Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 04. Полеты

Перейти к разделу >>
 
Союз ветеранов Анголы совместно с Посольством Республики Ангола в РФ готовит к этому событию серию юбилейных мероприятий, основным из которых станет большая фотовыставка в Москве «Агоштинью Нето и его соратники». Мы рассчитываем, что активисты Союза , в том числе и в наших региональных представительствах примут в них участие и спланируют свои мероприятия на местах, посвященные этому событию. Мы публикуем официальный логотип празднования 100-летия Антониу Агоштинью Нето, который можно использовать при организации таких мероприятий.
<< 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 >>
[08.10.2011 21:06:28] Н Сагайдак
Сергею Дроботенко.Я служил на БРК Прозорливый 1968-1971 БЧ-5.Были ли при Вас офицеры;Чухломин,Федорченко,Фефер,сверхсрочники-Коробко.Назовите кого либо из офицеров БЧ-5.
[08.10.2011 08:27:53] шпилевский г. е.
отзовись
[06.10.2011 07:40:58] Верановский В
Кулеш сергею. Сергей! Привет! Жив курилка!!! Двадцать один год о тебе ни слуху, ни духу. Последний раз встречались в 90г. в Маркулештах. Ты где сейчас? Отзовись! Буду рад тебя увидеть и услышать! Верановский валентин.veranovskiy-v@mail.ru
[06.10.2011 08:35:30] Мацко
Сергею Дроботенко. Напиши о жизни, где, чем занимаешся. мой адрес; matsko-m@rambler.ru
[06.10.2011 07:40:43] Верановский В
Сообщение перенесено в рздел "Ищу сослуживцев"
[05.10.2011 11:58:20] Струй Викентий Павло
В период с 1976-1977 могу ошибаться на один год,о из Североморска Вы были направлены в Анголу офицер управления кадров который вас отправлял был кап.2 Константинов Рудольф Николаевич! Пожалуйста,отзовитесь Роsydon127@rambler.ru
[04.10.2011 21:19:35] сергей дроботенко
проходил службу в дра 1977-1978 и 1979-1980 в составе вч 42815 брк прозорливый
[03.10.2011 10:30:44] Alex
Have nice day! You have a very informative site! And here's my. VXLB и’» http://emt.xoom.it [url=http://emt.xoom.it]EMT[/url] <a href = "http://emt.xoom.it">EMT</a>
[01.10.2011 15:46:28] Максим Гладков
Сергею В.

Сергей, ты прав. Тема "Ангольский сюрреализм" в проект "Вспомнить все!" включена не будет, но не по причине своей запретности, а просто потому, что, как нынче принято говорить, "не вписывается в формат". Тем не менее, если бы ты взялся систематизировать (или хотя бы свести в один файл) и прислать мне все свои предшествующие рассказы, я бы с большим удовольствием (и, уверен, к радости наших читателей, включая тех, кто в этом не признается) отдал бы тебе отдельную колонку в разделе "Наши мемуары". В дальнейшем ее можно будет пополнять по мере поступления от тебя новых воспоминаний и размышлений))) А там уже и до отдельного издания недалеко) А почему нет? Позвони мне, если сочтешь нужным обсудить детали.

МГ
[01.10.2011 15:35:57] Maliarenko Alexandr
Eto chto-to u menya s kirillitsey ne v poryzdke. Izvinyayus'
Perevodchikov s prazdnikom!
[01.10.2011 15:25:34] Маляренко Р
Сообщение удалено администратором, поскольку оно не читается из-за неправильно выбранной схемы кодировки.
[01.10.2011 14:44:17] Шкариненко С.В.
Сергею В.Насчет "расизма наоборот" неоднократно слышал жалобы от местных красавиц -молодок,что мы расисты еще больше,чем португалы,так как те хоть если не симпатиям,то тестостерону давали охотно выход
в сторону коренного населения,а вот мы -интернационалисты,почему то(откуда им знать про Старую площадь,инструктажи немолодых кураторов по странам и тд!)их явно игнорируем...
[01.10.2011 14:36:08] Шкариненко С.В.
Сергею.В.Молодец,что еще скажешь...Пиши больше,ждем.
[01.10.2011 09:19:58] Дмитрий
http://www.rutv.ru/tvp.html?id=222900&d=0
Светлая память Юре Панченко!
