Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 12. Говорили мне в "Десятке"( автор и исполнитель Курлыгин Сергей Владимирович)

Перейти к разделу >>

 

Помним о прошлом, уверенно смотрим в будущее!

16 ноября 2019 года Союзу ветеранов Анголы исполняется 15 лет! 
С. Коломнин. «Виноградная лоза» в центре Мапуту

Сергей КОЛОМНИН

«Виноградная лоза» в центре Мапуту

 

Операция «Бинбег», проведенная  в январе 1981 г. родезийским спецназом на службе у ЮАР против трех офисов АНК в Матоле, была публично осуждена мировой прессой, как «неспровоцированная агрессия режима апартеида против независимого африканского государства». Однако южноафриканцы продолжали «гнуть свою линию»: они пытались с помощью военного давления на мозамбикские власти воспрепятствовать расширению деятельности Африканского Национального Конгресса в Мозамбике. Однако активисты АНК продолжали свободно работать в Мозамбике. В середине 1983 года южноафриканские агенты установили, что в Мапуту на улице Мао Дзе Дуна функционирует важный офис АНК, снабжающий боевиков, готовящихся к переброске в ЮАР, южноафриканскими фальшивыми паспортами.

Уничтожить  «паспортный стол»!

Несмотря на серьезные трудности, связанные с осуществлением акции по уничтожению резиденции АНК в центре многонаселенного города в непосредственной близости от воинских частей, штаб специальных сил ВС ЮАР (Recces) принял решение на ее проведение. Офис АНК располагался в самом центре мозамбикской столицы в километре от отеля Полана, вблизи домов, которые занимали советские военные специалисты и мозамбикские военнослужащие. Недалеко от объекта находилось также  посольство Египта и  правительственные резиденции, которые охранялись полицией и  армейскими подразделениями.

Операция по ликвидации  «паспортного стола» была поручена 1-му разведывательному полку коммандос.  Ей  было присвоено кодовое название «Vine» («Виноградная лоза»). Для осуществления акции привлекалась стандартная разведывательно-диверсионная группа (team) из двенадцати  опытных диверсантов во главе с капитаном спецназа  «Дэном». Ни настоящего имени командира, ни имен других членов  этой разведывательно-диверсионной группы ЮАР автору обнаружить не удалось. Эта операция, даже спустя десятилетия, числится в разряде наиболее секретных.  Видимо, членам команды капитана «Дэна» приходится скрывать свои имена до сих пор.

 На разработку и подготовку операции было отведено шесть недель. С помощью южноафриканской агентуры в Мозамбике удалось установить точное местонахождение объекта, расположение комнат в здании и численность группы «паспортистов» АНК: их оказалось шестеро. Для успешного проведения операции южноафриканским диверсантам было очень важно освоиться в городе, изучить расположение улиц и зданий. В ход пошли аэрофотоснимки мозамбикской столицы, сделанные самолетами  южноафриканской разведки,  старые туристические путеводители, открытки с видами Мапуту, рекламные фильмы, словом все, что можно было найти. Неоценимую помощь группе оказал оператор 5-го разведполка коммандос, португалец по происхождению, который несколько лет прожил в городе, когда тот еще назывался Лоуренсу Маркеш. Его  консультации помогли наметить оптимальные пути подъезда к объекту и маршруты отхода.

Планом операции предусматривалось скрытное проникновение ночью в офис АНК, выемка  всех документов, минирование здания и его подрыв при помощи мощных зарядов ВВ. Сложность заключалась в том, что здание служило активистам АНК как офисом, так и жильем. Помещения для работы располагались на первом этаже, а спальни на втором. Но южноафриканцы рассчитывали, что ночью в рабочих помещениях никого не будет, и они смогут беспрепятственно изъять все бумаги. При последующем  дистанционном подрыве заложенной взрывчатки все спящие на втором этаже должны были погибнуть. В качестве ВВ предполагалось использовать несколько пятикилограммовых зарядов взрывчатки Р4. Расчет мощности зарядов делался таким, чтобы, по возможности, не задеть соседние строения, одно из которых занимали военнослужащие мозамбикской армии.

