Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайная фотография
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 05. Нас там быть не могло

Перейти к разделу >>
C. Коломнин. Полицейские силы антитеррора ЮАР

Сергей Коломнин

Полицейские силы антитеррора ЮАР

 Специальная оперативная группа полиции

 

Согласно современной концепции применения полицейских сил ЮАР в их задачу входят «антитеррористические операции и операции с освобождением заложников». В настоящее время основным антитеррористическим подразделением ЮАР является Специальная оперативная группа полиции (South African Police Special Task Force). Она была сформирована в середине 1976 года на базе полицейских отрядов,   специализировавшихся на задачах по преследованию и уничтожению повстанцев, боровшихся с режимом апартеида. После ликвидации в ЮАР системы апартеида и прихода к власти в стране в 1994 году правительства Африканского Национального Конгресса, группа была перепрофилирована на «антитеррористическую деятельность». Параллельно с ней на территории оккупированной ЮАР Намибии некоторое время действовала  Специальная оперативная группа полиции Юго-Западной Африки (South West African Police Special Task Force). Однако она прекратила свое существование с уходом ЮАР из Намибии и провозглашением ее независимости в конце 80-х годов ХХ века.

Изначально концепция создания таких подразделений предполагала соединение умений и навыков «отлично натренированной пехоты и специалистов по выслеживанию боевиков с мобильностью». Полицейские отряды, занимавшиеся в 70 - 80-е годы XX века борьбой с вооруженными активистами Африканского национального конгресса, Панафриканского национального конгресса, Южноафриканской коммунистической партии использовали не только обычные транспортные средства: автомобили-вездеходы и  мотоциклы, но  даже лошадей и собак. В их составе были специальные группы мотоциклистов, конных патрулей и проводников с  собаками.

Кроме того, существовали специальные отряды «следопытов»  т.е. тех, кто охотился за повстанцами «на своих двоих». Бойцы таких групп подбирались из числа добровольцев и проходили тщательный отбор по физическим и психологическим параметрам. Например, из числа желающих служить в подразделениях мотоциклистов успешно проходили отбор только 40 процентов кандидатов, и многие затем отсеивались в ходе занятий по специальной подготовке.

В подразделении «собачников» тщательно подходили не только к подбору проводников, но и к  выбору самих собак.  Предпочтение отдавалось лабрадорам, австралийским пастушьим собакам, восточно-европейским овчаркам, бледхаундам и помеси добермана с ротвейлером. Во время преследования такие собаки должны были в условиях жаркого климата уверенно идти по следу в течение 4-х часов со скоростью не менее 15 км в час, настигнуть противника и задержать его. Помимо основных задач по выслеживанию и преследованию повстанцев животные были натасканы на обнаружение взрывчатых веществ по запаху.

Безжалостность, граничащая с жестокостью

Одним из предшественников Специальной оперативной группы полиции ЮАР была Специальная оперативная группа железнодорожной полиции ЮАР (South African Railway Police Special Task ForceSARP STF). Железнодорожная полиция считается старейшим полицейским формированием Южной Африки. Она была основана в 1867 году.  Специальная оперативная группа железнодорожной полиции была создана 24 октября 1975 года для противодействия повстанческим (террористическим) действиям не только на железнодорожном, но и морском и воздушном транспорте. Ее сотрудники участвовали в ликвидации десятков террористических нападений и других случаев организованных противоправных действий не только на железнодорожном транспорте, но на бортах самолетов, морских судов и даже  в автобусах.

Личный состав Специальной оперативной группа железнодорожной полиции ЮАР состоял в основном из чернокожих южноафриканцев и жителей страны азиатского происхождения. Он проходил тщательную подготовку на базах южноафриканского армейского спецназа (Recces) и был знаменит своей безжалостностью, граничащей с жестокостью. Отличительной чертой железнодорожных полицейских была своеобразная  камуфлированная форма, включающая камуфляжный берет. Специальная оперативная группа железнодорожной полиции ЮАР была распущена 1 октября 1986 года, а ее лучшие офицеры и нижние чины влились в состав  антитеррористического подразделения - Специальной оперативной группы  полиции.