[01.10.2011 03:59:31] Николай Вороняк
Присоединяюсь к поздравлениям с днём переводчика.
Особенно 5 ВО .Лично ,- Виктора Павловича Овечкина.
И особенно Сергея В. Уважаемый Сергей В., благополучия Вам , здоровья , успехов и долгих лет жизни . Что бы Вы еще долго нас радовали своими воспоминаниями . И как я раньше писал ,- при первой же возможности прибытия в Москву , надеюсь на встречу и общение . Понимается что при общении мы приобщимся к дегустации всех возможных напитков , как и наших так и заморских . С Уважением , Вороняк Н.В.
[30.09.2011 19:26:27] Сергей В
Понимая с прискорбием, что тема «Добро пожаловать в ангольский сюрреализм» вряд ли когда-либо будет предложена для обсуждения на данном форуме, я решил коснуться волнующего меня вопроса опосредованно, через любовь к животным, тем более, что роль последних в предлагаемом сюжете, является, что ни говори, превалирующей. Но начну все же издалека, с того дня, когда старший группы собрал нас в клубе и сообщил в обстановке зловещей тайны, что из достоверных источников ему стало известно о скором прибытии в наш город репортёрши Би-Би-Си и что не исключено, что помимо выполнения обычных шпионских функций (!) вроде сбора информации о дислокации частей и подразделений округа, она, безусловно, попытается устроить провокации в отношении советского коллектива посредством установления прямых контактов и проведения интервью или кино - фотосъемки. И что, дескать, она уже немало нашкодила в Луанде, успев там снять насквозь фальшивый и тенденциозный фильм, очерняющий (мне понравилось это слово) светлую ангольскую реальность. О том, каким именно образом, загадочная журналистка собирается интервьюировать не говорящих на иностранных языках советников и специалистов, старший не уточнил, но предупредил, что в связи с неотвратимо надвигающейся угрозой необходимо усилить контрольно-пропускной режим, проверить личное оружие и ужесточить перемещения по городу. И что отныне все групповые передвижения только строем, а отдельные – бегом. Хорошо ещё, - подумал я, - что не дошло до эвакуации женщин и детей, Вообще, он был человеком старой школы, вышедшим из поколения, воспитанном на деле врачей, политической сатире Михалкова и твёрдо верившим в то, что Би-Би-Си – это международный филиал ЦРУ, и обладавшим, кроме того, кристально ясным осознанием карты мира, четко разделенной на страны, где находились свои войска и войска противника. Надо сказать, что новость произвела на советников смешанное впечатление. Одни небезосновательно полагали, что это очередные происки столичных особистов, вечно пребывавших в поиске внешних врагов, другие считали, что всё это выдумал старший сам для того чтобы, с одной стороны, внести, за неимением других способов, некое разнообразие в серую, постылую жизнь личного состава, а с другой - еще больше закрутить гайки, а третьим действительно хотелось скандала и провокаций, в результате которых из Анголы выперли бы старшего группы, его замполита, а заодно и особистов. Так наши люди отнеслись к возможному прибытию в город журналистки Би-Би-Си, и это, в целом, нормально.
