вновом году
[25.12.2012 14:41:38] Сергей В
Тема встречи с родиной, которую затронул и предложил расширить Борис Харитонов, - и чего я, кстати, никак не ожидал увидеть на сайте, - стала для меня, пожалуй, самой болезненной. Я отлично помню, как горячо ждал возвращения домой, понимая в тоже время, что, спустя непродолжительное время, меня потянет назад в Анголу, и я буду долго, надрывно и мучительно вспоминать время, проведенное в этой стране. И если бы не Борис, то я, видимо, никогда не вспомнил тот день, случившийся незадолго до моего отъезда, когда мы крепко разругались на эту же тему с моим гомологом, двухгодичником из Одессы Пашей Евдокимовым. О нем и его загадочной жизни я, кстати, рассказывал, года полтора назад.

Было воскресенье, старший группы свалил в Луанду на сборы – событие, которое обычно с надеждой и нетерпением ждал весь наш советский воинский коллектив, - мы с Пашей освежались водкой после бурной ночи, проведенной с местной стороной, и тут я, раскиснув, начал излагать ему свою версию – то, с чего я, собственно, и начал. Дескать, есть у меня предчувствие не доброй встречи и обратной ностальгии, а на его просьбу обосновать, сказал, что, в точности сформулировать не могу, но что-то, безусловно, есть в этом влажном воздухе – некое ощущение неповторимости и раскованности. Свободы, - угадал Паша и продолжил в том смысле, что если бы я больше читал, то смог бы выразить это в полной мере. Надо заметить, что он относился к тому разряду образованных людей, которые считали незазорным унизить своими знаниями и широтой кругозора других, даже тех, с кем пьешь по утрам водку. После этого Пашу, что называется, понесло и он, процитировав для затравки классиков (у Сухово-Кобылина родина – это злая мачеха, у Блока – чушка, а по Синявскому и того хуже – сука), перешел к главному – к роману Гроссмана, где солдаты на войне обретали состояние свободы, чего так опасался верховный главнокомандующий и его верные сатрапы.

Понемногу закипая, я ответил, что, во-первых, я в Анголе в штыковые атаки не ходил, во-вторых, Гроссмана не читал и нечего, мол, мне культуру показывать, что Пашу развеселило отчего-то еще больше. Попробуй, пойми их, интеллигентов.
- Так значит: мы не из тех, что под танки бросались и первыми входили в города, - радостно воскликнул Паша. - Впрочем, - сбавил он на полтона, - это неудивительно, поскольку Гроссман в СССР запрещен. Суслов его задвинул, предварительно лет на двести. На редкость проницательный человек. Он знаешь, что Ромму сказал, когда тот снял «Обыкновенный фашизм»?
- Что?
- Вызвал его к себе в кабинет на Старой площади, помолчал, глядя пристально в глаза, а затем спросил: за что же, Михаил Ильич, вы нас так ненавидите?
- И?
- И сразу, конечно, запретил – лауреата пяти сталинских премий.
- А тебе, - спрашиваю, - откуда об этом известно.
- Выпьем, - предложил Паша.
Я снова плеснул в стопки, пластиковые стаканчики с эмблемой Аэрофлота, мы выпили, Паша, не закусывая, закурил и ответил: все просто. Женщина – преподавательница, с которой у меня случилась страсть еще на третьем курсе – я тебе, по-моему, рассказывал – выросла в доме восемь на улице Горького и соседствовала с великим советским режиссером. Он эту историю её папе поведал, а она – мне. К чему я, собственно, тебе это излагаю? – обратился он ко мне.
- К чему же, интересно.
- К тому, что когда ты окончишь свой Институт, и приедешь служить в мой родной город, тебе там однозначно понравится.