Доставка группы спецназа   возлагалась на вспомогательное подразделение 4-го морского разведполка. Корабль-матка должен был оставаться в нейтральных водах, а группа высажена на песчаный пляж Мапуту с быстроходных резиновых надувных лодок. Группа делилась на ударную и прикрытия. В составе ударного подразделения действовало две команды по три человека. Одна штурмовая, другая – подрыва. Спецназовцы штурмовой группы  под командованием капитана «Дэна» вооружались 9-мм  бесшумными пистолетами-пулеметами «Sannа-77» и пистолетами с глушителями.

Пистолет-пулемет «Sanna-77» -  появился в ЮАР в начале 70-х годов ХХ века. Он был создан южноафриканскими конструкторами   на основе чешского пистолета-пулемета  «CZ модель 25» или же  «CZ  vz.25». Первые «CZ» закупались  через третью страну и подставные фирмы в Чехословакии и модифицировались на месте. В дальнейшем началось их  производство в ЮАР. Данных о приобретении официальной лицензии нет, скорее всего, южноафриканцы самостоятельно наладили  сборку оружия в период  с 1977 по 1980 гг. Использовался как альтернатива бесшумному пистолету (темп стрельбы - только одиночными выстрелами) с солидным запасом патронов. Основные характеристики: патрон - 9-мм «парабеллум»; полная длина с откинутым  прикладом - 650  мм;  длина со сложенным прикладом - 450 мм; длина ствола - 290 мм; масса без патронов - 2, 8 кг; емкость магазина - 40 патронов;

Девиз - скрытность и секретность

 При действиях в городе диверсанты рассчитывали на содействие чернокожих южноафриканских агентов, один из которых владел микроавтобусом «Датсун Е20». Он имел грузовой отсек, отделенный от водителя, и широкую заднюю дверь. Немаловажным было и то, что стекла у автомобиля были  тонированными. Это позволяло агенту без опасений перевезти диверсантов по городу. «Датсун» должен был доставить спецназовцев к объекту и по выполнении задания отвезти в условленную точку эвакуации.

Бойцы прикрывающей группы были вооружены более солидно: реактивными гранатометами РПГ-7, пулеметами РПД (все советского производства) и бесшумными пистолетами-пулеметами. В их задачу входило  прикрытие действий ударной группы. Чтобы «не мозолить глаза» бойцы должны были во время операции укрыться в двух автомобилях:  стареньком «Ленд Ровере» и еще одной легковушке, которые южноафриканские агенты заранее припарковали в окрестностях объекта. По плану группа прикрытия  вступала в бой только в случае  прибытия на объект полиции или военнослужащих армии,  поднятых по тревоге.

 Обязательным условием проведения операции была скрытность и секретность. На ее реализацию, начиная с момента высадки и до эвакуации, отводилось три часа самого темного времени суток: с 12 до 3 часов ночи. Все участвовавшие в операции спецназовцы должны были быть одеты в гражданскую одежду «по сезону» и снабжались соответствующими документами прикрытия. Впрочем, все это вряд ли могло бы реально помочь диверсантам при серьезной поверке. Слишком очевидной была их экипировка. Поэтому в случае раскрытия группы,  спецназ был готов пустить в ход сначала бесшумное оружие, а потом и все остальное.