Решение о создании Специальной оперативной группы  полиции ЮАР, как подразделения антитеррора, было принято властями ЮАР под влиянием событий Мюнхенской Олимпиады 1972 года, когда группа палестинских террористов захватила олимпийскую команду Израиля. В начале 1976 года руководители полиции ЮАР побывали в европейских странах и изучили возможные варианты создания противопартизанских формирований для действий в городах. После поездки было принято решение объединить несколько бывших тогда в составе полицейских сил ЮАР малочисленных подразделений, которые начали тренировки по силовому освобождению заложников в Специальную оперативную группу  полиции ЮАР. Первые ее члены прошли стажировку в Израиле.

 Окончательно  Специальная оперативная группа  полиции была сформирована в середине 1976 года. Она насчитывала около 200 человек, большинство, из которых были узкими специалистами: снайперами,   саперами, подрывниками, «силовиками», натренированными на вышибании дверей, окон и т. п. Группа базировалась в Претории, находясь в постоянной готовности к переброске по воздуху в любой район ЮАР и Намибии.

Первоначально в ее задачи входила   поддержка операций Бюро государственной безопасности ЮАР (Bureau of State Security), более известного по аббревиатуре  «BOSS». Большинство персонала Бюро, в задачу которого входила борьба с инакомыслием и внедрение в повстанческие структуры своих агентов, составляли бывшие и действующие члены южноафриканского армейского спецназа (Recces), ветераны армии и полиции. Поэтому личный состав Специальной оперативной группы  полиции легко нашел с ними общий язык. В дальнейшем личный состав стал проводить самостоятельные операции.

О характере подготовки сотрудников группы и их деятельности можно судить по такому факту. В конце 70-х годов ХХ века за убийство чернокожего в Виндхуке (Намибия) был осужден па три года тюремного заключения белый сотрудник Специальной оперативной группы полиции Юго-Западной Африки (South West African Police Special Task Force) Луис Найджел. Без всяких  видимых причин он застрелил на улице в человека. Оправдывая его, адвокат на процессе заявил, что личный состав таких групп «специально обучается ликвидировать подозреваемых в пособничестве СВАПО и АНК», и отрабатывает эти действия «до автоматизма». Поэтому его подзащитный, которому «показалось, что убитый подходит под описание одного из террористов, просто действовал рефлекторно».

Обучение и подготовку члены оперативной группы проходят в учебном центре, расположенном в 230 км от Претории. С момента своего создания обучение  строится на т. н. израильском «методе Гебуша», который предусматривает жесточайшую систему отбора и тренировок.

Опора на профессионалов

После прихода к власти в 1994 году в ЮАР сторонников АНК в стране отнюдь не воцарилось спокойствие. Африканские партии, соперники АНК на выборах не смирились с поражением и стали готовить боевиков для нападений на мирных жителей и военные посты. По  стране прокатилась волна насилия, активизировались террористические группы. Достаточно сказать, что уровень убийств перекрыл соответствующий показатель США в шесть раз.

Новому руководству ЮАР пришлось предпринимать срочные меры, чтобы удержать ситуацию под контролем. В этом могли помочь только слаженные действия профессионалов. Поэтому Специальная оперативная группа  полиции была не только не распущена, а усилена, и на нее был возложен широкий спектр задач по противодействию и нейтрализации противников законной власти, борьбы с терроризмом, освобождению заложников и охраны VIP-персон.

Специальная оперативная группа полиции принимает участие и в предотвращении преступлений на национальной почве. Население ЮАР состоит из нескольких племен, среди которых выделяются зулу и коса. Большинство пле­мени зулу, по оценке иностранной печати,  поддерживает соперника правящей партии АНК - Пар­тию свободы Инката (ПСИ). На стороне АНК  - племя коса,  родиной которого является местность в прошлом «независимого государства» (бантустана) Транскей в южной части провинции Наталь. Коса представляют собой  вторую по численности этническую группу Южной Африки.  Зулусы и коса являются соперниками уже не одно столетие. И когда ситуация накаляется до предела правительство вынуждено для «умиротворения боевиков», которые используют в собственных интересах нестабильный социальный, экономический и политический климат призывать на помощь полицию и даже отдельные армейские формирования.

