Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 11. Без названия

Перейти к разделу >>

 

Помним о прошлом, уверенно смотрим в будущее!

16 ноября 2019 года Союзу ветеранов Анголы исполняется 15 лет! 
С. Коломнин. Они спасли президента

Сергей Коломнин

Они спасли  президента

Этот материал посвящен драматичным событиям, разыгравшимся более 30 лет назад у берегов Африки. Он рассказывает о ликвидации заговора, организаторы которого пытались уничтожить руководителей одной из африканских национально-освободительных партий – ПАИГК, стоявшей во главе освободительной борьбы против колонизаторов в Гвинее-Бисау и на островах Зеленого Мыса (Кабо Верде – порт.). В случае успеха заговорщиков, к руководству освободительным движением в этих странах пришли бы люди, купленные португальской спецслужбой, и провозглашение независимости Гвинее-Бисау и Кабо Верде было бы отсрочено. А на острове Сал продолжала бы  функционировать мощная  военно-воздушная база НАТО в Атлантике!

 Этого не случилось только благодаря решительным и отважным действиям советских военных моряков с эсминца «Бывалый», которым командовал  капитан 2 ранга Юрий Ильиных. При этом, командир корабля и его товарищи действовали  без санкции Москвы:  на свой страх и риск. 

Жемчужина  в «короне» НАТО

Сегодня Республика Кабо Верде  - независимое и процветающее государство. И  завидное туристическое место. Это островное государство в Атлантическом океане, находящееся приблизительно на полпути между Африкой, Америкой и Европой - в 500 км от западного побережья Сенегала всегда играло важную роль в планах НАТО. В эпоху «холодной войны»,  благодаря своему геостратегическому положению, самый большой  остров архипелага  Сал фактически превратился  в «непотопляемый авианосец» США.

Однако с развалом колониальной империи Португалии и объявлением независимости Кабо Верде и Гвинеи-Бисау, провозгласивших антиимпериалистический внешний курс, использование аэродрома острова Сал для НАТО стало невозможным.

Угроза натовским планам возникла уже в начале 70-х годов ХХ века, когда поддерживаемая СССР Африканская партия независимости Гвинеи и Островов Зеленого Мыса (ПАИГК), развернула на территории этих государств успешную вооруженную борьбу против португальских войск. Целью советского руководства была, конечно, помощь в освобождении от португальского колониального господства.  Однако при этом расчет делался и на то, что победившие националисты не станут помогать «оплоту империализма» - США и   закроют  базу НАТО.  И он полностью оправдался, когда в 1975 г. острова Зеленого Мыса стали независимым  государством Республикой Кабо Верде.

В просьбе отказать... Просьбу удовлетворить!

В начале 70-х годов ХХ века ПАИГК пользовалась особым вниманием со стороны международного отдела ЦК КПСС и руководства минобороны СССР. Советская сторона снабжала вооруженные отряды ПАИГК  стрелковым оружием, ручными гранатометами, легкими минометами, зенитно-артиллерийскими орудиями и установками «Град-П». По мере успехов партизанских подразделений ПАИГК, руководство партии настойчиво ставило перед СССР вопрос о  поставках тяжелой техники и даже боевых вертолетов для «более успешного противодействия португальским колонизаторам». Однако не все такие просьбы удовлетворялись сразу.

Так, Амилкар Кабрал во время одного из своих визитов в Москву, привез очередную заявку на поставки  боевой техники для своих партизан. Но министр обороны СССР А. Гречко категорически отказал просьбе, поскольку в ней фигурировало высокотехнологичное (по тем временам) вооружение. Однако А. Кабралу удалось убедить начальника ГРУ  генерала Армии Петра Ивашутина в том, что партизаны ПАИГК действительно нуждаются в таком вооружении. Тогда Ивашутин посоветовал А. Кабралу и сопровождавшему его ответственному сотруднику ЦК КПСС П. Евсюкову «поймать» Гречко на  приеме, который должен был пройти на следующий день в Кремле и переговорить с ним.

Расчет строился на том, что обаятельный А. Кабрал в неформальной обстановке «за бокалом шампанского» сможет убедить всесильного советского маршала в необходимости ТАКОЙ помощи партизанам. Сам же начальник ГРУ обязался подготовить советского министра обороны к встрече с гвинейским руководителем. План начальника ГРУ удался:  А. Гречко прямо на приеме в Кремле дал свое согласие на поставки для ПАИГК запрашиваемого вооружения.