Однако самым невероятным образом оба события – прибытие журналистки и обещанная провокация – состоялись, правда, не совсем так, как подобное рисовалось в воображении нашего бдительного полковника. Спустя неделю иди две, в отеле «Восток» действительно зарегистрировалась рыжая, похожая на хиппи интуристка по имени Шейла Натансон, гражданка США, с кинокамерой Кодак в кожаном кофре, получившая ангольскую визу в посольстве Швейцарии; при этом её ведомственная принадлежность к конкретным СМИ так и осталась невыясненной, поскольку аполитичного хозяина гостиницы Артура Фрегедо такого рода подробности совершенно не интересовали. Ему было абсолютно по фигу, «Би-Би-Си» или радио Ватикана, лишь бы из номеров не исчезали предметы мебели и туалетные принадлежности - явления, ставшие после победы народной революции обычными. Впрочем, люди сами по себе, особенно, прибывшие в его отель из-за границы, были ему всегда интересны. Все дальнейшие подробности я привожу, в основном, с его слов, а потому к ним следует отнестись критически. Тем же вечером сеньор Фрегедо постучался к американке в дверь и, поинтересовавшись, все ли в порядке и течет ли в душе вода («у нас тут революция, мадам»), угостил ее дорогим виски и затеял непринужденный разговор, незаметно приближаясь к цели её приезда. Шейла сказала, что цели-то как раз определенной нет, она фри-лансер, продает военные репортажи разным агентствам, тем, кто дороже заплатит, но с Анголой, видимо, вышла промашка: здесь ни мира, ни войны, друзья в Луанде посоветовали отправиться на заброшенные алмазные прииски на восток, там, дескать, можно снять неплохой сюжет в жанре Серджио Леоне, она припёрлась как дура в Казомбо, взяла джип в аренду, колесила по карьерам, сюжета не нашла – кругом разруха и бандитские рожи, - и ладно бы был у неё был спонсор в лице TWA, как, скажем, у легендарной Дики Шапел, тогда не жалко, а так только себе дороже, хоть меняй профессию и иди в гламурный журнал снимать моделек и дорогих проституток, ей уже не раз предлагали. «Она плохо кончила», - напомнил Фрегедо про Дики Шапел, а на прощание заметил, что расстраиваться, пожалуй, не стоит, пусть Шейла поживет в его отеле неделю – другую (американка платила за номер валютой) и тема для крепкого репортажа с драматической фабулой появится сама собой обязательно. Как в воду глядел, подлец!
А надо сказать, что в этом отеле проживали в то же самое время два экипажа ЯК-40 из состава Аэрофлота, с которыми Фрегедо (не без моей, прямо скажем, переводческой помощи – и это отдельная, замечательная история) давно наладил деловые конструктивные отношения, после чего ребята из подмосковных Химок пили в его баре на халяву виски, регулярно посещали дископляс в местном радиоклубе и разъезжали по вечерам по городу на мотоциклах Судзуки с молодыми негритянками на задних сиденьях, чем вызывали звериное озлобление старшего нашей группы и замполита Синепукало. Первого по причине того, что они не являлись его подчиненными и он ничего не мог с этим поделать, второго – из-за того же, но ещё из гнетущего чувства зависти. Самое же удивительное заключалось в том, что авиаотряд продолжал вести такой же аморальный и совершенно отвязанный образ, не опасаясь близкого присутствия классового врага. Видимо, их никто толком на этот счет не проинструктировал. Как раз накануне приезда американки, в гости к летчикам завалились офицеры из кубинского полка, притащившие им в подарок довольно взрослого макака, с большим похожим на крупную морковь членом. «Исчезающий в Африке вид», - пояснил летчикам один из кубинцев, словно, издеваясь. И вот однажды, оставшись во дворе гостиницы на длинном поводке, обезьян почувствовал своим звериным чутьём наступление месячного цикла у лежавшей неподалеку в шезлонге журналистки Шейлы Натансон, и хотя он был ограничен, в отличие от неё, в движениях, завязавшаяся вскоре между ними схватка была жаркой и продолжительной, поскольку никто не хотел уступать – ни самец, ни тем более, Шейла, никем, по её собственному признанию, в предыдущей жизни ещё не тронутая. Макак рвал зубами трусы, цеплялся когтями в плоть, злобно рычал и тёрся о её бледные ноги гениталиями, пока, наконец, не оросил бёдра Шейлы горячей, пузырящейся пеной. Фрегедо, прибежавший в сад с дробовиком