Региональная общественная организация участников оказания интернациональной помощи республике Ангола
Поиск по сайту
Подписка на новости
Ваше имя:
E-mail:
Случайный MP3 файл с сайта
Установите Flash-проигрыватель 07. Дорога на Куито

Перейти к разделу >>
Сергей Коломнин

В начале 80-х годов ХХ в. президент Анголы Жозе Эдуарду душ Сантуш, сменивший на этом посту умершего от цирроза печени «верного ленинца» Агоштинью Нету, поставил перед ангольской армией задачу «найти и уничтожить» Савимби и разрушить его радиостанцию «Голос черного петуха». Штаб-квартира Савимби находилась в Жамбе, на самой границе с Намибией.

По рассказам пленных унитовцев, она занимала обширную территорию, была хорошо оборудована в инженерном отношении, имела разветвленную сеть подземных ходов. Там же был расположен аэродром, построенный юаровскими военными строителями, госпиталь, радиостанция УНИТА «Голос Черного петуха». В Жамбе под руководством южноафриканцев проходили подготовку унитовские командиры и диверсанты. Оттуда Савимби руководил действиями своих повстанцев по всей Анголе. Но «достать» его там можно было только с воздуха.

Президент прекрасно понимал, что без устранения Савимби потушить пожар гражданской войны в стране не удастся. Однако новая ангольская армия только создавалась, и на тот момент у ангольцев не было ни самолетов, ни летчиков, способных выполнить эту задачу. Единственная боеготовая эскадрилья на Миг-17 для этой цели не годилась.

Решить эту задачу поручили вновь назначенному начальнику штаба ВВС ПВО капитану Алберту Нету. Он был представителем новой генерации руководителей ангольской армии, не отягощенной былыми заслугами в партизанской войне. Не имея, как и большинство ангольцев, военного образования, он жадно учился, проводя со своим советником уйму времени, старательно выполняя все его рекомендации. Кроме того, он был большим любителем попариться в русской бане, которую силами советских специалистов ВВС оборудовали на базе в Луанде из пустого вертолетного контейнера от Ми-8. За время моей службы в Анголе в 1980-1983 гг. у нас сложились исключительно доверительные отношения. Впоследствии он окончил военную академию в СССР, стал командующим ангольскими ВВС ПВО, затем начальником Генерального штаба ВС Анголы, после увольнения  с военной службы занимал пост посла Анголы в Бразилии.

Именно Алберту Нету, по рекомендации своего советника, и принял решение подключить к задаче по уничтожению Савимби кубинский авиаполк, базировавшийся на аэродроме в Луанде.Однако здесь не обошлось без трудностей. Выяснилось, что кубинские интернационалисты отнюдь не горели желанием влезать в «разборки» с Савимби. И дело было не только в том, что радиуса действия их истребителей Миг-21Бис не хватало для того, чтобы долететь до Жамбы. Это был период, когда кубинское военное руководство несколько дистанцировалось от борьбы с УНИТА. Считалось, что кубинские войска, располагаясь на важнейших направлениях возможного вторжения войск ЮАР, являются гарантом независимости страны и защиты ее от внешней агрессии. А УНИТА – дело внутреннее. Многие высокопоставленные кубинские военные, которые были вполне откровенны с нами, открыто возмущались нерешительностью ангольского руководства в борьбе с унитовцами и не желали использовать своих солдат в качестве «пушечного мяса» на внутреннем фронте. Их позицию того времени можно было выразить словами командира авиаполка полковника Салинеса: «Мы добыли им власть, так пусть сумеют ее удержать сами». Однако эти настроения высказывались только наедине с советскими советниками. Внешне между кубинцами и ангольцами, особенно на высшем уровне, по-прежнему разногласий как бы не существовало.

Тем не менее, на просьбу нового начальника ангольского штаба ВВС и ПВО кубинцы, ссылаясь на отсутствие нужной инфраструктуры на аэродроме столицы провинции Кванду-Кубангу Менонге, ответили отказом. Тот же Салинес высказался более откровенно: «Даже если и посадить пару «мигов» в Менонге, они все равно не долетят до Жамбы: горючего не хватит». Тут кубинский полковник лукавил. Долететь бы долетели, правда, с какой бомбовой нагрузкой?