Повстанцы получили РСЗО БМ-21,  120-мм минометы, плавающие танки ПТ-76 и танки Т-34. С 1973 г. партизаны начали применять советские вертолёты Ми-4, которые базировались в соседней Гвинейской Республике (Гвинее-Конакри). Кроме этих современных средств, для партизан ПАИГК были поставлены и ПЗРК «Стрела-2». Эффект от их применения превзошел все ожидания. Начиная с марта 1973 г. подготовленные в учебном центре «Перевальное» в Крыму гвинейские партизаны начали «валить» из «стрел»   один португальский самолет за другим. Согласно опубликованной информации ЦК ПАИГК с 23 марта по 11 апреля было сбито  10 самолетов португальских ВВС. Шокированные  португальцы были вынуждены полностью прекратить полеты своей авиации над освобожденными районами Гвинеи-Бисау.

Затем ПАИГК решило развить  успех не только на земле и в воздухе, но и на море. Благодаря усилиям А. Кабрала советским руководством было принято решение  и о поставке для ПАИГК   трех сторожевых катеров (проект 199, серия малых охотников с деревянными корпусами, на базе корпуса и энергетической установки большого торпедного катера проекта 183). Они имели  мощные дизельные двигатели, вооружались двумя спаренными 25-мм артиллерийскими установками 2М-3, устройствами постановки мин. Для обучения гвинейских экипажей в СССР в городе Поти на подготовку были приняты несколько десятков «лучших представителей ПАИГК». По иронии судьбы именно эти катера и получившие в СССР подготовку экипажи  сыграли решающую роль в планах заговорщиков.

Поскольку патриоты ПАИГК не контролировали побережье Гвинеи-Бисау, советские катера были доставлены  в дружественную ПАИГК соседнюю Гвинейскую Республику, где один из причалов  порта Конакри  был выделен для их базирования. Для оказания помощи в овладении советской боевой техникой в  Гвинею-Конакри была  направлена также группа советских военно-морских специалистов во главе с   капитаном 1 ранга В. Жучковым. Официально он являлся  старшим советником при  ВМФ Гвинеи-Конакри, которой СССР также оказывал значительную военную помощь.

Одновременно советское руководство, пользуясь дружественными отношениями, сложившимися с   лидером Гвинеи-Конакри  Ахмедом Секу Туре,  получило разрешение на заходы в порт Конакри боевых кораблей  советского ВМФ для ремонта, отдых экипажей, пополнения  запасов продовольствия и пресной воды.

На «Бывалом» все побывали

10 ноября 1972 г. в порт Конакри вошел эскадренный миноносец Северного флота «Бывалый» (проектная серия 56) под командованием капитана 2 ранга Юрия Ильиных. Его экипаж уже в течение нескольких месяцев нес боевую службу в Атлантике. Нужно заметить, что  «Бывалый» -  не простой  «эскадренный миноносец».  Он стал одним из первых советских кораблей,  переоборудованных в противолодочный корабль. Проект получил название 56 ПЛО и предназначался для патрулирования вод Мирового океана, поиска и уничтожения подводных лодок вероятного противника.

По пути в Конакри экипаж преследовали различные «неудобства». Вспоминает матрос «Бывалого» М. Балашов: «За  полгода плаванья большинство экипажа так ни разу и не сошло на берег. От липкой духоты и ограниченного пространства начинались конфликтные ситуации, моряки стали раздражительными. От высокой температуры в машинном отделении матросы часто падали в обморок, а один  даже лишится рассудка, и его самолетом отправили из ближайшего порта на Родину.

Как-то у нас обнаружился  «дефицит»  продуктов, и мы по приказу командира  глубинными бомбами глушили в Атлантике рыбу. Хорошенькая была «рыбалка»! Спустили на воду баркас и шлюпку, улов тщательно собрали и целых три дня жарили и варили  эти «дары моря»! Многие матросы переболели дизентерией, доктор предписал всем ежедневно умываться хлорным раствором, есть  только обработанные этим раствором овощи и фрукты».