От таких слов мне сразу стало тошно. Так часто бывает, когда разговариваешь с умным человеком, чувствуешь в его словах гнетущую двусмысленность, но еще не вполне понимаешь, куда он клонит.
- А почему, - спросил я, мрачнея, - ты считаешь, что меня отправят именно в твой город?
- Ну, это я образно. Согласись, Одесса, звучит красиво. Может, в Мары поедешь, Краснодар, Фрунзе или еще куда – у вас, военных переводчиков, чрезвычайно широкая география, - но за границу тебя точно не выпустят. Засветился ты в Анголе, друг мой пьяный. Нельзя сказать, чтобы вошел в легенду или хотя бы стал её частью, но едва я сюда приехал, - тоже, прямо скажем, не по своей воле, - услышал про тебя всякие гадости. Главным образом, от нашего политоргана.
- Догадываюсь, - говорю. – Спасибо тебе, Паша, за добрые слова.
- Не за что. А кто, кроме меня, твоего близкого друга – даже больше, по выражению Бени Крика, чем ты себе это представляешь, - правду скажет? Сокурсники твои долбанные? Они еще на твоих костях пляску мести спляшут. Мне эта публика хорошо известна. Одно слово - загранкадры.
- С другой стороны, может все не так плохо, - возразил я неохотно, но не столько по существу, сколько от состояния собственной обреченности, - может, я стану таким как все. Вернусь в Институт и начну, допустим, выстраивать карьеру по партийно-половой линии. У нас там знаешь, какие девчонки учатся? Золотой фонд Генштаба.
- Нет, не станешь, - сказал Паша, - я тебя достаточно хорошо знаю. И про партию забудь, туда таких отщепенцев, как мы с тобой, не принимают. Скажи спасибо, если из комсомола не загремишь. Давай лучше музыку послушаем, - с этими словами он снова плеснул в стопарики и вставил в лифт магнитофона кассету Роберто Карлуша. Знал, паразит, мои слабые места.

Как легко догадаться, день на этом не закончился, напротив, он только начинался и, прослушав раз пять подряд “Lady Laura” и “Amigo”, - рефрен “Voce meu amigo, irmao, camarada” исполнялся хором в обнимку, - мы, став, как и прежде, людьми, бесконечно преданными друг к другу, решили отправиться в отель Восток к нашему старому приятелю Артуру Фрегедо, чтобы отполироваться там португальским красным. Было жарко, мы старались держаться тенистой стороны бульвара, и метров через сто увидели сидящего в шезлонге под навесом крупного белого мужчину в грязной майке, длинных, до самых колен шортах, пившего вино из горлышка. Странно, - подумал я, - почему я не встречал его раньше. До этого мне казалось, что я знал всех белых в этом городе. Черных – посредством репродуктивного прироста и естественной миграции - становилось как раз с каждым днем все больше, а белые наоборот – продолжали уезжать. Не считая, конечно, тех, кто, войдя во власть или к ней приблизившись, занимались теперь теневым бизнесом, доходы от которого не могли быть сопоставимы с теми, что извлекались при старом режиме, и к их числу, несомненно, принадлежал сеньор Фрегедо. “Diamonds are forever” в исполнении Ширли Бейси была его любимой песней. Вообще, он был человеком из семидесятых годов, плоть от плоти того времени, носившим белые брюки, синий клубник, кремовую, расстегнутую на груди рубашку с широким воротником, уложенным на лацканы пиджака, золотую цепочку на шее и роскошные швейцарские часы на запястье. Стиль, класс, музыкальность и полная сексуальная раскрепощенность: что-то от Джеймса Бонда, что-то от итальянского мафиози. К нам, людям, прибывшим из советского лагеря, он относился с неподдельным сочувствием и пониманием, отлично осознавая в тоже время, что уровень его материального благополучия становился тем выше, чем больше оказывалась военная поддержка СССР.

Но этот, сидящий напротив нас был совсем другим – опустившимся и как бы отверженным и оттого, сразу показавшимся нам в этот момент, особенно близким.
- Здорово, приятель, - сказал Паша, - как вообще дела?
- Дерьмо дела, приятель, - ответил незнакомец, не задумываясь, а, взглянув на нас внимательнее, поинтересовался, - русские, что ли?
- Как вы угадали? – задал я совершенно нелепый вопрос.
- От кого же еще в такой час может водкой разить, - он повел носом, - на всю улицу.
- Хотел бы заметить, - возразил Паша, - что вы тоже не минералку пьете.
- Это верно. Лет пять не просыхаю. С тех пор, как жена ушла. Не пережила революционных потрясений, хотя кто же такое выдержит! У меня при старом режиме фирма была, первая на востоке, Марко Реуш и сыновья.
- Марко – это вы? – уточнил Паша.
- Кто же еще, будем знакомы. Сыновей, правда, бог не дал. Это я так, для солидности прибавил. Вы, поди, и не слыхали про такое предприятие. Откуда вам? Услуги для сафари, шесть лэнд-роверов, ружья, амуниция, проводники. Состоятельные господа приезжали из Луанды, из Лиссабона даже. Все пошло прахом. Ладно, - сказал он мирно, - чего зря на улице болтать, пошли ко мне домой, выпьем. У меня там вентилятор, музыка и еще пара литров крепленого.
- Может, не стоит? - спросил я Пашу.
- Пойдем, - он толкнул меня локтем, - послушаем, чего расскажет.