В таких случаях практикуется создание      «совместных оперативных групп», в которые входит личный состав Специальной оперативной группы  полиции и  военнослужащих Бригады специального назначения армии ЮАР. Им приходится «противостоять действиям, которые выражаются в непримиримой враждебности между ПСИ и АНК, между племенами зулу и коса, и в то же время им приходится иметь дело с  криминальными элементами, которые преследуют свои, чисто преступные цели: убийства, погромы и грабежи».

При проведении таких совместных операций  командование армии и полиции старается соблюдать действующе­е в ЮАР законодательство. Поли­цейским вменено в обязанности про­изводство любых арестов, а армейский спецназ и пехотные подразделения привлекаются в качестве  групп огневой поддержки. Положение осложняется тем, что в стране действуют хорошо организованные вооруженные банды. Некоторые из них политизиро­ваны, другие же лишь прикрываются политикой. Из-за высокой безработицы, например, в провинции Наталь некоторые из банд раз­растаются до огромных размеров. Они насчитывают от нескольких десятков несовер­шеннолетних африканцев до тысяч взрослых мужчин. Например, известная в конце 90-х годов XX века банда «Сеньоры», насчитывала в своем составе около 2000 человек. Они провоцируют беспорядки, в ходе которых имеют место случаи  массовых убийств, вроде роде того, которое произошло в местечке Шобошобвни  в 1998 году, когда были застрелены 19 сторонников АНК.

 Многие из террористов хорошо подготовлены и имеют за плечами солидный стаж военной службы и богатый профес­сиональный опыт. Их командиры, как правило, прошли обучение и подготовку в вооруженных силах «старой» Южной Африки - Южноафриканских силах обороны (SADF). Еще  несколько лет назад они воевали в составе «черных» батальонов Территориальных сил Юго-Западной Африки в Намибии и южной Анголе. Некоторые служили в т. н. зулусском батальоне Южноафриканских национальных сил обороны (SANDF). Такие криминальные формирования, как правило, хорошо организованы. Вся провинция поделена ими на районы, каждый из которых находиться под ответственностью определенного отряда. В каждом базовом районе находится отдельное формирование - около 1000 человек (амабуту), разбитых на 10 формирований ротного состава по 100 че­ловек (импис). В отрядах поддерживается традиционно строгая дисциплина.

Не секрет, что военную подготовку «повстанцев» осуществляют нанятые националистами белые ин­структоры. Это в большинстве своем разочаро­вавшиеся в службе бывшие военнослужа­щие сил специального назначения ЮАР, в том числе оставшиеся не удел бывшие бойцы Recces и 32-го батальона спецназа «Буффало».

«Им отвернуть голову человеку,

все равно, что прирезать петуха»

Одной из широкомасштабных акций Специальной оперативной группы  полиции по противодействию террористическим элементам, которая  проводилась в конце 90-х годов XX века в провинции Наталь, более известной как  Зулуленд, стала операция  «Джумбо». Она осуществлялась в тесном взаимодействии с силами специальных операций армии ЮАР. Операция имела своей целью зачистку территории провинции от пов­станцев-зулусов, которые угрожали устроить  «кровавую баню» для своих политических соперников.

Многие полицейские участники операции «Джумбо» оценивали своего противника так: «Это высокоподготовленные спецназовцы, для которых отвернуть голову человеку, все равно, что прирезать петуха». По сути южноафриканском формированиям специальных сил противостоял «черный спецназ».

В операции «Джумбо», которая проводилась на протяжении нескольких месяцев, участвовало несколько совместных оперативных групп. По отзывам южноафриканского командования, такие подразделения уникальны. Мало того, что они объединяют полицейских, армейских спецназовцев и различный технический персонал в т. ч. и из состава ВВС ЮАР. Их стараются сколотить таким образом, чтобы в нем находились представители различных рас: и белые, и черные, и «цветные» т. е. выходцы из юго-восточной Азии.