После прибытия в дружественный гвинейский порт Конакри на борту эсминца в течение короткого времени побывала вся советская колония,  неоднократно посещали его и руководители Гвинеи-Конакри и представители ПАИГК. Наши моряки шутили: «На «Бывалом» все побывали».

По команде из Москвы экипаж «Бывалого» оказывал  морякам ПАИГК  помощь в освоении советских сторожевых катеров. Вместе с ними осуществлял ремонт и обслуживание их механизмов и вооружения. Советские военные моряки завязали с многими членами ПАИГК дружеские отношения. Но  никто из членов советского экипажа не предполагал, что очень скоро они станут участниками кровавой драмы, а их недавние друзья,  моряки ПАИГК превратятся в реального противника…

Убийцы Кабрала учились в СССР

К  моменту прибытия «Бывалого» в Конакри успехи патриотов Гвинеи-Бисау были  налицо: партизаны взяли под контроль около 2/3 территории страны. В штаб-квартире ПАИГК, расположенной в Конакри готовились  объявить  освобожденные территории Гвинеи-Бисау суверенными и создать на них органы исполнительной власти. Победы гвинейских и кабовердианских  революционеров объяснялись не только солидной военной и политической поддержкой СССР, но грамотным, взвешенным курсом руководства ПАИГК, которое возглавлял выдающийся африканский лидер Амилкар Кабрал.

 Тем временем, в руководстве  политической полиции госбезопасности Португалии (ПИДЕ), не без участия  специалистов ЦРУ, созрел план физического устранения А. Кабрала и его ближайшего окружения. В замыслах португальцев было внедрение в  руководство ПАИГК  своих ставленников и взятие под контроль национально-освободительного движения в Гвинее-Бисау и на островах Зеленого Мыса. Агенты ПИДЕ действовали изобретательно и  настойчиво. Умело использовали расовые и межплеменные противоречия между кабовердианцами и выходцами из Гвинеи-Бисау. Первые были в основном мулатами: потомками от браков белых португальцев и чернокожих обитателей островов, а вторые представляли собой исконно африканские племена.

Заговор готовился долго и тщательно. Среди его активных участников был, например, бывший председатель ПАИГК Рафаэл Барбоза, схваченный португальцами и, после «обработки» перешедший на их сторону. Агентам ПИДЕ среди прочих удалось завербовать направленных на учебу в СССР в Поти гвинейцев  Иносенсиу Кани и Мане. В   качестве «компромата» на руководство ПАИГК им  предоставили «доказательства», что, «кабовердианские мулаты захватили большинство постов в партии» и «отсиживаются в качестве ее представителей за рубежом». В  то время как «выходцы из Гвинеи-Бисау несут основную тяжесть вооруженной борьбы с португальцами».

Обвинения были более чем надуманными. Амилар Кабрал, осознавая, что в отношениях  между кабовердианцами и гвинейцами, действительно есть проблемы, на протяжении всей своей жизни пытался изжить  ненависть чернокожих к мулатам. Но это ему не удалось.  Более того, он сам стал жертвой заговора «черных против мулатов». Несмотря на то, что сам  был чернокожим…

Заговорщики соблюдали тщательную конспирацию, и даже сам Амилкар Кабрал, ничего не подозревая, считал Кани и Мане преданными революционерами. Как-то во время посещения г. Поти (Кабрал лично контролировал подготовку своих офицеров в  СССР), он даже публично назвал их «первыми адмиралами военно-морского флота свободной Гвинеи».

Нападение из-за угла

Амилкар Кабрал был убит 20 января 1973 г. в Конакри у своего дома. Он  возвращался с приема в польском посольстве. Около 23 часов он спокойно вместе с супругой Анной Марией вышел из машины, где его  и поджидали убийцы.  Лидер ПАИГК не заподозрил измены, ведь к нему подошли его соратники и друзья.  Что заставило гвинейских, ветеранов-партизан  пойти на этот шаг? Известно только, что португальцы обещали за устранение или пленение Амилкара Кабрала, его заместителя Аристидеса Перейры и еще нескольких высших партийных функционеров, довольно крупные суммы денег…

Сначала заговорщики попытались захватить А. Кабрала живым и связать его. А когда это  не удалось, один из них выстрелили ему в голову. Непосредственным  руководителем акции был Иносенсиу Кани  (по другим данным это был Мане, но в любом случае убийцей оказался один из тех самых «будущих адмиралов гвинейского флота», которые учились в  Советском Союзе). Убив лидера ПАИГК и захватив его супругу, предатели ворвались в дом Аристидеса Перейры, избили его и, связав руки и ноги жесткой проволокой, бросили в кузов машины. Затем последовали  налеты на дома Вашку Кабрала, Жозе Араужу и других руководителей ПАИГК. Все захваченные руководители ПАИГК были увезены в порт и брошены в трюмы тех самых советских катеров, поставленных для ПАИГК для «борьбы с португальскими колонизаторами». Команды боевых судов полностью поддерживали заговорщиков. 