В ходе подготовки к операции была проведена доразведка объекта. Причем, не полагаясь на специальные службы, спецназовцы   1-го разведполка коммандос сами провели рекогносцировку. Глубокой ночью десантная лодка военно-морских Recces доставила двоих операторов  в условленное место на песчаном пляже Мапуту. Там их поджидал южноафриканский агент с автомобилем. Он провез спецназовцев  по городу к резиденции АНК. После тщательного внешнего визуального осмотра  дома и прилегающих к нему кварталов в первоначальный план операции были внесены определенные изменения. Они касались в основном  действий ударной группы с учетом обнаруженных при рекогносцировке дополнительных дверей и  наружных лестниц в резиденции АНК. Разведчики убедились: резиденция АНК никем не охранялась. Ее обитатели, видимо, чувствовали себя в полной безопасности в центре мозамбикской столицы. Поэтому фактор внезапности  должен был обеспечить успех операции.

Первая попытка операции «Vine» была предпринята дождливой и туманной сентябрьской ночью 1983 года. Надувные резиновые лодки, снабженные мощными двигателями, с двенадцатью бойцами 1-го разведывательного полка на борту на предельной скорости направились к  условленной точке высадки на мозамбикском берегу. Для облегчения ориентации  в условиях плохой видимости агент, дожидавшийся спецназовцев на берегу, подавал почти невидимые глазу сигналы из специального фонаря. Ориентируясь по лучу, десантные лодки доставили ударно-штурмовую группу точно в назначенное место. А спустя несколько минут,  они были уже на пути к кораблю-матке.

Уже в городе у диверсантов начались первые проблемы. Микроавтобус «Датсун», хоть и был вместительным, но тринадцать человек с оружием, взрывчаткой и снаряжением в гору вытягивал с трудом. Кроме того, агент, дожидаясь диверсионную группу, «гонял» стеклоочистители при выключенном двигателе и, видимо, посадил  аккумулятор. Поэтому мотор глох, как только включались фары: генератор был также неисправен. При выключенных габаритных огнях двигаться по городу было опасно: автомобиль с погашенными огнями выглядел подозрительно. Спецназовцам пришлось несколько раз вылезать из машины и толкать ее, чтобы завести двигатель. Капитан «Дэн» даже заподозрил если не предательство, то преступную халатность, ведь агенту  предписывалось тщательно проверить машину перед акцией. Водитель оправдывался тем, что  при  разрухе и дефиците, царившими в те времена в  постколониальном Мапуту, найти нужные запчасти не удалось. В конце концов, пришлось остановиться и потратить почти полтора часа на поиск неисправности в генераторе.

 Когда с большим отставанием от графика проведения операции спецназовцы все же  добрались до объекта, их поджидала еще одна неприятная неожиданность. Несмотря на поздний час, резиденция АНК сияла огнями: в доме праздновали какое-то событие. Раздавались громкие голоса, шутки и пение. В соседних домах также царило оживление, видимо, пример праздновавших действовал заражающе. На присутствие многочисленных гостей в доме указывали и несколько автомобилей, запаркованных неподалеку. В этих условиях командир группы спецназа принял решение операцию прекратить. Обратный путь был проделан без происшествий, и вскоре операторы вернулись в условленное место, где их подобрали лодки военно-морских коммандос и доставили на корабль-матку.

Вторая попытка

Вторая попытка операции «Vine» была осуществлена в ночь с 17  на 18 октября 1983 года. В это время президент Мозамбика Самора Машел с приближенными находился в европейском турне. Штаб специальных сил решил воспользоваться отсутствием руководства правящей партии ФРЕЛИМО в столице, посчитав, что в таких условиях меры безопасности в городе будут ослаблены.  В первоначальный план действий спецназа было внесено несколько коррективов. Во-первых, «главный виновник» неудачи первой попытки - автомобиль «Датсун» побывал в одной из автомобильных мастерских Претории, где было проведено его тщательное техобслуживание, заменены стартер, генератор и аккумулятор. Поскольку автомобильное сообщение Мозамбика с ЮАР не прекращалось и после провозглашения в стране независимости, а агент имел надежные документы, позволявшие ему беспрепятственно пересекать границу «по делам бизнеса», то сделать это было нетрудно. Кроме того, во время нахождения «Датсуна» и его водителя на секретной базе спецназа в Претории были проведены тесты, с тем чтобы определить оптимальную грузоподъемность автомобиля. По их результатам спецназовский «багаж» двенадцати диверсантов был значительно облегчен за счет уменьшения количества оружия и веса взрывчатки (в дальнейшем этот факт сыграл свою отрицательную роль, поскольку мощности взрыва не хватило, чтобы уничтожить резиденцию АНК целиком).