В ходе операции «Джумбо» одна из таких групп в составе 28 бойцов получила задачу десантироваться с  двух вертоле­тов ВВС ЮАР «Орикс» (модернизированный вертолет «Пума») в южной части провинции Наталь и проверить несколько подозрительных строений, в которых согласно данным разведки сосредоточились  зулусские повстан­цы. Предполагалось, что они вооружены самодельными, но вполне боеспособными пистолетами, винтовками и ружья­ми, а также  автоматами Калашникова, пере­правленными контрабандным путем из Мозамбика. Опиравшиеся на поддержку спецназовцев-пехо­тинцев полицейские из состава Специальной оперативной группы полиции должны были произвести аресты и конфисковать неле­гальное оружие, а также разрушить возможно находившуюся там подпольную фабрику по производству оружия.

Бойцы полиции и армейского спецназа были  вооружены 5,56-мм  винтовками R-4 и R-5 «Вектор», сознанными на базе израильской винтовки «Галил» (а фактически на основе советского автомата Калашникова) и помповыми ружьями 12-го калибра, а также экипированы в бронежилеты. Командовал операцией подполковник Майкл де Гиде, бывший офицер Recces, имеющий большой опыт противопартизанских операций в Анголе и Намибии.  В его распоряжении находился  коман­дирский вертолет  ВК-117  немецкого производства, который следовал в первом эшелоне и должен был в нужный момент подать сигнал: сбросить над объектом атаки сигнальную ракету на парашюте. Транспортно-десантные вертолеты «Орикс» по команде старшего должны были высадить десант.

Земля, «недружелюбная к людям и к технике»

 Бойцам  совместной оперативной группы полиции и армейского спецназа пришлось действовать в провинции Наталь в сложных условиях пересеченной местности, среди  холмов и долин, поросших буйной растительностью. Местность здесь труднопроходима и для людей, и для транспортных средств. По­бережье провинции Наталь плохо приспо­соблено для действий крупных воинских формиро­ваний. Эта земля харак­теризуется как «недружелюбная к людям и к технике». Иногда отряду спецназа приходится затрачивать 4 - 5 часов толь­ко на то, чтобы продвинуться на 500 метров  вверх или вниз по склону поросшего густым лесом холма.  В «зеленке» могут прятаться боевики и их осведомители. Поэтому такого рода операции требуют филигранной работы разведки. Но одной скрытной визуальной наземной разведки, приемами которой элитный юж­ноафриканский спецназ владеет в совершенстве, порой бывает недоста­точно.

В таких случаях южноафриканские силы безопасности для доразведки объекта обычно используют беспилотный самолет-разведчик «Си­кер» («Искатель»). Система наблюдения с помощью беспи­лотных самолетов-разведчиков является своеобразной козырной картой нынешних специальных подразделений полиции ЮАР и действующих в координации с ними коммандос. Использование авиационных телевизионных камер позволяет засечь передвижения сразу на нескольких десятках объектов. Когда находящийся под наблюдением с воздуха объект, классифицируется как «подозрительный»,  в основном по причине большого чис­ла прибывающих и убывающих людей, что не характерно для зулусской деревни, на него  совершается налет группы быстрого реагирования. Так, в одной из таких операций спецназовцам повезло, и они обнаружили подпольную фабрику по изго­товлению оружия. Полицейские, которые в этом рейде действовали совместно с сол­датами, нашли восемь простых по устрой­ству, но достаточно эффективных единиц стрелкового оружия.