Гвинейские власти, узнав об убийстве А. Кабрала и захвате других руководителей партии, действовали оперативно. В городе было объявлено военное положение,  на улицы выведены усиленные  военные патрули. Часть заговорщиков были схвачены, но те, кто успел добраться до порта, укрылись на боевых катерах.   Поняв, что медлить более нельзя, «несостоявшийся адмирал» Иносенсиу Кани приказал экипажам выйти в море и взять курс на Бисау, чтобы сдать захваченных руководителей ПАИГК португальским властям.

По радио, условным сигналом, Кани оповестил командование португальских колониальных войск в Бисау, и португальский губернатор генерал Антониу де Спинола тут же выслал им на встречу для поддержки португальский флот. Всего навстречу заговорщикам двинулось 24 боевых корабля НАТО.

Своего решения не изменил…

Президент Гвинеи-Конакри Ахмед Секу-Туре, узнав о том, что руководство ПАИГК захвачено и вывезено из страны на военных судах, немедленно обратился с просьбой о содействии к советскому послу А.  Ратанову. Дело в том, что у гвинейцев не было ни сил, ни средств, чтобы преследовать заговорщиков. Оставалась одна надежда на советский военный корабль, стоящий в бухте Конакри.

Моряки «Бывалого» вспоминали: «В полночь с 20 на 21 января 1973 года на борт внезапно прибыл командующий Народной армии Гвинеи-Конакри Тумани Сангаре в сопровождении  старшего группы советских военных специалистов в стране генерал-майора Ф.  Чичерина и советника по ВМФ капитана 1 ранга В. Жучкова. От имени президента Секу Туре и советского посла А.  Ратанова они просили командира немедленно выйти в море, задержать преступников, а при попытке сопротивления  уничтожить».

Командир советского эсминца капитан 2 ранга Юрий Ильиных оказался в труднейшем положении. Он был опытным, бывалым моряком. Один из членов его экипажа вспоминал: «Хороший был у нас командир, требовательный и справедливый. Матросы его очень уважали. На его кителе темно-красной эмалью поблескивал орден «Красной Звезды». В те годы орденов просто так не давали. По какому-то неписаному правилу, на корабле об этой награде старались не расспрашивать. Среди нас, матросов, бытовало мнение, что он в одном из походов вскрыл позицию вражеской подлодки. Никто это мнение не опровергал, но и не подтверждал».

Ильин прекрасно понимал, что принять участие в боевой операции по поимке недавних союзников, где возможно применение оружия – значит спровоцировать международный инцидент. К тому же без приказа Москвы или своего командования в Североморске он не имел  права даже выйти в море. Уже не говоря о применении оружия по иностранному судну!

Но и игнорировать просьбу посла и президента он не имел права – все мы в то время были воспитаны в традициях интернационализма. Ильиных понимал, что под угрозой оказалось жизнь друзей - всего руководства ПАИГК. И реально кроме экипажа «Бывалого» задачу по обнаружению и пленению угнанных в Бисау катеров никто в тот момент не мог бы выполнить.

Командир эсминца отправил шифртелеграмму в Москву в Главный штаб ВМФ и своему командующему на Северный флот, в которой сообщил о сложившейся в Конакри ситуации и о своем решении выйти в море для поимки группы заговорщиков и убийц  А. Кабрала. Но Ильиных понимал, что ожидать быстрого ответа на нее не стоит: в Москве и Североморске была глубокая ночь. А такие решения принимаются не оперативным дежурным -  только командованием ВМФ СССР. Но, чтобы догнать катера и пленить заговорщиков  у экипажа были всего два-три часа. Катерного хода от Конакри до   Бисау - около  6 часов, но входить  в  территориальные воды страны-члена НАТО Ильиных, естественно, не собирался.