наперевес, зарядил картечь и прикончил насильника почти в упор, после чего крикнул во весь двор: «Надоело, здесь вам не зоопарк». Хорошо зная сволочной американский характер, Артур лично проводил журналистку в медпункт, проследил, чтобы сестра оказала пострадавшей квалифицированную помощь, а затем, плеснув ей в мензурку сто граммов спирта, принёс извинение за позорящий репутацию отеля случай. «Знаете, со мной такое впервые», - трясясь и задыхаясь, выговорила Шейла и выпила половину, отчего сразу же окосела. - «Отвлечённо говоря, мадам, в жизни каждой женщины наступает момент….», - начал, было, Артур проникновенно, как вдруг журналистка ударила кулаками по столу, уронила голову на руки и громко, в голос зарыдала: «Всю Африку исколесила, почти во всех войнах участвовала, и ни одна сволочь в форме ко мне ни разу не прикоснулась, либо, гады, прикладом по шее били, либо за ноги на гауптвахту волокли… А так чтобы поговорить, приласкать как женщину… ни разу!». Её плечи сильно вздрагивали, по щекам обильно текли слёзы. Настрадалась за свою жизнь баба, сочувственно подумал Фрегедо. - «В соседнем номере два здоровых лба каждый вечер черных пялят, - завывала Шейла, - а на меня, белую женщину из свободной страны - ноль внимания… ». - «Успокойтесь, мадам, - Артур погладил её по шее, - у вас всё ещё впереди. Глядишь, на какой-нибудь следующей войне и повезёт». - «Повезёт, говорите? – она резко повернула к нему зарёванное лицо, - никто, кроме этого поганого самца, на меня ещё не соблазнился. Не могу так больше!». - «Негра хотите?», - спросил Фрегедо серьёзно. - «Хочу», - Шейла подняла на него блестящие от слёз глаза, ещё не вполне веря в своё счастье. - «Устрою, - пообещал Артур, - вы только успокойтесь, поднимитесь к себе в комнату, а я так уж и быть, пришлю». - «У меня вот-вот месячные», - стушевалась Шейла. - «Этого парня, - заверил Фрегедо, - ничто не остановит. Он у меня ещё с войны охранником работает, его Дубель зовут. Кроме того, у нас в Анголе исторически существует множество способов альтернативного полового удовлетворения. Придумаете что-нибудь. Дело-то молодое». Дубеля Биндози, заирского негра огромного роста, со шрамом на лице я немного знал. Про него ходили всякие слухи, в том числе про то, что в начале шестидесятых он примкнул к УПА, был ранен и пленен в неравном бою, тянул срок в колониальной зоне, а после освобождения встал на путь исправления (по блатному ссучился), объявив политический нейтралитет. Так или иначе, но вскоре его отношения с американкой приобрели столь страстный характер, что ночами, по словам лётчиков, из номера Шейлы раздавались крики и стоны, дрожали люстра, пол и стены. Город наш был маленький, жизнь в нём текла скучно и незаметно и, очевидно, что вскоре среди жителей пошли разные разговоры, в частности про то, что при старом режиме борделей не было, а теперь – нате: развели блядство в самом центре у всех на глазах, где ходят по бульвару беременные женщины и малые дети, и что американка отваливает Дубелю за услуги по пятьдесят долларов за сеанс, и это при существующей карточной системе, и где, мол, сексуальная справедливость, за что в конце концов боролись! По правде говоря, у Биндози действительно появились деньги, он все чаще сидел по утрам в баре, прочищаясь за стойкой португальским розовым, и однажды обнаглел настолько, что услышав просьбу своей, по сути дела, коллеги – горничной Паулы Консентино Диаш, подрабатывавшей в отеле проституцией: «Угостите даму портвейном», сделал ей крайне непристойное предложение в грубой форме, чего ранее за ним, прямо скажем, не замечалось. Собственно, это была последняя капля, переполнившая чашу народного терпения. Паула, небезосновательно считавшая себя если не пролетаркой, то честной работницей, обиделась и пожаловалась, но не в народную полицию, а друзьям – уголовникам, которые, надо полагать, давали ей опохмеляться, не делая при этом хамских предложений. Заодно она напомнила, конечно, и про шальные деньги, коих у Дубеля теперь немерено (mujinju bwe - диалект). Те, в свою очередь, прониклись чувством национального сопереживания и, сказав, что понаехали тут чурки с севера и пора с этим кончать, пообещали принять к Дубелю самые суровые меры. Над городом, как пишут в романах, сгущались тучи.