В квартире, куда мы попали, пройдя через двор и поднявшись по лестнице на второй этаж, царил хаос. Возле зашторенного окна крутились, поднимая пыль, лопасти огромного вентилятора на массивной металлической стойке (такого типа машины мы, помню, назвали хлеборезками), книжный шкаф был завален старорежимными справочниками и журналами с пожелтевшими обложками, на диване, где, видимо, отдыхал хозяин квартиры, валялись неубранные покрывало и подушки, рядом на столе из черного дерева с облезшей полировкой лежал огромный заряженный револьвер, в углу стояла радиола с тумбочкой для пластинок, а на ней, под плакатом с фотографией национальной сборной по футболу 1973 года, сидел большой черный кот. Увидев незнакомцев, он спрыгнул на пол и зашипел.
- Пошел отсюда, Салазар, - крикнул Марко и пнул его ногой.
- Хорошая кличка, - заметил я.
- Сволочь, - отозвался Марко, вытаскивая из соседней комнаты кресла.
- Кто именно?
- Оригинал, естественно, кот-то как раз ничего, не гадит, где попало. – Он убрал со стола пистолет и поставил на его место бутылку и стаканы. – За знакомство, - произнес Марко и тут же выпил, не чокаясь. – Профессор, мать его. Интеллигенция. Величайший португалец со времен Генриха Мореплавателя! Довел империю до ручки, пока со стула не свалился. Другие вожди нужны были. Вот Гитлер, он, скажем кто?
- Кто? – переспросил я.
- Вождь. Или взять, например, вашего Сталина – тоже вождь, хотя и не профессор. И оба, что характерно, занимались окончательным решением еврейского вопроса, но не преуспели. Погибли – первый в войну ввязался на два фронта, ко второму, я читал, подослал врачей-убийц еврей Каганович.
- Что же это, - произнес Паша со смятением в голосе, - в Анголе тоже, выходит, во всем евреи виноваты.
- А кто же еще, по-вашему? Кто Диамангом с семнадцатого года заправлял? Де Бирс, Оппенгеймеры и бельгийские Апфельбаумы с ними в доле. Как только губернатор Силвино Маркеш своим декретом им хвост прижал, так все и началось – оружие для повстанцев и деньги рекой… Мы тут между собой, помню, толковали и спорили: неужели Кремль с евреями заодно, неужели и вправду сговорились. Я вам историю расскажу, - давайте по второй, - мне жена раньше говорила, что я, чем пьянее, тем умнее. Так вот, папаша мой покойный начальником поста был неподалеку от Энрике де Карвалю. Солидная должность, все под контролем – и черные контрактники, и белые браконьеры с контрабандистами. Никому спуску не давал. На хищников с ремингтоном в одиночку ходил. Пули такие были, что слона насмерть заваливал. Ему за отстрел из губернаторской кассы огромные деньги отстегивали. Уважаемый, одним словом, был человек. Короче, привозят ему однажды с алмазных приисков грузовик с неграми для телесных наказаний, чтобы плеткой, значит, по их голым жопам. Правило такое существовало в Диаманге за нарушение трудовой и общественной дисциплины. У них там вообще с этим строго было, не забалуешь. Сейчас бы так. А папа мой в отношении с черными был, надо сказать, весьма щепетильным человеком, потому как здесь родился и вырос, не то, что некоторые. Строгим, но, как утверждают, справедливым. В морду, конечно, заехать мог, но исключительно за дело или по пьяной лавочке, но так чтобы плетьми и прилюдно – это никогда. Считал такой подход неоправданно жестоким и унизительным. Теперь, спустя годы, вижу, что крепко ошибался. Короче, послал он этих подонков куда подальше вместе с их грузовиком и велел, чтобы впредь не отрывали от дела. Те на него сразу донос в ПИДЕ накатали, это в КГБ по-вашему, дескать, злоумышленникам сочувствует. Обошлось, но проходит время, и, представьте себе, старик мой со своими ребятами берут солдат из их частной армии с поличным, с убитыми тушами антилоп во время охоты вне сезона и без лицензии. Вдобавок в заповеднике. Составили, как положено, рапорт, проводили в полицию.
- И что же? – спросил я.
- Не стало вскоре моего папаши, - глаза его повлажнели, - пропал, сгинул. По официальной версии в речке утонул, но тела так и не нашли. А ты евреев защищаешь, - он с гневом посмотрел на Пашу.
- Я ничуть, - обиделся Паша, - я даже наоборот. Я, как и весь советский народ, с гневом осуждаю израильскую военщину.
- Всех бы их, до единого, - Марко вдруг выхватил револьвер, - перестрелял. За убитого отца, за замученных на приисках негров, за слезы матерей и вдов…
- Эй-эй-эй, - закричал Паша, пряча голову, - он же заряжен.
В этот момент Марко, сделав неосторожное движение, неожиданно завалился на бок и грохнулся с кресла на пол. Раздался выстрел, с потолка посыпалась штукатурка.
- Никого не задел? – спросил он, вставая с колен и встряхивая волосы.
- Вы бы, приятель, больше закусывали, - посоветовал я, - а то как-то неудобно, позвали в гости, а теперь оружием размахиваете. Пожалели бы боеприпасы, они вам, у меня такое ощущение, еще пригодятся.
- Действительно, некрасиво получается, - согласился Марко, - но я ведь не в вас целился. Это я так, в образ вошел.
Марко отправился на кухню, там хлопнула дверца холодильника, и через пару минут он вернулся назад с большим подносом в руках, уставленным тарелками с фруктами, сыром и жареной свининой.
- Это же откуда такое богатство? – спросил Паша с удивлением.