  Во-вторых, чтобы исключить случайности, время начала операции было перенесено на 3 часа ночи, когда по  расчетам спецназовцев обитатели дома должны были угомониться после любой, даже весьма бурной вечеринки. Корректировка сроков начала акции заставила разработать и резервный план отхода группы спецназа, поскольку корабль-матка из-за соображений безопасности мог находиться в прибрежных водах Мозамбика только в темное время суток. Перед рассветом он должен был покинуть точку ожидания и выйти в открытый океан. В тех широтах солнце восходит между 5 и 6 часами утра, и в случае задержки операции более чем на два часа, ее участникам предписывалось эвакуироваться другим путем. Он был опробован спецназовцами во время рейда на Матолу в 1981 году. Команда капитана «Дэна» должна была воспользоваться автомобилями агентов и выехать из Мапуту по шоссе через Матолу и Моамбу, так же как в свое время двигались спецназовцы родезийца Баррета в ходе операции «Бинбег». В остальных аспектах план операции и состав ее участников оставался прежним.

Вторая попытка операции «Вайн» началась явно удачнее, чем первая. Успешно высадившись в условленном месте на пустынном песчаном пляже, группа спецназа без задержек проделала уже знакомый путь до резиденции АНК. «Датсун» на этот раз работал «как часы». Около трех часов ночи все двенадцать диверсантов заняли исходные позиции. Шесть спецназовцев ударной группы, бесшумно взломав замки на входных дверях, проникли в дом. Капитан «Дэн» и его напарник-сержант,  вскрывая шкафы и секретеры при помощи армейских ножей, быстро собрали все попавшиеся  под руку документы. Третий спецназовец группы присматривал за лестницей, ведущей на второй этаж. А тем временем группа саперов заминировала первый этаж здания, установив три заряда. Спецназовцы действовали слаженно и почти бесшумно, стараясь не разбудить находившихся на втором этаже обитателей дома.

Группа прикрытия притаилась в «Датсуне» и двух припаркованных в разных концах улицы автомобилях в готовности вступить в бой, если начнется «движение». Она поддерживала постоянный контакт по радиосвязи с командиром. В какой-то момент скрытная реализация операции «Vine»  была поставлена под угрозу, и диверсантам, находившимся в «Датсуне» чуть было не пришлось воспользоваться оружием. От проходившей мимо компании загулявшейся молодежи вдруг отделился молодой человек и приблизился к автомобилю. Он поочередно начал дергать за дверные ручки,  пытаясь открыть двери. Скорее всего, это был воришка, посчитавший, что в автомобиле с затемненными стеклами неосторожно оставленным кем-то на пустынной улице среди ночи, можно чем-то поживиться. Чернокожий парнишка даже не подозревал, что за темными стеклами Датсуна скрывались до зубов вооруженные южноафриканцы, готовые немедленно пустить в дело оружие. Однако мозамбиканец, подергав за двери и убедившись, что все они надежно закрыты, отказался от попытки взлома и вернулся к своей компании.