Однако зачем тогда советские советники? Они тщательно все обсчитали, обосновали и выдали ангольцам рекомендацию: оборудовать в Куиту-Куанавале, ближайшем к Жамбе городе, имевшем приличную взлетную полосу и находившемся под контролем ангольской армии, аэродром подскока. А пока вопрос о применении кубинской авиации обсуждался в более высоких инстанциях, ангольцы решили произвести рекогносцировку в Куиту-Куанавале.

В командировку летим по полной боевой выкладке: получили в оружейке пистолеты, автоматы, боеприпасы. Состав группы: ангольский начштаба, его советский советник полковник Александр Яковлевич Савельев, переводчик старший лейтенант Сергей Коломнин, представитель кубинцев подполковник – летчик Миг-21, четыре до зубов вооруженных ангольских солдата из охраны штаба и, естественно, экипаж самолета.

Сегодня нам повезло. Для полета в Куиту-Куанавале ангольское командование выделило не какой-нибудь там транспортный Ан-26, а личный самолет командующего ВВС ПВО Анголы команданте Гату, «Фоккер Ф-27» – небольшой комфортабельный самолет салоном класса «люкс».

9 часов утра. Аэродром базы ВВС в Луанде. Мы с Александром Яковлевичем, одетые в камуфлированную форму уже полчаса, как прохаживаемся под брюхом «Фоккера». Недалеко, у бровки аэродрома, в окружении двух своих вооруженных людей курит гаванскую сигару и кубинский подполковник. Ясно, не надеясь на ангольцев, решил взять свою охрану.

Самолет закрыт, ни пилотов самолета, ни ангольского начштаба пока не видно. Вчера при уточнении последних деталей командировки мы с Алберту Нету договорились о времени вылета. «Девять ноль, ноль – колеса в воздухе», - торжественно объявил начштаба. Прекрасно зная ангольские обычаи, я был уверен, взлетим, дай Бог, часам к одиннадцати. Но порядок, есть порядок, поэтому явились к назначенному времени даже с «ефрейторским зазором». В принципе к любому назначенному ангольцами сроку можно было смело добавлять час, а то и два. Заместитель команданте Гату по ВВС первый лейтенант Анга, окончивший в Союзе полный курс летного училища и мало-мальски привыкший к пунктуальности, даже свои наручные часы всегда переводил на час вперед. На мой вопрос, к чему это, будущий генерал-полковник (ныне он Главком ВВС Анголы) смущенно заметил, что так он, по крайней мере, не опоздает на назначенную встречу более чем на час.

Наконец, часам к десяти появляется начальник штаба. Извиняться за опоздание он и не думает. Опаздывать здесь принято. Ну, а то, что мы битых полтора часа торчим на жаре, это мало кого волнует. Еще через полчаса подтягивается экипаж. В полдвенадцатого стартуем. Как бы сказали сегодня, ситуация развивается «штатно». Лететь нам несколько часов почти через всю страну с северо-запада на юго-восток. В принципе, запаса топлива у «Фоккера» хватает, но ни в Менонге, ни тем более в Куиту-Куанавале, складов горючки нет (речь идет о 1981 г. - Авт.). В Куиту-Куанавале, по правде говоря, вообще непонятно, что есть. Формально город находится под контролем правительственных войск, но постоянной связи с тамошним гарнизоном нет. Поэтому летчики спланировали промежуточную посадку в Уамбу, решив залить там баки «под завязку». А из Куиту-Куанавале на остатках прямиком в Луанду. Савельев этот план не одобряет, топлива может и не хватить. Но ангольские пилоты самоуверенно, с улыбкой хлопают его по плечу – мол, «ничего, «вельёте» ("старчек" по-португальски), как-нибудь дотянем».
Выясняется, что у Алберту Нету есть дела в Уамбу, втором по размерам и значению городе страны. (При португальцах он назывался «Нова Лижбоа» - «Новый Лиссабон» - и они даже хотели перенести туда столицу страны). В аэропорту, на летном поле нас ждет не кто-нибудь, а главное лицо в регионе – провинциальный комиссар, губернатор по-местному. Он решил лично приветствовать нового начальника штаба ВВС и ПВО страны. Кортеж из нескольких «мерседесов» и «лендроверов» перевозит нас в резиденцию главы местной власти. Здесь же ждет роскошный обед. На закуску подаются пиво и крабы. В хрустальные рюмки щедро льется виски двенадцатилетней выдержки. Но робкие замечания Александра Яковлевича, что мол, пора лететь дальше, Алберту Нету только машет рукой: «Спокойно, камарада асессор, все будет в порядке».