Нужно отдать должное этому мужественному и решительному человеку: Юрий Григорьевич Ильиных, взяв на себя огромную ответственность,  объявил на «Бывалом» боевую тревогу и приказал готовить корабль к выходу в океан. Командир собрал  офицеров и объяснил им суть происходящего. Насколько  известно автору, никто из  офицеров корабля не возразил против решения командира. Реакция советских моряков была единодушной: нужно спасать соратников А. Кабрала. Сомнения высказал только  присутствующий при этом сотрудник  советского посольства - представитель КГБ в ранге советника. По воспоминаниям офицеров он подошел к Ильиных и тихо прошептал: «Юра, ты влез не в свое дело. За это и  голову могут снять. Смотри, пожалеешь». Несмотря на давление со стороны всесильного «кэгэбэшника» КГБ  Юрий Григорьевич  своего решения не изменил.

Абордажным партиям – полная готовность!

Вместе с тем капитан 2 ранга Ю.  Ильиных прекрасно понимал, что может попасть в серьезный международный переплет. Поэтому не стал возражать, когда командующий Народной армии Гвинеи-Конакри Тумани Сангаре  предложил  взять  борт эсминца  взвод гвинейских вооруженных солдат с несколькими офицерами во главе. Именно они должны были сыграть роль «абордажной партии». В  0 часов 50 минут  «Бывалый» вышел в море.

 Центр по-прежнему молчал. Лишь спустя час  от оперативного дежурного ВМФ из Москвы  была получена шифровка: «Командиру эсминца «Бывалый». Использование оружия только с разрешения Главнокомандующего ВМФ». Несмотря на это Ильиных приказал подготовить к боевому применению все артустановки корабля – имевшиеся на трех мятежных катерах шесть спаренных 25-мм артиллерийских автомата при их умелом использовании могли бы нанести серьезный урон как экипажу «Бывалого», так и гвинейской «абордажной партии».

 Ильиных вел корабль вдоль низменных берегов Гвинеи, «просвечивая» пространство вокруг штатной РЛС. Офицеры «Бывалого» неоднократно бывали на угнанных катерах, знали их возможности и уровень подготовки экипажей. По общему мнению, те вряд ли осмелились   бы ночью отойти слишком далеко от берега. Скорее всего, они бросили где-то якоря, дожидались рассвета.

 Это предположение блестяще подтвердилось. Около  3 часов ночи (в Москве в это время было 5 часов утра) начальник радиотехнической службы эсминца капитан-лейтенант В.  Малешин обнаружил на экране РЛС две засветки от неподвижных надводных целей. До них оставалось около 220 кабельтовых. По своим характеристикам цели подходили под угнанные катера.

Ильиных приказал снизить ход и стал буквально подкрадываться к противнику. Штурман рассчитал, что при скорости около 10 узлов «Бывалый» выйдет на цель с первыми лучами солнца. Тогда и «абордажным партиям» будет действовать легче. Около 5 часов утра,  «Бывалый», увеличив ход, буквально вырвался из предрассветного тумана навстречу мятежным катерам. Экипажи попытались поднять якоря и завести двигатели, но  включенный ревун эсминца и недвусмысленно направленные в их сторону стволы артиллерийских башен быстро охладили горячие головы.

«Бывалый»  подошел вплотную к мятежникам. Гвинейские солдаты взяли экипаж под прицелы винтовок, а матросы «Бывалого» сноровисто забросили на них швартовы и подтянули суденышки к борту. «Абордажные партии» гвинейцев как горох сыпанули на палубу, быстро разоружили и скрутили мятежников. Вся операция обошлась  без единого выстрела. Заговорщики, которые явно не ожидали, что в дело вмешаются советские военные моряки,  были  в явной растерянности. Всех их переправили на борт эсминца. Ильиных приказал взять катера на буксир, высадив на них по   офицеру и матросу-рулевому из экипажа эсминца.