- Ворую, как и вся независимая Ангола. Иначе сейчас не проживешь, - говоря это, он выложил закуски на стол и приблизился к радиоле. – Я вам музыку поставлю хорошую. Эдди Коккран, песня такая была знаменитая в начале шестидесятых: three steps to heaven. Золотые деньки. Я у своего дяди в то лето в Луанде гостил – белые пляжи, остров Мусул, ледяное пиво, креветки…. Вот такие, - он показал ладонь, - выпьем за это дело.
- За какое именно?
- За тени прошлого, за меня, значит.
Заиграла прекрасная мелодия: step one – you find a girl to love…
- Так на чем я в последний раз до выстрела остановился? - спросил Марко, осушив стакан.
- На евреях, - сказал я.
- Про них я, в принципе, уже все рассказал.
- Слава богу, - произнес Паша по-русски.
- Они здесь все и развалили не без вашей, естественно, помощи.
- Не надо только персонифицировать, - Павел снова перешел на португальский.
- Хорошо, не буду. Вы лично здесь действительно не причем. Хорошие, вижу, ребята, душевные, пьющие. Перехожу к последующей исторической фазе, про то, как захлопнулся мой процветающий бизнес еще до наступления революционного кошмара, когда в наших краях появились жандармы из Катанги с одним французским майором.
- Это те, которые Чомбе поддерживали? – спросил Паша.
- Грамотный, - сказал Марко, - они самые. В общем, как они пришли, так охота в наших краях кончилась. Но не сразу. Вначале этот майор, Бенуа его звали, ко мне подкатил. Помоги, говорит, Марко, съездим в одну нехорошую деревню, ты, мол, в здешнем лесу неплохо ориентируешься, языки их знаешь, с переводом поможешь. Не бесплатно, конечно. Приличные деньги отвалил наличными. Я сдуру и согласился. Привезли меня к ним на базу, поглядел и ужаснулся. Людей, сразу понял, среди них нет, одно зверье. Двухметрового роста гориллы, плечи и локти расписаны татуировками, у каждого короткий автомат, чёрная рукоятка пистолета возле голенища торчит, на поясе длинный нож. Для них, что человека убить, что комара прихлопнуть – всё едино. Заехали в деревушку у озера. Глиняные хижины, лодки на подпорках, голые дети бегают. Мужики все, видать, мирные, потому как с утра пьяные, праздник у них – девки с богом плодородия спариваются, по-научному, инициация. Бог – стоящая посреди поляны чушка деревянная, снизу сучок торчит отшлифованный, с него, страшно смотреть, кровь каплями стекает. Больно, конечно, но что поделаешь? Варварская африканская традиция! Народ галдит, старухи в бубны стучат, колдун по кругу пляшет. Тут-то головной БТР на площадь и влетел. Дизель ревёт, из-под колёс пылища, с бортов ленты с патронами свисают. Война и ужас! Бабы в визг, колдун затрясся, вождь на колени упал, ёрзает, пощады просит, а одна подруга так на сучке и застыла – спазм в ней случился. Я, хотя и не врач, но полагаю, что вагинальный. Стали мы с майором вождя допрашивать вначале вежливо так, без нажима: признавайся, мол, старый пень, когда к тебе в последний раз бандиты харчеваться приходили. А тот, что существенно, ни в какую. Не знаю, дескать, ничего. Тогда отволок его майор к берегу и принялся в озере топить методично. Опустит башку в воду и снова спрашивает, приставив для верности к уху парабеллум. Я тем временем по сторонам огляделся, взглянул на горы, места-то всё знакомые и понимаю, что ошибка. Граница далеко, откуда, размышляю, здесь бандитам взяться? Вытащил у Бенуа из планшета карту, посмотрел – точно. Совсем другое направление. Ты, - спрашиваю, - майор, в какой академии учился? Не туда приехали. Конго совсем в другую сторону. Он деда, уже полуживого, в волны выронил, взял карту и отвечает: на войне и не такое случается. Ночью, видать, заблудились. Туман был. Ладно, - говорит, - возвращайся, Марко, домой, а мы этот населенный пункт, - раз он на картах не обозначен, - аннигилируем, у меня четыре лишних канистры с бензином. Даром, что француз, изящно выражался; наши бы жлобы прямо сказали – избы спалим, а селян в расход. К тому же, - добавляет, - мои ребята, пока мы здесь с тобой следственные действия осуществляли, наверняка всех девок до конца инициировали, а свидетели, сам понимаешь, не маленький, в нашем деликатном деле ни к чему. Вали, Марко, от греха подальше. Ты нас не видел, и мы с тобой не встречались.
- И что же, - спросил я, - аннигилировали?
- Только пепелище осталось и бог плодородия с отшлифованным фаллосом посредине. Как памятник. Надо думать, заговоренный. Однако зловещие слухи поползли вскоре по всей округе. Здесь же Африка. Здесь информация распространяется не как во всем цивилизованном мире, на материальных носителях, а по воздуху – метафизически! Короче, желающих прокатиться с ружьем по саванне после этого случая в наших местах почти не осталось. Один журналист, помню, из Германии приехал и то ради того, чтобы несгоревший член сфотографировать. Обещал, сволочь, потом журнал прислать с научной публикацией, да так и не выслал. Я в тот раз первый раз запил. Честно.
- Получается так, - подытожил я, - что вам в равной степени досталось как от евреев, так и от наемников из сопредельного государства.
- Выходит так, - согласился он, - но от евреев все равно вреда больше.
- Конченный человек, - шепнул мне Паша на ухо, - пора уходить, а то опять стрельба начнется.