Беспилотные самолеты-разведчики «Сикер» со взлетной массой 250 кг изготавливаются южноафриканской компа­ний «Кентрон», располагающаяся вблизи Претории. Они были разработаны в содружестве с израильскими фирмами. Благодаря гиростабилизированной платформе обеспечивается устойчивость в полете тепловизионной системы беспилотного самолета-развед­чика. Он способен посылать на назем­ный пункт управления четкие изображения с высоты до 5500 м. Беспилотный самолет-разведчик в любое время  суток мо­жет быть направлен на удаление до 200 км от наземного пункта управления и оста­ваться в районе цели в течение 2 часов. На более коротких дальностях он спосо­бен нести непрерывное наблюдение в течение 6 часов. Фо­тоснимки подозритель­ных домов или позиций, обработанные с помо­щью компьютерной про­граммы повышения каче­ства изображения, могут быть распечатаны на принтере и розданы руково­дителям рейдовой опера­ции с тем, чтобы облег­чить им задачу иденти­фикации объекта атаки. Разрешающая спо­собность авиационной тепловизионной системы разведчика достаточно высока и по­зволяет с высоты в 5 км распознать лежащий на зе­мле коробок спичек.

         Южноафриканские полицейские использую обычно по три «Сике­ра», которые образуют боевой расчет для выполне­ния конкретной задачи. Для обслужива­ния трех самолетов имеется наземная ко­манда в составе 9 человек. Для него предусмотрены два комплекта аппаратуры управления. «Пилот», располагающийся вблизи взлетно-посадочной полосы, обеспечивает  управление на взлете, а когда самолет-разведчик дос­тигнет заданной высоты, управление им берет па себя оператор наземного пункта управления.

Насколько эффективно работают «Сикеры», можно судить по такому примеру. За одной из баз повстанцев, пе­ред тем, как силы безопасности совершили на нее налет,  беспилотный самолет-разведчик вел наблюдение в течение нескольких дней. Постройки вокруг главного зда­ния базы, которое стояло на вершине хол­ма, с воздуха выглядели как небольшие го­родские дома. Полицейский спецназ несколько раз пытался совер­шить налет на эту базу, но  наблюдатели «повстанцев» всегда успева­ли предупредить своих главарей и они прятались в прилегающих холмах, растворяясь в «зеленке». Тогда полицейские задействовали подразделение беспилотных самолетов-разведчиков.  С помощью «Сикеров» было установлено непрерыв­ное наблюдение за базой, выяснен распо­рядок и система охраны и  безопасности. Затем группа спецназа скрытно подобралась к объекту и в 3 часа ночи и буквально «вытащила» главарей их из постелей. В ходе рейда с «Сикера» велось целеуказание, и полицейские смогли, опираясь на постоянно передаваемые данные «проложить маршрут», чтобы неза­меченными просочиться мимо постов охраны. В ходе операции  были арестованы более  десятка людей, которых полиция разыскивала длительное время. Все они подозревались в совершении тяжких уголовных преступлений: убийствах, похищениях людей, вымо­гательствах и т.п.

В этом налете поли­ция захватила десятки единиц оружия. Были также обнаружены склад, забитый украденными те­левизорами и стереосис­темами, и грузовик с коммерческой партией бытовых химических препаратов для борь­бы с грызунами и насекомыми, который за несколько месяцев до этого был угнан из одного местных городков. Успех операции был предопределен с помощью беспилотных самолетов-разведчиков.

Эти люди знают толк в партизанской войне…

В операции «Джумбо» доразведку объектов перед атакой  спецназа также осуще­ствляли беспилотные самолеты-разведчики. Хотя это потребовало времени, силам безопасности все же удалось по кусочкам получить цельное представление о харак­тере и структуре некоторых политико-кри­минальных организаций, дей­ствующих в провинции Наталь. Базы группи­ровок располагаются в безо­пасных районах, где крими­нальные элементы могут тай­но планировать свои опера­ции, готовить личный состав и хранить оружие, транспорт и награблен­ную добычу. Кроме того, на этих базах нередко укрывались люди, совершившие серьез­ные преступления в других местностях.

Целью операции «Джумбо» стала зачистка трех ставших известными южноафриканской полиции баз террористов,  распо­ложенных вблизи Тулега Ферри.  На всех объектах боевиками строго соблюдались меры безопасности. Когда подразделение подполковника де Геде находилось в воздухе, неожиданно пришло радиодонесение от од­ного из блок-постов на дороге вблизи объекта атаки. Патрульной службой был остановлен подозритель­ный автомобиль, в багажнике которого обнаружены два «ствола» и ручная граната. Но больше всего руководителя операцией расстроил тот факт, что у водителя оказался сотовый телефон. Офицер полиции, старший на блок-посту был уверен, что водитель не успел позво­нить, когда его останавливали. Но, возможно, он позвонил раньше. Тогда спецоперация могла быть «расшифрована».