Между тем Савельеву есть от чего волноваться. В прошлом классный летчик, освоивший не один тип самолетов, методичный и вдумчивый штабист, он прекрасно понимает, с чем мы можем столкнуться в Куиту-Куанавале. Аэродром не оборудован, нет сведений от приводной радиостанции, т. е. радиомаяка, не говоря уже об освещении полосы. Значит, садиться придется визуально. Времени же до наступления темноты осталось часа четыре (в тех широтах солнце садится в течение получаса). А самое главное, никакой информации из самого Куиту. А может, он давно захвачен унитовцами?

Опасения разделяет и кубинец.

Но вскоре визит вежливости закончен, и мы вновь мчимся по улицам одного из красивейших городов внутренней Африки. По пути к аэродрому один из приближенных комиссара неожиданно дает знак, и кортеж останавливается. «Вот дом самого Савимби», - указывает он на красивый особняк. - Здесь он жил пока мы не выбили войска УНИТА из города». Прикидываю, домик то будет «не слабее» резиденции провинциального комиссара. (Позже мне удалось посетить и внимательно осмотреть бывшую резиденцию главы УНИТА. Меня поразило, не столько роскошное внутреннее убранство, а то, что в доме сохранилась вся меблировка, и ни одна из ценных вещей, принадлежавших главе УНИТА, не была разбита или украдена. Такое впечатление, что дом охранялся тщательнее, чем иной банк.). «А что сейчас в нем?»,- спрашиваю у чиновника. «Так, ничего, просто так стоит». Вот это да! Никогда не поверю, что высшие ангольские чиновники, успешно унаследовавшие от колониальной администрации стремление к роскоши, могли обойти стороной такой особняк. Тем более что во время боев за город в 1976 году многие здания пострадали. Скорее всего, просто боятся в нем селиться. А вдруг хозяин вернется? Этим объяснялась и тщательность охраны здания.

Как экипаж посадил «Фоккер» в Куиту-Куанавале, не представляю. Привод не работает, диспетчерская служба не отвечает (эту пикантную подробность мы, правда, узнали уже после приземления), никаких ориентиров, кроме высокой водонапорной башни с надписью на португальском языке «КУИТУ-КУАНАВАЛЕ» (тогда она еще не была испещрена выбоинами от пуль и снарядных осколков). Тем не менее, мы сели. Когда пилоты заглушили двигатели, наступила просто звенящая тишина. Солдаты охраны вместе со своими кубинскими коллегами, передернув затворы «калашниковых», вышли первыми и окружили самолет, заняв сектора обстрела. В течение почти получаса к нам никто не приближался. Вдруг на другом конце ВПП показался «Уазик». Но, остановившись в метрах 100 от самолета, он быстро развернулся и помчался вспять. Кто там? Свои? Чужие? Остается только гадать, да уповать на удачу. Тем временем быстро смеркается, Савельев и кубинец, единственные эксперты в нашей миссии, осматривают полосу, чтобы решить главный вопрос: смогут ли сесть «мигари»?

Полоса в относительно хорошем состоянии, длины ее вполне достаточно для посадки истребителей, но кое-где имеются выщерблины. К тому же она вся засыпана камнями. Кубинец отрицательно качает головой. По его мнению, садиться «Мигам» нельзя, слишком опасно: двигатели могут всосать камни, и тогда катастрофа неминуема. Савельев другого мнения: здесь вполне можно организовать аэродром подскока после соответствующих восстановительных работ.

