Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 10. Хочется в зимний лес ( автор и исполнитель Курлыгин Сергей Владимирович)

Перейти к разделу >>
Борис Харитонов

Признаться честно, прочитав название темы, немного недоумевал – да о чём тут говорить, и нам ли говорить – некогда крепким, здоровым парням, родившимся ещё при керосиновых лампах? И выросли мы в детстве в довольно – таки спартанской, аскетической обстановке. Так что – у моего поколения особых претензий к бытовым удобствам или неудобствам не было и не могло быть тогда. Всё это вышло из нашего семейного воспитания. Мы с детства видели, как жили наши родители, как они обходились в бытовом плане каким-то минимумом, ну и, естественно, и мы такие.
Если я здесь выведу какие-то недостатки, то, конечно, это уже с позиций сегодняшнего дня. А тогда всё это воспринималось нормально – дескать, так и должно быть. Причём, если «тяжести тяжелее», то человеку большая честь – он выдержал всё это. И ещё – где написано: «Клянусь… стойко переносить все тяготы и лишения…»? Правильно – в Присяге. Я принимал её в 1978 году и никаких сомнений ни в чём у меня тогда не было…

В Анголу мы пришли уже после двух месяцев пребывания в Африке. От солнечных ожогов уже не мучились, как в Гвинее. Там с этим мы хватили лиха. Я сам мучился около недели – ощущения, как будто осмолили паяльной лампой. Конечно, никаких кремов, мазей – само пройдет! В Анголе климат показался нам чуть мягче. Корабль – дом родной для моряка, поэтому, в общем-то, мы находились в привычной для себя обстановке. Тот же кубрик, тот же боевой пост.

Но обо всем по порядку. Самая главная проблема – недостаток пресной воды. Пресная вода, ты такая вкусная!

Пресной водой БРК «Прозорливый» был запитан с берега. Её подавали на умывальники три раза в день по нескольку минут. Питьевую воду рекомендовалось набирать кипячёную с камбуза. И висел горячий питьевой бачок в раскалённом кубрике, и кружка холодной воды казалась несбыточной мечтой. Иногда, пару раз в месяц, удавалось пробраться во вторую холодмашину, когда там вахту нёс Бондарь Саша, мой земляк с Алтая. Быстро, пока никто не видит, я опрокидывал кружку холодной воды, набирал ещё чайник холодненькой и быстро нёс братве – это у нас был праздник!

Естественно, проблемы с помывкой – не всегда и не вволю. Впоследствии это привело к кожным заболеваниям более половины экипажа. Такой «юмористический» сюжет: общее построение, стоят здоровые ребята и «гоняют бильярд» - то есть чешут яйца. Покраснение и нестерпимый зуд в мошонке, в промежности, подмышками, и никакая команда «Смирно» это не остановит. По сей день остались в пятнах. Начальником медслужбы на корабле был лейтенант Трушкин Александр, фельдшером – старшина 2-й статьи Матросов Николай из Чувашии, санитаром – Колотыгин Михаил из Москвы. Давали они лекарства, мази. Толку от этого не было. Как всегда, находились народные « целители». Начали мазать «эти места» солидолом, зубной пастой. Химики – водоподготовщики БЧ-5 Ищенко Юрий и Казанцев Володя, оба с Алтая, попробовали применить фенолфталеин – был у них такой препарат. И пошло – поехало. Кое-как приглушили эту напасть. Пришли другие – грибковые заболевания на ногах, постоянно мокнущие язвы на спинах и предплечьях. С этим бороться было сложнее, некоторых долечивали уже в СССР. Но все были в строю, все честно несли службу.

Стирка.

Ещё перед уходом на боевую службу мы получили специальное мыло для солёной воды. Стирались преимущественно забортной водой. Несколько раз в океане и пару раз в Луанде нас захватывали тропические ливни – тут-то мы веселились на славу!
Мыло для солёной воды в южных водах мылиться очень неважно, а обычное – никак. Но матерились и стирались. В гальюнах и для приборки использовалась забортная вода. Так же в океане на правом полубаке сооружался душ: из пожарной магистрали забортная вода. У берега этого делать было невозможно, так как по поверхности воды плавают отходы жизнедеятельности стоящих там кораблей. Но, а плавает, как известно на флоте только оно…

О тропической форме ВМФ.

Шорты, рубашка с коротким рукавом, пилотка с козырьком – синего цвета, кожаные тапочки в сеточку. Стирать её надо было пару раз в неделю. Комплекта хватало на два-три месяца. Может быть, для Средиземноморья и Северной Африки она была удобна, но для тропической Африки – думаю, что для плавсостава лучше бы подошел материал такого типа, из которого шьют бельё подводникам – не знаю, как правильно он называется.
Под шорты надевались трусы. Но получилось так, что месяца через три мы остались без трусов. Жара, пот, частые стирки сделали свое дело. Начали экономить – оставшиеся трусы надевали только на ночь, спать, а утром шорты натягивали на голое тело. Начали резать простыни, кроить и шить из них трусы. Немало потешались друг над другом. Выручили братья-подводники. В начале 1980 года в Луанду пришла подводная лодка КСФ. Экипаж отдал нам своё списанное бельё и какой-то материал. Накроили, нашили, и до возвращения в СССР в этом и ходили.

Курение и курево.

Проблема самая сложная и страшная. Некоторые запасали курево еще в СССР, но таких были единицы. Большая часть экипажа купила по десятку пачек рижской «Примы», и на этом всё. За переход до Конакри все скурили. И вот тут-то и началось. Экипаж корабля 375 человек, большая часть из них курильщики, с дикими глазами с утра до вечера, и с вечера до утра ищут, где бы и что бы покурить. Если кто-то находит какой-то столетний бычок, сразу к нему десяток человек в очередь: «Дай дернуть!?». Курили вату из матрасов. Если кто сходил на стенку, выискивали окурки. Иногда у ангольских моряков меняли на хлеб – две булки хлеба за пачку сигарет. Приходил в Луанду на несколько дней какой-то гидрограф – менялись с ними: за одну новую тельняшку пять пачек «Беломора». Но официально, вроде бы, такой проблемы не существовало.