Тем временем, к нашим летчикам в очередной раз нагрянули кубинцы, и на вопрос о том, где, между прочим, наш сувенир, что-то не видно, им пришлось ответить, что так, мол, и так, сорвался, паразит, с привязи и нарезал в буши. Офицеры, что интересно, аэрофлоту поверили, сказав, что оно и понятно – Африка зовёт, и тут же отправили своего водителя за братом-близнецом (я так понял, что у них был зверинец), оказавшимся более крупным и тянувшим по формам и отдельным органам на взрослого бабуина. «Только привяжите на этот раз его покрепче», - пошутил кто-то из них. Следующим утром, после того, как бортмеханик выволок макака на улицу и дал ему крепкого пинка, чтобы он на этот раз наверняка рванул к себе в лес, зверь, не пробежав и квартала, завернул в соседний двор, где жили инженеры из ГДР и где сентиментальная жена старшего группы по имени Марта, стройная и довольно милая блондинка, чей папа был при нацистском режиме зажиточным крестьянином, выращивала всем на радость поросенка. Поросенок хрюкал возле полной лоханки и вилял от удовольствия розовой попой, когда похотливый самец, прицелившись, прыгнул на него сверху и врезал ему в самую сурепку с такой силой и ожесточением, что бедное животное сразу брыкнулось, распласталось на земле и долго и жалобно захрипело. Жившие по соседству черные селяне, все как один со смертельного перепоя, тут же перемахнули через забор и стали подбадривать социально близкое существо выкриками типа «давай ещё, засади ему, братишка, по самое горло», а увидев выскочившую в панике на балкон в халате на голое тело Марту, пришли в неописуемый восторг, отчего распоясались ещё больше. На шум и крики из отеля прибежал Дубель Биндози с пистолетом на ремне, но увидев столь дикую картину, немного опешил. Видимо, не его родине такого рода сцены из животной жизни случались не часто. Слетевшая вниз по ступенькам немка, повела себя, – заметив его растерянность, - куда более решительно, ловко вытянула у него из открытой кобуры парабеллум, щелкнула затвором, и, схватив рукоятку двумя руками, стала разряжать обойму в макака. Одно слово, фашистка! Эйфория черной аудитории тут же сменилась апатией, селяне стали сползать с забора вниз, принявшись за прежнюю риторику в том ключе, что вот, мол, опять расизм в чистом вид, понаехали тут разные, и за что, дескать, боролись. Между тем, оставшись с Дубелем вдвоем, Марта не знала, что делать. Скончались оба, обезьян и поросёнок, первый от смертельных пулевых ранений, второй от психологического шока и разрыва внутренностей; когда же она попыталась их разъединить, то у нее ничего не вышло – сильнейший анальный спазм намертво зажал бугристый обезьяний член. Проще говоря, он не вынимался. Проникнувшись безутешным горем белой женщины, опытный в таких делах Биндози (все же, за спиной была школа УПА), вытащил из кармана ножик, произвел нехитрую хирургическую операцию и предложил забрать ей оставшуюся часть – поросёнка с торчавшим из-под хвостика лохматым куском мяса, отчего мигом залившаяся свежей кровью Марта, вначале едва не бухнулась в обморок, а затем стала биться в истерике. Пожав плечами и, решив, что не пропадать же добру, обескураженный Дубель поволок добычу к себе домой.
Прошло еще несколько дней, и в нашем городе стали происходить события, довольно зловещие, наполненные мрачным духом африканского мистицизма. Во-первых, загадочным образом пропала Шейла Натансон. Накануне ночью из её номера раздавались удары и крики, ошибочно принятые нашими летчиками за сеанс брутальной любви, однако утром горничная, открыв незапертую дверь, увидела на полу пятна крови, раскрытое настежь окно с выбитыми стеклами и разбросанные в беспорядке вещи. В отель примчались по тревоге полицейские, офицеры гэбухи, паталагоанатомы и ещё диск-жокей местной радиостанции Порция Моралес; сеньор Фрегедо без устали давал интервью всем подряд, особо упирая на половую распущенность американки и неожиданную пропажу из его гаража лэнд-ровера. Потом они все вместе отправились в квартиру Дубеля Биндози, где не было найдено ничего подозрительно, кроме лежавшего в морозильнике большого куска мяса с торчащим наружу инородным отростком, с виду как кусок моркови, но покрытый шерстью. Все ясно, - сказал паталогоанатом – это член, на медицинском языке «пенис», после чего в полицейском протоколе появилась загадочная надпись: «Труп с членом внутри является гражданином Анголы, других признаков насильственной смерти не обнаружено». На том, собственно, дело закрыли – Натансон не представляла более для следственных органов никакого интереса, - но не закончились домыслы и совершенно невероятные слухи, приобретшие теперь вовсе макабрический характер. Началось с того, что моя хорошая приятельница директор провинциальной партийной школы Мария Аделаида Беньвинду да Кошта (Сарайва по бывшему мужу – врагу народа), будучи приглашенной на протокольное мероприятие с танцами (jantar fraternal) и намешав от переживаний виски с креплёным красным, сказала, всплакнув, что теперь она определенно вспомнила, где видела Дубеля раньше – это тот самый негрила, что палил в Луанде летом 1975 года из пулемета на джипе, мчавшемся по проспекту Бразилия, и орал, что завтра они (ФНЛА) сожрут всю столицу на ужин. Этой реплики, произнесенной к тому же в присутствии звезды радиоэфира Порции Моралес, оказалось достаточно для того, чтобы уже следующим утром весь город заговорил о том, что на самом деле Биндози американку зверски изнасиловал, а потом съел. Причем такая версия абсолютно устроила руководство госбезопасности: мол, приехала в наши края какая-та сучка из Америки, вступила в половую связь с контрреволюционным элементом и позорно поплатилась за это жизнью. Однако, следуя этой гипотезе, выходило так, что, во-первых, найденное в морозилке мясо с членом внутри уже не являлось трупом гражданина Анголы, а было останками Шейлы Натансон и, во-вторых, Биндози сам отрезал после изнасилования собственный половой орган, поужинал (или сделал это в обратной последовательности), а затем исчез из города уже, так сказать, оскопленный.