Тем временем укативший «Уазик» вновь приближается к нам, да не один. За ним следует грузовик с десятком вооруженных солдат. Наши стражи, в любую минуту готовые открыть огонь, занимают удобные позиции вокруг самолета. Мы тоже готовы к отражению возможной атаки, примостившись в кювете рядом со взлетной полосой. Но автомобили оказываются «нашими». Это фапловцы, сами порядком испугавшиеся от нашего появления. Оказывается, никто их не извещал о прилете «Фоккера». Да и не могли. Аккумуляторы имеющейся у них радиостанции «Рокал» давно подсели, а дизельный движок вышел из строя. Поэтому не работала и диспетчерская служба, состоящая, кстати, из одного единственного сержанта. Может быть, оно и к лучшему. Меньше информации в эфире, меньше проблем.

Разговариваем с командиром роты охраны аэродрома. Сведения удручающие. Унитовцы постоянно обстреливают город, минируют дороги. Припасов почти нет, колонны из столицы провинции города Менонге прибывают раз в месяц. Наша авиация не летает. Боятся унитовских «Стингеров» в воздухе и гранатометов на земле. Мы первые, кто отважился сесть на этом аэродроме за последние четыре месяца. Поэтому-то они и испугались. Подумали, что южноафриканцы высаживают десант. Каково? Это, впрочем, неудивительно. У ангольцев еще очень свежи в памяти события, связанные с разгромом южноафриканскими десантниками лагеря намибийских беженцев в городе Кассинга 4 мая 1978 года. Та операция, по слухам, тоже началась с посадки на аэродроме небольшого самолета, из которого после приземления высыпала первая партия южноафриканских коммандос.

Между тем, к нам подбегает командир экипажа «Фоккера» лейтенант Моизеш. Это один из первых ангольских летчиков, получивших образование в СССР. После подготовки в учебном центре города Фрунзе он обучался пилотажу вертолета Ми-8, но, полетав пару лет над ангольскими джунглями и потеряв в катастрофах нескольких боевых товарищей, решил переквалифицироваться. Моизешу и еще нескольким его товарищам удалось поехать в Швейцарию на переобучение. Теперь он может пилотировать не только вертолеты, но и гражданские самолеты. Я знаю, что его «голубая мечта» - уволится из армии и поступить летчиком в ангольскую национальную авиакомпанию TAAG, летать на Боинге. Но и «Фоккер» командующего ВВС и ПВО, по сравнению с транспортно-боевыми вертолетами, пока тоже неплохо.

Лейтенант что-то возбужденно говорит ангольскому начштаба. Дело плохо. Оказывается, наша посадка прошла вовсе не так спокойно, как мы думали. При заходе на полосу самолет все-таки был обстрелян. Несколько пуль, выпущенных, видимо, из автомата АК (можно только молиться, что у унитовцев не нашлось «Стингера» или «Стрелы»), пробили фюзеляж. А все из-за того, что летчики, разгильдяи, не стали снижаться по спирали, как того требовал Савельев, а, экономя горючее, пошли на посадку напрямую. Вот и доигрались. Более того, они и не сразу обнаружили пробоины. Пули, к счастью, оказалась не зажигательными, а то мы бы уже давно дымились вместе с остатками «Фоккера».

Встал вопрос, что делать? Лететь опасно. Но оставаться еще опасней. Лейтенант из охраны аэродрома никаких гарантий дать не может. Более того, по выражению его лица видно, что он был бы страшно рад, если бы мы убрались отсюда. Ведь самолет командующего ВВС на полосе – верный шанс привлечь унитовцев. Тогда серьезной заварушки не миновать. По его словам, он уверен, что враг уже подтягивает силы для ночной атаки.

Выручил боевой опыт ангольских летчиков. Они выстругали из обыкновенной палки что-то вроде пробок и заткнули образовавшиеся дыры. Оказывается, Моизеш и его товарищи неоднократно так поступали с пробоинами в вертолетах. Но Савельев и кубинец решительно против «полета на палочке», хотя прекрасно понимают, что оставаться – это, наверняка, ночью лишиться самолета. Унитовцы такого подарка не упустят, сожгут машину в два счета. Моизеш отчаянно жестикулирует, пытаясь убедить советского «асессора» в надежности «ремонта». Причем делает это на достаточно хорошем русском языке с использованием идиоматических выражений, которых он в большом количестве поднабрался в ресторанах города Фрунзе, где находился крупный центр по обучению наших африканских друзей-авиаторов.