Мы распрощались, но в отель не пошли, а вернулись домой. Было уже поздно. Вскоре я уехал. Слова Паши оказались пророческими. По окончании Института я действительно попал в его замечательный город, о чем мало того что не жалею, но искренне хотел бы вдобавок, случись встреча, пожать руки тем людям, которые устроили мне такое назначение. В Одессе, оказавшись волею обстоятельств, в интеллигентской среде и остро ощутив собственную духовную нищету и ущербность, – усугубившиеся во время учебы на ускоре, - я стал много читать, почти запоем, а вскоре, когда грянула перестройка, на экраны вышли умные «полочные» фильмы, в литературных журналах стали печатать ранее запрещенные романы и повести. Я не пропускал ни одной публикации и ни одного киносеанса. Всё это со всей очевидностью было бы мною пропущено, окажись я снова за границей, где, видимо, превратился бы в морального урода и пьяницу. Судьба персонажей, тех, кого я привел в этой истории, сложилась по-разному. Пашу я больше никогда не встречал. Кто-то говорил, что он женился на еврейке и эмигрировал с ней в Израиль, другие утверждали, что им отказали в визе, а его посадили в тюрьму за валютные махинации, но лишь спустя много лет, я узнал, что он спился и умер на улице от воспаления легких. Марко избили до смерти уголовники, о чем мне рассказал сменивший меня переводчик. Роберто Карлуш по-прежнему знаменит, богат, популярен и гастролирует по всему миру. Осенью прошлого года, попав в Лиссабоне на концерт The Lucky Duckies в ночном клубе Cafe Blues на берегу Тежу и снова услышав «Three steps to heaven», я успел, к немалому удивлению моей жены и окружающих господ, осушить полбутылки джина. В моей стране, где правят детоубийцы, холод, густеющий маразм и полная безнадюга.