Отвлекусь. Я, друзья мои, люблю Анголу, в частности, за то, что в этой стране могут совершенно спокойно происходить и обсуждаться подобные вещи. Кто-то может возразить, что и в России с этим все в порядке, вспомнив, например, недавний суд над Ходорковским, своровавшим всю нефть ЮКОСА, в том числе из трубопроводов, резервуаров и геологических коллекторов, забыв перед этим уплатить налоги за краденое, но это совершенно иное, поскольку здесь нет ни капли черного юмора, а только цинизм, месть и изощренная жестокость. В нашем конкретном случае не было ничего подобного, а только бесподобный ангольский сюр, замешанный на африканском гротеске, мистике и революционной метафизике. Приближаясь к концу истории, приведу, пожалуй, последний эпизод, без которого, как мне кажется, повествование было бы если не неполным, то не таким ярким и содержательным. Пару дней спустя мы поддавали с моим другом директором радиостанции Роберто Пирешем в его кабинете, когда из-за стеклянной перегородки студии, после прокручивания пленки с позывными прямого эфира, донесся знакомый голос: «С вами по-прежнему Порция Моралес. Мне уже много раз приходилось слышать о том, что жизнь в нашем городе становится всё более небезопасно, особенно в связи с последним, прямо скажем, кошмарным эпизодом, произошедшем в отеле «Восток». Я, естественно, имею в виду расчленение американской журналистки. Выражаясь по научному, - она заглянула в бумажку, - акт ничем не оправданной антропофагии».
- В университете училась! - восторженно шепнул Роберто мне на ухо.
«Чего эта сука вообще делала в нашем городе, - продолжала Порция, не меняя интонации, - совершенно непонятно. Мне, например, точно известно, что за всё время своего пребывания в отеле она ни одного репортажа так и не сняла, никаких интервью ни у кого не брала, зато брала, простите за откровенность, минет у врага революции из сопредельного государства, прокравшегося в нашу страну с определённым заданием. Вот они – двойные стандарты! Звоните в студию, я буду рада услышать ваше мнение». - «У меня есть в этом смысле один комментарий», - прозвучал из громкоговорителя хрипловатый женский голос. – «Представьтесь, пожалуйста, аудитории», - попросила Порция. - «Меня Паула зовут, я горничной в том отеле работаю. Так вот, сука – это очень мягко про неё сказано. В номер, помню, войдёшь убраться, там вообще бардак, в туалете вечно грязь, унитаз забит тампонами, хотя на табличке крупным шрифтом написано, чтобы отходы жизнедеятельности складывали в отдельную корзину…». – «Так-так, и что же дальше, в самом деле, интересно», - сказала Моралес. - «Как-то раз снова к ней захожу, - никак не унималась Паула, - а она свои чемоданы открыла, барахло перебирает, и я опытным взглядом сразу определяю, что много у неё лишнего навалено. Зачем, думаю, ей столько, одна ведь живёт, а на мне, если честно, белья не хватает. Не могли бы, говорю, мадам Натансон, подарить чего-нибудь из своей одежды чёрной девушке?». – «А она вам?», - спросила Порция. - «Сделала крайне непристойное предложение в грубой форме. Ну, вы представляете, какая мразь. А что мне, собственно, оставалось делать? Зарплата маленькая, всё время подрабатываю. Пришлось, конечно, раздеваться и…» - «Оставим подробности, - решительно оборвала слушательницу Порция, – итак всё ясно, всё те же двойные стандарты, та же двойная мораль».