Самое интересное, что в его аргументах основное место занимает желание спасти отнюдь не своего начальника и его советника, а самолет. «Если не улетим, бандиты сожгут машину. На чем же я буду летать?». Стенания летчика понятны. «Фоккер» - единственный комфортабельный самолет в ВВС Анголы, если не считать «самолета ВВС  1» - президентского лайнера Ту-134, подаренного советским правительством Жозе Эдуарду душ Сантушу. Президент, правда, советской «тушке» предпочитает «Боинг-707» национальной авиакомпании TAAG. Личный самолет командующего обеспечивает достаточно безопасное и безбедное существование пилотам. Гату летает по провинциям не часто, в основном в крупные центры, где не так опасно. Наш полет в Куиту-Куанавале – исключение из правила. Так, что для Моизеша и его товарищей лишится «Фоккера» - верный шанс загреметь с непыльной работенки в боевую авиацию.

Наконец, Савельев сдается. Александр Яковлевич в сердцах кидает летчикам: «Делайте, что хотите, все равно меня не слушаетесь». Алберту Нету всецело доверяет пилотам. Для него анголец, научившийся летать, подобен Богу. Как-то во время одной из наших частых совместных парилок он признался мне, что отчаянно мечтает научиться пилотировать самолет. Хоть маленький, но самолет!

Решаем так. Взлетаем (если повезет), дотягиваем до Менонге, садимся (опять, если повезет), там пытаемся связаться с Луандой. Пусть высылают за нами другой самолет. Только бы хватило горючего. Наше состояние при взлете и наборе высоты трудно описать словами. Все, как зачарованные, точно в ожидании фейерверка, уставились на правое крыло лайнера, заткнутое деревянными пробками. Однако взлет происходит благополучно, видимо серьезных повреждений пробоины не вызвали. Кроме того, выясняется, что по показаниям приборов горючки вполне хватит, чтобы дотянуть до Луанды. Выручает попутный ветер.

В Луанде садимся глубокой ночью. Как будто возвратились в другой мир: город сияет миллионами огней, обе взлетные полосы, ставшего в одночасье таким близким и родным африканского аэродрома горят как рождественская елка. После посадки в Луанде Александр Яковлевич категорически запретил мне даже упоминать о наших «приключениях». Не стал докладывать он о подробностях посадки в Куиту и старшему группы полковнику Кислицину, не говоря уже о главном военном советнике. И дело не в личной скромности. Савельев пожалел свою супругу Лилию, которая, вряд ли перенесла бы спокойно известия о похождениях своего мужа.

Но наш полет в Куиту-Куанавале в том далеком 1981 году не пропал даром. Кубинское командование под давлением представленных советскими советниками аргументов и соответствующего приказа из Гаваны начало готовить Куиту-Куанавале как аэродром подскока для бомбардировки Жамбы. Авиационные удары по логову Савимби кубинцы наносили и в 1982, и 1983 годах. Правда, большого успеха не достигли. Хотя после каждой такой бомбежки «Черный петух» на время переставал «кукарекать» из Жамбы.

СОБЫТИЯ

Книги Сергея Коломнина
в продаже на Ozon.ru:
«Русский след под
Кифангондо»,

«Мы свой долг выполнили!
Ангола 1975-1992»

Книгу Сергея Коломнина "Мы свой долг выполнили. Ангола 1975-1992" можно приобрести: В Книжной лавке РИСИ: г. Москва, ул. Флотская, д. 15Б. Для посещения магазина нужно заранее созвониться: Телефоны: 8 (915) 055-59-88 8 (499) 747-91-38 8 (499) 747-93-35. 

© Союз ветеранов Анголы 2004-2019 г. Все права сохраняются. Материалы сайта могут использоваться только с письменного разрешения СВА. При использовании ссылка на СВА обязательна.
Разработка сайта - port://80 при поддержке Iskra Telecom Адрес Союза ветеранов Анголы: 121099 г. Москва , Смоленская площадь, д. 13/21, офис 161
Тел./Факс: +7(499) 940-74-63 (в нерабочее время работает автоответчик)
E-mail:veteranangola@mail.ru (по всем вопросам)