Однако в трюмах этих двух катеров захваченных руководителей ПАИГК не оказалось. Они были обнаружены на третьем мятежном судне, экипаж которого, потеряв ориентировку  в темноте, сел на мель неподалеку. С помощью гвинейцев катер и его экипаж были пленены и препровождены в порт Конакри.  В трюме судна без чувств находились заместитель генерального секретаря ПАИГК Аристидес Перейра, супруга А. Кабрала,  члены ЦК ПАИГК Вашку Кабрала, Жозе Араужу и некоторые другие товарищи. Выглядели они ужасно:  подвергнутые пыткам и побоям многие из них казались еле живыми. Особенно досталось А. Перейре. Он едва не потерял кисти обоих рук. Жестоко перетянутые проволокой они, лишившись притока крови, практически омертвели. После  освобождения А. Перейра первым же самолетом был отправлен в Москву, где  советским врачам с огромным трудом удалось восстановить почти утраченные функции пальцев рук.

Слава Богу, огня не открывали!

«Бывалый» возвратился  на рейд Конакри к 3 часам пополудни  21 января. По пути командир эсминца направил в Москву шифртелеграмму с полным отчетом. А на пирсе его с нетерпением ожидала внушительная группа советских военных специалистов, дипработников и представителей руководства Гвинейской Республики. После официальной «сдачи» плененных катеров и их мятежных команд гвинейским властям, отправки пострадавших руководителей ПАИГК в госпиталь на капитана 2 ранга Ильиных буквально набросились представители посольства.

Всех интересовали подробности, но главным был вопрос: «применял ли экипаж оружие?». Узнав, что все ограничилось только угрозой применения штатного вооружения эсминца, встречавшие явно повеселели. А, по воспоминаниям моряков, один из страшно нервничавших советских дипломатов, отойдя чуть в сторонку, даже (это в советское то время!) перекрестился: «Слава Богу, обошлось!».

Экипаж наперебой  поздравили  с успешным выполнением миссии. Все закончилось как нельзя лучше: руководство ПАИГК, кроме А. Кабрала, конечно, спасено. Просьба президента Гвинейской республики выполнена, заговор ликвидирован, а основные мятежники арестованы. И – главное – все сделано при решающей роли советского корабля и его экипажа. Дипломаты прогнозировали «рост авторитета СССР у руководства Гвинейской республики и ПАИГК». Шифровальщики посольства срочно набирали победные телеграммы в МИД и ЦК КПСС.  

Однако в атмосфере общей эйфории как-то потерялся главный герой этой «виктории» – капитан 2 ранга Юрий Ильиных. Тот, кто взял на себя всю полноту ответственности: за свой экипаж, за престиж страны и ее Военно-Морского флота. И поставив на карту все – свою репутацию и карьеру, победил.  А ему еще только предстояло держать ответ «за свои деяния».

Казнить нельзя, помиловать

К моменту возвращения «Бывалого» на рейд Конакри, в радиорубке эсминца чудесным образом ожил аппарат ЗАС. Командиру   сообщили, что все его донесения  получены в Москве и Североморске, что они доложены  соответствующим должностным лицам Главного штаба ВМФ и штаба Северного Флота.

Около  5 часов пополудни на связь с Ильиных вышел лично  начальник Главного штаба ВМФ адмирал флота Н. Сергеев. Двое последующих суток он  уточнял действия командира буквально по часам и минутам. Как вспоминал позже Юрий Ильиных, «ему пришлось сочинять целые «романы» донесений в Москву».

Но Ильиных не знал, что еще до того, как эти «романы» в Москве были тщательно изучены, приговор ему был уже вынесен: «казнить, нельзя помиловать». В тот самый момент, когда эсминец победоносно входил  на рейд Конакри Юрий Григорьевич уже не был командиром своего корабля. Приказом главкома ВМФ СССР он был снят с должности «за самовольство и нарушение должностных инструкций».

Однако старший группы советских военных специалистов в Конакри генерал-майор  Ф. Чичерин поступил честно. Сразу же после завершения эпопеи «Бывалого», он направил телеграмму в Генеральный Штаб, в которой высказал свое мнение о действиях командира эсминца. Она гласила: «Выполнение поставленной задачи капитаном 2 ранга Ильиных Ю.Г. оцениваются президентом Секу Туре как большая победа над наемниками империализма. Секу Туре через Советское Правительство возбуждает ходатайство о поощрении тов. Ильиных Ю.Г.». Аналогичную шифровку в МИД направил и советский посол в Конакри А. Ратанов.