[25.12.2012 10:04:21] Шкариненко С.В.
Николаю - знали то,что вам могли за пару часов рассказать на занятиях,не более.Разве можно сравнивать специфический поток информации,который вбивался в нас из первых рук,в том числе тех,кто уже там был,начиная с 1975 г,конкретно по стране и теми общими правилами и знаниями,которые давали вам всем перед очередным дальним походом?Ну,хорошо,чтобы прекратить эту полемику - вы,Николай,знали все..,я это признал и на этом закрыли тему.Кстати,с наступающим всех(и срочников,и гражданских,да всех,в конце концов,кто имел отношение к Анголе во все времена!),всем крепкого здоровья и всех благ!
[25.12.2012 01:19:21] Василий
Уважаемый Николай . Ну давайте хоть " пиписать "правильно . Ну ведь смешно же .
[24.12.2012 14:17:16] николай
Евгений Шихов


Мужики,а кто знает Александра Беляева-связист.Родом из России -живет в Питере. может кто знает ево ищят водноклассниках
[24.12.2012 14:10:24] николай
Шкариненко С.В.это вопрос некомне я прото и пишу что мы матросы исалдаты знали нашто шли почитайте внимательно . язадал вам вопрос ато вы пипишетечто мы срочники незнали на што шли
[24.12.2012 11:51:43] Шкариненко С.В.
Николаю.А почему так категорично -"неправы"???Я пишу о себе,о тех,кто со мной учился и тд.У нас первые трупы уже пошли с осени(с персидской группы Гена Калашников,если не ошибаюсь), а куда мы могли попасть - тоже вполне представляли благодаря нашим преподавателям,нашим старшекурсеникам,которые уже успели оттуда приехать в отпуск и тд.Так что не нужно в любой дискусси категорчно ставить какой -либо знак утверждения либо отрицания.Жизнь учит ,что у всех людей ситуации разные и у кого-то она может быть такой ,о которой рассказывает ваш собеседник.
[23.12.2012 23:40:39] Назаров В
Игорь ,мало информации о тебе.У меня 79 приказ,тоесть был призван весной 79 г уволен весной 81 г.
[23.12.2012 10:23:58] Игорь
Мужики 1979 1981 года призыва отзавитись
[22.12.2012 15:56:05] Василий Бортовой
Добрый день всем "ангольцам"!Поздравляю всех с наступающими Новогодними праздниками и Рождеством!С помощью внука обрёл себе почтовый ящик. Буду безмерно рад вашим письмам на него и на гостевую сайта.Особенно хотелось бы наладить контакты с ветеранами Анголы Джанкойского 369 авиаполка.Адрес почты:bortovoj42@mail.ru
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>

СОБЫТИЯ

УШЕЛ ИЗ ЖИЗНИ НАШ "САНЧО"

28 мая 2020 года после тяжелой и продолжительной болезни ушел из жизни Александр Владимирович ПОЛИВИН (1954- 2020)

СКОРБИМ

15 лет Союзу ветеранов Анголы.

15 лет Союзу ветеранов Анголы. Специальный раздел, включающий в себя фото и видео праздничных мероприятий. 

"Ветераны Анголы: от прошлого к настоящему. Фотоальбом. 

"Формула власти". Президент Анголы Жоау Лоуренсу 

"Секретная Африка. Атомная бомба в Калахари". Фильм Алексея Поборцева

"Секретная Африка. Выжить в ангольской саванне". Фильм Алексея Поборцева

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2020 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)