Тем не менее, де Гиде дал «добро» на начало операции. Совместной оперативной группе пришлось действовать как в настоящей военной операции. «Чернокожие солдаты до­казали, что способны встать в ряд самых лучших бойцов. Эти люди знают толк в партизанской войне, - отмечал де Гиде. - Мы убеди­лись, они грамотно используют свои зна­ния и навыки. Чтобы победить их, от нас требовалась предельное напряжение, использование всех имеющихся в нашем распоряжении навыков  и способов действий спецназа».

 Сначала из вертолетов десантировался армейский спецназ и занял оборону по периметру объекта. Это было сделано с целью прикрытия тылов сотрудников Специальной оперативной группы полиции, и их страховки на случай прорыва боевиков из кольца. Пока армейские спецназовцы затягивали узел «коробочки» полицейские оперативники стремительно приблизились к строениям и начали методично прочесывать их. Иногда для проникновения в здание им приходилось взламывать двери и выбивать окна. Всех задержанных отводили в сторону под охрану армейских патрулей. Боевики, судя по всему, были застигнуты врасплох: их система оповещения на этот раз не сработала. Серьезного сопротивления никто не оказал.

 На атакуемых объектах была обнаружена крупная подпольная мастерская по изготовлению ору­жия. Было изъято несколько десятков единиц стрелкового оружия. По признанию полицейских, некоторые из изготовленных умельцами самоделок, хотя и выглядят неказисто, но в действительности «являются шедевра­ми оружейного искусства»: отде­ляемые стволы, запорные штифты и скользящие затворы. У всех есть курки, как у любого хорошего револьвера. Самоделки могут быть приспособлены для стрельбы боеприпасами какого угодно типа: от ру­жейных патронов 12-го калибра до 7,62-мм винтовочных патронов. Стволы самодельных ру­жей, как правило,  изготовляются из отрезка прочной стальной трубы диаметром 1 дюйм (около 2,54 см), что  дает вполне приемлемый разброс пули на близкой дистанции.

При осуществлении рейдов и налетов в рамках полицейских операций командование Специальной оперативной группы полиции «всячески старается избе­гать шаблонов». Однако, как признают сами южноафриканские полицейские, не все такие рейды совместных оперативных групп бывают ус­пешными. Совсем не просто подобраться неза­меченными к конкретному объекту на вертолете или автомобиле и на­нести по нему удар: система охраны и обо­роны некоторых баз  боевиков включает вы­носные наблюдательные пункты, часто расположенные на вершинах высоких де­ревьев. Густая листва скрывает наблюдателей с биноклями, которые способны обнаружить армейские вертолеты и патрули за многие километры.

В руках боевиков часто оказываются и  портативные УКВ-радиостанции, с помощью которых они легко оповещают своих главарей о действиях полиции. Нередко руководители банд высылают на дорогу навстречу моторизован­ным патрулям полиции  женщин и детей, которые начинают скандировать лозунги, выкрикивать угрозы, забрасывают камнями проходя­щие мимо  полицейские автомашины, т.е. пытаются оказать психологическое давление. А в это время боевики либо скрываются, либо пытаются ликвидировать следы своей преступной деятельности. Не правда ли, хорошо знакомая сотрудникам российских СОБРов и ОМОНов по Чечне ситуация? Методы криминальных элементов везде схожи. Впрочем, то же самое можно сказать и о действиях полицейских профессионалов. 

Опубликовано: Москва,  Журнал «Братишка», август 2008 г. стр. 74-77

 

 

 

 



СОБЫТИЯ

15 лет Союзу ветеранов Анголы.

15 лет Союзу ветеранов Анголы. Специальный раздел сайта.

"Формула власти". Президент Анголы Жоау Лоуренсу 

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)