Эти сообщения в Центр сыграли свою роль. На следующий день 22 января 1973 года приказ о снятии  Ильиных был отменен.  А через несколько часов командир эсминца получил  и телеграмму за подписью командующего Северным флотом адмирала  Г. Егорова. В ней он объявлял капитану 2 ранга Ю. Ильиных   благодарность «За смелые и решительные действия в ходе  боевой службы в Атлантике». Окончательный приговор гласил: «казнить нельзя, помиловать».

Большое видится на расстоянии…

Недаром говорят, чтобы  оценить по-настоящему чей-то поступок, событие, должно пройти время. Что же стало итогом решительных и мужественных действий командира «Бывалого» Ю. Ильиных, офицеров эсминца В. Малешина, Ю. Цвентуха, В. Коомийца, В. Воронова, И. Щербовича, С. Магкова  и других членов экипажа?

В результате был ликвидирован заговор и не удалось прервать поступательное движение народов Гвинеи-Бисау и Островов Зеленого Мыса к национальному освобождению. Были спасены высшие руководители ПАИГК, которые затем уверенно привели свои страны к независимости. (К сожалению, единство народов Гвинеи-Бисау и Кабо Верде не удалось сохранить: на «осколках» ПАИГК образовались две партии и два независимых государства).

Спасенный советскими моряками Аристидес Перейра стал  в 1975 г.  президентом Республики Кабо Верде и ликвидировал стратегическую базу НАТО на острове Сал. А международный аэропорт на острове получил название «Аэропорт им. Амилкара Кабрала». Брат предательски убитого А. Кабрала, Луис стал президентом Гвинеи-Бисау. Оба государства сохранили дружеские отношения с СССР, а затем и Россией. Согласитесь,  не так уж плохо….

Но плохо у нас с памятью о героях. Тем более, с  памятью о героях «тайной войны». После успешного завершения боевой службы эсминец «Бывалый» вернулся на Родину. Мне неизвестно, был ли кто-либо из экипажа награжден за этот подвиг. Скорее всего, нет. Но я уверен, что действия командира и его экипажа в далеком январе 1973 г. в Гвинейском заливе нужно расценивать именно как подвиг. И они достойны наград.

Как же сложилась дальнейшая судьба  самого эсминца «Бывалый»? Этот корабль,  (строго говоря, его нужно было бы сохранить в память  о героических действиях  его экипажа и командира),  продолжал плавать, честно служить, но в  конце 80-х годов ХХ века был списан и продан на металлолом в… Китай

Но все же память о нем сохранилась. В 1972 г. перед  дальним походом к берегам Африки эсминец «засветился» в кинематографе, правда, в качестве «вражеского корабля».  Режиссер киностудии «Мосфильм» Б. Волчек снимал на Севере ленту «Командир счастливой «Щуки». Главные роли в нем  играли П. Вельяминов и Д. Банионис. Кто будет смотреть этот фильм, обратите внимание  на  «немецкий» корабль за № Т-10. Это и есть «Бывалый». Кстати в Конакри эсминец имел бортовой  номер 299.

Не так давно мне довелось встретиться и поговорить с Чрезвычайным и Полномочным послом Республики Гвинея-Бисау в Москве Рожерио Араужо А. Эрбертом. Я спросил его: помнят ли на его родине о подвиге экипажа эсминца «Бывалый» в январе 1973 г.? Посол ответил, что, безусловно, помнят и благодарны экипажу «Бывалого» и всем советским людям.   Однако… слишком много воды утекло с тех пор. Поэтому, стоит чаще напомнить, особенно молодому поколению, о таких героических событиях. Что же, пусть этот материал   послужит всем нам таким напоминанием….

 

Фото из архива автора и Ю. Цвентуха

Фото 1. Посол Гвинеи-Бисау и автор материала Сергей Коломнин

Фото 2. Президент ПАИГК Амилкар Кабрал

Фото 3. Пересекая Экватор

Фото 5. Эсминец «Бывалый» после пленения   мятежных катеров

Фото 6. Капитан 2 ранга Ю. Ильиных (справа) среди гвинейских военнослужащих

Фото 7.  без подписи

Фото 8. Амилкар Кабрал среди партизан ПАИГК

Опубликовано в Журнале «Братишка», Москва, декабрь 2008 г. Оригинал находится по адресу: http://bratishka.ru/archiv/2008/12/2008_12_14.php

 



© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)