- Про что другое, - сказал Роберто, – а про нравственные ценности у неё всегда убедительно получается.
- «На этом месте мы прервёмся и сделаем музыкальную паузу, - объявила Порция. – Послушаем для начала Риту Кулридж, песню про то, как возвышает женщину любовь».
Ну, и самые последние новости пришли уже из сопредельного государства, где вскоре объявились Шейла Натансон и Дубль Биндози, живые и совершенно невредимые. Выступив по местному радио, прогрессивная журналистка (так она была представлена) заявила, что ей лично и её другу в Анголе неоднократно угрожали. По её словам выходило так, что накануне того дня, когда они была вынужденно покинуть страну пребывания, в номер отеля заявились под видом простых уголовников сотрудники госбезопасности – те же лица и те же привычки, так что даже не отличишь – и стали вымогать валюту под тем предлогом, что в этом городе все им платят. Однако её друг, не раз участвовавший в рукопашных схватках с колониальными коммандос, выбросил их по очереди в окно, отстояв, таким образом, свободу и достоинство гражданки Соединенных Штатов. О том, что для бегства в Заир они угнали чужую машину, Шейла предпочла умолчать. Оно и понятно. Всю эту историю и её развязку я доложил во всех подробностях нашему полковнику, и он не то чтобы полностью поверил, но очень обрадовался. Тому, в особенности, что все так благополучно завершилось, и теперь некому будет устраивать провокации в отношении советского воинского коллектива.

[30.09.2011 17:54:43] Анатолий
Поздравляю всех переводчиков с профессиональным праздником. Особенно тех с кем пришлось работать в 1980-1982гг. в 11ПБр в Онживе и 2МПБр в Кахаме. Здоровья вам и благополучия.
[30.09.2011 13:52:45] Генрих
Поздравляю всех переводчиков с профессиональным праздником. Особенно тех которые работали в Анголе с 1980 по 1983 г. в оргмобуправлении ГШ ФАПЛА.
Caros amigos! Desejo-lhe boa sa&#250;de, prosperidade e realiza&#231;&#227;o de seus desejos.
Se algu&#233;m se lembra de mim, por favor email mim em namisat: gssnezko@ya.ru
[30.09.2011 13:43:05] В.Овечкин.
Присоединяюсь к поздравлениям с днём переводчика всех моих коллег,военных и невоенных,последним в Анголе было тяжелее,чем нам военным.Особенно хочу поздравить с нашим праздником военных переводчиков 2-х-годичных курсов ускоренной подготовки в\переводчиков от ВИИЯ при академии БТВ всех трёх выпусков и трёх отделений:испанского,английского и французского языков.
[30.09.2011 13:17:08] Борис Харитонов
Мои поздравления военным переводчикам-с праздником!!!
[30.09.2011 13:09:25] Александр Задонский
1-го октября, 8.20, утром, "Военная программа".
[30.09.2011 13:05:47] Максим Гладков
Александру Задонскому-

Саша, спасибо за информацию! Уточни, в 8.20 вечера?

Поздравляю всех переводчиков с профессиональным праздником! До чего же приятно отмечать его, сидя в кабине синхронного перевода! Зная, что работать только до обеда! В пятницу)))

МГ
[30.09.2011 12:30:44] Александр Задонский
Смотрите завтра на втором канале военную программу Александра Сладкова.
В ней рассказывается о военных переводчиках-выпускниках Военного института.
Прослеживаются судьбы ряда выпускников, окончивших годичные курсы персидского, португальского, пушту и кхмерского языков.
Включайте канал "Россия-1" в 8.20

[30.09.2011 10:18:03] игорь игнатович
Всех коллег-переводчиков с праздником!всем счастья, успехов, хорошей работы и денег!
[30.09.2011 10:04:55] Татьяна А Давыдова
Сегодня празднуется Международный день переводчика. Поздравляю всех причастных к этой благородной профессии с праздником!
<< 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 >>

© Союз ветеранов Анголы 2004-2022 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)