Все взрывные устройства, установленные южноафриканскими саперами в резиденции АНК имели таймеры с замедлением на три часа. Однако они могли быть подорваны и дистанционно. Капитан «Дэн» имел жесткие инструкции немедленно взорвать дом в случае обнаружения группы с тем, чтобы находившиеся в здание члены АНК не смогли спастись бегством. Но спецназовцы прекрасно понимали, что тогда  неизбежно будут подняты по тревоге подразделения армии и полиции, и им придется вступить в неравный бой. И в этом случае  шансы на успешное возвращение у членов команды капитана «Дэна» неизбежно падали. Однако операция развивалась по благоприятному для южноафриканских коммандос сценарию. Ударная группа идеально выполнила свою задачу, никто из находившихся в доме членов АНК так и не проснулся. Не почувствовали ничего подозрительного и обитатели окружающих зданий. Поэтому взрывы прогремели в тот момент, когда группа коммандос была уже на пути к месту эвакуации.

Позднее стало известно, что взрывами и последовавшим за ними пожаром, зданию  был причинен значительный ущерб, погибло двое «активистов АНК», а двое других были ранены и помещены в госпиталь. В радиусе нескольких десятков метров у соседних домов были выбиты стекла, однако ни один из них серьезно не пострадал.

Последняя капля

Мозамбикские руководители были просто шокированы проведением спецоперации коммандос ЮАР прямо у них под носом, в центре столицы государства. Почувствовав свою уязвимость, многие из них стали опасаться и за свои жизни. Угроза продолжения  акций, подобных операциям «Бинбег» и «Виноградная лоза» заставила Самору Машела  резко ограничить деятельность военного крыла АНК на своей территории и пойти на соглашение с ЮАР. По существу операция «Vine», разметавшая огненным взрывом резиденцию АНК в самом центре столицы Мозамбика в октябре 1983 года, оказалась последней каплей, склонившей чашу весов в пользу южноафриканцев.

 10 марта 1984 года на берегах пограничной реки Нкомати между ЮАР и Мозамбиком было подписано так называемое «Соглашение Нкомати».  В нем власти Мозамбика и ЮАР заявляли, что «будут воздерживаться от вмешательства во внутренние дела друг друга» и «препятствовать использованию своей территории вооруженными группировками и обязуются не совершать каких-либо актов агрессии друг против друга». Была  создана и совместная комиссия  для контроля за соблюдением соглашения. В тексте соглашения содержался пункт, в соответствии с которым Самора Машел признавался законным президентом Мозамбика, что было равносильно признанию власти правительства ФРЕЛИМО со стороны ЮАР.

Еще до заключения соглашения мазамбикские власти, опасаясь повторения спецназовских рейдов в Мапуту, резко сократили число членов АНК, находившихся на территории страны. Было объявлено, что в стране «смогут находиться только официальные беженцы». После подписания договора число представителей АНК было сокращено до десяти, запрещено ношение ими оружия, лагерь подготовки боевиков АНК в Нампуле ликвидирован, а руководству АНК мозамбикские власти посоветовали «ограничить свои боевые операции и сосредоточиться на политической борьбе». Одновременно Мозамбик прекратил выдачу виз для въезда в страну членам АНК, а военные конфисковали все найденное у них оружие.

Пограничные власти получили указание задерживать всех лиц, пребывающих без документов из ЮАР, закрыли коридоры, ранее выделенные для инфильтрации членов АНК из ЮАР, а также через Свазиленд и Лесото. В офисах и домах, арендованных АНК, были проведены обыски, все оружие и предметы, «способные служить для изготовления мин и взрывных устройств» изъяты. В частности, были конфискованы около 700 наручных часов советского производства, которые были поставлены из СССР для личного пользования членами АНК. Мозамбикские власти посчитали, что их вполне можно применить при создании взрывных устройств. Любопытная подробность: при проведении обысков в офисах АНК в Мапуту многие мозамбикские полицейские почему-то были в противогазах. Официально было объявлено, что власти опасаются «использования активистами АНК газов». Однако есть данные, что маски противогазов использовались для маскировки лиц южноафриканских спецназовцев, прибывших в Мозамбик «для обмена опытом в борьбе с терроризмом».

Опубликовано: Москва,  Журнал «Братишка», июль 2008 г. стр. 70-74

 



© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)