Тараканы, крысы, и прочая нечисть.

Всего этого было в избытке. Перед уходом на боевую службу на корабль было загружено немыслимое количество продуктов – в том числе и мука для корабельной пекарни. Конечно, кладовые были более чем полные. Что не вместилось, все наверху. Мука хранилась во внутренних помещениях корабля, в частности, в 14-м тамбуре и кормовом коридоре. Запасы муки мы больше нигде не пополняли – хватило своих. Только последние месяца два хлеб из такой муки есть уже было не возможно. Корка еще как-то запекалась, а внутри была жижа. Консервированный, как мы его называли спиртовой хлеб, тоже был не фонтан, и его было очень мало.

Тараканы были везде, даже залазили в приборы. Садимся обедать они тут же, тучами и кучами – ничто их не брало. Передохли они только от мороза уже в СССР зимой 80-81-го года. Крыс ловили петлями, били всем, что попадалось под руку, давили ногами, выбрасывали за борт.

Мусор.

При выходе в океан все было просто: на юте специальное устройство – метнул в него, и все ко дну. Уже в самой Луанде в конце левого шкафута были установлены две 200 литровые бочки с приваренными к ним металлическими уголками для переноски. В эти бочки сваливали мусор, особенно, пищевые отходы. Бочки наполнялись доверху за двое суток. Но левый борт был подставлен солнцу – ароматы стояли не шуточные. Бочки выносили с корабля. По кораблю каждую бочку несли вчетвером – двое спереди, двое сзади. Но по трапу-то с корабля так не пойдешь – только вдвоем. А бочка-то 200-литровая! Далее налево по стенке, мимо БДК «Петр Ильичев», плавмастерской, подводной лодки, кораблей флота Анголы: СДК «27 Марта», торпедных катеров еще португальского «завоза», потом направо. Назад уже легче – бочки пустые. Когда совсем ушли из Луанды, где-то на уровне Кабинды с радостью выкинули их за борт.

Еда, посуда.

Кормили хорошо, лучше, чем в СССР. Добрым словом надо вспомнить наших коков. Кок-инструктор старший мичман Холодков В.М. – еще в войну воевал на торпедных катерах на Балтике. Командир отделения старшина второй статьи Фирсов Сергей. Коки: старший матрос Сергей Чиркин и матрос Сергей Вяткин (все трое они были из Крыма). Завтрак: четверть булки хлеба с маслом, иногда рыба, кружка кофе или какао. Обед: первое, второе, компот. Ужин: первое, второе, компот. Вечерний чай: немаленький кусок хлеба или гора сушек с маслом, какао. Изредка были фрукты – бананы, ананасы, яблоки. Иногда молоко. Можно было зайти в корабельную пекарню, взять свежайшего горячего хлеба. Голодных на корабле не было.

Несколько раз жарили черепашьи яйца, варили суп из черепах. Честно сказать, из домашней курицы намного вкуснее. У стоящего рядом БДК днем всегда были открыты створы и вывалена аппарель – на ней и потрошили черепах, которых доставляли наши рыбаки, ведущие промысел в тех водах. Так же они доставляли нам и рыбу. Черепахи были громадные, думаю, что килограммов по 50, а может и больше. Из панциря делали сувениры.

Посуда была пластмассовой – бледно синего цвета тарелки и стаканы. Почему-то эти стаканы быстро трескались и приходили в негодность. Особо не мудрствуя, под стаканы приспосабливали банки из-под сгущенки. Бачковые получали готовую еду на камбузе в алюминиевые баки, несли в кубрик – там и питался личный состав. У офицеров и мичманов были свои кают-компании, где они принимали пищу.

Прочее.

Сначала купаться на пляж ходили отличники, в порядке поощрения за хорошую службу, потом – все по очереди. Всё-таки это был элемент укрепления здоровья. Сдавали нормативы по плаванию. Пляж был рядом. Выходишь из базы через КПП, перешел дорогу, и вот он. Конечно, группами, в каждой группе – офицер и мичман. Всё это в обеденный перерыв.

Тут же в базе, напротив корабля, стояли без движения относительно новые, но уже угробленные советские авто – ГАЗ-66, ЗИЛ-130 , автобус «Кубанец» и ЗИЛ-131. Позже мы еще насмотримся в Луанде кладбища советской техники. С легкой руки старшего помощника командира капитан-лейтенанта Каренькова Леонида Васильевича и с его подачи мы поснимали с этой брошенной техники все сиденья и установили их в кубриках для удобства.

Помню еще, что периодически перед обедом строили весь экипаж, медики несли обрезы с хлорным раствором, все должны были дезинфицировать руки. Кто-то это делал, а кто-то просто делал вид.

Приборки на корабле проводились в соответствии с Корабельным Уставом ВМФ – четыре раза в день. Раз в неделю – большая приборка. На корабле было три душа с парилками – для личного состава, мичманский и офицерский. Но в связи с вечным недостатком пресной воды – читай все с начала…



СОБЫТИЯ

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

Книгу Сергея Коломнина "Мы свой долг выполнили. Ангола 1975-1992" можно приобрести: В Книжной лавке РИСИ: г. Москва, ул. Флотская, д. 15Б. Для посещения магазина нужно заранее созвониться: Телефоны: 8 (915) 055-59-88 8 (499) 747-91-38 8 (499) 747-93-35. 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)